Исраэль Дацковский: Женщина раввинского звания. Окончание

 163 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Наибольших успехов феминистки добились в израильской армии и уже некоторые несчастные из них даже стали пилотами боевых истребителей (об ужасных последствиях такого «равенства» для женского организма и для женской судьбы стараются вслух не говорить).

Женщина раввинского звания

Исраэль Дацковский

Окончание. Начало

  1. Об изучении женщинами глубин Торы

Одна из причин древнего запрета мудрецов женщинам глубоко изучать Тору (по нашим представлениям сегодня таким высоким, доступным, но совершенно ненужным и вредным для женщин уровнем изучения Торы является глубокое изучение Талмуда (иЮн, пильпУль) и изучение алахи на уровне полного изучения «ШульхАн арУх») является не только особая роль женщины в мире и в семье, а потому женщина имеет свои, отличные от мужчины пути достижения счастья в этом мире, но и учет того, что женщина была создана позже мужчины (не будем углубляться в вопрос о том, что первичный Адам был двуполым и производством женщины было выделение женской сущности из общего. В этом смысле мужчина и женщина были созданы одновременно сначала в виде объединенной сущности, а затем в виде двух разделенных сущностей, мужской и женской соответственно). Более позднее создание женщины в качестве изделия второго поколения позволило усовершенствовать женскую сущность и облегчить ей приближение к Тв-рцу без напряженной и сложной учебы Торы (мы бесконечно далеки от мысли, что Тв-рцу путем создания устройств разных поколений сложности пришлось методом критической оценки предыдущей модели и на базе такой «работы над ошибками» постепенно совершенствовать изделие и тем самым приближаться к идеалу). Женщина совершенней и сложней мужчины, и поэтому имеет возможность познания Тв-рца и приближения к Нему не только и не столько на уровне сложной учебы, мыслительной деятельности, сознания, тщательного исполнения многочисленных заповедей, но скорее и успешнее на уровне чувства, интуиции, подсознания, ограниченной по сложности учебы и выполнения меньшего, чем мужчина, числа заповедей. И тогда по поводу изучения женщиной сложного уровня Торы можно привести следующую аналогию. Многие мудрецы (кроме РАМБАМа) серьезно относились к астрологии, но считали, что так как корни душ евреев укоренены в самом Тв-рце, то звезды в имеющемся астрологическом описании над ними не властны, евреям даны иные способы воздействия на настоящее, будущее и даже на прошлое свое, своих близких, своего народа и мира в целом. Но если еврей обращается к астрологии (в первую очередь не для осознания настоящего, а для «заглядывания» в будущее), он понижает себя до уровня народов мира и попадает под власть звезд. Так и с женщинами, глубоко изучающими Тору — они не повышают себя, а совсем наоборот, понижают себя до уровня менее совершенных, чем они сами, мужчин, теряют многие чисто женские и более успешные аспекты познания Тв-рца, а совсем не приобретают дополнительную глубину и ясность этого познания.

Поэтому мы полностью согласны с мнением еврейских мудрецов многих поколений, что женщине противопоказано глубокое изучение Торы, причем это изучение ей противопоказано совершенно не по «скудости» ее умственных возможностей, а совсем наоборот — из-за богатства ее возможностей познавать Тв-рца, служить Ему и «прилепляться» к нему без утомительной учебы и глубокого разбирательства сложнейших текстов. Женщине нужно полностью использовать для этого данные только ей и соответствующие только ей тонкие механизмы, а не претендовать на более грубые механизмы мужчин, которые просто не могут без них обойтись, так как не снабжены женскими механизмами познания и ощущения близости Тв-рца.

А если женщина все-таки становится на не соответствующий ее устройству и психике путь, ожидающие ее потери многократно превышают возможные приобретения. В первую очередь женщину на этом пути поджидает разрушение ее возможностей более тонко и глубоко, чем мужчина, познавать Тв-рца на чисто женских путях такого познания, недоступных мужчине.

Именно из такого понимания вредности для женщины углубляться в особо сложное и подробное изучение Торы мы будем строить наше понимание о необходимом образовании женщины.

Приведем некоторые примеры, иллюстрирующие, что принципиально разные пути изучения и служения мужчины и женщины ни в какой мере не являются дискриминационными по отношению к женщине и только больное феминистическое воображение видит дискриманацию в естественном порядке вещей, даже в тех областях, где женщиа ставится на более высокое место по сравнению с мужчиной. Но феминисткам неважно, что место женщины более высокое, для них важно, что это место не равно месту мужчины, а значит — дискриминационно.

Хороший пример, объясняющий необязательность соблюдения некоторых заповедей (связанных со временем, иврит: зман грамА) женщинами приводит в [1] проф. Йешаягу Лейбович. Он указывает, что есть ряд заповедей, обязательных для исполнения только коэнами. И никакому мужчине не придет в голову исполнять эти заповеди, стараясь еще больше приблизиться ко Всевышнему. Так же мужчина не считает такое свое «ограничение» дискриминацией по признаку происхождения (правда, один муж счел себя дискриминированным таким подходом к избираемым на служение Тв-рцу и даже поднял большой народный бунт для изменения этой «несправедливости». Конечно, он обессмертил свое имя, его звали Корах сын Ицhара, его бунт описан в одноименной главе книги Бемидбар, но судьба его — печальна). Так и женщина, исполняя необязательные для нее заповеди именно как заповеди, ко Всевышнему этим путем никак не приближается — у каждого (у женщины, у мужчины, у коэна) есть свои пути службы Тв-рцу, которые составляют только пересекающиеся множества и нет необходимости искусственно делать их совпадающими множествами.

Рав Эльханан Бунин Вассерман в [3] указывает, что любая заповедь по крайней мере двуслойная. И первый слой даже заповедей, не обязательных для исполнения женщиной, никак не запрещен женщине и даже наоборот, приводит к пользе и исправлению «… путем совершения самой заповеди, для чего и повелел Всевышний ее исполнять». Далее рав Э. Вассерман приводит слова РАМБАНа на главу Ки Теце о заповеди шилуах а-кен (отослать птицу, Дварим 22:6): «Утверждение нашего учителя [РАМБАМа], что у всех заповедей есть смысл и польза, и исправление для человека, помимо награды за нее …». Гораздо более второстепенный вопрос о произнесения благословения на выполнение необязательной для женщины заповеди также имеет свое решение, хотя ответ различается уже не по гендерному, а по общинному признаку — сефрардки, по решению Йосефа Каро, автора алахического кодекса «Шульхан арух», не должны произносить такое благословение, а ашкеназскам, по решению РАМО (рав Моше Исерелис, написавший ашкеназские отличия от сефардских постановлений Йосефа Каро. Эти отличия РАМО печатаются внутри текста «Шульхан арух»), вполне разрешено произносить такие благословения.

Ошибки феминизма следуют из ошибочного понимания равенства полов. Приведем мнение французского философа конца XIX — начала XX века Густава Лебона из введения к книге [10], которое он высказал не в частности о женщинах, а в общем о сравнении народов и рас: «Уже почти полтора века [ко времени написания книги в 1897 году] прошло с тех пор, как поэты и философы, крайне невежественные относительно истории человека, разнообразия его душевного строя и законов наследственности, бросили в мир идею равенства людей и рас. Очень обольстительная для масс, эта идея вскоре прочно укрепилась в их душе и не замедлила принести свои плоды. Она потрясла основы старых обществ, произвела одну из страшнейших революций и бросила западный мир в целый ряд сильных конвульсий, которым невозможно предвидеть конца. Без сомнения, некоторые из неравенств, разделяющих индивидуумов … были слишком очевидны, чтобы приходилось их серьезно оспаривать. … Средство против этого было очень простое: … дать всем людям одинаковое воспитание.»

По сути — глубокое изучение женщинами сложных разделов Торы реализует уже понятые многими как ошибочные (хотя, может быть, и бывшие полезными на предыдущем витке истории обществ) и отжившие в понимании многих взгляды феминизма, что приносит женщинам, попавшим на удочку такой пропаганды большой и некомпенсируемый вред.

  1. Звания — названия

Одна из лежащих на поверхности причин появления относительно заметного числа женских мест достаточно глубокого изучения Торы связана с элементарной необходимостью искать оплаченную занятость, то есть места работы для многочисленных раввинов, сдавших государственные экзамены и получивших государственный же диплом, который нам уже трудно назвать традиционным словом, обознающим посвящение в раввины — «смихА» (возложение рук посвящающего в раввины на голову посвящаемого), но который по привычке продолжают так называть. «Производство» раввинов, по крайней мере, в Израиле (государственное производство, называющее себя ортодоксальным), намного превышает возможности «рынка» трудоустроить всех обладателей раввинских дипломов (к «рынку» мы относим, в частности, места преподавания Торы в школах и йешивах). Вот и приходится им открывать для себя новые места работы, занимать должности глав женских йешив (в любых их видах и под любыми названиями). Уже не говоря о «раввинах» иных течений, которые могут обещать пришедшим учиться женщинам золотые горы, выдавать любые дипломы и присваивать любые звания, но уровень обучения, во многом определяемый уровнем учителей, останется соответствующим качеству и реальному весу «раввинского» звания учителей. Мы глубоко осуждаем как разрушительную для самих женщин и для всего еврейства тенденцию создания высших женских йешив (под любыми вроде приемлемыми названиями курсов, семинаров, мест получения академических степеней) и «заманивание» туда женщин самыми разными путями, в том числе — и высокими стипендиями «йешиботницам».

В современном нам мире произошло смещение, смешение и резкая деградация раввинского звания. На то имеется, по крайней мере, три слоя причин.

Слой первый — переход, по крайней мере, в сионистских кругах, что было вмонтировано в институции государства Израиль, от признания кандидата на звание раввина действительным раввином со стороны признанного рава перешли к экзаменам, уровень которых, в соответствии с общемировыми тенденциями высшего образования, непрерывно снижается. Этот набор из четырех экзаменов хотя и продолжает называться получением «смихи», но непрерывная, идущая от Моше рабейну, от горы Синай традиция рукоположения (возложение рук ранее рукоположенного рава, присваивающего звание раввина кандидату на голову кандидата, получающего звание) прервана. И сегодня слово «смиха» означает документ о раввинском звании или выданный крупным раввином, или диплом, полученный в результате успешной сдачи государственных экзаменов в Израиле. Этот государственный диплом раввина признается государством в качестве диплома о первой академической степени (бакалавр). Если в начале 90-х годов для допуска на такие экзамены нужно было пройти собеседование у крупных раввинов и получить допуск к экзаменам, то теперь достаточно принести справку о четырехлетнем изучении материала с возраста 18 лет, причем в справке не указывается количество часов изучения материала (ни всего, ни в день, неделю и т.д.). Раньше раввин давал «смиху» кандидату не только проверив его знания, но и, зная его моральный уровень и учитывая весь комплекс душевных и других параметров кандидата, решал для себя можно ли данному кандидату присвоить это высокое звание и доверить ему передачу Традиции другим евреям. Теперь все упростилось и формализовалось, получение «звания» раввина превратилось в рутинную сдачу итоговых экзаменов, по сложности приближающихся к требованиям заочного обучения на первую академическую степень по Алахе.

Дипломированных раввинов стало много, их уровень знаний в «специальности» — весьма разный, а их взгляды на мир, общие знания мира, уровень морали и прочие «лишние вещи» вообще перестали проверяться. С всеми вытекающими отсюда печальными (для евреев и иудаизма) последствиями.

Второй слой — активное присвоение звания «раввина» неортодоксальными и «слабо-ортодоксальными» течениями в иудаизме. Реформистское и консервативное течения в иудаизме правильнее было бы называть течениями ИЗ ИУДАИЗМА. Уровень их «раввинов» вызывает смех даже у учеников старших классов «харедимных» хейдеров, эти течения ораввинивают женщин и гомосексуалистов. Особо следует отметить, что школы реформистских раввинов в Германии (без разбора пола учеников и их сексуальной ориентации) существенно финансируются тем государством, а места подготовки ортодоксальных раввинов там же лишены любого госфинансирования, а потому обходятся существенно меньшими возможностями. Народы мира всегда пытались активно воздействовать на тип и уровень знаний учителей для евреев и руководителей еврейских общин, и всегда — в сторону деградации иудаизма. Но «свои» звания раввинов присваивают и «хабадники» на основании знаний не общего «Шульхан арух», а лишь хабадского «Шулхан арух hарав». Поэтому часто нет возможности понять о каком уровне раввинского диплома идет речь.

И третий слой — называние себя раввинами людьми, никакого диплома или посвящения не имеющими. Самое распространенное — называние равом (иногда — ребе) школьного учителя в религиозной системе обучения. Иногда — использование «названия этого звания» в понятии «учитель, господин» ко всем, кого хочется вежливо назвать. Мы даже не упоминаем не столь уж редкие в нашем мире случаи подделки дипломов или их выдачи без должных на то оснований.

Есть и еще один, более глубоко лежащий слой. В предыдущие века (где-то до XVI — XVII веков) при неразвитости в мире знаний о мире и человеке (пожалуй, кроме медицины и астрономии), раввин, глубоко знающий Талмуд (а не только отдельные главы Алахи, как сегодня), практически обладал ВСЕМИ знаниями мира и сильно возвышался как над более простыми евреями, так и над представителями иных народов. Поэтому он мог быть успешным и авторитетным советчиком практически по всем областям жизни и по всем принимаемым евреям решениям. Сегодня, при огромном развитии знаний о мире и человеке, раввин остался только относительно узким специалистом по священным текстам, по практической алахе. Потеряв реальную возможность быть консультантом и советчиком по многим вопросам современной жизни (само консультирование расслоилось и разделилось по многим областям знаниям), он, тем не менее, претендует остаться «верховным» консультантом, целиком и единолично определяющим жизненный путь евреев, обращающихся к нему за советом. Но многие его советы из-за ограниченности его познаний во многих относительно молодых, но сильно влияющих на наши жизненные решения областях знания, а также слабый учет реальностей мира (эти реальности, в частности, необходимость работать для того, чтобы на получаемую зарплату организовывать материальную жизнь своей семьи и помогать неимущим своего народа, совсем не новы для нашего мира, существовали у евреев всегда, но сегодня несколько «подзабыты». Относительно новым является необходимость большого времени на получение достойной специальности, причем это время нужно затратить до возникновения острой нужды в зароботке) приводят к неверности и неавторитетности его советов с большими последствиями и невосполнимым ущербом для тех, кто выбрал жизненный путь свой и своих детей в соответствии с такими советами. Причем ошибочность части советов, например, по выбору правильного пути для детей, проявляется спустя много лет и часто плохо подлежит коррекции.

Все сказанное вместе приводит к резкому понижению авторитетности раввинов и отсутствию в еврейском народе руководящего и направляющего звена. Тогда каждый еврей начинает опираться на свое, часто очень ограниченное и неверное понимание происходящего, делать то, что хорошо в его глазах и наступает полная деградация ткани еврейского общества.

Все это привело к деградации «мужского» раввинского звания. А вслед за этим неизбежно последовала и деградация женских «обозначений». Изначально слово «раббанИт» (на идише — ребЕцн) относилось только к жене раввина и, вообще говоря, не подразумевало никакого уровня в Торе и алахе. Но было принято, что живя в доме раввина и обучаясь у него практической женской алахе (уж больно близко был достойный учитель) и живя в атмосфере святости, по определению сопровождающей раввина, его жена — раббанит многому училась и с течением времени и по разрешению раввина могла обучать женщин хотя бы практической алахе. Но с увеличением количества категорий «раввинов» в той же мере выросло и число очень разных «раббанийОт» (женщины, получившие звания «раввина» в реформистском и консервативном течениях гордо называют себя раввинами, ссылаясь на отсутствие женского рода у званий «доктор» и «профессор»). И в относительно последнее время появилась тенденция (вслед за положением на мужской половине) называть себя «раббанит» теми женщинами, которые ведут уроки Торы и алахи или сами считают, что имеют нравящийся им самим уровень в Торе без всякого предыдущего системного обучения Торе и без связи с наличием мужа-раввина. Сегодня есть полно раббанийот, среди находящихся замужем за мужем — не раввином или вообще незамужних/разведенных. А уж получившие относительно системное образование в области Торы в семинариях, мидрашийот, на женских курсах (иногда — весьма немалого уровня) — им вроде бы как естественно именоваться раббанийот сначала перед своими ученицами, а далее — и «в миру». Вслед за деградацией звания раввина совершенно естественно деградировало и понятие раббанит.

Но теперь, для оправдания места в жизни (и зарплат) этими самыми раббанийот продолжаются объяснения важности для женщин глубокого изучения Торы и в ущерб их необходимейшей учебе в нужных им разделах Торы, и в ущерб их учебе в других, важнейших для их полной реализации областях знания, и в ущерб исполнению их уникальных, незаменимых функций в семье и в мире (понятно, такая учеба особенно подходит для «особо прогрессивных», «особо современных», «особо интеллектуальных», «особо продвинутых» женщин — не польстишь, так гнилой товарец не продашь).

Иногда для обоснования «особости» женского мышления в ход идут непроверенные (читай — неверные) аргументы. Например, в [5] приводится следующее обоснование «женской глубины мышления»: «Правда, за годы учебы и преподавания в женском бейт-мидраше я заметила, что женское прочтение Талмуда отличается от мужского. Но это далеко не всегда феминизм. Просто другой взгляд. Возможно, это связано с тем, что женщины обычно учат Талмуд позже, чем мужчины. Мальчики начинают изучать Талмуд в школе, когда у них мало жизненного опыта, а учитель нередко обладает непререкаемым авторитетом. Соответственно, возникают определенные шаблоны, которые потом трудно преодолеть. Человек знает, что Талмуд читают так, и ему трудно перестроиться. Женщины же обычно берутся за Талмуд в более зрелом возрасте, когда за плечами у них академическое образование, опыт работы, семейная жизнь. Поэтому мыслят они более самостоятельно и зачастую могут предложить совершенно неожиданное прочтение, которое большинству мужчин, воспитанных в традиционной ешиве, просто не придет в голову.» Замечено многократно, что новые репатрианты в Израиле, которые на путях своего возвращения к Традиции начали учить Талмуд (даже не на языке оригинала, а с дословным переводом учителя на уроке), уже на первых уроках зачастую задают такие сложные и глубокие вопросы и проявляют такую глубину понимания изучаемых разделов, которые по своему уровню вызывают удивление у серьезных раввинов и никак не вяжутся ни с низким уровнем владения языком, ни с тем, что знаний по Талмуду у спрашивающего тоже «кот наплакал». Поэтому такое указанное выше «женское свойство мышления» связано не с женским типом, а с широким иным образованием, развитым мышлением и именно с недостатком знания Талмуда и его традиционных объяснений и комментариев на него.

Такая «размазанность» (под современным названием «либерализм») взглядов многих современных раввинов, в первую очередь раввинов религиозного сионизма («вязанной кипы») сделало возможным следующий этап разрушения Торы в народе Израиля. В еженедельной газете религиозных сионистов «Улам катан» (глава «Корах» 6772 года — 22 июня 2012, 11 стр.) появилось объявление об открытии высших курсов для женщин по изучению Гемары и Алахи. Подходящим обещана вторая степень — курс двухлетний (рассчитано на весьма образованных и продвинутых женщин), курс пойдет под управлением и покровительством главы йешивы «Ар Эцион». То есть уровень согласия на курс и его руководство — из весьма высоких раввинских сфер. Обычное объявление о высоком и сложном курсе. Такие объявления обычно ориентированы на действительно весьма развитых, образованных и умных женщин с весьма слабым соблюдением еврейских традиций (при их подчеркнутом внешнем исполнении).

Учитывая высокий уровень потенциальных слушательниц и академичность курса, несложно предвидеть следующий шаг, как ни бредово он сейчас прозвучит: появление раввинов-женщин из среды «вязанной кипы», то есть, из ортодоксального течения в иудаизме.

Когда женщины достигнут необходимого стажа изучения, чего ждать осталось недолго, то не будет никакой возможности не допустить женщин к сдаче экзаменов и не будет возможности сдавшим экзамен не выдать диплом раввина. Йешаягу писал в 66:9: «Доведу ли Я до родов и не дам родить? — сказал Г-сподь …» Это касается вышедших на уровень раввинского экзамена — не будет ни сил, ни причин не дать сдавать экзамены тем, кто к этим экзаменам подготовился в соответствии с имеющимися требованиями. Никто в этом государстве не посмеет проводить разделение права сдавать экзамен и получать соответствующие звания в государственном учреждении по гендерному (половому) признаку. А Главный Раввинат в первую очередь является государственным бюджетным учреждением и работающие в нем — в первую очередь госслужащие, проще говоря, чиновники государства. Если кто-то и начнет противиться, БАГАЦ быстро восстановит «равенство». Он уже признал реформистских «раббаев» почти на уровне ортодоксальных раввинов, он определяет кого считать евреем. Он же без труда и заранее известно как определит кому быть раввином от имени Главного Раввината.

Кроме обычного для нашего общества падения требований к экзаменующимся следует помнить, что мы находимся в жестком давлении «плохого» треугольника.

С одной стороны нас поджимают реформисты и консерваторы, представляющие огромное большинство еще не до конца ассимилировавшихся евреев, в первую очередь, в США и Канаде. Они уже давно присваивают женщинам звание раввина — «раббая» (при уровне знаний в Торе и Алахе, над которым смеются даже ученики старших классов хейдера — начальной религиозной школы в харедимной среде. В хейдере дети учатся до 8 класса), ставят хупу гомосексуальным парам, устраивают торжественные бар-мицвы собакам на полном серьезе.

С другой стороны, женщины успешно борются за «равные права» во всех областях жизни и управления. Наибольших успехов феминистки добились в израильской армии и уже некоторые несчастные из них даже стали пилотами боевых истребителей (об ужасных последствиях такого «равенства» для женского организма и для женской судьбы стараются вслух не говорить). Почему бы не побороться за равенство в присвоении раввинских званий?

И с третьей стороны у нас в Израиле есть беспредельно либеральные раввины из организации «Цоар» (как они сами официально называют свою организацию, «Мост между мирами»), идущие на любое мыслимое и немыслимое послабление в Алахе вплоть до решений, полностью ей противоречащих, ставящие хупу откровенным гоям после неприкрыто-липового гиюра (причем, агитирующие и за липовый гиюр, и за липовую хупу, которую трудно отличить от настоящей, а любое разоблачение поведет к многочисленным жизненным трагедиям ни в чем не повинных обманутых людей), но при этом законно получившие «смиху» (нет, смиха — это серьезно. Правильнее сказать, получившие диплом) раввина после сдачи госэкзаменов в Главном Раввинате Израиля и проявляющие поразительную и, к сожалению, успешную активность в информационном поле религиозных сионистов. На такую активность нужны деньги, но, похоже, у «Цоара» есть надежные источники обильного финансирования. Еврейские ли? В последнее время к организации «Цоар» добавилась не менее либеральная, но большее ударение ставящая именно на равенстве мужчин и женщин в обучении Торе и в званиях-названиях для женщин организация «Бейт Гилель», заявляющая, естественно, о своей борьбе за подлинную, базовую алаху и «очищающая» ее от поздних «неалахических» по ее мнению наслоений, зачастую своими решениями просто уничтожающая алаху. Хорошо, что хоть пока весьма и весьма немногие из тех, кто прикоснулся к серьезному изучению Торы и хоть немного приоткрыл для себя Тв-рца, серьезно слушают «алахические» постановления, исходящие от деятелей этих организаций.

При наличии такого давящего треугольника предотвратить появление женщин — раввинов в ортодоксальной среде практически невозможно — нет реальных тормозов. Если такое не признАют часть раввинов, то признАют другие и нормальному человеку не выплыть из многоцветного и беспорядочного болота признания/непризнания. Объективная оценка такой деятельности раввинов по организации таких курсов в среде религиозных сионистов в силу неорганизованного, «размазанного», бесформенного раввинского сообщества с огромным разбросом уровней знаний и авторитета раввинов практически невозможна — нет религиозного общепризнанного центра типа Санхедрина по единому для всего народа установлению Алахи, для общенародного указания что можно делать, а что — нельзя. Все мы — раввины, все мы всё понимаем, все мы имеем право. Максимум, можно получить высказывание одного раввина о другом: » Я, конечно, не поддерживаю такое его решение, но не указывать же ему — он весьма заметный раввин с большими знаниями и нужно полагать, что он знает, что делает и хорошо эти действия обосновал. Да я и не знаю, что точно он постановил, а доверять пересказам, в том числе и газетным, у меня нет никаких оснований». Иными словами, серьезных возражений нет и каждый сдавший экзамены в госраввинате (или назвавший сам себя раввином даже без подделки документов в связи с их полным отсутствием) может творить все, что он хочет и разрушать Алаху по своему «раввинскому» мнению без всяких ограничений — важна лишь степень информационного влияния на общество, а это влияние слишком часто определяется просто деньгами и подбором отнюдь не раввинских кадров.

Скажем несколько слов по поводу еще одного типа женской учебы — по поводу «мидрашийот». Эти учебные заведения обучают молодых девушек Торе на вполне подобающем для слушательниц уровне, там учится много девушек, которым ранее не пришлось ознакомиться с Торой и еврейским «мусаром» (учением о еврейской морали и о восприятии Тв-рца без углубления в сложные тексты) даже на уровне, вполне соответствующем статусу еврейской женщины. Эти «мидрашийот» в своей основе являются теплицами девушек для сватовства (иврит: шидух), подготавливают их в смысле Торы и алахи для полноценной еврейской семейной жизни. Поэтому по уровню обучения и по целям такие места можно только приветствовать. Однако, эти «мидрашийот» не ориентируют девушек на получение специальностей для дальнейшего заработка (понятно, что такие специальности должны изучаться вне «мидрашийот», но под контролем, по рекомендациям и при разносторонней помощи «мидрашийот», но особо важно — при ориентации и по направлению девушек на такое получение подобающих еврейской женщине специальностей. И «мидрашийот» должны строить свое расписание занятий так, чтобы дать возможность девушкам учиться для получения таких специальностей, иногда — для дополнения аттестата зрелости и лишь затем дальнейшего специального обучения). Даже если девушка рано выйдет замуж, уже будет дано начало получению специальности и многие девушки его закончат даже в замужестве. И отсутствием такой ориентации и помощи такая учеба приводит к потере времени в аспекте дальнейшего получения достойного заработка для семьи, часто делая невозможной в дальнейшем подходящую для еврейской женщины и ее роли в семье, почетную и интересную работу.

  1. Чему будем учить женщин?

Для нашего обсуждения о месте, объеме, глубине обучения женщины Торе мы попробуем определить очень широко и неподробно набор знаний и навыков, необходимых современной еврейской женщине в свете ее роли и задач в мире, в семье, в ее собственной жизни и в свете необходимости максимально возможного для нее развития данного ей интеллектуального потенциала.

К этим минимальным знаниям и необходимым навыкам мы бы отнесли (не всегда можно определить однозначный порядок приоритетов, так как, по крайней мере, некоторые из нижеперечисленных пунктов одинаково обязательны):

  1. ТАНАХ, в первую очередь Хумаш с некоторыми разъясняющими прямой текст комментариями (РАШИ и другие), мидраши, в первую очередь к Хумашу.
  2. Практические алахот для ведения дома (кашрут, шаббат, чистота семейной жизни, йехуд, законы скромности, день еврея, год еврея, жизненный цикл еврея — по сборникам алахот типа «КицУр шульхАн арУх» рава Ш. Ганцфрида, параллельных ему сборников и более специальных и более облегченных сборников алахот типа «АлихОт бат Исраэль» рава И. Фукса и многих ему параллельных). Для особо продвинутых — «Шмират шаббат каилхота» рава Йеошуа Нойберта (воспоминание о праведнике — к благословению) и параллельных по сложности и подробности книг по чистоте семейной жизни и кашруту.
  • Ведение домашнего хозяйства, элементы домашней экономики (включая, естественно элементы кулинарии и шитья).
  1. Определенный уровень знания мусара (книга «Месилат йашарим» РАМХАЛя и подобные).
  2. Определенный уровень педагогических знаний (которые, в отличие от прошлых веков, сегодня плохо передаются в семье), психологии (общей, детской, психологии обучении).
  3. Определенный уровень медицинских знаний.
  • Знание окружающего материального мира на уровне предметов аттестата зрелости.
  • Специальность для достойного заработка. Сегодня уже почти невозможно представить себе семью, имеющую удовлетворительный уровень жизни без совсем неработающей женщины. Да и мораль мира, к сожалению, изменилась в такую сторону, что большинству даже еврейских женщине стало необходимо ощущать свою самоценность и устойчивость в жизни через занятие в этой жизни определенного, в потенциале независимого положения, что невозможно хотя бы без потенциальной возможности достойного заработка.
  1. Не возбраняется знать на определенном уровне и даже в отдельных случаях особой склонности к такой учебе учить постоянно — приводим по мере возрастания сложности и резкого уменьшения обязательности изучения (сверх ТАНАХа, мидрашей, практической алахи и мусара. Для большинства женщин перечисленное далее вообще ни в какой мере не является обязательным и может быть рекомендовано только особо интересующимся и преподавателям соответствующих дисциплин):
    • א. Алахот на уровне книги МишнА БрурА (краткое изучение собственно по тексту или изучение для более глубокого понимания по «расшифрованному» многотомному изданию «hОд вэhадАр»).
    • ב. Мишна (с комментарием рава Кеати, в дальнейшем при желании некотором расширения списка комметнаторов — рав Овадья из Бартануры, Икар Тосфот йом тов и еще некоторые. Излишне подробное изучение по «Мишнайот Зехер Ханох» или по «Айн-гимел комментаторов» считаем нежелательным для женщин кроме подготовки преподавателей по этим дисциплинам).
    • ג. Как особое исключение — Гемара на уровне «Бэкиют» — «Даф йомИ» по изданиям (перечисленным в порядке нашего личного предпочтения) ШУтенштейн — ШтЕйнзальц — ВэшинАнтем — МетИвта — ХаврУта.

Особое замечание. Вслед за еврейскими мудрецами считаем, что глубокое изучение женщими Алахи (на уровне «Шульхан Арух» рава Йосефа Каро) и Гемары на уровне «Июн» не только не желательно, но и даже вредно, но эта рекомендация ни в какой мере не связана с умственными возможностями женщин, а связана лишь с тем, что такое глубокое изучение столь сложных вопросов уводит женщину от ее роли в семье и мире и мешает ей достичь жизненных целей, в первую очередь, человеческого счастья, наполненности жизни и спокойствия, а потому является для нее вредным.

Теперь, очертив круг желательных знаний женщины (круг получился такой величины, что в пору мужчинам его рекомендовать! Полагаем, что огромное большинство женщин овладеет только частью указанных разделов знания, да и то на ограниченном уровне) мы разделим ступени учебы девочки — девушки — женщины на ряд стадий в зависимости от способностей, возможностей, направления обучения, и других параметров.

  1. Школа (на иврите высшие ступени средней школы для девушек часто называются семинарами, идущими вслед за начальным звеном, именуемом бейт Яаков). Достаточно глубокие и разносторонние знания в Традиции, алахе, мусаре, устройстве мира. Аттестат зрелости (иврит: теудАт багрУт). И все-таки по большинству вопросов получаемые знания являются начальными, но недостаточными для жизни. Но дальнейшее пополнение этих знаний будет идти уже очень разными путями у разных девушек.
  2. Получение специальности, связанной с высшим образованием. Первые среди специальностей, которые можно порекомендовать еврейской женщине — это специальности учительницы и медсестры. Понятно, что нужны учебные заведения раздельного (в смысле пола) обучения. Но есть еще немало подходящих женщине специальностей, требующих сегодня высшего образования. Это обучение обязательно должно сопровождаться серьезным углублением необходимых знаний в Традиции как обязательной части учебной программы. Причем, требуется в первую очередь углубление знаний в разделах Традиции не общетеоретических (глубокая алаха, Гемара), а требующихся женщине в ее нормальной еврейской жизни. При этом будущей медсестре нужно добавить некоторый уровень знания педагогики для воспитания ее детей, а будущей учительнице — некоторый уровень медицинских знаний.
  3. Получение специальности, не связанной с высшим образованием (секретарь — руководитель офиса, медицинский секретарь, ассистент зубного врача, расчетчик зарплаты и еще много других специальностей). Это обучение также должно сопровождаться серьезным углублением необходимых знаний в Традиции как обязательной части учебной программы. Возможно разделение этих групп обучения на чисто специальную и «женско-йешивную», разделенные в течение дня, но не разделенные в глобальном времени (то есть, учеба — одновременная)
  4. Некоторым особняком стоит обучение девушек (в том числе и приближающихся к Традиции), которые хотели бы именно углубить свои знания в Традиции в качестве подготовки к семейной жизни и в качестве занятости в первый период после замужества, до появления детей. Мы полагаем, что такая учеба А) не должна переходить на изучение сложных областей Традиции Б) должна быть совмещена с дополнением аттестата зрелости/получением той или иной специальности. Учебные заведения чисто «женско-йешивного» типа, ориентированных именно на относительно невысокий уровень изучения Торы и мусара в качестве подготовки и ожидания замужества (типа современных мидрашиет) не решают задач подготовки женщин к будущей жизни именно отсутствием подготовки в той или иной специальности для заработка.
  5. И еще особняком стоят места обучения девушек — женщин высшему рекомендованному для них уровню Традиции. Эти места обучения должны быть строго ориентированы на педагогическую работу и быть факультетами педагогических семинаров (высшее педагогическое образование со всем набором необходимых для этого предметов) по преподаванию «религиозных» дисциплин в младших (по уровню изучения этих «религиозных» дисциплин системах обучения) и не ориентироваться на преподавание женщинами в этих высоких системах, не превращаться в женские йешивы (к чему сейчас есть несомненная, но отрицательная в наших глазах тенденция, опирающаяся, как мы указывали выше, на поиск оплачиваемой занятости невостребованными в иных системах обучения мужчинами-раввинами).
  6. Женские аналоги вечерних/дневных колелей для работающих мужчин. Места обучения замужних женщин Традиции. Сегодня эта работа выполняется в виде системы кружков самого разного уровня. Развитие этой системы совершенно естественно сдерживается трудностями для большинства еврейских женщин регулярно выходить из дома на учебу. Именно из-за характера женской занятости в семье (и на работе)и трудностей регулярного оставления дома и семьи ради учебы, которая не представляется первой жизненной необходимостью, нам трудно представить себе существенное развитие этой формы обучения.

В еврейских семьях очень большой период присутствуют маленькие дети, которые требуют непрерывного ухода — вечерняя кормежка, мытье, укладка спать. Если муж будет должен отпускать жену на внешние уроки (даже не каждый день, один-два раза в неделю), он должен будет свои вечерние занятия согласовывать с уроками жены и уметь полноценно заменить ее дома на время ее отсутствия. Это сильно укрепит его связь и с детьми, и с женой и будет заметно способствовать укреплению института семьи. Ведь именно совместная забота друг о друге и о детях является еврейским секретом крепости семьи.

  1. Мы в связи с единичностью и нетипичностью случаев совсем не рассматриваем редчайшие исключения, когда женщине в отдельных исключительных случаях подарено почувствовать высшую сладость познания Тв-рца и тогда уже невозможно оторваться от изучения Его Торы как невозможно выйти из Его Дворца.

Источники:

[1] Йешаягу Лейбович. Статус женщины: алаха и мета-алаха. 1980.

[2] Моше Кан. Еврейское образование для женщин. Перевод с англ. Евгения Левина. Опубликовано в журнале Ten Daat Vol III No. 3 pp. 9-11. Английский оригинал статьи, перевод на русск. язык.

[3] Э.Б. Вассерман. О раскаянии. Перевод на русск. яз. М. Климовской. Опубликовано в «Беерот Ицхак» — еженедельном издании фонда «Беерот Ицхак» под руководством р. Игаля Полищука, главы русскоязычного отделения йешивы «а-Ран» в Иерусалиме, номер 64 (июнь 2014, глава Хукат книги Бемидбар), стр. 11-13.

[4] Е. Левин. Женщины и изучение Талмуда. 2009.

[5] М. Карпова. Женская революция в изучении Талмуда проиграла, не начавшись. 2009.

[6] М. Карпова. Чему следует учить еврейских девочек. 2011.

[7] На иврите: וזאת ליהודה. בהוצאת ישיבת מעלה גלבוע. «מה’ אישה משכלת» 2013″

[8] И. Дацковский. Куда ведет молчание о существенном. 2012.

[9] Постановление рава Шалома Коэна, запрещающее еврейским девочкам получать высшее образование (24 июня 2014, 14:36)

[10] Г. Лебон. Психология народов и масс. Изд. «Макет», СПб 1995, нами взято из интернета.

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Исраэль Дацковский: Женщина раввинского звания. Окончание»

  1. По-моему, принижение роли женщины есть пережиток варварства, постепенно удаляемый большинством евреев из реальной жизни. Например, я не представляю себе любого автора или читателя портала, у которого супруга, мать его детей(!), носит парик вместо собственной причёски.

    1. В том окружении, в котором я сейчас живу, для женщины носить парик (или беретку, шляпку и проч., но полностью скрывая свои волосы) столь же естественно, как для ее мужа носить кипу.
      Вопрос принижения или не принижения роли женщины очень важен, но он лежит совсем в других плоскостях, бесконечно далеких от проблем парика.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *