Энгель Басин: Главный Конструктор Лев Вениаминович Люльев. Продолжение

 329 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Созданное Л.В. Люльевым СМКБ “НОВАТОР“ является уникальным по своей многопрофильности. Л.В. Люльевым вместе с созданным им коллективом разработано и сдано на вооружение 24 образца ракет различных классов…

Главный Конструктор Лев Вениаминович Люльев

Энгель Басин

Продолжение. Начало

МОДЕРНИЗИРОВАННЫЕ РАКЕТЫ 3М8

26 октября 1964 года Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР был принят на вооружение подвижный зенитный комплекс “КРУГ“ с ЗУР 3М8. Наряду со сдачей комплекса “КРУГ“, по заказу ВМФ шла разработка ЗРК-М31 с ракетой КС-42 на базе ЗУР 3М8.

Одновременно с работами по противолодочной тематике, начиная с 1965 года шли интенсивные работы по модернизации ракеты 3М8 для модернизированных ЗРК „КРУГ“. На базе ЗУР 3М8 разрабатывались универсальные ракеты для борьбы не только с самолетами, но и с баллистическими ракетами.

С учетом войны во Вьетнаме были модернизированы ЗРК и ракета 3М8. В результате была существенно снижена нижняя граница зоны поражения — с 3000м до 250 м, а ближняя граница зоны уменьшена с 11 до 9 км. Этот ЗРК получил обозначение „КРУГ А“ и был принят на вооружение в 1967 году .

В соответствии с решением ВПК №107 началась разработка комплекса на базе ЗРК ракеты 3М8 для борьбы как с самолетами, так и с баллистическими ракетами типа „Онест Джон“, „Ланс“, „Капрал“, „Сержант“.

Для подрыва или выведения из строя ядерной БЧ на безопасной высоте на ракете 3М8 применена БЧ с поражающими элементами увеличенного веса, а для увеличения вероятности поражения была уменьшена величина промаха. Ближняя граница зоны поражения уменьшена до 9 км, а верхняя граница увеличина до 24,5 км. Этот ЗРК получил обозначение „КРУГ М“ и был принят на вооружение в 1971 году.

Дальнейшая модернизация ЗРК „КРУГ“ и ракеты 3М8 позволила уменьшить ближнюю границу зоны поражения ракетой 3М8 до 6-7 км, а нижнюю — до 150м и, кроме того, поражать цель вдогон до дальности 20 км. Этот ЗРК с ракетой 3М8 получил обозначение ЗРК „КРУГ М1“ и был принят на вооружение в 1974 году. Разработка ЗРК „КРУГ“ с ракетой 3М8 была огромным событием в истории отечественного вооружения ПВО. Кроме высокой эффективности при боевом применении, он был первым ЗРК войсковой ПРО, а также первым ЗРК межвидового применения. Разработанная Л.В. Люльевым вместе с созданным им коллективом ракета 3М8 показала огромные возможности, заложенные в ней.

В течение нескольких десятилетий ЗРК КРУГ различных модификаций был основным средством ПВО Сухопутных войск СССР, стран Варшавского договора и ряда стран Ближнего Востока.

В 90-х годах на этапе завершения боевой карьеры ЗРК“ КРУГ“ на базе ракет семейства 3М8 в КБ „НОВАТОР“ учениками Л.В. Люльева была разработана радиоуправляемая ракета-мишень 9М319 Вираж“, иммитирующая тактические баллистические ракеты с дальностью до 120 км.

ПРОТИВОРАКЕТЫ

В мае 1961 года ВПК было принято решение о разработке системы ПРО от перспективного аэродинамического и баллистического оружия.

Ракета ПРО малой дальности под индексом 5Я26 начала разрабатываться в ОКБ-2 „ФАКЕЛ“ в 1965 году. Она была твердотопливной, двухступенчатой. В 1969 году этот вариант был забракован и разработку ракеты 5Я26 передали в СМКБ“ НОВАТОР“, Л.В. Люльеву.

Им был предложен одноступенчатый вариант ракеты для перехвата ядерных ГЧ баллистических ракет на высотах до 50 км. Эта ракета входила в состав комплекса С-225 „АЗОВ“.

К этому времени по заданию Л.В. Люльева созданный им ранее Отдел неметаллических материалов и покрытий совместно с ВИАМ и другими организациями искали и разрабатывали способы и материалы теплозащитных покрытии в том числе металлокерамику. Кроме того, по инициативе Л.В. Люльева был построен Антенный павильон, в котором отрабатывались приёмо-передающие устройства для применения в условиях воздействия различных видов помех.

При создании этой ракеты Л.В. Люльеву вместе с коллективом предстояло решить сложнейшую задачу: обеспечить ее разгон всего за несколько секунд до скорости 4 км/сек (половина первой космическои скорости), при этом стартовое ускорение достигало 300g. Такой разгон мог обеспечить двигатель на быстро горящем смесевом топливе (Главный конструктор Л. Козлов). Корпус ракеты при таких скоростях нагревался до температуры свыше 2000 град., и на его поверхности образовывалась плазма, препятствующая прохождению радиосигналов. Для защиты ракеты и ее оборудования от высоких температур и перегрузок Л.В. Люльев выполнил конструкцию ракеты в виде конуса с теплозащитным покрытием без выступающих элементов. Бортовая аппаратура управления и стабилизации имела малый вес и габариты. Для перехвата ГЧ противника в верхних слоях атмосферы боевой цикл сжимался до нескольких секунд, в течение которых радиолокаторы должны обнаружить и захватить цель на автосопровождение, ЭВМ — пролонгировать ее траекторию, а противоракета — долететь до расчётнои точки и поразить цель. Антенны приемника и ответчика команд располагались попарно по 2 шт. на корпусе ракеты. Экранирование антенн от плазмы происходит впрыском фреона или аналогичной жидкости. Органы стабилизации и управления — газоструйные. На начальном участке за счет впрыска в сопло продуктов сгорания из камеры РДТТ, а на конечном участке с использованием импульсных микродвигателей, направленных перпендикулярно оси ракеты. Боевая часть с системой подрыва разработана в КБ-11 (Главныи конструктор Качарянц С.Г.).

Ядерный боевой блок с начинкой из плутония-239 разработан ВНИИЭФ (г. Арзамас16) под общим руководством Ю.Б. Харитона.

Другой вариант БЧ — осколочный, направленного типа. Ракета 5Я26 в составе системы С-225 предназначалась для ПВО страны. Это была высокомобильная система на автомобильном шасси. Ее высокие тактико-технические характеристики заставили американцев поднять шум. Они заявили, что эта система является попыткой СССР создать мобильную систему ПРО, которая была запрещена Договором по ПРО от 1972 года. Поэтому было принято решение приостановить дальнейшую разработку этой системы.

Схема ракеты 5Я26 (53Т6)

Но началась разработка стационарной системы ПРО А-135 с доработанной под шахтный вариант ракетой 5Я26, которая получила обозначение 53Т6.

Вот что говорил руководитель КБ ОМ В.П. Бармин, разработчик ШПУ для ракеты 53Т6: „Противоракета Л.В. Люльева 53Т6 вылетает из шахты как пуля“. Многотонная крышка шахты сдвигается за 0,4 сек., а затем автоматика, получив сигнал о раскрытии крышки, обеспечивает сигнал на пуск ПР. В июле 1979 года ракета 53Т6 прошла летные испытания на полигоне САРЫ-ШАГАН в составе системы ПРО А-135, где противоракета 53Т6 осуществила перехват баллистическои ракеты. Серийное производство было развернуто в Свердловске на Машзаводе им. М.И. Калинина.

По словам Главкома РВСН В. Яковлева: „в ракете 53Т6 заложен технический и научный задел, который можно рассматривать как дальнюю перспективу. По ряду параметров ракета 53Т6 не имеет аналогов в мире“. Генеральныи конструктор А-135 А. Басистов заявил, что „система с ракетои 53Т6 показала значительные запасы по всем параметрам. Скоростные противоракеты Л.В. Люльева 53Т6 могут осуществлять поражение баллистических целей на дальностях в 2,5 раза больших и на высотах в 3 раза больших, чем мы их аттестовали. Система готова выполнить задачи по поражению низколетящих спутников и другие боевые задачи. По ряду параметров 53Т6 не имеет аналогов в мире, а по тяговооруженности и допустимым перегрузкам превышает лучшие мировые образцы в 1,5 раза“. Эти оценки можно отнести ко всем ракетам, разработанным Л.В. Люльевым.

В связи с истечением 10-летнего срока эксплуатации ракет 51Т6 и 53Т6 командование ВКО было вынуждено поставить вопрос о продлении срока их службы. Испытания проводились до 2006-го года. В результате ракета 51Т6 была снята с вооружения, а ракете 53Т6 продлен срок службы. В настоящще время ракета ближнего перехвата 53Т6 в системе А-135 является единственным средством, прикрывающим Москву.

УНИВЕРСАЛЬНАЯ СИСТЕМА С-300В

27.05.1969 года вышло Постановление ЦК КПСС и СМ СССР о разработке для ВС максимально унифицированной зенитно-ракетной системы, получившей название С-300.

Главный разработчик системы — ЦКБ „АЛМАЗ“ — имел к этому времени опыт создания ракетных систем ПВО и ПРО и в кооперации с КБ „ФАКЕЛ“ вел проектные работы по созданию единого комплекса средней дальности для Сухопутных войск, Войск ПВО и ВМФ с унифицированной ракетой. Все требования, выдвинутые к ЗРК Сухопутных войск, в ходе проведения проектных работ не были удовлетворены при использовании единой ракеты для комплекса Сухопутных войск. Поэтому после отказа ОКБ „ФАКЕЛ“ от разработки вариантов ракеты для Сухопутных войск зта работа в полном обьеме была поручена СМКБ „НОВАТОР“.

Комплекс, получивший название С-300В, является фронтовым средством ПВО и ПРО и предназначается для поражения баллистических ракет наземного (типа „Ланс“ и „Першинг“ с дальностью до 740 км) и авиационного (типа „SRAM“) базирования, крылатых ракет, самолетов стратегической и тактической авиации, постановщиков активных помех в условиях массированного применения указанных средств воздушного нападения.

На С-300В использовались ЗУР двух типов: 1. 9М82 (масса 5800 кг, длина 9,9 м, вес БЧ 150 кг, причем вес одного осколка 15 гр., чем достигается сплошной круговой поток поражения), максимальная скорость полета 2400 м/сек.

Ракета 9М82 предназначалась в основном для поражения отделившихся головных частей баллистических ракет типа „Першинг“ на дальности до 100 км.

С3-300В с ракетой 9М82 способна защитить площадь в 500 кв.км от удара 4-х БР одновременно (американский „ПЭТРИОТ“ способен прикрыть только 150 кв.км).

Ракета 9М82

Ракета 9М83 (масса 3500 кг, длина 7,9 м) имела максимальную скорость 1700 м/сек и обеспечивала поражение боевых самолетов, маневрирующих с перегрузкой 7-8 единиц, низколетящих дозвуковых крылатых ракет и одноступенчатых БР типа „SKAD“. Зона досягаемости 75 км. Обе ракеты могли маневрировать с перегрузкой до 20 единиц.

Запускать ракеты могли не только пусковые установки, но и транспортно-заряжающие машины. Конструкции ракет были максимально унифицированы. Они представляли собой двухступенчатые твердотопливные ЗУР, выполненные по схеме “несущий конус“ с газодинамическим управлением первой ступени. На хвостовом отсеке маршевой ступени размещаются 4 аэродинамических руля и 4 стабилизатора. Обе ЗУР были оснащены БЧ направленного действия, что значительно повышало разрушительный потенциал ракеты. Пуск ЗУР производился при вертикальном положении ТПК с помощью порохового аккумулятора давления. После выхода ракеты из ТПК начинался процесс склонения ракеты на заданныи угол с помощью нескольких из восьми импульсных двигателей, который завершался к моменту окончания работы стартовой ступени. Наведение на цель проводилось либо системой инерциального управления с переходом на самонаведение за 10 сек. до подлета к цели, либо системой командно-инерциального управления с самонаведением в течение последних 3-х сек. полета.

Ракета 9М83

 

Опытный образец С-300В с ракетой 9М82 прошел совместные испытания на Эмбинском полигоне в 1980-1981 годах и был принят на вооружение в 1983 году под индексом С-300В1.

Совместные испытания полного состава системы с ракетами 9М82 и 9М83 были проведены на Эмбинском полигоне ГРАУ Минобороны в 1985-1986 годах и в полном комплекте поступили на вооружение Сухопутных войск под индексом С-300В. Ракеты 9М82 и 9М83 могут эксплуатироваться в войсках не менее 10-и лет без проверок и обслуживания.

ЗЕНИТНЫЙ КОМПЛЕКС „БУК“ С РАКЕТОЙ 9М38

В соответствии с Постановлением ЦК КПСС и СМ ССС от 13.01.1972 года была начата разработка комплекса 9К37 “БУК“.

Войсковой ЗРК „БУК“ предназначался для борьбы в условиях интенсивного радиопротиводеиствия с аэродинамическими целями, летящими со скоростями до 830 м/сек на средних и малых высотах, маневрирующих с перегрузками до 10-12 единиц, на дальностях до 30 км, а в перспективе — с баллистическими ракетами типа “ЛАНС“.

Одновременно была определена разработка ЗРК М-22 „УРАГАН“ для Военно-Морского Флота с использованием единой с комплексом БУК зенитной управляемой ракеты. Разработка ракеты 9М38 была поручена СМКБ „НОВАТОР“, отказавшись от привлечения КБ завода № 134, раннее разработавшего ЗУР для комплекса „КУБ“.

Ракета 9М38 была оснащена двухрежимным твердотопливным двигателем (общее время работы — 15 секунд). В передней части ракеты последовательно размещались: полуактивная головка самонаведения, автопилот, источники питания и БЧ осколочно— фугасного типа. Общая схема ракеты Х-образная, нормальная с крылом малого удлинения. Жёсткие ограничения по габаритам обуславливались возможностью использования ракеты 9М38 в комплексе М-22, который разрабатывался для ВМФ. Чтобы уменьшить разброс центровки во время полета, камера сгорания РДТТ была размещена ближе к середине, а сопловой блок сделали с удлиненным газоходом, вокруг которого размещены элементы рулевого привода. У ракеты отсутствует отделяющаяся в полете ГЧ. Длина ракеты 5,5 м, диаметр 400 мм, размах рулей — 860 мм. Поражение цели обеспечивалось на высотах от 25 м до 20 км на дальностях от 3,5 км до 32 км. Скорость полета — 1000 м/сек. Располагаемые перегрузки — до 19 единиц. Зона поражения по высоте от 30 м до 14 км. Вероятность поражения одной ракетой составляла 0,7-0,9.

Вес ракеты — 685 кг, вес БЧ — 70 кг. Конструкция ракеты обеспечивала ее поставку в войска полностью снаряженной, в транспортном контейнере 9А266 и возможностью эксплуатации без проведения регламентных работ и проверок в течение 10 лет.

Ракета 9М38

 

Комплекс принят на вооружение в 1978 году.

В 1977 году за создание новых видов вооружения Л.В. Люльеву присуждена Государственная Премия СССР.

В марте 1978 года Л.В. Люльев награжден Орденом Трудового Красного Знамени с формулировкой: за выдающиеся заслуги и личныи вклад в дело создания новых видов техники и в связи с 70-летием со дня рождения.

КРЫЛАТЫЕ РАКЕТЫ

„Гранат“

Л.В. Люльев внимательно изучал информацию о зарубежных, прежде всего американских, разработках новых систем вооружения. По данным ГРУ американцы разрабатывали крылатую ракету „Томагавк“ большой дальности с ядерной БЧ и недоступной средствам ПВО.

Л.В. Люльев в инициативном порядке начал разработку подобной ракеты. Он организовал группу конструкторов, которая начала заниматься этой темой в конце 69-го начале 70-го года.

Официально разработка этой ракеты началась в соответствии с Решением ВПК при Совмине СССР №282 от 19 июня 1975 года.

Разработка крылатой ракеты большой дальности для комплекса морского базирования была поручена СМКБ „НОВАТОР“ согласно Постановлению СМ СССР №282 от 19.06.1975 года. Этим же Постановлением было предложено использовать АПЛ в качестве носителей комплекса, а в качестве пусковой установки использовать ТА калибром 533 мм. Крылатая ракета с индексом КС-122 (3М10), разработанная под руководством Л.В. Люльева, была ответом на создание в США крылатых ракет „SLCM“ и „GLCM“ .

В отличие от американской системы запуска из ТА ПЛ, Л.В. Люльевым со своими сотрудниками — его учениками — была разработана система, в которой из ТА выталкивается капсула-пенал (контейнер), в котором находится ракета, затем запускается стартовый двигатель, раскрываются решетчатые рули, размещенные в районе кормовой части контейнера, с помощью которых последний выходит из воды, а затем отстреливается крышка контейнера, ракета выталкивается из него, раскрываются крылья и хвостовое оперение, запускается маршевый ДГТД и ракета начинает автономный полет.

Ракета КС-122

 

Ракета КС-122 выполнена по нормальной аэродинамической схеме. Крылья раскрываются после выхода из контейнера, а в сложенном положении размещаются каждое в свою нишу по бокам корпуса ракеты назад относительно направления полета. Рули направления и высоты, размещенные в кормовой части корпуса, выполнены цельноповоротными и раскладными.

Маршевый малогабаритный двухконтурный газотурбинный двигатель по заданию МАП создавался в Омском моторостроительном КБ (Главный конструктор В.С. Пащенко), которым был разработан встроенный вариант двигателя 36-01 с тягой 450 кг и одновременно для этой же ракеты разрабатывался выдвигаемый пилонный вариант двигателя ТРДД Р-95А-300 (Главный конструктор О.Н. Фаворский). По нетехническим причинам МАП СССР сделал выбор в пользу ТРДД-95А-300.

Тактико-технические характеристики ракты КС-122 :

Длина ракеты маршевая — 6200 мм
Размах крыльев — 3300 мм
Диаметр фюзеляжа — 510 мм

Диаметр капсулы-пенала:

Внутренний — 518 мм
Наружный — 533 мм

Дальность — 2500 км
Скорость макс. — 0,7М
Высота над поверхностью —15-200 м
Глубина пуска — 40 м

Тип БЧ — ядерная 200 кт.
Вариант БЧ — фугасная.

Крылатая ракета большой дальности морского базирования предназначена для использования в составе торпедно-ракетного комплекса (ТРК) С-10 „Гранат“. Разработка этого ТРК по приказу Минсудпрома СССР от 9.12.1975 года поручалась КБ «Малахит» (Главный конструктор Л.А. Подвязников) c использованием, в качестве пусковой установки, торпедного аппарата калибром 533 мм. ТРК С-10 „ Гранат“ с ракетой КС-122 предназначается для решения оперативно-стратегических задач на котинентальном театре военных действий путем поражения административно-политических и крупных военно-промышленных центров с зараннее известными координатами.

Крылатая ракета с небольшим диаметром корпуса имеет малое отражение радиоволн и позволяет атаковать цель на очень малой высоте, что крайне затрудняет своевременное обнаружение ракеты средствами ПВО и ее уничтожение.

Разработка аппаратуры предстартового контроля, системы подготовки и ввода летных данных, бортовой аппаратуры наведения, средств подготовки полетного задания выполнена НИИ Приборостроения МАП (Главный конструктор А.С. Абрамов). Блоки разных систем БРЭО выполнены в собственных корпусах. Система управления и наведения, выполненная под руководством А.С. Абрамова — автономная инерциальная с коррекцией от рельефометрической кореляционно-экстремальной системы коррекции, которая включает в себя БЦВМ, радиовысотомер, систему хранения цифровых матриц-карт участков коррекции и полетного задания. В основу принципов работы системы коррекции положены работы академика Н.Н. Красовского. Бортовая аппаратура ракеты КС-122 позволяет сравнивать заложенные в памяти ЭВМ данные о профиле рельефа местности по маршруту полета с фактическими данными радиовысотомера и выполнение поставленной боевой задачи в любых погодных условиях, днем и ночью, в условиях любого профиля местности без ограничений местонахождения.

Для обеспечения боевого применения ракеты КС-122, оснащенной экстремальной кореляционной системой наведения, в ВМФ был создан специальный вычислительный центр по формированию цифровых карт местности вероятных театров военных действий и выработке полетных заданий.

Предварительные испытания ракеты были начаты летом 1976 года в районе Феодосии в 4 этапа. Когда проводились испытания по проверке аэродинамических характеристик ракеты пусками с самолета ТУ16-КСР2, экипаж самолета после приземления рассказывал, что не поддается описанию красота картины, когда ракета после отделения раскрывает крылья и рули управления и начинает самостоятельный полет.

Совместные испытания комплекса С10 „ГРАНАТ“ проводились на морском полигоне ВМФ в Неноксе. Летно-конструкторские испытания, разработанные с непосредственным участием Л.В. Люльева, и Госиспытания проводились в Северодвинске.

Пусковой установкой комплекса С10 „ГРАНАТ“ является 533-мм торпедный аппарат (ТА) подводной лодки (ПЛ), корабельная система управления стрельбой, которая представляет комплекс электронного оборудования и устройств, обеспечивающих прием и хранение целеуказания, подготовку заряжания, ввод полетного задания и проведение пуска. Движение контейнера с ракетой после выхода из ТА обеспечивается твердотопливным двигателем.

Перед пуском в ракету вводятся с помощью специального разъема полетные данные, начиная со старта из ТА, с точными координатами цели и данными рельефа местности по маршруту полета ракеты. После получения сигнала о том, что все данные по выходу контейнера из ТА, его движению под водой и после выхода из воды, данные по выходу ракеты из контейнера и ее дальнейшему автономному движению введены правильно, подается команда „ПУСК“.

Ракетный комплекс морского базирования С-10 „ГРАНАТ“ предназначен для размещения на АПЛ пр. 671, 671РТ, 671РТМ, 667А, 670 и 670М и принят на вооружение ВМФ в 1984 году.

Из огромного числа проблем, решаемых при разработке ракеты КС-122 Л.В. Люльевым вместе со своим коллективом, автору настоящей публикации было поручено заниматься двумя:

1. Определить вероятность обледенения ракеты на вероятных маршрутах её боевого использования и способы борьбы с ним, а также определить признаки начала обледенения, которые можно использовать в качестве сигналов для включения выбранной противообледенительной системы. Было исследовано огромное количетво материалов в ЛИИ и гидрометслужбах военной и гражданской авиации. В результате было предложено несколько вариантов.

2. Разработать системы охлаждения бортовых приборов.

Автором был предложен эжекторный метод охлаждения.

На основании анализа большого количества экспериментальных и полуэмпирических исследований, выполненных различными авторами, удалось разработать методы расчета дозвуковых, звуковых и сверзвуковых эжекторов и температур охлаждения. Предложенный метод охлаждения состоял в следующем. Активный (эжектирующий) газ отбирался из одной из ступеней компрессора, а пассивный (эжектируемый) газ отбирался из атмосферы через отверстия в наружной поверхности корпуса ракеты. Эжектируемый газ обдувал охлаждаемые блоки и выбрасывался в атмосферу. Таким образом осуществлялась проточная система охлаждения. Проведенные расчеты и эксперименты показали, что требуемое количество отбираемого активного газа не сказывается на характеристиках двигателя, а эффект охлаждения достаточен.

Из 15 Авторских свидетельств, полученных автором, два, связанные с разработкой ракеты КС-122, особенно дороги, так как среди коллектива авторов во главе с Л.В. Люльевым есть и моя фамилия.

„Рельеф“

Разработка и создание подвижного грунтового ракетного комплекса РК-55 “РЕЛЬЕФ“, сроки его принятия на вооружение с учетом опыта создания комплекса морского базирования „ГРАНАТ“ были заданы Постановлением СМ СССР №108-32 от 4.10.1984 года и поручены СМКБ „ НОВАТОР“.

Оперативно-стратегический комплекс РК-55 „РЕЛЬЕФ“, оснащенный практически такой же ракетой, что и комплекс “ГРАНАТ“, предназначен для решения задач на континентальном театре военных действий путем поражения административно-политических и крупных военно-промышленных центров с зараннее известными координатами. Комплекс обеспечивает боевое применение в любое время суток и года, в любых метеоусловиях, в условиях гористой и труднопроходимой местности. Ракета, разработанная на базе КС-122, запускается из наземной пусковой установки и оснащена инерциальной системой наведения с коррекцией местоположения, основанной на принципе сравнения с картой местности, введенной в бортовую вычислительную систему перед пуском.

Боковая проекция СПУ 9В 2413

 

Разработка автономной самоходной пусковой установки (АСПУ), транспортно-заряжающей машины (ТЗМ), машины боевого управления (МБУ) и комплекса наземного оборудования была проведена НПП „СТАРТ“ г. Свердловск. Аппаратура предстартового контроля ракет, бортовое оборудование ракеты, система подготовки и ввода полетных заданий была разработана НИИ-25 МАП (Главный конструктор А.С. Абрамов). На АСПУ размещались: силовой привод пусковой установки, система автономного электропитания, навигационная аппаратура, аппаратура топопривязки и ориентирования, аппаратура стартовой автоматики, аппаратура ввода полетных заданий. Работа всех компонентов аппаратуры обеспечивалась в любой точке позиционного района радиусом 500 км.

Разработка комплекса РК-55 “РЕЛЬЕФ“ была осуществлена в рекордные сроки. Летно-конструкторские испытания велись на полигоне ВВС Минобороны СССР в Ахтубинске. Госиспытания были проведены в 1985-1986 годах. Комплекс РК-55 с ракетой КС-122 был принят на вооружение в 1986 году. Конструкторская документация была передана для серийного производства на Машзавод им. М.И.Калинина (г. Свердловск). Была изготовлена и выпущена первая партия комплекса РК-55, которая была уничтожена по Договору о сокращении РМСД между СССР и США.

ДЕТИЩЕ Л.В. ЛЮЛЬЕВА

Созданное Л.В. Люльевым СМКБ “НОВАТОР“ является уникальным по своей многопрофильности.

Л.В. Люльевым вместе с созданным им коллективом разработано и сдано на вооружение 24 образца ракет различных классов для Сухопутных войск, Военно-морского флота, Военно-воздушных сил, Космических войск. Тактико-технические характеристики этих изделий превосходили зарубежные аналоги и позволили Вооруженным силам страны достигнуть значительного военно-технического превосходства над аналогичными вооружениями зарубежных стран или, по крайней мере, обеспечить необходимый паритет.

Разработанные СМКБ “НОВАТОР“ изделия могли модифицироваться для обеспечения тактико-технических потребностей каждого из названных родов войск.

Разработка, создание и принятие на вооружение этой огромной номенклатуры ракет, не считая разработки и создания пусковых установок, специальнх контейнеров для транспортировки и эксплуатации ракет и различного эксплуатационного оборудования, была осуществлена всего за 27 лет.

К началу 70-х годов коллектив СМКБ “НОВАТОР“ насчитывал более 2500 человек (не считая опытных цехов). Во всех подразделениях КБ всегда царила атмосфера творческого азарта.

Л.В. Люльев умел находить людей, которые „на лету“ схватывали замыслы Главного конструктора, причём, он ради дела иногда ставил на руководящие должности людей, которые обладали умением „пробивать“ со смежниками решения, которые, как говорил Л.В. Люльев, шли в кильватере разработки и условий эксплуатации будущих изделий, а в замы к ним обязательно ставил талантливых людей, но, как говорил Л.В., слишком интеллигентных.

В статье М. Сидорова „Сердце конструктора“ о Л.В. Люльеве приведены высказывания о нем моих коллег.

Ривман З.В. — начальник отдела систем управления ракетами: “Это был Конструктор от Бога. Широкий объем технических знаний удачно сочетался в нем с умением работать с людьми. В нем были обаяние личности, та человеческая энергетика, которой проникались все, кому по долгу службы приходилось с ним общаться. Я пришел в его КБ после присоединения части ОКБ-9 к ОКБ-8 в 1964 году, когда его КБ закнчивало работу над ракетным комплексом „КРУГ“, и я сразу почувствовал творческую обстановку, созданную Главным конструктором. Он знал, кому что поручить, всегда поддерживал инициативу, располагал к себе не строгим окриком, а широким диапазоном знаний, которым готов был поделиться с каждым. Наверное слово „добрый“ к нему могло бы подойти, но скорее это был руководитель, умеющий, если надо, строго спросить“.

Акиндинов П.И. — начальник отдела аэрогидродинамики и двигателей, а позднее зам. Генерального констрктора, с которым я проработал бок о бок с 1958 года до ухода на пенсию: „В марте 1954 года я, выпускник Ленинградского Военно-механического Института, поступил в распоряжение Льва Вениаминовича Люльева. Унего был, если можно так выразиться, нюх на людей. Человеком с показной фанаберией он не интересовался, а в том, кто скромен и прост, мог разглядеть в перспективе классного специалиста. Он никогда никого не наказывал за творческие неудачи, памятуя заповедь Эйнштейна, который говорил: „Если бы я не ошибался, откуда у меня был бы опыт в работе“. Л.В. Люльев обладал даром предвидеть новое. И он никогда не считал зазорным в чем-то поучиться у нас“

В КБ оромной популярностью пользовался Театр эстрадных миниатюр (ТЭМ), организованный начальником одного из ведущих конструкторских отделов Виктором Адамовым (выпускник МАИ). Он сам и его коллеги по ТЭМу знали огромное множество бардовских песен В. Высоцкого, Б. Окуджавы, Ю. Висбора и других и прекрасно их исполняли. Виктор сам писал юморные стихи и песни о работе, о нашей жизни в экспедициях. Этим же „страдали“ его коллеги по ТЭМу. Ставились небольшие пьесы, сочинялись песни и стихи, отражающие жизнь коллектива. Все это преподносилось зрителям с большим юмором. Кроме того, у ребят были отличные вокальные способности и на „бис“ они исполняли популярные песни и пародии.

Не меньшей популярностью пользовался и наш КВН, занимавший первые места в городских, областных и республиканских смотрах. Непременным посетителем этих мероприятий был, как мы его назвали, „ПАПА“ т.е. Лев Вениаминович.

Выпускалась огромная газета “ОСА“, в которой в стихотворной и изобразительной формах освещались недостатки и успехи в работе. Непременно во всех корпусах КБ вывешивались поздравления сотрудникам, получившим правительственные, государственные, министерские и другие награды, поздравления с успешной защитой диссертаций или юбилейной датой. В связи с этим не могу не привести стихи, посвященные 70-летию ЛЬВА ВЕНИАМИНОВИЧА, в которых точно отражено отношение коллектива к своему “ПАПЕ“. На оромном полотне, занимавшем почти весь пролет от первого до второго этажа, изображён на пьедестале огромный лев, рядом львица и на всем пространстве до горизонта маленькие львята. Эта картина сопровождалась следующими стихами:

Пришла пора и царь зверей
Свой отмечает Юбилей!
И ЛЬВА родная стая
Сердечно поздравляет!
Пусть не ослабнет острый клык
Пусть не утихнет грозный рык,
И, взяв добычу на прицел,
Чтоб так же зорко глаз глядел.
Пусть нос, как прежде, чует
Откуда ветер дует.
И шкура пусть лоснится
От приближенья львицы.
Когда силен, здоров вожак
Нам никакой не страшен враг.
Еще…(примите не во гнев)
ЛЬВА нам заменит только ЛЕВ!

Ваши львята.

Огромный коллектив во главе с „ПАПОЙ“ жил полнокровной жизнью.

К середине 70-х годов в КБ было более двух десятков кандидатов и 3 доктора наук. Авторитет КБ был огромен. Научно-технический Совет (членом которого я имел честь быть четверть века) под председательством Л.В. Люльева заслушивал представляемые сотрудниками КБ диссертации, рассматривал предложения о представлениях к Государственным наградам, запросы о представлениях к званиям член-корров и академиков и направлении ведущих сотрудников КБ на защиту докторских диссертаций спецалистами из ведущих НИИ и КБ и т.д.

Следует отметить, что все диссертации сотрудников СМКБ „НОВАТОР“ были выполнены по тематике разрабатываемых изделий. Потоком шли на отзыв авторефераты кандидатских и докторских диссертаций.

В связи с огромной тематикой разрабатываемых изделий возросло число министерств, ведомств, организаций, непосредственно причастных к разрабатывемым СМКБ „НОВАТОР“ изделиям. В этом громадье дел Л.В. Люльев вместе со своими сотрудниками принимал точные и выверенные решения.

Рабочий день в КБ начинался в 8.30 утра. С 8.30 утра и до 9.15 Л.В. принимал сотрудников с подготовленными ими письмами, быстро задавал вопросы, получал ответы и либо подписывал, либо делал замечания и отправлял на доработку. В течение дня в его огромном кабинете рассматривлись предлагаемые сотрудниками материалы по разрабатываемым изделиям. Мы поражались феноменальной памяти шефа. Он помнил просьбы и предложения смежников, переписку по ним и оценивал, как они учтены в представленных ему материалах

Несмотря на огромную рабочую нагрузку, он не пропускал ни одного стоящего, по его мнению, спектакля в постановке свердловских театров или московских, если он был в это время в Москве. Он прекрасно знал отечественную и зарубежную литературу, был знатоком истории. У него был свой взгляд, своя точка зрения на любые темы, которых касались его собеседники в редкие минуты отдыха.

Л.В. Люльев чрезвычайно внимательно относился к нуждам своих сотрудников. Каждую пятницу по несколько часов он их принимал по личным вопросам и не было случая, чтобы они не были решены.

В 1982 г. за вклад в укрепление обороноспособности страны СМКБ НОВАТОР награждено высшей наградой СССР, Орденом ЛЕНИНА. Случай награждения орденом подразделения, которое является структурной единицей предприятия, в данном случае СМКБ „НОВАТОР“, входящее в состав НПО МАШЗАВОД им. М.И.Калинина, является уникальным. Ни одно подобное КБ за всю историю СССР не награждалось орденом, тем более высшей наградой Государства. В этом бесспорная заслуга Л.В. Люльева, и Правительство понимало, что, благодаря его руководству, относительно небольшой заводской конструкторский отдел под номером 53 превратился в мощную проектную организацию, обеспечивающую проведение полного цикла конструкторской разработки различных видов ракетной техники, оснащенную всеми видами и средствами проектирования, экспериментальной отработки и опытного изготовления изделий.

За творческий вклад в создание новейших образцов вооружения 52-ум специалистам СМКБ НОВАТОР присуждены Ленинские и Госудрственные Премии и другие виды премий Министерства и Правительства. Свыше 500 работников удостоены Государственных наград и Почетных званий.

Разработанные Л.В. Люльевым методологические и концептуальные основы проектирования, наземной отработки и лётных испытаний ракет и по настоящее время являются базовыми при создании новейших образцов ракетной техники.

Л.В. Люльев воспитал большую группу талантливых конструкторов и производственников, успешно завершивших разработки, начатые под его руководством и непосредственном участии, а также осуществивших по заложенным им идеям новые разработки ряда образцов крылатых, пртивокорабельных, противолодочных ракет и ракет ПРО.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3-го сентября 1985 года за выдающиеся заслуги в укреплении обороноспособности страны и создание новой техники ЛЬВУ ВЕНИАМИНОВИЧУ ЛЮЛЬЕВУ вторично присваивается звание Героя Социалистического Труда.

Окончание
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *