Владимир Янкелевич: Литоральный флот Израиля, или Заглядывая в будущее

 583 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Основной особенностью литоральных кораблей должна быть высокая степень модульности конструкции, когда на базовую платформу может легко «навешиваться» самое разнообразное вооружение и системы…

Литоральный флот Израиля, или
Заглядывая в будущее

Владимир Янкелевич

…если вы не посадите дерево каштана, даже небеса не смогут вырастить его.
Такуан Сохо (1573-1645)

В начала прошлого века законодателями мод в военно-морских делах были две страны: Великобритания и Германия. Хлопотное это дело, выяснять, чей флот круче, в общем — закончилось войной.

Сегодня в нашем регионе такие задачи ни перед кем не ставятся. Разве что, в виде имитации, «демонстрации флага», типа российско-китайских военно-морских совместных учений «Морское взаимодействие — 2015» в Средиземном море. «Данное совместное учение не направлено против третьей стороны и не связано с политической обстановкой в регионе», — весело пошутили в управлении пресс-службы и информации Минобороны РФ.

У нас задачи для ВМФ не имитационные, а достаточно реальные. Это и защита морских газовых месторождений, и блокирование поставок в Газу серьезных вооружений, прежде всего, из Ирана, и поддержка действий армии огнем с моря, охрана и оборона морского побережья и морских портов Израиля. Кроме того, новые подводные лодки выполняют еще одну задачу — они обеспечивают нанесение гарантированного ответного удара.

С открытием морских газовых месторождений задачи надводного флота возросли многократно. Месторождение «Левиафан», к примеру, расположено в 135 км к западу от Хайфы. Там его и нужно защищать, и защищать очень серьезно.

Защита морских платформ — вопрос одновременно и сложный и хорошо известный в мире. Это естественно. Примерно 21% общей площади морей и океанов перспективны на наличие нефти и газа. Ежегодно бурится около 1000 поисково-разведочных и примерно 2000 эксплуатационных скважин. Всего же в мире уже пробурено более 100 000. Освоением углеводородных ресурсов на континентальном шельфе заняты более 120 государств.

Как объект защиты морские платформы очень проблематичны. Для них реальны угрозы во всех средах и со всех уровней — с воздуха, с моря и под водой, от подводных лодок до боевых пловцов. Разнообразие видов угроз, сложность противостояния им делает платформы практически самыми легкими мишенями на планете.

И это относится к платформам всех стран без исключения, но в разной степени.

Вот, к примеру, месторождение «Северное/Южный Парс». Оно находится в центральной части персидского залива в территориальных водах Катара и Ирана, мягко говоря, не самых нежных друзей.

Месторождение «Северное/Южный Парс»

И Иран, и Катар называют его своим. Иран уже попробовал повоевать в этом районе во время «танкерной войны», но то ли время было другое, то ли президент США другой, короче — иранцы эту затею вроде оставили. Сегодня Иран и Катар добывают каждый в своей части, кто сколько может. Атака на платформы противнику обойдется атакующему очень дорого. Таким образом, проблема месторождения «Северное/Южный Парс» снялась.

Атаковать северные месторождения России или Норвегии некому. Самый проблемный регион — Восточное Средиземноморье, где всевозможных ненавоевавшихся предостаточно.

Воду здесь мутят не только Хизбалла и Иран, но и член НАТО — Турция. У Хизбаллы сегодня много проблем в Сирии, но вероятность провокаций против Израиля чрезвычайно велика. Не зря же они накопили более ста тысяч ракет.

Основная нагрузка в защите морских месторождений ложится на ВМФ, но для этого необходимо серьезное усиления флота.

Для пополнения ВМФ и замены устаревших кораблей заключен договор с Германией на поставку четырех корветов МЕКО-90, а на израильском судостроительном заводе «Израильская верфь» строится новый «мини-корвет» — «Саар-72», занимающий промежуточное положение между существующими ракетными катерами «Саар 4,5» и корветом «Саар 5». Первый «Саар-72» должен быть спущен на воду в этом 2015 году.

Подписание договора о продаже Израилю четырех корветов МЕКО-90 в Тель-Авиве. Слева генеральный директор Министерства обороны Израиля Дан Харель.

Постановка задачи

Постановку задачи начинают с анализа угроз и определения целей военно-морского флота. Отправиться куда угодно, чтобы выполнить практически любую миссию, таких целей у надводного флота Израиля нет и быть не может. Наши задачи — скромнее и конкретнее.

Основной упор делается не на морские сражения в открытом море, а на действия, прежде всего, в прибрежных (литоральных) водах. Литоральные корабли должны противостоять растущему потенциалу «асимметричных» угроз, прибрежных мин, маленьких, но быстрых лодок, способных доставлять взрывчатку и террористов. Но они же, эти корабли, должны действовать на удалении от берегов Израиля для защиты морских платформ. Опасностей в литоральной зоне значительно больше, чем при действиях в открытом море. Здесь кораблям могут противостоять превосходящая огневая мощь береговой артиллерии и сухопутных сил, мины, бесчисленные легкие катера и, конечно, само мелководье.

Саму идею строительства небольших литоральных кораблей связывают с именем адмирала США Элмо Расселом Зумвалтом-младшим (Elmo Russell Zumwalt, Jr.). Элмо Зумвалт родился в еврейской семье деревенских врачей и стал адмиралом, причем достигшим этого высокого звания самым молодым в истории ВМФ США. Кстати, под его началом служил Джон Керри.

Адмирал Элмо Рассел Зумвалт-младший

Отстаивая идею небольших литоральных кораблей, он вынужден был противостоять сопротивлению знаменитого четырёхзвёздного адмирала флота США. Это было непросто, Хайман Риковер (кстати, тоже родившийся в еврейской семье) известен как «отец атомного флота США», он предпочитал покупку немногих более важных и мощных кораблей, нежели — многих литоральных.

США обладают крупнейшим и мощнейшим флотом, со множеством авианосцев, эсминцев и крейсеров, и сегодня остаются главной силой в океане. Китай пока только догоняет. Но на мелководном побережье, в так называемых литоральных зонах, преимущество могучих кораблей превращаются в их недостатки. Чтобы изменить расклад сил, необходимо вспомнить Элмо Зумвалта и создавать легкие современные литоральные корабли.

Основной особенностью литоральных кораблей должна быть высокая степень модульности конструкции, когда на базовую платформу может легко «навешиваться» самое разнообразное вооружение и системы — противолодочные или противоминные, для борьбы с наземными силами, для разведки и спасательных миссий, доставки десанта и транспортировки грузов. Ну и, понятно, современное коммуникационное обеспечение.

Сегодня основная концепция боевых действий — сетецентрическая.

Родилась сетецентрическая концепция в США в конце 1990-х годов. По ней все рода войск, средства связи и разведки, в том числе военные спутники и беспилотные летательные аппараты, корабли в море и армия в поле, объединяются в единую систему для постоянного обмена информацией, что дает возможность получать необходимые сведения о противнике от всех участников военных действий. При этом решение принимается не только на основании тактической информации, а на основании анализа всего полученного объема данных в боевом пространстве всеми участниками боевых действий.

Концепция предполагает активное использование беспилотных самолетов-разведчиков, высокоточного оружия, хорошо защищенных устойчивых каналов связи с высокой пропускной способностью, широкое использование средств радиоэлектронной борьбы, в чем Израиль традиционно силен.

Все это учтено в кораблях, которыми усилят израильский ВМФ.

Для противостояния угрозам новые израильские корабли должны быть интегрированы в объединенное боевое пространство. Это обеспечивает координацию морских операций с действиями на суше, в воздухе и киберпространстве. Результаты такого нововведения могут иметь особое значение в прибрежных районах, там, где ранее флот находился в изначально невыгодном положении и изменить расклад сил.

Сетецентричность — важнейший фактор, но недостаточный. Корабли должны иметь малую тепловую и радиолокационную заметность, должны обеспечивать высадку бойцов спецназа, должны обладать достаточным вооружением.

Идиллические времена, когда на каждую задачу строился отдельный корабль, оказались в прошлом. А как было удобно: вот это — минный тральщик, а вот это — сторожевик…

Израильский флот так действовать не может. Корабли для ВМС Израиля должны быть универсальными, способными выполнять множество задач одновременно, данный критерий является основным — «все в одном».

Посмотрим, как это реализовано в кораблях, которые пополнят израильский ВМФ.

Корвет Меко-90

«Военное превосходство в любой области, не может быть распространено на весь мир или являться постоянным фактором;
чаще всего это превосходство будет локальным и временным».

Натан Розенфельд. «История оружия»

Серия кораблей МЕКО получила название от немецкого Mehrzweck-Kombination (Мерцвек-Комбинацьён), что означает многоцелевое сочетание. Собственно, это та самая идея — «все в одном». Разработана универсальная платформа и набор модулей, встраиваемых в эту платформу в зависимости от заказанной спецификации. Что интересно, новый модуль можно встроить даже на стадии строительства и получить корабль другой модификации.

Корвет MEKO 90

В носовой подводной оконечности судна видно каплевидное обтекаемое утолщение корпуса. Его называют «Бульб судна». Такая конструктивная особенность корпуса была разработана инженером-кораблестроителем Владимиром Юркевичем и предназначена для снижения сопротивления воды и увеличения скорости судна при той же мощности главной энергетической установки.

Корабли МЕКО разработаны старейшей немецкой фирмой Blohm + Voss (Блом унд Фосс), основанной в 1877 году. Перед Второй Мировой войной Blohm & Voss построила знаменитый лайнер «Европа», который с 1930 по 1933 годы владел «Голубой лентой Атлантики», переходящим призом, присуждаемым океанским лайнерам за рекорд скорости при пересечении Северной Атлантики. Blohm & Voss первой в мире при строительстве стальных корпусов начала использовать сварку вместо заклепок. А в 1939 году фирма построила линкор «Бисмарк».

Но это все в прошлом. Сегодня Blohm & Voss стала подразделением ThyssenKrupp Marine Systems AG и подписала договор о постройке для израильского ВМФ 4-х патрульных корветов на сумму 430 млн евро, из которых 115 млн — субсидия правительства Германии. Кроме того, в стоимость контракта заложено приобретение немецкой компанией израильского оборудования и запчастей на сумму 162 млн евро. Что это за оборудование и для чего? Скорее всего, для укомплектования этих же корветов.

Министры обороны: Германии Урсула фон дер Лайен и Израиля Моше Яалон — на торжественной церемонии на военной базе «Кирия». Слева — генеральный директор Министерства обороны Израиля Дан Харель, справа —Начальник Генерального штаба Армии обороны Израиля Гади Айзенкот.

Корабль для Израиля не такой сюрреалистичный, как эсминец США «Zumwalt» (DDG-1000) или литоральный тримаран «Independence» (см. ниже), но в корвете Blohm + Voss МЕКО®90 реализованы новейшие требования при комфортной цене.

Эсминец США «Zumwalt». «Впереди планеты всей»
Эсминец США «Zumwalt». Схема
Далёкий предшественник Zumwalt (по дизайну) — монитор класса Virginia/Merrimaс времен гражданской войны в США (паровой фрегат сил конфедератов, 1862 г.)
Литоральный тримаран «Independence»

В частности, при постройке МЕКО 90 широко применяются стелс-технологии, корпус выполнен в виде так называемой «X-формы». То есть, в корпусе нет плоскостей, расположенных под прямым углом к поверхности моря, часть радиоволн будет отражаться вверх, а часть — вниз, к водной поверхности, в конструкции использованы панели из радиопрозрачного стеклопластикового сэндвич-материала. Кроме того, применена специальная высокопрочная сталь, что уменьшает необходимый вес конструкции, высвобождая грузоподъемность для многоцелевых конструкций вооружения корабля. Такая комбинация конструктивных решений, форма корпуса, уменьшенная металлоемкость с применением радиопрозрачных панелей и обеспечивает корвету низкую радиолокационную заметность.

Повышенная плавучесть носовой оконечности обеспечивает возможность проведения морских операций в открытом море при волнении 5-6 баллов.

Для снижения заметности для головок ракет с инфракрасным самонаведением, корабль выполнен без привычных труб для выхлопных газов. Газы поступают в специальные каналы, где охлаждаются забортной водой. Выхлоп охлажденных газов производится на уровне ватерлинии, что снижает инфракрасную заметность на 75%.

На корабле — двухвальная установка, что обеспечивает более высокую маневренность. Привод комбинированный, он осуществляется или от двух дизелей непосредственно, при этом обеспечивается максимальная скорость 27 узлов, или от двух электродвигателей, обеспечивающих скорость до 11 узлов на более экономичном ходу (минимальный расход топлива на пройденную милю).

На корветах предусмотрены места на 20 человек для подразделения спецназа, а для их операций — два специальных высокоскоростных (50 узлов) катера, выполненных в жестком корпусе.

Надувной фальшборт обеспечивает катерам дополнительную плавучесть, если из-за плохих условий на море в лодку будет попадать вода.

RHIB (rigid-hulled inflatable boat) — жесткокорпусная надувная лодка

Корвет несет один десятитонный вертолет. Оснащаются корветы израильским вооружением и электронными системами, в частности ЗРК «Барак 8». Ракета стартует вертикально, сразу же переходя в горизонтальный полет, получая данные из командного пункта на корабле. Разработанная Израилем совместно с индийским ВПК, ракета «Барак 8», не менее хорошо приспособленная для уничтожения противокорабельных ракет, выпущенных как с моря, так и с суши, способна поражать низколетящие воздушные цели, самолеты, вертолеты, БПЛА и управляемые бомбы при любых погодных условиях. Проведенные испытания дали основания для утверждений, что система ПВО «Барак-8» — хорошее лекарство от российских «Яхонтов», основной угрозы со стороны Хизбаллы.

Корвет оборудован локатором «с фазированной антенной решеткой». Это требует отдельного пояснения. В антенне с фазированной антенной решеткой сама антенна стоит неподвижно, а за счет изменения фазовых сдвигов появляется возможность сформировать луч необходимой формы в нужном направлении. При этом достигается безынерционное мгновенное управление направлением луча электрическим методами, а сам луч может изменять форму в зависимости от стоящих задач.

В корвете применена открытая архитектура боевой системы. Такое решение предусматривает возможность легко интегрировать свои новейшие системы оружия и электроники в текущую или будущую конфигурацию кораблей. Это огромный плюс, дающий возможность модернизировать свои вооружения при минимальных затратах. НО, естественно, все разработки должны вестись с учетом единых стандартов, обеспечивающих совместимость новых модулей с платформой.

Поэтому сложно сказать, какие конкретно будут применены системы оружия, за время строительства кораблей многое может измениться.

Технические данные корветов: длина — 89,9 м (Саар-5 — 85,6 м), ширина 14 м, водоизмещение 1900 тонн (Саар-5 — 1275 т), автономность — 3000/4000 миль, экипаж — 65 моряков и 20 десантников

Германия пояснила, что эти корветы предназначены для обеспечения защиты экономических интересов Израиля в районе газовых месторождений в Средиземном море. Все так, только вот есть еще одна деталь, Германии крайне необходима диверсификация источников энергоресурсов, уменьшение или полное исключение зависимости от поставок углеводородов из России, и, в этом плане, защита интересов Израиля совпадает с защитой интересов Германии.

Израильские верфи. Корвет «Саар S-72»

Судостроительный завод «Израильские верфи» в конце 1960-х годов первым в Западном мире смог спроектировать и быстро построить ракетный катер по заказу израильского военно-морского флота. Это был катер «Reshef» класса Саар 4, представлявший новое слово в этой области — относительно небольшой, быстрый ракетный корабль. Он внес свой заметный вклад в войне Судного дня. Примером является «Морской бой при Латакии» 6-7 октября 1973 года. Этот успех в конечном итоге привел к созданию второго судна: класса «Nirit» Саар 4,5 , более крупной и мощной версии Саар 4.

В 2015 году на «Израильской верфи» завершится строительство нового класса израильских корветов Саар S-72. Этот корвет впервые был представлен в мае 2013 года на Международной военно-морской выставке (IMDEX) в Сингапуре.

Корвет Саар S-72

По своим размерным характеристикам этот корабль занимает промежуточное положение между Саар-4,5 и Саар-5. При разработке корабля был использован опыт боевого применения серии Саар. В итоге получился многоцелевой и сравнительно недорогой «мини-корвет», представляющий интерес для ВМС Южной Африки, Экваториальной Гвинеи, Мексики, Чили, Шри-Ланки и Греческой береговой охраны (если в Греции раньше не наступит дефолт).

72-метровый Саар S-72 с водоизмещением 800-тонн, с экипажем в 50 моряков и 20 спецназовцев является самым крупным кораблем, построенным на «Израильской верфи». В нем сделано множество изменений и улучшений по сравнению с его предшественником — Саар 4.5. Из них самая заметное, это его измененный внешний вид — с наклонной, сплошной надстройкой, обеспечивающей малую «эффективную отражающую поверхность». На корме расположен ангар для 7-тонного среднего вертолета типа AW139 и 15 метровая полетная палубы. Возможно и использование беспилотников. Имеются два утопленных ангара вдоль надстройки для больших десантных лодок или беспилотных надводных кораблей.

Корвет Саар S-72. Схема

Оружие, датчики и другое оборудование могут быть изменены для каждого отдельного корабля. «Израильская верфь» может выпускать по одному кораблю каждые 8 месяцев.

Например, корвет может быть оборудован носовой 76 мм морской пушкой, двумя 30 мм пушками с дистанционным управлением, 8 противокорабельными ракетами Harpoon или Gabriel, и 16 ракетами Barak 8 «поверхность-воздух» с дальностью свыше 70 километров, по обоим бортам размещаются по установке трехтрубных торпедных аппарата Mark 32 для стрельбы торпедами Mark 46. Эти торпеды предназначены, в том числе, для атаки подводных лодок.

Израильское стремление задействовать в небольшом корабле всевозможные системы оружия, разведки, связи и управления, общеизвестно. В 60-е годы израильская военная миссия остановилась свой выбор на немецком проекте торпедного катера, «Ягуар», при условии “… внесения в этот проект изменений, соотвествующих израильским спецификациям …”. Когда главный конструктор «Ягуара» ознакомился с израильскими спецификациями, то он осведомился — «не желают ли его гости установить там также и концертный рояль?»

Но, в конце концов, все получается.

P.S. Альтернативное мнение

Израиль не был бы Израилем, если бы по каждому вопросу не возникало своего особого альтернативного мнения.

Так, бывший командующий ВМФ Едидья Яари, нынешний глава военного концерна Rafael Advanced Defense Systems Ltd., разработчика и производителя вооружения, военной и оборонной технологии, выступает против покупки новых судов. Он считает, что тратить на приобретение новых и более совершенных судов сотни миллионов долларов ошибочно, а вместо этого, по его мнению, средства необходимо вложить в разработку новых, более совершенных систем оружия, которое корабль будет нести. А какой корабль, это вторично.

Важно только отличить экспертное мнение от заботы о заказах для концерна Rafael.

Print Friendly, PDF & Email

22 комментария к «Владимир Янкелевич: Литоральный флот Израиля, или Заглядывая в будущее»

  1. Виктор (V-A),
    Десантный корабль типа «Нью-Йорк», о котором вы говорили, имеет водоизмещение:
    Displacement: 24,900 tons full

    А авианосец класса «Нимиц» — от 101,600 и до 106,300 тонн, то есть примерно в 4 раза больше.

    1. Б.Тененбаум
      29 Май 2015 at 1:28 | Permalink
      ——————————————————————
      Виктор (V-A),
      Десантный корабль типа «Нью-Йорк», о котором вы говорили, имеет водоизмещение:
      Displacement: 24,900 tons full. А авианосец класса «Нимиц» — от 101,600 и до 106,300 тонн, то есть примерно в 4 раза больше.
      =====================================
      Дело в том, что десантный корабль водоизмещением 24 тыс тонн должен обеспечивать десантные операции большой конвенциональной войны, а Spearhead предполагается к участию в конфликтах совсем другого уровня.
      Кстати, на Spearhead в настоящее время тестируется рельсотронная пушка. Эта пушка выстреливает в качестве снаряда обычную металлическую болванку, но с такой энергией, что при ударе о цель, броня в месте удара превращается в плазму.

  2. Володя,
    Навел я справки по поводу проекта «Спирхэд». На русском — «Наконечник копья». Предполагается, что будет использоваться так называемым Military Sealift Command (MSC) — это управление ВМС США, занятое военными перевозками. Крупный корабль-катамаран, водоизмещение почему-то не указывается, берет на борт 312 морпехов в полной боевой выкладке, действительно имеет совершенно фантастическую скорость, и может высаживать на необорудованный берег грузы весом до 100 тонн, что с гарантией покрывает любой танк/самоходку НАТОвских стандартов.

  3. «…
    Борис и Владимир! я же писал о том, что с 2000 года построены 5 десантных кораблей, каждый размером с авианосец…»

    Да, конечно. А головной авианосец это серии называется «Степан Разин» и использоваться он будет на Волге, с выбрасыванием персидских княжен сериями по дюжине в каждой.

    P.S. Виктор, ну как вам не совестно писать такую дикую хрень? Это я про размеры с авианосец. Вы эти размеры хоть представляте?

  4. Б.Тененбаум: Вот именно — 20-40 человек, то есть группа спецназа. А я имел в виду высадку десанта, скажем, в пару тысяч человек, с транспортом, артиллерией и техникой. По-видимому, такие операции перестали рассматривать даже на стадии планирования.

    О паре тысяч говорить сложно, но у США есть нечто особо интересное в этом плане. Это корабль ВМС США Spearhead (JHSV-1):

    Вот интересные данные:
    Строительство «Spearhead» началось в июле 2010 года, а официальная передача ВМФ после всех испытаний состоялась 5 декабря 2012 года. Устареть еще на стадии строительства кораблю не удалось.

    Его длина 103 метра, ширина чуть меньше 19 м. Но самым примечательным является его уникальная максимальная скорость – 43 узла (80 км в час). Крейсерская скорость 35 узлов (64 км в час).

    «Spearhead» вообще-то платформа, которую можно быстро переоборудовать для выполнение необходимых задач. Но для выполнения десантных или транспортных операций у него есть внутренние помещения примерно 2000 км. м. Для загрузки и выгрузки техники корабль оборудован пандусом, выдерживающим 100 тонную нагрузку (см. на фото пандус в работе):

    Всего было заложено 10 таких кораблей, на сегодняшний день 5 уже переданы ВМФ. Израилю такое удовольствие не по карману, да и, скорее всего, пока есть более насущные потребности.

    Кое что есть здесь.

  5. Что интересно — израильский флот снял с вооружения десантные суда, а на новых корветах почти нет оружия двойного назначения, которое стоило бы использовать против береговых целей. То-есть амфибийные операции с высадкой морских десантов не являются приоритетом?

    1. Б.Тененбаум
      23 Май 2015 at 16:39
      ———————————————————————-
      Что интересно — израильский флот снял с вооружения десантные суда, а на новых корветах почти нет оружия двойного назначения, которое стоило бы использовать против береговых целей. То-есть амфибийные операции с высадкой морских десантов не являются приоритетом?
      =========================================
      На СААР-72 и МЕКО-90 есть места для размещения 20 десантников, предусмотрены скоростные лодки, в статье есть фото, но корабли на то и литоральные, чтобы действовать в прибрежной зоне. А если нужно достать корабли Абу-Нидаля в Триполи, так это решалось гораздо более слабыми судами.

      1. «… На СААР-72 и МЕКО-90 есть места для размещения 20 десантников, предусмотрены скоростные лодки, etc …»

        Вот именно — 20-40 человек, то-есть группа спецназа. А я имел в виду высадку десанта, скажем, в пару тысяч человек, с транспортом, артиллерией и техникой. По-видимому, такие операции перестали рассматривать даже на стадии планирования.

        1. Б.Тененбаум
          23 Май 2015 at 18:45
          ———————————————————
          Вот именно — 20-40 человек, то-есть группа спецназа. А я имел в виду высадку десанта, скажем, в пару тысяч человек, с транспортом, артиллерией и техникой. По-видимому, такие операции перестали рассматривать даже на стадии планирования.
          ==================================
          Совершенно точно, но, на мой взгляд, не перестали, а никогда и не начинали.

  6. Пара попутных замечаний:
    1. В США долгое время была в ходу концепция флота голубой воды (blue water) — то-есть флота, нацеленного на контроль над пространствами океанов. Предполагалось, что в случае чего дополнительные суда для действий в прибрежных водах (сторожевики, тральщики и так далее) предоставят местные союзники. Потом выяснилось, что эта концепция не работает в случае конфликта в районах Индийского Океана, примыкающих к Персодскому заливу.
    Отсюда и интерес к литоральным судам.

    2. Израиль свой «новый флот» начал с катеров «Саар» водоизмещением в 220 тонн, испробовал их в войне 1973 с огромным успехом, но с тех пор четко поделил свой надводный флот на две части: мелкие катера прибрежной зоны, нацеленные на перехват террористов и контрабанды оружия, и на ракетные корабли, которые с каждой новой итерацией все увеличиваются в размерах: 220 тонн, 450 тонн, 800 тонн, 1900 тонн (новые корветы МЕК). По-видимому, им ставят задачи, требующие все больших объемов для размещения оружия и электроники.

    Ну, а про статью, которую я тут как бы рецензирую — блестящая вещь. Как, впрочем, и всегда 🙂

  7. Марк Фукс
    22 Май 2015 at 5:40 | Permalink
    ———————————————————-
    Израиль имеет серьезные наработки по сотрудничеству в данной области с Грецией и греческим Кипром. В 2002-2003 годах Израиль построил для Греции несколько кораблей типа «Саар 4″, правда по свидетельству участников реализации проекта, они по оснастке по сравнению с израильскими аналогами, казались прогулочными катерами. Но таков был заказ и пожелание заказчика. Следует иметь в виду наличие проекта «Протектор» от РАФАЭЛь (беспилотный вариант сторожевого катера).
    ===================================
    Марк, ты совершенно прав.
    Но нужно учесть, что Греция стремительно движется к дефолту. К власти пришли популисты, так что «она, похоже, напоролась на айсберг, но пока еще не пошла ко дну». Беспилотные катера «Протектор» и «Катана» они могут базироваться на рассматриваемых корветах, в последнем видео в статье внутри корвета СААР – 72 виден такой катер, но тут все зависит от комплектации. Либо скоростные лодки с десантниками, либо «Протектор» или «Катана». Скорее всего, комплектация будет зависеть от задачи.

    1. Имелось ввиду не только военно-политическое сотрудничество, но и чисто техническое: использование судостроительного потенциала вероятных союзников.
      М.Ф.

  8. Игорь Юдович
    22 Май 2015 at 3:12 | Permalink
    ———————————————————————-
    Есть несколько вопросов.
    Свой собственный мини-корвет каждые 8 месяцев — это хорошо. А есть ли ориентировочная потребность в них на сегодня в Израиле (без экспорта)? Сколько их планируют построить в реальности? Как я понимаю, добыча газа в море будет происходить как минимум в трех разных, довольно удаленных друг от друга местах. Сколько надо (если это известно) кораблей и каких кораблей для защиты каждого месторождения? Есть ли практически чем-то подобные «флота» для защиты газовых и нефтяных месторождений на шельфе в других странах? Газодобывающие платформы наверняка надо и можно защищать и другими способами, не только надводными кораблями. Что известно по этому поводу? Боевые пловцы могут быть серьезной угрозой, как от них защититься? Интересно, кто будет за всю эту защиту платить?
    ===========================================
    1. О защите морских платформ написано здесь: http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer9/VJankelevich1.php , но только тезисно. Моская платформа должна быть оборудована средствами для обнаружения атаки, но это не крепость, так что нужны два компонента в поддержку – авиация и флот. Платформа находится на удалении 76 миль (морских) от базы. На максимальной скорости в 27 узлов к платформе корвет МЕКО будет идти практически три часа, что неприемлемо. Значит нужно дежурить в районе. А для этого в районе нужно, на мой взгляд, постоянно держать по два корабля.
    Считают, что находиться в море может примерно треть от состава кораблей (это вообще для выполнения всех задач, таких, как контроль побережья, Газа и прочее). Еще треть должны находиться в состоянии полной готовности, треть – может проводить регламентные работы или еще что-то подобное.
    Что есть? Есть три 20-летних СААР-5 и 8 СААР-4.5. Из СААР-4.5, два – старше 30 лет, еще четыре спущены на воду в 1991, 1994, 1995, и 1998, и два достаточно новых. Во-первых, срок эксплуатации небольших корветов или катеров значительно меньше, чем авианосца «Энтерпрайз», который смог находиться в строю более 50 лет, малым кораблям такое и не светит. А во-вторых, моральное старение наступает намного быстрее износа платформы. Требуется серьезная модернизация, но в таких случаях экономически намного эффективнее их продать и построить новые. Срок службы таких судов где-то 30-35 лет максимум, продавать их нужно после 20 лет. Например, СААР 4.5 «Алия» и «Геула», спущенные на воду в 1980 году, были сняты с вооружения и в 24 летнем возрасте в июле 2004 г. проданы Мексике. Что конкретно делать – это зависит от многих обстоятельств, прежде всего, от финансовых.
    Как будут развиваться обстоятельства, я не знаю. Но думаю, что нужно СААР 4.5 заменять на СААР-72. Покупатели вполне могут найтись, так как на них установлено израильское оружие.
    2. Относительно подобных задач «флота» для защиты газовых и нефтяных месторождений на шельфе в других странах, я начал писать, но потом сократил эту тему до минимума. Месторождениям Северного Ледовитого реально мало что угрожает, так же, как и южно-американским и африканским. Проблемы есть на Каспии, но какие-то силовые действия против морских платформ там маловероятны, скорее уж полновесная война. Там Иран недоволен его долей Каспия, ну и Россия тоже. Скандалить они могут, но вот палить по платформам или захватывать их – вряд ли. Иран усилил там морскую группировку, но и Россия тоже. Это они в нашем районе – союзники, а на Каспии – противники. Наиболее явный конфликтный район – это месторождение «Северное/Южный Парс», но об этом я написал в статье.
    3. О защите от боевых пловцов. В Израиле имеются гидроакустические установки по обнаружению боевых пловцов.
    Израильская компания DSIT Solutions Ltd. разработала сонар — Aquashield Diver Detection Sonar (ADDS) – систему 5-го поколения, предназначенную для защиты морских платформ, портов и береговых объектов. ADDS принят на вооружение и устанавливается для защиты от атак подводных пловцов, как на побережье Средиземного моря, в первую очередь в районе Газы и на севере Израиля, так и в Красном море. Детали здесь: http://www.polosa.co.il/blog/86957/ и здесь: http://www.dsit.co.il/SiteFiles/1/79/5368.asp
    Боевым пловцам импульс от мощной гидроакустической станции не оставляет иной возможности, кроме, как всплыть кверху брюхом. Правда всплывет и рыба тоже.
    4. Платить за все будет Израиль. Мне, ес-но, подскажут о помощи США, Германии… Все так. Вот только большинство европейских стран тратят менее 2% ВВП на оборону; Китай тратит чуть более 2%; США тратят около 3,5%. По данным Всемирного банка, только девять стран в мире, в том числе Саудовская Аравия, ОбъединенныеАрабские Эмираты и Израиль, тратят более 4% ВВП на военные расходы. И это в условиях кризиса, который Израиль просто не заметил. По утверждению Гуриева, при таких расходах большинство стран развалится. В Израиле признаков экономического развала не видно, хотя и хотелось бы жить лучше. Но в условиях, когда Авода со товарищи проиграли, у них не остается иного выбора, кроме педалирования лозунгов «Опять пушки вместо масла», «Миллион детей в Израиле голодают», что мы и наблюдаем. Это не вопрос стариков, детей и голода, это жажда власти. Но в этом нет ничего нового.

  9. В войнах 67 и 73 г.г. у арабских армий было значительное преимущество на море. Кажется положение меняется. Спасибо за статью, Владимир.

  10. Трудно представить себе кого-либо, кто был бы в теме больше В. Янкелевича. Разумется из авторов Портала.
    Израиль имеет серьезные наработки по сотрудничеству в данной области с Грецией и греческим Кипром.
    В 2002-2003 годах Израиль построил для Греции несколько кораблей типа «Саар 4», правда по свидетельству участников реализации проекта, они по оснастке по сравнению с израильскими аналогами, казались прогулочными катерами. Но таков был заказ и пожелание заказчика.
    Следует иметь в виду наличие проекта «Протектор» от РАФАЭЛь (беспилотный вариант сторожевого катера).
    Спасибо.
    М.Ф.

  11. Спасибо, Владимир, изложено ясно и квалифицированно. Как всегда. Тема не очень знакомая рядовому обывателю вроде меня. Есть несколько вопросов.
    Свой собственный мини-корвет каждые 8 месяцев — это хорошо. А есть ли ориентировочная потребность в них на сегодня в Израиле (без экспорта)? Сколько их планируют построить в реальности? Как я понимаю, добыча газа в море будет происходить как минимум в трех разных, довольно удаленных друг от друга местах. Сколько надо (если это известно) кораблей и каких кораблей для защиты каждого месторождения? Есть ли практически чем-то подобные «флота» для защиты газовых и нефтяных месторождений на шельфе в других странах? Газодобывающие платформы наверняка надо и можно защищать и другими способами, не только надводными кораблями. Что известно по этому поводу? Боевые пловцы могут быть серьезной угрозой, как от них защититься? Подводные камеры? Защитные сети?
    Похоже, что все это вырастает в новую военную отрасль. Весьма дорогую. Интересно, кто будет за всю эту защиту платить?

    (Пожалуйста, исправь описку: «хорошее от российских «Яхонтов», основной угрозы со стороны Хизбаллы». Наверно, имелось в виду: «Хорошая защита от …»)

  12. Будем надеяться, что такой флот сможет успешно противостоять зеленой чуме и черной саранче.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *