Исраэль Дацковский: Женщина раввинского звания

 187 total views (from 2022/01/01),  1 views today

…тенденция заключается в том, что муж полный день учится в йешиве (принося крохи в семейный бюджет), а жена работает вне дома за зарплату, в существенной части содержит семью и при этом продолжает выполнять все традиционно женские обязанности по дому.

Женщина раввинского звания

Исраэль Дацковский

Текст «Еврейская женщина — врач«, опубликованный в Мастерской 12 июня 2014, был заявлен как первый текст из двух, посвященных положению женщины в иудаизме. Наконец, мы подготовили и второй текст из заявленной пары и предлагаем его читателям Мастерской.

  1. Предпосылки анализа

Первой ведущей мыслью нашего анализа является понимание необходимости как можно более строгого соблюдения одного из основополагающих, цивилизационных Законов Торы о предотвращении и исключении блуда в еврейской среде. Это является одним из фундаментальных условий реализации высоких целей жизни человека. Причем к блуду относятся не только запрещенные Торой связи, часть из которых подсудны земному суду и, при соответствующих обоснованиях, должны заканчиваться тем или иным смертным приговором (сексуальная связь двух мужчин, связь мужчины с чужой замужней еврейской женщиной и другие запрещенные Торой связи) или другими, менее жестокими решениями (в случаях, специально оговоренных Торой или при запрете тех или иных видов связи мудрецами), а часть — неподсудны земным судьям (в том числе и из-за отсутствия соответствующих доказательств и обоснований), но вполне подсудны суду от руки Небес. Необходимо знать, что этот Высший суд может реализовывать любые виды наказаний, включая те, связь которых с нарушениями нам совсем не очевидна, такие как любого вида проблемы в жизни (болезни, экономические проблемы, смерть близких), преждевременная смерть в нашем мире, так и наказания вплоть до его по-настоящему высшей меры — отсечения, уничтожения души в мире, следующем за земным существованием людей («карЭт», высшая мера наказания. Важно понимать, что смерть в этом мире никак не относится к высшей мере наказания и является высшей только с точки зрения ограниченного земного взгляда). К блуду относятся и «свободные» связи без цели брака с женщинами, брак с которыми теоретически возможен. Эти связи, которые в условиях законного брака совершенно не были бы запрещены, но даже были бы освящены и были бы полностью законными («молодой здоровый секс» до женитьбы или замужества, служебные романы с незамужними женщинами и многие другие виды связей).

Для выполнения этого ведущего условия необходимо в максимально возможной степени исключить состояния, в которых возможно возникновение случайных симпатий, которые при продолжении этих состояний могут укрепиться и перейти в осознанные действия, которые останавливать как самим участникам (при понимании неправильности пути), так и внешним силам будет уже гораздо сложнее.

А если учесть, что часто, по крайней мере, с одной стороны, «случайные» привязанности, переходящие иногда в запрещенные, а иногда в формально не запрещенные, но относимые к блуду и глубоко осуждаемые иудаизмом связи, совсем не являются случайными, а специально организуются с использованием всех возможностей (не только одежда, косметика, поведение, обстановка, но и служебная зависимость, беспомощное или бедственное положение одной из сторон (иногда — целенаправленно организованное), требование «благодарности» или «компенсации», а в последнее время — и использование достижений биохимии — мы говорим об открытии и целенаправленном использовании феромонов (в первую очередь сюда относятся эпагоны — половые аттрактанты и этофионы — феромоны поведения), которые могут в совершенно определенном направлении модифицировать поведение, физиологическое и эмоциональное состояние человека без его на то изначально-осознанных намерений). Такие связи являются зачастую реализацией похоти, желанием «развлечься», «разрядиться» или попыткой устроить свою жизнь, часто — с разрушением другой семьи. Причем, во всех описанных типах связей оба пола могут на равных выступать инициаторами блуда.

Препятствий на этом пути предотвращения блуда — не счесть. Тут и принятое поведение народов мира, выражаемое как в реальной действительности, так и в агрессивно навязываемых массовой культурой стандартах мышления и поведения, которое, к сожалению, в виде платы за эмансипацию и секуляризацию, глубоко вошло в ментальность многих современных евреев, тут и естественные биологические особенности и потребности человека (которые никто отрицать не собирается, Тора уже в своей первой недельной главе указывает (3:16) согрешившей Хаве: «… и к мужу твоему влечение твое …» и которые могут весьма мощно довлеть над мышлением и поведением созревающего или уже созревшего, но еще не нашедшего законные формы удовлетворения этих потребностей человека), тут и цивилизационные трудности создания «чистых» обстановок с разделением полов (часть из которых, например совместное обучение и совместное времяпрепровождение порождено культурой народов мира, а работа в совместных коллективах — экономическими реалиями общества), тут и не столь уж редкие и очень разнообразные проблемы в браке.

Кроме этого, мы должны учитывать реальную разницу в сложившихся (до разрушения морали, института семьи, характерных для современного разгула феминизма и сексуальной революции) и заповеданных различиях функций мужчины и женщины в мире вообще и в семье в частности, причем в условиях не теоретического, а современного положения в мире, в первую очередь — современных экономических реалий. В этих предположениях женщина — раввин, являющаяся учителем Торы и алахи для мужчины — явление совершенно неприемлемое из-за искажения определенных заранее ролей мужчины и женщины в мире, но никак не связанное с различием или отсутствием такового различия в умственных способностях мужчины и женщины. И все примеры мудрых в Торе женщин предыдущих времен следует рассматривать как редкие исключения, никак не определяющие правильное и желательное для достижения женских жизненных целей положение. Да и количество таких примеров говорит само за себя — неполный десяток исключений в течение трех тысяч лет.

Второй ведущей мыслью нашего анализа является изначальное и абсолютное признание необходимости создания соответствующих условий для наиболее полного раскрытия женщиной своего интеллектуального потенциала (очень разного у разных женщин). Нужно помнить, что познание женщиной Тв-рца, приближение и прилепление к Нему, чувство Тв-рца дарованы женщине в гораздо большей мере, чем этого удостоился мужчина и приходят чаще всего не через интеллектуальное познание Тв-рца и Его творения, а другими путями — интуицией, обостренным чувством, просто даровано с Неба. И нельзя забывать, что целью движения женщины по жизни является обретение ей счастья, чувства полноты и правильности своей жизни в целом и в каждом отдельном шаге, а не высокой карьеры, академических и иных степеней, богатства. Впрочем, у мужчины цели те же, только правильное и желанное наполнение его жизни определяется несколько иными параметрами в силу его несколько иных «природно» встроенных в него свойств.

И вот, в этих объявленных целях и очень пунктирно прорисованных трудностях попробуем проанализировать желаемое современное место еврейской женщины в жизни и в иудаизме.

Мы очень постараемся избежать наклеек ярлыков на те или иные положения анализа, а потому будем тщательно избегать бирочек типа «современный» — «древний» или «средневековый», «прогрессивный» — «ретроградный», «либеральный» — «косный», «замшелый». Избежать оценок не только невозможно, но и крайне непродуктивно, но мы будем стараться наши оценки не обозначать, а объяснять.

  1. Насколько женщина умна по сравнению с мужчиной

Еврейские мудрецы в разных источниках говорят о женщинах, что их область мышления «даАт» — слабая относительно нормальных мужских способностей мышления в этой области (в терминах мудрецов — легкая) — «даатАн калАн». И это утверждение всегда идет в паре с утверждением, что женщина получила «бинА йетерА» (усиленную по сравнению с мужчинами область мышления «бинА»). Попробуем уточнить эти не имеющие однозначного русского аналога понятия. Мы на русском приведем ссылку на РАШИ (этот единственный из упоминаемых источников переведен на русский язык). РАШИ в комментарии на Тору, на книгу Берешит 3:15 пишет: «… женщины легче поддаются соблазну …». Именно так перевели эту часть фразы РАШИ и Фрима Гурфинкель, и Александр Фейгин. Мы приведем иврит этой части фразы (в транслитерации): «… лефИ шеhанашИм датАн калОт леhитпатОт…» и наш нелитературный перевод: «… потому что женщины легки мышлением «даат» соблазниться …». Остальные подсказанные нам равом Даниэлем Элюлем (Бейт Шемеш и йешива Шелабим) источники, упоминающие женский «даатАн калАн» в связи с отсутствием на сегодня их русского перевода мы упомянем на иврите:

שבת לג, ב; קידושין פ, ב; תנחומה וירא כ»ב; זהר ויקהל דף ריח;

Одно из из нескольких возможных пониманий слова «даАт» следует из объяснения о том, что наше мышление состоит из трех слоев, трех областей, уровней мышления, обозначаемых словами «хохмА», «бинА» и «даАт» (именно по аббревиатуре этих слов одно из широко известных хасидских течений называется ХаБаД), одинаково переводящихся на русский язык понятием «понимание, разумение, мудрость». В иврите значения этих слов отличаются. Слово «даАт» обозначает сложное логическое и абстрактное мышление, глубокое погружение в тему с отключением мышления на это время от обработки иной информации, слово «бинА» — практическое, конкретное мышление, включающее необходимость интуиции и одновременного обдумывания нескольких задач даже в условиях неполной информации по каждому направлению. Еврейские источники не только считают, что сила женского мышления в области «даАт» уступает таковому у мужчин, но и добавляют, что не менее важная в реальной жизни область мышления «бинА» как раз сильнее у женщин. Поэтому утверждение мудрецов о том, что у мужчин сильнее одна область мышления, а у женщин — другая, никак нельзя считать дискриминационным для женщин. Из такого понятия о силе разных слоев мышления мужчин и женщин мог последовать вывод о невозможности назначать женщин руководителями народа и судьями (потому что область мышления «даАт» связана, среди прочего, с пониманием и предвидением отдаленных последствий своих слов и решений). Но из женской слабости в области мышления «даАт» и женской же силы в области мышления «бинА» никак не мог последовать запрет женщине быть свидетелем в суде (кроме предположения о воздействии гипотетически заинтересованного в том или ином исходе дела мужа на жену или предположения о стыдливости женщины перед важным судом, что помешает ей дать объективные показания, хотя запрет основан именно на этих соображениях), так как свидетелю нужно четко и правдиво, в деталях рассказать суду увиденное или услышанное, а тут женщины явно сильнее мужчин. Кстати, во втором благословении перед утренним «Шма» мы просим послать нам именно усиление области мышления «бинА» (а не «даАт») для изучения и преподавания Торы (и уравновешиваем этот сдвиг тем, что в четвертом благословении «Амиды», мы просим дать нам все три составляющих мышления — «хохмА», «бинА» и «даАт»). По-видимому, запрет мудрецов женщине свидетельствовать в суде основан не на силе уровней мышления «бинА» и «даАт», а на других причинах, например, на различии функций мужчины и женщины в семье и в мире или на реальном развитии мышления женщины в эпохи до организации дающих системное образование школ для девочек.

Но и даже первому, на первый взгляд обоснованному утверждению, что вследствие относительной слабости области мышления «даАт» у женщин их не следует назначать руководителями народа и судьями, можно противопоставить иное мнение, которое, как и ранее высказанное мнение мудрецов, опирается на мнение тех же еврейских мудрецов о превалировании у женщин области мышления «бинА» над «даАт», а у мужчин — наоборот. Но выводы получаются несколько иные. В дальнейшем рассуждении все цифровые показатели сверхусловны и служат только иллюстративным целям. Так как умственные способности у разных людей весьма отличаются, то можно условно каждому человеку после некоторой гипотетической проверки его умственных способностей присвоить некоторую обобщенную, интегральную оценку его умственных возможностей, которую нужно отличать от объема накопленных знаний и умения ими пользоваться (что-то вроде известного коэффициента IQ). Мы ведь неоднократно встречали в жизни не самых далеких по мышлению людей, которые, накопив большой объем знаний, оказывались более устойчивыми и успешными работниками, чем более талантливые их товарищи, но нахватавшиеся знаний «по верхам». «Присвоим» всем мужчинам отдельно и всем женщинам отдельно интегративные оценки знаний и умственных способностей от 1 до 100 (100 — почти гений) — раздельные ряды мужских и женских оценок нам понадобятся из-за типично различного соотношения возможностей областей мышления «бинА» и даАт» у мужчин и женщин. Даже не будем углубляться в мысль, что такой или иной проверкой можно будет когда-нибудь раздельно оценивать отдельно силу областей мышления «бинА» и даАт» и характеризовать силу мышления каждого человека некоторым набором показателей (который все равно придется объединять в один, придавая различным параметрам различный вес влияния на обобщающий показатель). Поэтому пренебрежем, тем, что у разных людей, как отдельно у мужчин, так отдельно и у женщин, даже с одинаковой интегральной оценкой их возможностей мышления, соотношения областей мышления «бинА» и даАт» могут быть весьма различными. Далее скажем, что в норме (в среднем) мужчина с интегральной оценкой 90 сильнее женщины с оценкой 90 в области мышления «даАт», но отстает от нее в области мышления «бинА», а потому имеет преимущества перед ней при назначении на должность руководителя. Но руководителей и судей разных рангов нам нужно много, поэтому приходится назначать таковых и из людей с гораздо более низкой интегральной оценкой возможностей мышления. И тут нас поджидает парадокс. Даже если мужчина с интегральной оценкой 40 сильнее женщины с оценкой 40 в области мышления «даАт», но отстает от нее в области мышления «бинА», то мужчина с интегральной оценкой 40 примерно сравнивается в области мышления «даАт» с женщиной с оценкой ее силы мышления, например, 55, и сильно отстает от нее в области мышления «бинА», а потому его преимущества перед такой женщиной при назначении на должность руководителя оказываются весьма сомнительными. А если начать сравнивать мужчину с оценкой 40 и женщину с оценкой 70, которая сильнее этого мужчины и по критерию «даАт», и тем более по критерию «бинА» то окажется, что такой мужчина отстает от такой женщины по всем параметрам. Конечно, останется ряд возражений: и о допустимости математически-формализованного подхода к столь неформальной области, и о цикличности биологических характеристик женщины, сильно меняющих в течение короткого (месячного) цикла ее настроение, взгляд на мир и возможности вдумчивого мышления (как будто у мужчин нет относительно недавно обнаруженных наукой влияющих на их мышление перепадов настроения (которые, как оказалось, тоже частично определяются периодически меняющимся с той же частотой, что и у женщин гормональным фоном) или влияния на них жизненных бурь, которые периодически встречаются в жизни практически всех людей), и различные роли мужчин и женщин в мире. Также осталась в стороне от рассмотрения безграничная возможность Тв-рца приводить к правильным решениям очень разных по уровню мышления людей и приводить высокоумных к ошибочным решениям. Но, во-всяком случае, однозначность преимуществ мужчин из-за более сильно развитой области мышления «даАт» не представляется нам столь уж бесспорной.

Однако имеется жесткое утверждение танная (мудреца Мишны конца I века их эры), которого звали рабби Элиэзер бен Гирканос о том, что «мудрость женщины — не дальше веретена» (трактат Сота Вавилонского Талмуда, лист 20а. На мнении этого мудреца построен закон (алаха), что девочек не учат Торе, который впоследствии поддержали многие крупнейшие законоучители — РАШИ, РАМБАМ и многие другие). Это обвинение гораздо жестче, чем «даатАн калАн» и требует объяснения.

Изначально мальчиков учили Торе дома отцы или приглашенные учителя, так как Тора требует передавать этот огромный блок знаний именно сыновьям, но в прямом тексте Торы нет запрета на обучение девочек. Когда этого стало резко не хватать, то есть появилось достаточно много детей, отцы которых сами не могли учить своих детей Торе и по финансовым причинам не могли пригласить учителя Торы к своим детям, еврейское общество ответило на это состояние семей созданием общественных школ только для мальчиков, чтобы не было в народе неграмотных в Торе евреев. Возникновение таких школ относится к концу эпохи Второго Храма (последний век до их эры — I век их эры), что на 1,500-1,800 лет опередило создание системы обязательного начального образования в западной (христианской) Европе.

Чтобы не расширять безмерно объем этого текста мы не будем здесь рассматривать, почему не были одновременно открыты школы для девочек — алахический разбор этого явления приведен, во многих источниках, на которые мы ссылаемся, и, в частности, в [2].

  1. Женщины и системное образование

Просто отметим два факта. Первый факт: еврейские школы для девочек не были открыты аж до XIX века их эры, открытие таких школ почти на век отстало от открытия сначала христианских школ для девочек, и затем отстало даже от школ обязательного образования для всех девочек (школы остались христианскими), куда евреи были вынуждены отдавать своих дочерей. Массовое открытие еврейских школ для девочек было запоздалым и вынужденным ответом на европейскую обязательность школьного образования для девочек. В наиболее рано организовавшей такие школы Германии открытие таких школ связывается с именами раввинов Шимшона-Рафаэля Гирша и Азриэля Гильдесхаймера и первенство Германии в этом вопросе не в последнюю очередь было обусловлено попытками противостояния распространению там еврейской ереси под названием «реформизм».

Второй факт: в Мишне имеется мнение танная Шимона Бен Азая, называемого просто Бен Азай (без добавления титула рабби — он, как и его друг Бен Зома, не успел получить смиху и почетный титул «рабби» в связи с римскими гонениями на мудрецов Торы, и, тем не менее, по мнению РАШИ, «в те дни не было подобных им в знании Торы» — РАШИ на Кидушин 49б). Бен Азай утверждал, что человек обязан обучать свою дочь Торе, но это мнение имеет в алахе статус «единственного», хотя мы знаем, что даже высказывая прямо противоположные мнения, мудрецы не ошибались, а рассматривали проблему с разных сторон, а потому и «единственные» мнения не могут быть признаны ошибочными, тем более мнения, высказанные такими великими в Торе мудрецами. Кроме этого, многие утверждения Торы и Талмуда, записанные в мужском роде, на самом могут быть отнесены и к мужчинам, и к женщинам (кроме случаев четкого и однозначного указания на мужчин, на сыновей и т. д.), так как иврит требует как для чисто мужских, так и для смешанных обществ употреблять именно мужской род глаголов, существительных и прилагательных множественного числа и только для чисто женских обществ — женский (в отличие от русского языка ивритские части речи множественного числа имеют явные родовые окончания).

Периодически в еврейской литературе средних веков встречались идеи организованного образования в области практической алахи для девочек (иного типа образования, кроме религиозного, в те времена не существовало ни для еврейских мальчиков, ни вообще в мире). Например, Йегуда а-Хасид писал: «Девочки также должны получать образование, позволяющее им познакомиться с основными законами, встречающимися в повседневной жизни, и уметь пользоваться ими. Действительно, мудрецы Талмуда разъясняли, что женщин не следует обучать Талмуду. Но это означает лишь то, что они не должны вникать во все тонкости споров и логических выводов, приводимых на его листах, но ни в коем случае не относитсяк изучению непосредственно применяемого в жизни закона и всех аспектов, формирующих морально-нравственные качества человека.» (мы цитируем по изданию «Тора и автарот с комментарием «Сончино»». Изд-во «Гешарим», Москва — Иерусалим 1999, стр. 1369). Но такие идеи остались единичными и невоплощенными на уровне организации школ для девочек. Их образование осталось внутрисемейным.

В восточной Европе (в Польше) открытие школ для девочек отложилось аж до 20-х годов XX века и связано с именем Сары Шнирер, открывшей в Кракове в 1918 году первую еврейскую религиозную школу для девочек «Бейт Яаков» при поддержке и благословении руководителей того поколения раввинов Хафец Хаима, Хаима Озера Гродзинского и тогдашнего Гурского ребе. Количество таких школ быстро увеличивалось, сначала эти школы были чисто религиозными, но в дальнейшем в разных странах их программа существенно расширилась научными (часто, но неверно называемыми светскими) предметами.

Открытие таких школ и в восточной Европе было вынужденным ответом в качестве попытки противостоять ассимиляции и секуляризации (чтобы не сказать — христианизации), когда во многих странах Европы было введено обязательное светское (с большой долей христианства) образование «своих» девочек (начавшееся примерно в XVIII веке) и по пути захватившее еврейских девочек в результате эмансипации.

Таковы факты. Еврейские школы для девочек открылись поздно. К этому нужно добавить позднее включение женщин (всех женщин, не только еврейских) в систему высшего образования (когда она более-менее в современном виде сложилась примерно к концу XVIII — началу XIX века). Первая женщина получила диплом врача только в начале XIX века (не считая исключения Салернской медицинской школы). Еще в начале 60-х годов ХХ века Гарвардский университет (США) ограничивал число женщин, обучающихся на медицинском факультете, принимая всего 5% женщин (6 из 120 студентов на курсе).

Но мы пока не ответили на вопрос, почему же рабби Элиэзер бен Гирканос говорил о том, что «мудрость женщины — не дальше веретена»? Были ли у него для этого серьезные основания? Мы полагаем, что, к сожалению, были.

Многие века в иудаизме считалось, что женщине достаточно знать ведение домашнего хозяйства и только те законы (алахот), которые она обязана соблюдать (а многие религиозные авторитеты добавляли, что и их не нужно знать особо глубоко, деталями законов и решениями в спорных или пограничных ситуациях должен заниматься муж). Эти знания девочка получала дома от матери, и в сплоченном ортодоксальном закрытом обществе от девочки требовалось вести себя так же, как окружение. Вроде бы в особом системном образовании еврейская девочка не нуждалась. Но мы уже неоднократно писали, что для серьезного мыслительного развития мозга требуются определенные условия. К ним необходимо и обязательно отнесятся:

  • Непрерывное увеличение сложности решаемых ребенком, равно как мальчиком, так и девочкой, задач (не обязательно только математических, сюда входят и задачи из других предметов и ситуации из жизни, требующие понимания, обоснованного анализа и разбора, а затем — принятия решения), создание некоторого небольшого, неразрушающего, но постоянного подпора требований — каждая следующая задача должна быть немного сложнее предыдущей. Понятно, что скорость увеличения трудности предлагаемых ребенку задач является достаточно индивидуальной и неразрывно связана со способностями и скоростью мышления ребенка. И также важно упомянуть важнейшую необходимость многократных тренировок, повторения и закрепления достигнутого уровня сложности решаемых ребенком задач, связи задач из различных предметов и жизни — межпредметные связи для получения целостной картины мира.
  • Своевременное начало предложения ребенку задач определенного типа. Это связано с тем, что многие навыки, изучение которых не началось в определенное время, на определенной стадии развития мышления, уже не могут быть полностью и глубоко освоены, если их изучение начнется позже периода «закрытия окна хороших возможностей» для данного навыка. Объясним: если не начать учить ребенка в достаточно раннем возрасте (5-7 лет) музыке, игре в шахматы, спорту, то начав учить этому позже (более старших детей или даже взрослых), конечно, какого-то уровня достигнуть можно, но по-настоящему большие результаты уже окажутся недостижимыми. Если ребенок не слышал человеческой речи до 4-5 лет, то он уже никогда не начнет говорить ни на одном человеческом языке. Но то же самое касается и сложного абстрактно-логического мышления — его нужно начинать развивать не позже 9-11 лет и к 12-13 годам «окно хороших возможностей» закрывается, а обучение этому типу мышления неизбежно базируется на уже развитых к этому времени иных типов мышления и на знании многих реалий этого мира. Иначе — большого уровня достигнут только единицы-исключения (мы указывали ранее, что именно с нарушением этого закона природы связано весьма малое количество мудрецов Торы при всеобщем обучении ей). Но Тора (и Мишна, и Талмуд) в силу своего огромного объема и сложности не может предложить развитие такого сложного абстрактно-логического мышления в соответствующем этому мышлению возрасте, в этом возрасте еще не заканчивается пассивное накопление огромного материала Письменной Торы и Мишны. Только глубокое изучение Гемары способствует развитию сложного абстрактно-логического мышления (иначе говоря — развития мышления на уровне «даАт»), но такое изучение на серьезном уровне может быть введено где-то в 15-16 лет, и поэтому большинство религиозных («ультраортодоксальных», «харедимных») школ и в древности, и сегодня начинает развивать этот тип мышления после «закрытия окна хороших возможностей». Отсюда следует вывод, что для развития сложного абстрактно-логического мышления именно в Торе совершенно необходим другой, вводимый на более ранней стадии инструмент развития мышления. Практически единственным известным нам таким инструментом является математика в своей форме словесных задач, и для одаренных учеников — «олимпиадных» задач (в начале — «занимательная» математика) повышенной сложности, которые могут решаться даже при использовании минимального математического инструментария, накопленного даже в первом классе.

Но девочки обучались дома, часто — просто примером матерей с минимальными объяснениями. Возникающие домашние ситуации и задачи никак не соответствовали ни первому, ни тем более второму требованию развития мышления. Эти задачи были однообразны, не давали подпор требований, не были методически последовательно предложены ребенку, часто — единичны (уникальны) и слишком сложны для ребенка, а потому требовавшие просто запомнить без анализа действия матери в тех или иных ситуациях, отсутствовала достаточная повторяемость однотипных задач (кроме простейших рутинных). Поэтому мыслительное развитие девочек и в дальнейшем — женщин действительно оставляло желать много лучшего. Поэтому мы вынуждены признать оценку рабби Элиэзера бен Гирканоса как верную для большинства женщин (или, иными словами, для типичной женщины) не только в современный ему период еврейской истории, но и в гораздо более поздние эпохи (по крайней мере, до возникновения учреждений системного обучения девочек). А вслед за этим признанием мы вынуждены также признать обоснованность запрета женщине быть свидетелем в суде и занимать судебные и руководящие должности в общине (этот запрет пока обоснован нами уровнем мышления женщины, не получившей правильного системного образования. В дальнейшем мы вернемся к этому запрету (настоятельной НЕрекомендации) уже исходя из других аспектов, в частности, роли женщины в мире вообще и в семье в частности).

Мы даже не будем упоминать мыслительный, уровневый ущерб, понесенный еврейским народом от такого положения с образованием женщин, хотя мы знаем сегодня значение генетически передаваемых свойств, в том числе мыслительных, обоих родителей, а не только отца (при этом мы не являемся сторонниками евгеники, видя, в частности, огромную разницу в способностях детей из одной семьи, периодическое появление мудрецов в семьях «ам hаарец» и не отрицая слишком часто подтверждаемую верность выражения «на детях гениев природа отдыхает»). В оправдание сложившегося издревле положения отметим, что слишком большое мыслительное преимущество евреев над иными народами мира могло легко привести к невозможности выполнения евреями их роли и задач в мире, установленных для них Свыше.

  1. Причины современного состояния

Мы пытаемся рассмотреть современное положение вопроса, а после открытия и распространения школ для девочек «Бейт Яаков» и изменений, произошедших в мире, ситуация резко изменилась и стала невозможной простая экстраполяция положения женщин в предыдущие века на современность. Также требуют переоценки и многие мнения мудрецов по данному вопросу, в первую очередь требуется переоценка исходных данных и причин для их высказываний, требуется тщательный анализ мнений для выяснения того, что сказано навечно как неотменимый закон существования и развития мира, а что — сказано верно только для тех или иных условий.

В христианском мире в период со второй половины XV века до первой половины XVIII века (на точности приведенных временных границ мы не настаиваем) прошли четыре взаимно влияющих друг на друга и не совсем совпадающих между собой по времени различных процесса, которые принципиально изменили лицо западной цивилизации по сравнению с темными средними веками, погрузившими Европу во мрак после разрушения варварами Римской империи. Эти процессы: Реформация (католической церкви), Возрождение (культуры, наук, искусств), появление протестантизма и капитализма. Нас в целях линии нашего изложения интересуют два процесса из этих четырех. Первый из них, развивающийся протестантизм во многом заменил оценку ценности человека с внутренних параметров личности на знаки достижения внешнего успеха, что потребовало и от женщины для фиксирования своей ценности в обществе и даже в семье стремиться обзавестись такими знаками, как чисто внешними (соответствующая уровню положения одежда, украшения, обстановка дома, требования к подобающему поведению), так и проявляемо-сущностными (должность, образование, богатство, место в обществе). Второй из них, развивающийся капитализм, имея чисто экономические устремления, снизил зарплату мужчины до уровня, при котором уже невозможно приемлемо содержать семью. Это привело к необходимости послать на работу и жену. Капитализм выиграл дважды — уменьшил стоимость труда и добавил к имеющемуся мужскому резервуару трудовой силы еще и огромный женский резервуар (мы с интересом обнаружили, что вслед за К. Марксом сами отдали приоритет развития общества экономике).

Оба этих процесса проходили медленно, постепенно и без участия евреев, которые в своей массе были заперты в гетто и продолжали свой традиционный образ жизни и образования. Но в мир пришла эмансипация. Она началась во Франции в самом конце XVIII века и шла по континенту до начала века ХХ. Евреи, выйдя из гетто, обнаружили, что мир оказался совсем не таким, из которого они ушли в гетто тремя-четырьмя столетиями раньше. Пришлось приспосабливаться к имеющемуся миру, который резко противоречил сложившемуся за многие века еврейскому укладу жизни.

Еврейство ответило двумя противоположными (и обоими — крайними) тенденциями — с одной стороны, сохранением традиционного уклада жизни в черте оседлости Восточной Европы, мало отличавшейся от расширенного гетто (не совсем добровольно, эта черта была ликвидирована только Октябрьским переворотом 1917 года, не будем здесь говорить что открылось «освободившимся» и что совершилось с вышедшими из черты оседлости в широкий Советский Союз) и, с другой стороны, немецким реформизмом с курсом на полную ассимиляцию.

В современном «ультраортодоксальном» («харедимном») сообществе наметилась (в период перед Второй мировой войной в Восточной Европе) и реализовалась на Святой земле уже после восстановления государства Израиля еще одна одна тенденция, которая в последнее время стала распространяться и на слой религиозных сионистов (слой «вязанной кипы»). Эта тенденция заключается в том, что муж полный день учится в йешиве (принося крохи в семейный бюджет), а жена работает вне дома за зарплату, в существенной части содержит семью и при этом продолжает выполнять все традиционно женские обязанности по дому. Понятно, что при таком подходе первыми страдают дети (в первую очередь, их воспитание, далее — их обслуживание, создание для них хороших условий теплого дома, без которого их развитие неизбежно окажется ущербным).

Относясь весьма отрицательно к такому положению в семье, мы, тем не менее, примем его как данность, но выделим одну из явных болевых точек в такой ситуации (а таких болевых точек в данной ситуации немало). Два крупных раввина современности, руководители поколения рав Йосеф Шалом Эльяшив (упоминание о праведнике — к благословению), ашкеназ, и рав Шалом Коэн, сефард, духовный руководитель партии ШАС, издали алахические постановления, запрещающие «харедимным» (как пишется в такого рода постановлениях — еврейским) женщинам получать высшее образование. В нашем распоряжении нет текста постановления рава Й-Ш Эльяшива, информация о его постановлении передавалась устно, но зато постановление рава Шалома Коэна опубликовано даже на русском языке [9]: «Абсолютно недопустимо, чтобы девушки учились в каких-либо академических учреждениях, к какой бы системе они не принадлежали, так как эта учеба сбивает их с правильного пути и противоречит законам Торы». Под запрет попали даже те высшие педагогические учебные заведения, которые предназначены для учебы «харедимных» девушек и которые готовят их к работе учительниц в женских школах того же сектора. Можно подумать, что сегодня можно полноценно учить девочек из «ультраортодоксальных» (харедимных») семей, если учительницы не имеют при этом серьезной педагогической подготовки. Особо интересно заметить в этой связи, что предыдущий духовный лидер партии ШАС Овадия Йосеф таких постановлений не публиковал, и даже более того, его дочь Адина Бар-Шалом, лауреат государственной премии Израиля, была одной из создательниц системы высшего образования для девушек из религиозных семей.

У такого запрета есть много последствий.

Во-первых, по нашим наблюдениям, не столь уж многие девушки из «ультраортодоксальных» (харедимных») семей (с согласия их семей) такому запрету подчинятся. Существующие педагогические высшие учебные заведения для таких девушек никто закрывать не собирается. И, среди прочего, это явно означает ослабление авторитета раввинов и их постановлений даже внутри их сектора, что является резко отрицательной тенденцией.

Во-вторых, нам известны несколько «ультраортодоксальных» девушек, получивших научное высшее образование (не обязательно педагогическое, а потому учившихся в обычных («светских») университетах — иных мест учебы просто нет, а учеба в таких «общих» университетах и колледжах сама по себе является большой проблемой, большим искушением и разрушением целостности морали) и испытывающих значительные трудности с замужеством в своей среде. Высокоразвитые и сильные именно в Торе (но слишком часто — только в Торе), глубоко «харедимные» мальчики не хотят жениться на таких девочках (девочки с таким образованием на «харедимном» сленге называются «сожженные» (иврит: сруфОт), так как они потеряли чистоту восприятия мира, впитав чужие, не предусмотренные для чистой «харедимной» девочки знания и тенденции), а менее развитые мальчики, не знающие мира, часто — весьма примитивные, не очень подходят этим высокоразвитым девочкам (уже не говоря о том, что и далеко не самые продвинутые даже в религиозном образовании мальчики с презрением и свысока смотрят на таких «сожженных» девочек). Собственно, основой таких алахических постановлений ведущих раввинов, по нашему предположению, является слабая и запоздалая попытка недопущения отмеченных диспропорций, но не путем поднятия уровня мальчиков, а путем искусственного ограничения развития девочек. Мол, если сама будет примитивной, то может быть и не поймет, что вышла замуж за примитивного, а не поймет — вполне может быть счастлива. А то, что она, без образования, будет работать на более тяжелых, менее творческих и менее оплачиваемых работах — так это цена за мир в семье (иврит: шлом баит). Мы также знаем, что примитивность мышления матери часто приводит к достаточной примитивности мышления детей, а если и муж имеет только средние знания и то только в Торе, то познание Тв-рца на всех Его путях в такой среде оказывется под большим вопросом.

В-третьих, на пути получения серьезного образования в «харедимной» среде есть еще мощное препятствие. В былые века мальчик начинал работать только женившись, а до этого сидел в йешиве и учил Тору. Тогда вопрос о времени на получение специальности для заработка остро не стоял. Сейчас — иначе, и этот вопрос остро стоит и для девочек, и для мальчиков. Дело в том, что для получения специальности, требующей современного высшего образования (а без этого трудно рассчитывать на приличную работу и приличный заработок) нужен аттестат зрелости (иврит: теудАт багрУт), который при нулевых начальных знаниях математики и английского, характерных для выпускников йешив, требует не меньше трех лет серьезной учебы и лишь затем — высшее образование, требующее четырех лет обучения. Итого 7 лет, которые нужно вложить ДО появления нужды в заработке, который начинает явно требоваться через год-два после женитьбы. Большинство начинает интересоваться заработком и путями его получения, когда жизнь сильно прижала и уже нет тех необходимых многих лет на получение образования и достойной работы. Ведь в эти годы нужно не только платить за образование, но и содержать семью. А выход на этот путь сразу лишает соискателя образования помощи общины, стипендии йешивы, что фактически исключает возможность этим путем воспользоваться. Эти люди оказываются в непреодолимых тисках обстоятельств и вынуждены всю жизнь перебиваться малоквалифицированным и соответственно малооплачиваемым трудом. Поэтому аттестат зрелости нужно делать еще в возрасте школы, а получать высшее образование — после нее. «Харедимный» мир к такому подходу мало приспособлен, большинство семинаров для девочек к получению аттестата зрелости не готовит. Девочки в этой среде часто выходят замуж раньше мальчиков, в 17-18 лет, рожают через год и должны прокладывать свой путь к высшему образованию в очень тяжелых, если вообще возможных условиях. И запрет раввинов в первую очередь воздействует на школы, которые, не готовя девочек к получению аттестата зрелости, фактически запирают их возможность получить достойное образование и достойный заработок.

Окончание
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *