Лев Мадорский: «Я немец — по языку, интернационалист — по убеждениям, еврей — по чувству». О судьбе и творчестве Лиона Фейхтвангера

 424 total views (from 2022/01/01),  3 views today

«Я спас одну девушку от утопления, двух юношей от сценической деятельности, шесть молодых людей, отнюдь не бездарных, от профессии писателя…»

«Я немец — по языку, интернационалист — по убеждениям, еврей — по чувству»

(О судьбе и творчестве Лиона Фейхтвангера)

Лев Мадорский

Лион Фейхтвангер и Иосиф Сталин (1936 г.)

Трудно понять. Как случилось, что Лион Фейхтвангер, человек мудрый, бескомпромиссный, прекрасно разбирающийся в людях, ещё в 1920 году пророчески предсказавший погромы, сожжение книг и геноцид евреев в Германии, приехав в 1936 году в Москву, посетив некоторые другие города СССР и почти 3 часа пробеседовав со Сталиным, пишет книгу «Москва 1937»? Книгу, где оправдывает жестокость сталинского режима, рассыпает комплименты «отцу народов», восхищается успехами социалистического строительства. Это, повторяю, трудно понять.

Можно только предположить, что политическая наивность великого писателя объясняется обаянием личности Иосифа Виссарионовича, плотным окружением чекистов во время поездок, отсутствием правдивой информации, а, главное, тем, что он видел в СССР главного противника нацистского режима, всё глубже пускающего корни на его бывшей родине. Родина стала бывшей, так как в декабре 1933 года, будучи за рубежом и узнав, что его дом в Берлине разгромлен, книги сожжены, счёт в банке конфискован, Фейхтвангер в Германию не вернулся. Сначала поселился во Франции, в местечке Санари-сюр-Мер, а в 1940 году, отсидев месяц в концлагере в Тулоне, бежал ночью через Пиренеи в Испанию, а оттуда в США.

Возможно, именно благодаря «Москве 1937», Лион Фейхтвангер стал одним из немногих западных писателей, чьи произведения переводились на русский язык и большими тиражами издавались в советское время. И это несмотря на то, что почти в каждом из его романов, присутствуют не слишком популярные в первом государстве победившего социализма темы: трагические еврейские судьбы, борьба с антисемитизмом и даже сионистская идея признания необходимости (к этой идее пришёл Иосиф Флавий в романе «Иудейская война») создания еврейского государства. Впрочем, вполне возможно, что пророчество Флавия не больше, чем художественный вымысел. Потому что романы Фейхтвангера (это признают и литературные критики) антиисторичны. Писатель не придерживается строго исторических фактов и часто использует сюжетную канву, чтобы показать своё отношение к сегодняшнему миру, к проблемам сегодняшнего дня.

Родился один самых замечательных писателей ХХ века 7 июля 1884 года в Мюнхене в зажиточной, ортодоксальной семье. Получил начальное еврейское образование. В 1903 году окончил гимназию. В 1904-1907 г.г. в университетах Мюнхена и Берлина изучал философию, филологию, антропологию. В 1907 г. защитил докторскую диссертацию по малоизвестной сегодня повести Г. Гейне «Бахарахский раввин» о жизни еврейской общины в ХIII веке, боровшейся с кровавым наветом. Фейхтвангер не был религиозным человеком, но ощущал себя евреем и отказался от работы в Берлинском университете, так как необходимым условием для этого был переход в христианство. В те же годы он начинает писать и вся дальнейшая его жизнь связана с литературным творчеством.

Через жизнь Фейхтвангера, как и через его творчество (одно нельзя отделить от другого), проходят несколько ключевых, переплетающихся, уходящих и снова возвращающихся тем. До Первой мировой войны это были, как писатель пишет сам «…абстрактные проблемы Власти, Любви, Зла». Он пишет шесть пьес на темы еврейской истории (1906 г.) и драму «Фетиш» о театральной жизни. С началом войны важнейшей становится антивоенная тема. Фейхтвангер выступает как пацифист и резко осуждает войну, как способ решения человеческих проблем, в стихотворении «Песнь павших» (1915 г.), а также в пьесах «Мир» (1917 г.) и «Военнопленные» (1919 г.)

Ещё одна тема, волновавшая писателя всю жизнь — борьба между действием и созерцанием — проходит как доминирующая в романах «Томас Вендт» (1920 г.), «Безобразная герцогиня» (1923 г.), «Еврей Зюсс» (1925 г.). Герои этих романов живут в разные времена, но все они (немецкий революционер Томас Вендт, герцогиня Маргарита фон Маульташ, финансит Йозеф Зюсс Оппенгеймер) в конечном итоге приходят к мысли о том, что зло и несправедливость непобедимы, отказываются от борьбы и наблюдают за происходящим вокруг со стороны, как бы оставаясь «по ту сторону добра и зла».

К таким выводам приходят герои Фейхтвангера, но не сам писатель. Он был всю жизнь человеком не созерцания, но действия. Начиная с 1932 г. Фейхтвангер выступает в Англии и США с лекциями, в которых разоблачает человеконенавистническую сущность национал-социализма. В автобиографии, написанной в ироническом ключе, писатель пишет:

«В своей жизни я 19 раз был абсолютно счастлив, 14 раз переживал глубокую депрессию, 548 раз испытывал состояние глубокой боли и растерянности перед лицом вселенской глупости».

«Вселенская глупость»— это, вне сомнения, фашизм. Позже, в книге воспоминаний о времени, проведённом во Франции, Фейхтвангер высказывается о «коричневой чуме» ещё более жёстко и определённо: «Человеческая злоба и глупость неистовы и глубоки, как все океаны мира». Антифашистская тема прямо или иносказательно пронизывает романы Фейхтвангера: трилогию «Успех» (1930 г.), «Семья Опперман» (1933 г.), «Лже-Нерон» (1936 г.), «Изгнание» (1940 г.), многие статьи и пьесы. Не случайно национал-социалисты видели в писателе своего злейшего врага и предлагали за его голову награду в 10 тысяч марок.

Особое место в творчестве Фейхтвангера занимает еврейская тема. Сейчас спорят, можно ли ассимилированного еврея, не соблюдающего ритуалы и редко посещающего синагогу, считать евреем. Писатель доказал, что можно. Доказал своей жизнью, своим творчеством. «По языку я немец, -говорил он в одном из интервью, по убеждениям — интернационалист, по чувству — еврей». Наверно, поэтому своеобразна его трактовка иудаизма. В статье «Исторический процесс евреев» (1930 г.) он пишет:

«Евреев объединяет не раса, не общие формы жизни, не общая территория, как другие народы, а общая ментальность, общая духовная позиция».

Кажется несколько странным, что среди объединяющих евреев факторов Фейхтвангер вроде бы упускает такой важный, как религия. Всё дело в том, что для «еврея по чувству» религия — это та же традиция, ментальность, духовная позиция.

Всю жизнь Фейхтвангер боролся против антисемитизма. Он считал, что антисемитизм объясняется не политическими, националистическими или экономическими причинами, а всё той же «вселенской глупостью». Писатель убеждён: ненависть к евреям — бессмысленное, чёрное чувство, глубоко враждебное Разуму. И всё же, несмотря на постоянное стремление к действию в борьбе со злом, Фейхтвангер постепенно приходит к выводу, что победить антисемитизм трудно. Почти невозможно.Наверное поэтому в уже упоминавшемся романе «Иудейская война» (антисемитские настроения процветали уже в Древнем Риме) Иосиф Флавий из далёкого прошлого предостерегает евреев, предлагает им уйти в тень:

«Мне кажется более разумным не выставлять на показ, не мозолить другим глаза нашими деньгами, властью, влиянием. Это вызывает только зависть».

Американский период в жизни в творчестве Фейхтвангера наиболее плодотворный. В его произведениях этого времени герои не созерцают, но действуют. Романы «Симона» (1945 г.), Лисы в винограднике» (1948 г.) посвящены борьбе против фашизма бойцов французского сопротивления. В романе «Гойя» (1951 г.) знаменитый художник становится независимым от королевского двора. И это тоже требует действия. Активную жизненную позицию занимают и герои последних романов Фейхтвангера «Смерь и преображение Жан-Жака Руссо» (1952 г.), Испанская баллада (1955 г.), «Ифтах и его дочь» (1957 г.)

Фейхтвангер умер 21 декабря 1958 года в Лос-Анджелесе. Незадолго до смерти в интервью, подводя итоги жизни, он говорит в привычно-иронической манере, когда речь идёт о себе:

«Я спас одну девушку от утопления, двух юношей от сценической деятельности, шесть молодых людей, отнюдь не бездарных, от профессии писателя…»

Продолжая ряд, могу добавить уже вполне серьёзно, что миллионы людей, прочитавших его произведения, писатель сделал лучше и спас от приверженности таким страшным болезням, как фашизм и антисемитизм.

Лион Фейхтвангер
Print Friendly, PDF & Email

28 комментариев к «Лев Мадорский: «Я немец — по языку, интернационалист — по убеждениям, еврей — по чувству». О судьбе и творчестве Лиона Фейхтвангера»

  1. В советской литературе само слово «еврей» было чрезвычайно редким. Поэтому «…оторванное властями от еврейской культуры и истории…» поколение благодаря Л. Фейхтвангеру узнало хоть что-то о еврейском мире. Упреки в том, что писатель не смог разобраться в личности Сталина ничего не стоят по сравнению с его вкладом. А кто разобрался? Спрашиваю у своего друга: ты о всех гениях зла написал, почему за Сталина не возьмешься? А он справедливо отвечает: материала достоверного нет, архивы закрыты и изрядно фальсифицированы. А некоторые тут Фейхтвангера упрекают…

    1. Мадорский-Быстрицкому
      Упреки в том, что писатель не смог разобраться в личности Сталина ничего не стоят по сравнению с его вкладом

      Да, Григорий, абсолютно верно. Тем более, что нет человека, который бы не ошибался. 5 марта 53 года миллионы вполне порядочных людей искренне плакали. Они жили в стране и не знали о зверствах режима. А тут приехал иностранец и путешествует под жёстким экскортом серокостюмной стаи. Откуда ему знать…

  2. Не хотел я ещё раз высказываться, но «не вынесла душа поэта..».
    Фейхтвангер слыл и был левым, в первую очередь потому, что увидел наяву и испытал на своей шкуре разгул фашизма и нацизма в Германии и Европе. Был одним из самых читаемых писателей 20-го века. Как и все немцы был под сильным впечатлением публикаций известного социолога Вернера Зомбарта. В своей книге „Евреи и хозяйственная жизнь“ Зомбарт создал в своё время контекст, который сделал евреев главными действующими лицами и мотором появления и развития капитализма. Между мировыми войнами З. отвернулся от марксизма и принял нацизм. Для современных учёных, напр. Фридемана Шмоля, именно Зомбарт положил начало антисемитскому антикапитализму. Во время Первой мировой войны Зомбарт расширил свои расистские концепции для военного противника — Англии, что было тогда восторженно принято великим Томасом Манном. Концепты этого немецкого социолога и философа были неудачно переняты романистом в канве романа «Еврей Зюсс».
    Лион Фейхтвангер как, напр., немецкие классики Анна Зегерс или Берт Брехт не менял своих левых убеждений. Эпиграф к роману из текстов Сталина, авторитет и друг ГДР, награда ГДР в годы холодной войны… Его коллеги Арнольд Цвейг, Франц Верфель и Бруно Франк резко осудили в своё время позицию Ф. по отношению к сталинскому режиму. „Левизна“ Ф. стала причиной затянутого получения американского гражданства. После войны его особенно невзлюбил первый канцлер ФРГ Конрад Аденауер, что стало большим препятствием для новой послевоенной карьеры писателя. Язык романов Ф. довольно сложен — это не воздушная лёгкость «Приключений авантюриста Феликса Круля» Томаса Манна. В послевоенные. годы его популярность несла любовь и уважение немецких евреев, разбросанных по всему миру,- за бескомпромисную борьбу с нацизмом и за его еврейские темы. На эру Маккарти в США Ф. отреагировал драмой о Салемских ведьмах, которая даже была экранизирована. Сюда же прибавился большой контингент еврейских и нееврейских читателей в СССР. Благодаря своим романам и пьесам, написанным во Франции и США, он считается одним из самых видных представителей немецкой литературы в изгнании. Сегодня Фейхтвангер вновь популярен в Германии и в немецкоязычном пространстве: есть передачи по ТВ, интерес, особенно восточногерманского читателя и университетов. Он всегда брался за самые горячие темы своего времени и оставался евреем. В конце жизни вновь обратился к еврейским темам (Испанская баллада) и поддерживал идею еврейской государственности в Израиле. Его роман „Гойя“ вызвал неимоверный Hype и интерес к испанской культуре, истории и, особенно, к живописи. Жил с 1943 года и умер в Калифорнии, похоронен в Санта Монике.

    1. Благодаря своим романам и пьесам, написанным во Франции и США, он считается одним из самых видных представителей немецкой литературы в изгнании
      Огромное спасибо, Борис, за ещё один очень интереснй комментарий. Я тоже думаю, что Фейхвангер был ( сегодня интерес к классике падает) один из самых читаемых писателей мира. Здесь мы с Вами оппонируем Вашему уважаемому тёзке Тененбауму. Что касается левизны писателя, то , в какой то степени, её можно понять, так как у нацистов в чёрные годы главными врагами были социалисты и коммунисты. Вспомните Ремарка.Возможно, отчасти, в этом причина.

  3. «… Такие произведения Фехттвнгера как «Испанская баллада» или «Иудейская война» вошли в классику мировой литературы как «Война и мир» или «Преступление и наказание» …»

    Уважаемый автор,
    Это безусловно не так. Вне круга «бывших советских евреев» Фейтвангер известен очень мало. У меня был приятель с докторской диссертацией по германской литературе ХХ века — ну так он о нем только «… смутно что-то слышал …», и это все …

    1. Вне круга «бывших советских евреев» Фейтвангер известен очень мало.

      Всё-таки, уважаемый Борис, странно, что специалист по немецкой литературе смутно знает пистателя, о котором немецкая и другие энциклопедии пишут, как об одном из самых читаемых писателей мира, произведения которого переведены на более чем 30 языков.

  4. Непринципиальное наблюдение:
    Пытался со многими (особо не владеющими языками, кроме иврита и не с литераторами и журналистами — с образованными «простыми») говорить о Фейхтвангере. Оказалось, что никто (никто!) не только не читал, но и даже имени не слышал.
    Не знаю, есть ли его переводы на иврит, но даже если и есть — они явно не бестселлеры.

    1. Не знаю, есть ли его переводы на иврит, но даже если и есть — они явно не бестселлеры.
      Я думаю, Исраэль, что те с кем Вы говормлм, не русскоязычные. Если Вы бы поговорили с ними о Томасе Манне или, скажем, о Сомерсете Моэме, то был бы тот же результат. Сегодня классику мало читают. Такие произведения Фехттвнгера как «Испанская баллада» или «Иудейская война» вошли в классику мировой литературы как «Война и мир» или «Преступление и наказание»

    2. Уважаемый профессор И. Дицковский либо не там искал Фехтвангера где обычно ищут, либо не с теми, кто такие книги читает говорил о нём, либо вообще не в том ряду стоял.
      Вот для информации:
      Сайт рекомендованных к чтению книг (на иврите). Страничка Л. Фехтвангера:
      http://simania.co.il/authorDetails.php?itemId=210
      И далее, неполный список произведенирй Л. Фейхтвангера, переведенных на иврит:

      ספריו שתורגמו לעברית[עריכת קוד מקור |]
      • היהודי זיס: רומן / תרגם מגרמנית: מ’ אבי-שאול,‫ תל אביב: שטיבל, תרפ»ט. (יצא שוב בהוצאת נ’ טברסקי.)
      • היהודי זיס: מחזה על-פי הרומן של ליון פויכטונגר / עבוד: מ’ אבי-שאול, תל אביב: א»י שטיבל, תרצ»ג.
      • היהודי זיס / ליון פויכטונגר; מגרמנית: צבי ארד, תל אביב: זמורה-ביתן, תשמ»ד-1984.
      • מלחמות היהודים / ליון פויכטואנגר; תרגם: י’ ליכטנבום, תל אביב: א»י שטיבל, תרצ»ב. (יצא שוב בהוצאת נ’ טברסקי.)
      • מלחמת היהודים / ליון פויכטונגר; מגרמנית: צבי ארד,‫ תל אביב: זמורה-ביתן, תשמ»ד-1984.
      • בית אופרמן / תרגם מכתב-יד: יצחק שנברג [=שנהר], תל אביב: א»י שטיבל, 1934.
      • בני אופרמן / ליון פויכטוואנגר; מגרמנית: צבי ארד, תל אביב: זמורה-ביתן, תשמ»ג-1983.
      • הבנים / ליון פויכטונגר; תרגם מגרמנית: י’ ליכטנבום, תל אביב: א»י שטיבל, 1936. (יצא שוב בהוצאת נ’ טברסקי, תש»ה.)
      • נרון הכוזב: רומן / ליון פויכטואנגר; תרגמה בהסכמת המחבר: רות כ»ץ [=לבנית],‬ תל אביב: א»י שטיבל, תש»ב.
      • בוא יבוא היום / תרגם מאנגלית: א’ לובראני, תל אביב: נ’ טברסקי, תש»ה.
      • היעוד הגדול: רומן (תרגם: יוסף ליכטנבום), ‬תל אביב : נ’ טברסקי, תש»ח.
      • פרנציסקו דה-גויה: רומן / עברית: ב’ נח ומאיר ומוהר, תל אביב: נ’ טברסקי, תשט»ו.
      • בלדה ספרדית: רומן / ליון פויכטוואנגר; עברית: עדנה קורנפלד,‫ מרחביה: ספרית פועלים, 1957.
      • יפתח הגלעדי ובתו: רומן / ליון פויכוואנגר; עברית: רות לבנית, מרחביה: ספרית פועלים, 1960.
      • גויא / ליון פויכטונגר; מגרמנית: צבי ארד, תל אביב: זמורה-ביתן, תשמ»ו-1985.
      • גלות / ליון פויכטונגר; מגרמנית: צבי ארד, תל אביב: זמורה-ביתן, תשנ»א-1991.
      • ניצחון / ליון פויכטונגר; מגרמנית: צבי ארד, תל אביב: זמורה-ביתן, תש»ן-1990.
      • היהודיה מטולדו: רומן / ליון פויכטוונגר; מגרמנית: חנה שוורץ-אייזלר,‫ ירושלים: זמורה-ביתן, תשס»ד-2004.

      М.Ф.

      1. Спасибо, Марк, за информацию, а то я удивился, что в Израиле не знают такого замечательного еврейского писателя.

  5. Уважаемый Лев! Ну, зачем Вы? Предположить можно всё. Но лучше обратиться к фактам.
    Гонорары были или нет? Были и ещё как были. Да такие, что размеры этих гонораров опубликуют, думаю, очень не скоро. И были вопреки всем советским законам, по которым других авторов перепечатывали в СССР наплевательски бесплатно. А на содержании (иного слова не подобрать) находился не один, а десятки мастеров культуры.

    1. Мадорский-Соплеменнику
      Гонорары были или нет? Были и ещё как были.
      Но я не утверждаю, что гонораров не было. Я только считаю, учитывая личность Фейхтвангера, что основная причина восхваления страшного режима 37-го не гонорары, а плохая информация и убеждение писателя, что режим Сталина будет противовесом режиму Гитлера. Как, в конечном итоге, и случилось.

  6. Книга «Москва 1937» — бескомпромиссно стыд и позор. Если он так плохо понимал то, что у него перед носом, то как мы можем доверять ему в описании древности? Почему Андре Жид, Артур Кестлер, Орвелл, даже Хемингуэй видели, а Фейхтвангер нет?

    Поэтому он не стал великим. Он был современником Томаса Манна и не может быть сравнен с ним. И всё равно в 1948 он был запрещен. Сокурснице моей сестры в МГУ в тот год пришлось задержаться на полгода с защитой, поменяв тему дипломной работы (была о Фейхтвангере).

    1. Книга «Москва 1937″ — бескомпромиссно стыд и позор
      Да, Элиэзер, это так. Но в отношении того, что писатель не стал великим, трудно согласиться. Пускай, не все его романы историчны, ( он не историк, а художник), но глубина мысли, блеск повествования, страстная вера в еврейский гений, а, главное, проходящее через многие его произведения разоблачение страшной и позорной болезни антисемитизма, безусловно, делает его великим. А сравнивать двух великих Томаса Манна и Лиона Фейхтвангера, это всё равно что сравнивать Баха и Моцарта. Оба великие…

    2. Если попытаться на весах установить соотношение «плохого» и «хорошего» в творчестве, жизненной позиции и влиянии Л. Фехтвангера на мое поколение, выросшее в СССР и оторванное властями от еврейской культуры и истории, то я для себя лично констатирую огромный положительный перевес.
      Именно появившиеся в печати в минуты оттепелей произведения Л. Фейхтвангера приобщили многих к еврейскому миру и вселили искры надежды и веры, подвигли многих к изучению своей истории и поиску корней, подготовили к тому потрясению (с положительным знаком!), которое мы испытали после семи победных дней шестьдесят седьмого.
      Я не исключаю элемента, скажем, наивности в поведении большого писателя.
      М.Ф.

      1. Я не исключаю элемента, скажем, наивности в поведении большого писателя

        Дорогой Марк! Спасибо за поддержку. Полностью. с Вами согласен. Наивности и незнания.

  7. такие высказывания содействуют раскладыванию человеков по «шубладенам» или по категориям- ящичкам, чему подспудно некое давание себя , простите, идентифицировать (или на языке продвинутой интеллигенции: ощупать).
    Вопрос на засыпку: кому неймётся раскладывать человеков по ящичкам- стереотипам, трансформируемым в гетто-обобщения?

    Неужели тем кто собеседник или подельник так надо категоризировать? Вопрос: зачем? Мешает ли неотносимость к категориям — совместным делам или даже содержательной беседе?

  8. Немецкие литераторы до сих пор не могут простить Фейхтвангеру его финансовые успехи писателя и ту обеспеченую жизнь, которую этот еврей вёл на гонорары своих романов.
    Кроме патетического описания «чудесной жизни» в СССР, у писателя был ещё один прокол — его роман «Еврей Зюсс» (1925), в котором он неправильно расставил акценты, осуждая капиталистическое «еврейское стяжательство.» Снятый по этому роману немецкий фильм 1940 года выпуска «Еврей Зюсс» (нем. Jud Süß), режиссера Файта Харлана стал самой весомой нацистской пропагандой подготавливаемого «окончательного решения» — Холокоста.

    1. Кроме патетического описания «чудесной жизни» в СССР, у писателя был ещё один прокол — его роман «Еврей Зюсс» (1925), в котором он неправильно расставил акценты, осуждая капиталистическое «еврейское стяжательство.»
      Спасибо, Борис, за дополнение. Слышал про этот фильм, но, естественно, не видел. Уверен, что в нацистском варианте антикапиталистические акценты в фильме полностью переведены на антисемитские. Вины писателя здесь нет, но повод он нацистам дал. Здесь Вы правы. В общем, иезуитские, геббельсовские штучки…

      1. Уважаемый Лев,

        мне не понравилось не само высказывание великого человека и не мне оценивать сами его высказывания в литературном контексте.
        Мне не понравилось то, зачем он это сказал, и возможно мне не понравилась целевая аудитория для этого высказывания (не только еврей по чувству, а вообще всё что упомянуто в названии) и те кто его тян…за… ах простите, побудил на эти слова.

        Пропаганда нацистская — чудовищно.
        Но и стяжательство — нехорошо (хотка и не рядом будет упомянуто с предыдущим, ибо неспопставимо).

        1. Но и стяжательство — нехорошо
          Уважаемый Хан-Пахан1 Получение денег, тем более, больших за книгу «Москва 1937» недоказано. Не исключено, что писатель искренне заблуждался. Ну откуда он мог знать? Даже многие живущие в то время в Союзе не знали о страшных зверствах сталинского режима, Гулаге и т.п. Что же говорить об иностранце, которому показывали только витрину. В создании потёмкинских деревень советское руководство имело большой опыт. также как многие немцы не знали о Холокосте в нацистские времена.

          1. Уважаемый Лев,

            упоминая «стяжательство» я не связывал это понятие с великим Фейхтвангером.
            Я написал это в поддержку того, что писал о стяжательстве сам Фейхтвангер (по упоминанию сего уважаемым БЭА)

  9. А Фейхтвангер конечно величина. неточность может в неразберихе и давлении каждый совершить.

    1. Уважаемый Хан-Пахан! Высказывание Фейхтвангера о том, что он еврей по чувству Вам не понравилось. Я вынес его в заголовок, так как оно в полной мере соотвествует мировоззрению писателя- атеиста. Для него еврейство не религия, а, именно, национальное чувство. Это, в моих глазах, никоим образом не уменьшает его величия. Судя по последнему комментарию, в Ваших тоже.

  10. я имею ввиду, зачем отвечать на стремления раскладывателей по стереотипам, по ящичкам, по гетто?
    Оно им надо кто кем по чему является?
    Не бывали добрыми намерения специалистов по осязанию и по ящико-раскладыванию. Не для добра сие.
    Попытка подобных идентификаций со стороны еврея должна рассматриваться как грядущая агрессия — со всеми вытекающими превентивными необходимостями.

  11. Вот такие вот цитаты как заглавие сего повествования — вызывают у меня удивление: а кто этих людей спрашивает об этом и что за нужда у них, давать подобный отчёт — и тут ощущается незримое присутствие того, кого эти высказывания должны были бы в чём-то заверить.

    А присутствие кого — это уж величина загадочная, у каждого вещающего — своя. Но некий общий знаменатель — напрашивается к идентификации.

    Или вот например еще один известный человек (уже после Войны) говаривал: «Я немец иудейского вероисповедания».
    А я думаю, чего это была нужда делать такую заяву? Кого это должно интересовать еще кроме вещающего? Дело вроде личное…Ан нет… И вроде бы и тут вещание ведётся к единоверцам… ан…вона некий компонент и тута к идентификации напрашивается…

  12. В сети гуляет байка, приписываемая Сталину. Якобы он сказал о Фейхтвангере:
    — Заплатите ему хорошенько! Интеллигенция любит деньги.

    1. Мадорский-Соплеменнику
      Всё, что знаю о писателе, говорит, что , вряд ли, это правда. Думаю. что главная причина сталиновосхваления, всё-таки не гонорар, а вера в то что СССР остановит нацистский режим. И, кстати, в определённой степени, так оно и получилось. Согласитесь, уважаемый Соплеменник: жизнь так устроена, что, порой, враг твоего врага, каким бы не был он мерзацем, кажется другом. В сегодняшнем мире, в том числе, ближневосточном, таких примеров масса…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *