Михаэль Юрис: Взгляд за занавес

 167 total views (from 2022/01/01),  3 views today

А насчет Израиля ему нечего беспокоиться. Там его уже ждут. Люди русскоязычные. От них он и получит специнструкцию.

Взгляд за занавес

(Возможный сценарий недалекого будущего)

Михаэль Юрис

Найди того, не знаю кого.
Узнай то, не зная что.

Интерпретация народной присказки

Вместо предисловия

Главная черта современного мира — это его динамичность и изменчивость. Решающую роль в этом сыграли средства массовой информации и технический прогресс, благодаря которым люди получили доступ к такому огромному количеству информации, где человек может и потерять себя.

Информационный мир делится на физический, который помогает нам сохранить равновесие и уверенность, и на «тонкий» мир, находящийся за занавесом реальности, который помогает нам проникнуть в духовную сущность человека и помогает материализовать наши мысли.

Информационный «тонкий» мир, о котором сегодня все чаще говорят весьма солидные ученые, на современном языке вполне можно назвать виртуальным. Причем в прямом смысле этого слова. Ведь «виртуальный» — буквально с латинского «возможный», то есть содержащий различные варианты развития ситуации, в том числе и тех, которые могут никогда не реализоваться.

В этом смысле наш физический мир — это тот участок единого энергоинформационного поля Вселенной, где происходит реализация того или иного варианта «тонкого мира».

Многие психологи-ученые утверждают, что есть некий «трансперсональный уровень», с помощью которого человек может получать непосредственную информацию из другого источника в независимости от времени или места. Они исходят из того, что виртуальный (тонкий ) мир реально существует и содержит колоссальные объёмы информации об идеях, творческих замыслах, тайных и враждебных планах…

Научный мир пришел к выводу, что в этот тонкий мир не только можно проникнуть, но и надо проникнуть, ибо это не только заманчиво, но и важно для прогресса человечества в совершенстве овладеть методами сознательного и «прицельного» проникновения туда, за занавес…

Часть первая
ICUS 787

1

01.03.202… год.

Авиалайнер ICUS 787 — суперсовременный лайнер 21 века. Он является новым поколением пассажирских самолетов с удлиненным фюзеляжем, перепроектированным крылом и улучшенной экономической эффективностью.

Двухпалубный широкофюзеляжный пассажирский самолет был разработан авиакомпаниями трех стран: ISRAEL, CANADA и USA — отсюда и его название «ICUS».

Авиакомпания каждой страны взяла на себя различные обязательства разработок, весь процесс которых, от чертежей до прототипа, содержался в полной глубокой тайне.

Так, к примеру: компания Albeit (Израиль) разработала основную систему защиты компьютерной системы управления, включающую более миллиона кодовых помех и основную программу рулевого управления самолета.

Компания Hydro-Air (Канада) разработала систему контроля тормозов, один из важнейших компонентов для обеспечения уверенной, спокойной и безопасной посадки авиалайнера.

А американская компания Santander разработала программу контроля всей электрической и электронной системы авиалайнера. Да и весь корпус авиалайнера был собран в Америке, на основе «Боинга».

Прочная механическая конструкция корпуса и его техническая и электронная система позволяет суперлайнеру ICUS 787 беспосадочный полет на расстояние более 14000 километров с крейсерской скоростью около 988 км/ч. Эта модель трех классовой конфигурации вмещает в себя до 532 пассажира, не включая экипаж.

Изогнутая лестница у главного просторного входа соединяет нижнюю палубу с верхней палубой, где кроме камбузов и грузовых отсеков, расположены и отдельные каюты «Sky Suite». Раздвижные двери и шторы, комфортные кровати, мягкие кресла, большие иллюминаторы, развлекательные и деловые оборудования, все это создает уют и комфорт для людей с неограниченными денежными ресурсами. Пройти на верхнюю палубу можно так же и по отдельной лестнице в хвостовой части самолета.

Да! Этот суперлайнер стал лучшим из лучших в мировой пассажирской авиации, и одним из самых безопасных и надежных авиалайнеров мира. Поэтому, для сохранения технических, электронных и других секретов, Израиль достиг договоренности с партнерами не передавать этот самолет в чужие руки в течение ближайших десяти лет эксплуатации.

***

На электронном табло аэропорта G. Kennedy светилось голубым светом:

Рейс EL 307 Вашингтон — Тель-Авив.
Взлет 00:50.
Изменений нет!

Пилоты рейса EL 307 встретились в 22: 50 в центре управления полётами, где получили полные полетные данные предстоящего рейса. Позже, уже в кабине суперлайнера, они введут эти данные в компьютерную систему его управления.

Экипаж авиалайнера состоял из 14 человек:

Главный пилот, второй пилот, бортмеханик, двух старших стюардов и старшей стюардессы, у которых в подчинении восемь стюардов и стюардесс, не считая трех охранников, постоянно сопровождающих израильские рейсы.

Все члены экипажа — израильтяне.

Капитан Яков Гева, главный пилот рейса EL 307, ничуточки не волновался. С его крупным лётным стажем и с отличным экипажем, управлять супер лайнером было для него одно удовольствие. Тем более, что на этот раз, ему почти ничего не придется делать. Сегодня он полетит в качестве пилота — контролера, так как авиалайнер поведет опытный американский пилот полковник Стив Коннелли, которого присоединили к постоянному экипажу в качестве пилота — стажера. Он займет командирское кресло, а Яков место справа, там, где обычно сидит второй пилот. Весь рейс капитан будет обязан серьезно наблюдать за действиями пилота Стива, чтобы потом доложить ответственным американским органам о достигнутом мастерстве полковника Стива Коннелли.

Приобщение пилота-стажера различных стран к постоянному экипажу, это обычная практика во всех международных авиакомпаниях мира и относились к нему серьезно. Всем пилотам было известно, что слишком многое ставится на карту — и человеческие жизни и собственная судьба. А проходить стажировку в суперлайнере ICUS 787, большая честь любого пилота, тем более, что лишь три страны были допущены к участию в этом проекте.

Пилот, проходящий повышение квалификации на новейшем авиалайнере знал, что его действия должны во всем отвечать новым стандартам. И если он в чем-то этому стандарту не будет соответствовать, то на него поступит неблагоприятный отзыв, что повлечёт за собой, самое малое — задержку его карьеры. А в худшем случае — до самой пенсии влачить свое скудное существование на старых несовременных самолетах внутренней линии.

***

23:30 была объявлена посадка.

Пассажиры, прошедшие таможенный, а затем паспортный контроль, вошли через выход С 97 в комфортабельный автобус, который без промедления повез их к авиалайнеру, парковавшему в отдаленном, строго охраняемом секторе аэродрома.

Вскоре пассажиры увидели через окна автобуса огромный самолет с эмблемой израильской авиакомпании EL-AL. Вблизи него, с включенными многоцветными мигалками, стояли два автомобиля, на дверцах которых в ночной темноте ясно выделалась эмблема FBI.

Вокруг авиалайнера и у каждого трапа стояли с оружием в руках спецохранники. Под их строгим надзором, пассажиры, не спеша, стали подниматься по трапам, держа в руках разнообразный ручной багаж.

У входа пассажиров встречали две улыбающиеся стюардессы и старшие стюарды, в руках которых находился список людей идущих на посадку, в общей сложности 523 пассажира. То есть, все места в этом престижном авиалайнере, были выкуплены.

Среди пассажиров находились и двенадцать детей.

Самому маленькому, летевшему с мамой — всего полгода.

В списке красной звездочкой была обозначена и одна «важная персона». Экипаж не знал о ком идет речь, но так как, его сопровождали три внушительных размеров телохранителя, было ясно — личность «сверхважная»!

Их поместили в пятиместную кабину «VIP», расположенную рядом с кабиной пилотов.

Среди пассажиров числилась и гражданка США Жаклин Форд, следующая в Тель-Авив вместе

с 90-летней мамой и гостившим у них шестилетним племянником — сыном её брата Джона, женатого на израильтянке по имени Геуля. Их места были обозначены 36F/G/H с левой стороны прохода.

День до отлета, Жаклин, по телефону, продиктовала Джону номер рейса и время прилета по местному времени.

В ответ, он, в свою очередь, уверил её, что он и его жена всех очень любят и обязательно, что за вопрос, приедут в аэропорт Бен-Гурьон встречать их.

— Мы очень соскучились за сыном. Как ты, как самочувствие нашей матери?

— Нормально. Сын тоже скучает за вами, а мать, как всегда, зануда,— «успокоила» Жаклин его.

Вошел молодой пассажир, по имени Клод, гражданин Канады и занял место 15C. Закоренелый тридцатилетний холостяк, страховой агент, получил в подарок от канадского филиала страховой компании «AIG» приз за лучшие достижение этого года, который включал, кроме билета и гостиницы в Иерусалиме, так же солидный страховой полис.

— Вот, — сказал он матери. — Если что со мной стрясется, тебе выдадут хорошие деньги.

Это был первый в его жизни полет. Он страшно волновался. Весь последний день звонил своим друзьям, советовался с ними, а перед самой посадкой, зашел с провожающими в местный бар аэропорта и, прислушиваясь к рекомендации одного из дружков, выпил большой бокал красного вина.

Теперь, заняв свое место, он поспешно пристегнул ремень безопасности и, закрыв глаза, решил, что откроет их … лишь после взлета.

Два ряда перед ним заняла места семья Ройтенберг. Женщина села у иллюминатора, а двоих мальчуганов, восьми и двенадцати лет, устроила рядом с собой, а её муж занял место по ту сторону прохода.

Мальчуганы были возбужденные перед предстоящим путешествием и все время спорили. Оба, оказывается, хотели сидеть у окна. Мать, молодая светловолосая толстушка, терпеливо объясняла им на иврите, что у окна сидит она, и это не оспаривается, а затем с улыбкой приговаривала:

— Хватит Ицхак, отстань от меня и не обижай Хаима. Не приставай к брату, Ицхак! Ведите себя прилично Хаим…

Лицо пассажирки было вполне приятное и ухоженное, а подобранная со вкусом одежда умело скрывала лишние килограммы. А её муж, в черной ермолке на голове, представлял собой её полную противоположность: худощавый, долговязый сорокапятилетний мужчина, меланхолично разглядывался по сторонам, игнорируя возню своих детей.

Его, в частности, заинтересовала большая группа молодых пассажиров, рассаживающихся в салоне, слева от семьи Ройтенберга. Они, вызывающе громко переговаривались между собой на арабском языке, рассовывая в верхние багажные отделения свои многочисленные пакеты и сумки…

Вскоре мадам Ройтенберг не выдержала и, поменявшись с младшим сыном местами, села между детьми.

Ребята, наконец, унялись, а муж, вынув из внутреннего кармана черного костюма молитвенник, углубился в него.

Место 32A занял канадский профессор — парапсихолог и телепат по имени Марк Кайсс. Официально он, по приглашению биоэнергетического факультета

Тель-Авивского университета летит поделиться своим опытом с израильскими коллегами…

Глядя в ночной иллюминатор, профессор задумался:

«Я всегда прошу место возле окна.

И по какой-то загадочной причине, мне попадаются места с буквой A. Что правда, то правда! Я люблю летать, а перелеты через Атлантический океан в особенности.

Дневной перелет даёт возможность любоваться закатом где-то за далеким горизонтом, а до этого — повидать огромное количество различных облаков, от тонких, еле заметных полосок, до барашков и огромных причудливых глыб в отблеске солнца. Возможность заметить в дали серую мглу, которая готовая проглотить все, что к ней прикоснется.

Так же люблю с интересом рассматривать гигантские, серые океанские волны, и мысленно опускаться в их пучину, скрывающую от человеческих глаз бесчисленные тайны.

А ночной перелет? Естественно, он дает возможность, после ужина и нескольких отличных «дринков» крепко уснуть и проснутся уже перед самой посадкой.

Вот посадки почему-то для меня неприятные.

Взлеты я переношу всегда легче. Может быть, на понижение давления организм реагирует более болезненно, чем на повышение, а может, это из-за желания человека летать и летать? А может быть это просто индивидуальное ощущение? Возможно…»

Неделю назад его коллега и личный друг, доктор-психолог Джек Грауденз, попросил срочно встретиться с ним в Нью-Йорке.

Встреча была деловой, тет-а-тет, в гостиничном номере «Broadview».

Доктор Джек вкратце объяснил профессору причину срочного вызова. Ему предстоит полет в Тель-Авив в новейшем суперлайнере ICUS 787. Среди пассажиров неофициально будет находиться и «глава Моссада».

Израильской контрразведке, оказывается, удалось расшифровать кодовую беседу на WhatsApp, где речь шла об авиалайнере ICUS 787, и там, несколько раз упоминался именно рейс EL 307.

Из этого, а может и из дополнительных своих источников, контрразведка Израиля сделала однозначный вывод: иранская разведка, «Савака» замышляет что-то по поводу этого рейса, но что?

Авиакатастрофу — маловероятно!

Все входы и выходы полностью под контролем. Мышь не проскочит. Пассажиры и их багаж тщательно проверяются и просвечиваются.

Сбить ракетой, или вражеским истребителем, так же отпадает. Авиалайнер оснащен самой передовой оборонительной технологией. Мощные лазерные лучи способны уничтожить любой объект с вражьими намерениями, будь это ракета, или истребитель.

Существует возможность перехвата управления авиалайнером, каким — то новым технологическим способом, включая его таинственное исчезновение, как это случилось с Malaysian Airlines 8 марта 2014 года.

Тогда на борту этого Боинга 777 рейса 370 находились, кроме 12 членов экипажа так же 227 пассажиров. По сей день, и авиалайнер, и пассажиры канули в неизвестность…

Да! Этот вариант надо брать во внимание, ибо таким образом они смогут поймать сразу двух зайцев: и заиметь новейший суперлайнер, и пленить главу «Моссада».

Для контрразведки Ирана, а может и для «Хизбаллы», вынашивающих давнюю угрозу мести за ликвидацию их главы спецслужб Имада Мурнии — такой шаг может стать для них козырной картой. А тогда, мой друг, если они совершат это, — результат может оказаться плачевным — закончил доктор Джек,

[Руководство «Партии Аллаха» (Хизбалла) возложило на Израиль ответственность за ликвидацию в Дамаске их главнокомандующего Имада Мурнии. Официальный Иерусалим воздержался от каких либо комментариев по этому поводу.]

Он многозначно прервал свой монолог, глянул в глаза профессору и тихо добавил:

— Израиль давно заинтересован ликвидировать атомный потенциал Ирана, а затем всю ракетную мощь «Хизбаллы» в Южном Ливане. А чтобы атаковать их, Израилю нужен серьезный повод. Исчезновение ICUS 787 и захват главы Моссада в плен!? Ого! Вспышка Мировой войны тогда почти неизбежна.

Профессор Марк, услышав такие «неразумные» объяснения своего друга, возмутился:

— Что значит исчезновение? Что значит Мировая война?

А если ты так уверен в этом, так зачем мне тогда лететь этим самолетом? И вообще, можно и отменить вылет этого рейса, ведь и пассажиров жалко…. А этого «моссадника»— запросто можно перевести на любой другой рейс!

Ответ Джека был холоден, краток и прост:

— Вылет не отменят! Что должно случиться — случится!

Но контрразведка Ирана не подозревает о наших возможностях…. А план прост!

Чтобы предотвратить потенциальную опасность, кроме охранников, на борту самолета должен быть и… «свой человек»! То есть — «человек-посредник».

— Что ты имеешь в виду?

— А то, мой друг!

Ведь ты знаешь, что теория физического вакуума и торсионных полей уже доказала себя на многочисленных испытаниях. Вы, а ты один из них, специалисты — биоэнергетики, так же доказали, что все события совершаются вначале на тонком виртуальном уровне, и лишь затем постепенно материализуются на физическом.

Так что, с помощью нашей науки мы сможем своевременно разоблачить замыслы врагов и возможно, за одно, прибрать к рукам новую неизвестную нам иранскую технологию, если, таковая существует.

Так как ты еврей и сионист, и один из лучших специалистов своего дела, который не раз на практике успешно демонстрировал своё умение, выбор пал на тебя!

Ты будешь этим посредником! Естественно, если согласишься! Информация об иранских происках по отношению к нашему авиалайнеру, ещё две недели назад была передана специалистам — парапсихологам в Вашингтон и Торонто израильскими коллегами…

***

«Что ж»,— решил про себя профессор Кайсс, удобно усаживаясь в кресло и пристегивая ремень безопасности.

«На войне, как на войне! От своей судьбы не убежишь. Но мы постараемся предотвратить неотвратимое!»

Он знал, что бы избежать трагедии и быть полезным посредником, ему надо немедля подсоединиться к Единому Энергоинформационному Полю, или, как в данный момент, подключиться к «Объединенному Энергоинформационному Штабу» размещённому по этому случаю в диспетчерской башне аэропорта G. Kennedy.

Для этого ему теперь необходимо войти в особое состояние. Состояние ясновидящего с использованием «третьего глаза».

А что такое «третий глаз»?

Это подсознательное зрение, то есть специфическая форма зрения, работающая на подсознательном уровне.

У «нормальных» людей «третий глаз» иногда может проявится лишь в экстремальных ситуациях: клиническая смерть, сильнейший стресс, повреждение головы, или операция мозга.

А профессор знал: для проявления «третьего глаза» ему всего лишь надо расслабиться до такой степени, чтобы ввести своё сознание в максимальное трансляционное состояние.

Способы этой «трансляции» так же могут быть разными.

Если «третий глаз» передает сигналы на зрительные рецепторы, то человек воспринимает прошлое, настоящее или будущее в визуальных образах с помощью голограмм. Можно получить информацию и на слуховые рецепторы.

То есть, в голове звучат голоса, которые предостерегают, дают советы, рассказывают о тех или иных происшествиях.

Для профессора Марка наиболее привычной формой получения информации является яснознание:

То есть способность мгновенно воспроизводить в уме вероятную схему развития будущих событий.

Информация эта может поступать в качестве видеообразов (картинок событий или символов), а так же в виде речевого сообщения.

Естественно, настроить мозг на восприятие волн Единого Энергоинформационного Поля можно и с помощью длительных тренировок по специальным методикам, как йога, реберфинг, шаманские практики, работа с хрустальными шарами и картами. Но самым сильным посредником, как правило, оказывается лишь тот, у кого открыт прямой канал связи за занавес, с самого рождения. Но такие люди, к сожалению, редкостны и профессор Марк Кайсс осознавал, что он один из них …

Часть вторая

Объединенный Энергоинформационный Штаб

1

Диспетчерская башня аэродрома — трехэтажная бетонная вышка, на которой, как у ежа, множество шипов различных форм и величин. Это антенны, лампы, радары и прожектора.

На втором этаже размещено огромное овальное помещение с толстыми стенами без окон. Это радарное помещение слабо освещено, что бы яснее были видны экраны двух-трёх десятков радарных аппаратов, установленных в несколько рядов и ярусов, под нависающими сверху козырьками.

Здесь трудятся диспетчеры, следящие за полетными данными сотен рейсов.

Бесконечными рядами стояли компьютеры, соответствующая электронная аппаратура, микрофоны, рации и висели многочисленные телевизионные плазмы.

В помещении стоял беспрерывный гул…

Стрекот принтеров, говор диспетчеров, голоса из раций на различных частотах и шумы телевизоров.

Шум механизмов и человеческих голосов сливались в монотонный гул, который не затихал ни на секунду, хотя его и приглушали звукопоглощающие стены и потолки.

Отсюда всеми полетами управлял главный диспетчер Дженнифер Фрадлин, мужчина спортивного сложения, который начал свою карьеру как посыльной работник.

Вскоре, после окончания университета, он стал практиковаться на диспетчера в различных аэропортах штатов США на внутренних авиалиниях, где отличился точной работой и был одним из тех виртуозов, которым удавалось в самых трудных ситуациях, успешно посадить многочисленные самолеты в аварийной ситуации и предотвратить более десятка аварий в воздухе.

Дженнифер успел доказать , что у него живой , быстрый ум, и что он обладает способностью не терять голову в минуты напряжения. Через три года он был приглашён работать полноправным диспетчером в самом крупном аэропорту G. Kennedy в Вашингтоне, а ещё через пять лет, после ухода главного диспетчера на пенсию, Дженнифер, теперь уже стройный сухопарый мужчина лет за 40, обладающий многолетней практикой, знанием и силой воли, смог занять этот пост.

На последнем третьем этаже находилось КОП (контрольное отделение полетов) — круглая стеклянная башня, откуда открывался широкий обзор. Здесь был сконцентрирован техническо-радарный отдел и правление полетов, откуда руководитель давал указания о передвижении самолетов на земле, их взлетах и посадках. Власть тех, кто сидел в КОП, простиралась за пределы аэропорта: они отвечали за самолет в воздухе после того, когда он выходил из-под опеки местных наземных диспетчеров, или ближайшего регионального КДП (командный диспетчерский пункт).

При дневном свете из этой круглой стеклянной комнаты был отлично виден весь аэропорт, взлетно-посадочные полосы, рулежные дорожки, складские помещения.

А все самолеты на земле выглядели как модели на макете, но силуэты их четко вырисовывались даже и ночью, как сейчас, при свете мощных прожекторов.

Для сравнения, если пункт управления диспетчерами можно было назвать командным пунктом, то помещение наверху являлось чем-то вроде военного штаба на передовой, который в данный момент был изолирован.

Дженнифер, как управляющий диспетчерами, знал, что над ним, помещение КОП, вот уже более недели, было заблокировано охранниками спецагентами FBI и Моссада, по приказу министерства обороны США.

Вместо КОП, там был размещён, так называемый «Объединенный Энергоинформационный Штаб», а сокращенно ОЭШ, где, кроме американского и канадского экстрасенсоричного центра участвовал и Тель-авивский парапсихологический центр.

Управляющий полетами с его командой временно был размещён на втором этаже, в пустующем помещении, по соседству с КДП.

Дженнифер не знал, какую роль этот новый центр исполняет, но понимал что речь идет о деле государственной важности.

В случаи ЧП с авиалайнером ICUS 787, он должен быть с ними в постоянной связи.

В ОЭШ, тем временем, проходило заключительное заседание международной группы парапсихологов под управлением доктора-психолога Джека Граудезена.

— … Ну, что ж, дорогие господа! Наступает наш час!

Судьба рейса EL 387, его пассажиров и экипажа — в ваших руках. Если предположения разведданных оправдаются, то роль наша станет судьбоносной для этого рейса!

А именно — предотвратить неотвратимое.

В результате мы сможем доказать научному миру, что можно не только знать что будет, но и более того — вмешаться в неотвратимое и предотвратить его…

Это касается, господа, и макро и микро.

А именно: предотвращение войн, болезней, катастроф и катаклизм на благо всего человечества…

2

Откинув спинку сидения, профессор Кайсс, улегшись как можно удобнее, приложил привычным движением левую ладонь к голове к тому месту, где находится «третий глаз» и стал ожидать «сигнала».

«Сигнал» — это вспышка белого света с золотистым отливом, означающая, что контакт создан.

Через несколько минут он, получив «сигнал», переместил свою ладонь на солнечное сплетение. Глаза профессора оставались все время открытыми, а дыхание становилось все более и более ровным и глубоким.

Теперь, если ему надо будет передать информацию, он сможет это сделать с открытыми глазами, а если ему надо ответить на вопросы, нужно лишь закрыть глаза…

Наступил момент, когда профессор Кайсс уже способен приступить к более внимательному рассматриванию лиц сидевших вблизи него пассажиров, а более отдаленных — начать прощупывать их мозги телепатически.

Тем временем все пассажиры в салоне уже заняли свои места. Удобно расположившись в своих мягких креслах, каждый занимался своим делом: кто читал газету, кто перешептывался о чем-то с соседом, а кто просто прикрыл глаза, слушая радиопередачи в наушниках. Главные стюарды получили последние подтверждения работников терминала, о количестве пассажиров записанных на этот рейс.

Списки сошлись…

Настала последняя процедура показ аварийной ситуации, то есть: на развешанных экранах демонстрировались, аварийные выходы лайнера, инструкции пользования ремнями безопасностями, кислородными масками и проч.…

«Сейчас много говорят о терроризме», тревожно вернулся к прошлой мысли профессор Марк. «Я знаю, что всех членов экипажа любой авиакомпании, как правило, обучают самообороне и методам распознавания скрытых террористов, а в кабине пилотов, в закрытом сейфе лежат 9мм револьверы, а может и не только револьверы?

Я так же знаю, что в каждом авиалайнере израильской компании EL— AL, находятся по два — три охранника, прошедших спецобучение для обеспечения полной безопасности как самолету, так и пассажирам…

Часть третья

Взлет

1
0:15

Из репродукторов донеслось сообщение на английском и на иврите:

«Заканчивается посадка на рейс EL 307 Вашингтон — Тель-Авив. Просим задержавшихся пассажиров немедленно последовать к выходу С 97».

А вот и они, «легки на помине» …

Охранники, поднимаясь последними по трапу, подозрительно оглядываясь, вошли в салон самолета, а за ними тут же герметически захлопнулись люки.

Один из охранников остался у входа, второй вошел в «бизнес» класс, а последний, пройдя весь длинный салон, сел в хвостовой части самолета, у самой аварийной двери, хотя, в случае аварии, это ничего бы не меняло.

«Они не знают то, что знаю я», — подумал профессор и мимо воли позавидовал их «безмятежному спокойствию».

«О том, что здесь вскоре возможно произойдет», — подумал он, — «они даже не подозревают, не говоря уж о пассажирах»…

В то же время парапсихологи трех стран так же приступили к своей интенсивной работе, а для обмена информацией между собой, чтобы не мешать «посреднику», они стали пользоваться лишь телепатической и спутниковой связью, отводя профессору Кайссу главную роль — роль биологического ретранслятора, находящегося в самом самолете.

Те, кто работает с биоэнергетикой, знает, что парапсихологу всегда легче работать на расстояние с человеком, чем с машиной (самолетом в данном случае), а ещё проще — со знакомым человеком, частоты вибрации энергетического поля которого им известны.

Как всегда в начале полета, старшая стюардесса Иляна Гольцман испытала чувство облегчения, когда дверь самолета захлопнулась. Ещё несколько минут — и самолет тронется с места.

Пока другие стюардессы занимались хозяйственными делами, Иляна по микрофону приветствовала пассажиров на борту самолета. Озвучивая пантомиму двух стюардесс, находившихся в салоне, она читала заученный рутинный текст на двух языках. В конце пожелала от имени экипажа приятного полета.

Мириады звезд высыпались на безлунное чистое ночное небо.

— Лейтенант Стив! Запускай двигатели, — приказал капитан. Не прекращая любоваться ими, лейтенант Стив, под бдительным взглядом капитана Гева, нажал на красную кнопку.

Суперлайнер ICUS 787 тут же взревел, словно разъяренное чудовище.

— Рейс EL 307, — говорит наземный диспетчер, — разрешаю выруливать к взлетной полосе 08 — прозвучало в наушниках.

Гул двигателей возрос. Постояв без движения с минуту, огромный авиалайнер начал тяжело выруливать по рулежной дорожке.

Осторожно ведя самолет, под сопровождением двух наземных служебных машин аэропорта, Стив продвигался, как было указанно ранее, к полосе номер 08.

В настоящее время в международном аэропорту «G. Kennedy» активно используют лишь шесть взлетно-посадочных полос, несмотря на имеющихся десять.

Самой длинной и широкой полосой, была взлетно-посадочная полоса 08 и 10. Они были такими длинными, что с начала полосы невозможно было видеть их конца.

Остальные, были на километр короче и гораздо уже.

Полоса 07 была в частичном ремонте, полоса 09 — предназначена для грузовых лайнеров, а полоса 10 была запасной и пользовались ею лишь в исключительных случаях ЧП, для частных аэропланов и боевых реактивных самолетов США.

ICUS 787, несмотря на свои размеры, двигался относительно легко. Капитан Яков Гева, продолжая наблюдать за пилотом-стажером, уверенным движением переключил радио на волну наземной службы, и весь экипаж услышал, как лайнер на соседней полосе докладывает диспетчеру:

— Идем по полосе 06, приближаемся к пересечению с полосой 08. Прошу разрешения пересечь.

Наземный диспетчер тут же ему в ответ:

— Рейс YL 128, остановись у пересечения! Не разрешаю, повторяю, не разрешаю пересекать полосу! Подтвердите! Прием!

Пилоты авиалайнера ICUS 787 увидели, как впереди вспыхнули и повелительно замигали красные огни «Боинга», затем воздушная машина заметно сбавила скорость и у самого перекрестка замерла, будто отдавая честь приближавшемуся к перекрестку суперлайнеру ICUS 787.

— Молодцы диспетчеры, — отреагировал Стив и, крепко держа штурвал лучшего в мире авиалайнера, почти, впритык миновал его.

«Опытный диспетчер все правильно рассчитал, — подумал капитан Гева, — но, возможно, слегка рисковал. Что ж, такая уж их работа. Да и нам не всегда сладко».

Еще через минут пять рейс EL 307 застопорился у линии старта. Вдали, через лобовое стекло, были видны освещенный огромный терминал аэропорта, а на взлетной полосе, прямо перед ними «Turkish airline» получил разрешение подняться в воздух. Он двинулся вперед, сначала медленно набирая скорость, затем все быстрее и быстрее…

Тут же раздался размеренный голос диспетчера:

— Рейс EL 307 взлет разрешаю!

Скоро взлет…

Главная стюардесса, а за ней все стюарды и стюардессы опустили откидное сиденье и пристегнулись ремнями. Гудение нарастало с каждым мгновением и, дойдя до своего апогея, авиалайнер ICUS 787 тронулся с места.

Капитан Гева передал диспетчерской станции:

— Рейс EL 307 пошел на взлет,и кивнул головой пилоту-стажеру, взял на себя штурвал.

Авиалайнер, набирая скорость, тяжело, будто нехотя, оторвавшись от земли, мощно и уверенно поднялся в темную высь.

— Убрать шасси,приказал капитан Гева.

Лейтенант Стив протянул руку и толкнул вверх рычаг на центральной панели управления. Звук убираемого шасси прокатился дрожью по фюзеляжу, замки на них защелкнулись, а створки люков, куда ушли колёса, со стуком захлопнулись.

Пилот старший лейтенант Авигдор Кельнер, наклонившись вперед со своего кресла бортмеханика, проверил компьютерную систему, показывающую рабочий режим двигателей. Двигатели и аппаратура работали тихо и безукоризненно.

Авиалайнер продолжал набирать высоту. Ещё несколько минут, и они вырвутся на простор, высоко над океаном, где властвуют тишина и звезды.

Достигнув максимальной высоты 12600 метров пилот-стажер, выполняя небольшой левый разворот, снизился до 11000 метров, выходя на свой рейсовый маршрут.

Теперь лейтенант Стив перевел ручные рулевые системы и устройства управления на положение автопилот.

С этой минуты и до начала приземления, авиалайнер будет управляться лишь сложной, надежной программой, естественно, под бдительным наблюдением двух пилотов посменно.

Капитан Гева мысленно отметил для своего последующего рапорта, что ни разу за время взлета он ни в чем не мог упрекнуть пилота-стажера, безупречно поднявшего лайнер в воздух.

Закончив последние тесты и инструктаж, он глянул на монитор, где была видна зеленая линия и маленький самолетик.

— Видишь, — обратился он к пилоту-стажеру, — зеленая линия это наша траектория, а самолетик — это мы. Смотришь в лобовое стекло кабины и ничего не видишь, или тучи , или как в нашем положении, густая как смола глубокая ночь.

Если опять глянешь на монитор, так теперь сможешь увидеть три ромбика. А что это значит?

— Это самолеты… — неуверенно ответил пилот-стажер.

— Правильно! Эти ромбики обозначают три самолета — один немного впереди и сбоку справа, другой — будто идет прямо на нас, а третий, чуть левее.

— Да я знаю,— обидчиво ответил пилот-стажер. Вот здесь бегут цифры, показывающие на каком расстоянии от нас они находятся. Этот, к примеру, что как будто идет прямо на нас, в данный момент находится на расстоянии 1500 метров ниже нас.

Капитан удовлетворенно похлопал его по плечу:

— Молодец! Так вот! Следи за автопилотом. В случае чего хватайся за штурвал. Второй пилот составит тебе компанию.

-Слушаюсь капитан!

Капитан Гева в ответ, что-то буркнул себе под нос и решительно включил микрофон:

«Лейдис энд джентельмен! Авиакомпания Эль-Аль и экипаж рейса 307 рады приветствовать вас на борту лучшего и новейшего в мире авиалайнера модель ICUS 787….

Лететь будем около семи часов на высоте 11000 метров. На протяжении полета погода ожидается устойчивой. Наш коллектив и буфет в вашем распоряжении. Через полчаса получите ужин, а пока, желаю вам приятного времяпровождения и спокойной ночи».

Затем капитан Гева обратился к диспетчерам надзорной башни аэропорта «G. Kennedy» и доложил им будничным тоном:

— Говорит рейс EL 307! Взлет авиалайнера прошел успешно, полет выполняется по графику, Желает всем спокойной смены.

Диспетчер в ответ подтвердил что видит его на локаторах.

Затем передал ему координаты ближайшей диспетчерской башни на Гавайских островах, желая ему и всему экипажу приятного спокойного перелета через Атлантический океан…

На табло синий свет электронных часов показывал

1:20 ночи…

***

Через пять минут тушится освещенное табло над креслами пассажиров «Пристегните ремни».

Теперь пассажиры могут, наконец, окончательно расслабиться в своих креслах, в ожидании длительного ночного полета. Одни отстегнули ремни, некоторые встали у прохода, для разминки, а кто пошел проведать туалет.

Большинство пассажиров оставались на местах с ослабленными ремнями безопасности. Засуетились стюарды и стюардессы.

Пассажир в кресле 13F безмятежным движением достал из кейса, стоявшего у его ног, портативный компьютер. Исполняя приказ фирменного представителя, который, ещё день назад, вручил ему этот компьютер, авиационный билет, солидную пачку стодолларовых купюр и паспорт на имя русского гражданина Дмитрия Ивановича Воскресенского, включил его. Затем ввел замысловатый код какой-то новой космической игры «Звездные бои».

На экране появилась картинка звездного космоса с красным квадратиком посредине, на котором зеленым цветом было написано: «Начать игру».

По словам его представителя, эта игра очень захватывающая и сможет занять его целиком в течение всего времени полета.

«Тебе даже спать не захочется, так она интересна»…

Несмотря на объяснения инструктора его фирмы, Дмитрий имел туманное понятие о цели поездки в Израиль. А тут ещё и эксклюзивная гостиница у побережья Средиземного моря, с полным пенсионом на всю неделю, солидная сумма денег…

Дмитрий, молодой мужчина лет двадцати пяти, эмигрировал из России пять лет назад с родителями в США. Вскоре его родители переехали к своим родственникам во Флориду, где прилично устроились, а он, Геннадий Иванович Хмельницкий, а это настоящее имя нашего пассажира, решил остаться в Нью-Йорке.

Ещё у себя на родине он закончил технический факультет московского университета по драгоценным камням и был неплохо знаком с разработками бриллиантовых и других ювелирных изделий.

В США он решил подыскать подобную работу.

С помощью новых русскоязычных друзей он снял скромную квартирку-студию в северной части Бродвея.

Здесь концентрировалась основная русскоязычная диаспора. Вскоре он записался на вечерние курсы английского языка и стал работать на скромной ставке у одного русского еврея — перекупщика, имевшего свой ювелирный магазин и маленькое предприятие для огранки бриллиантов.

Со временем Геннадий, не желая довольствоваться денежными крохами, без устали стал рассылать по интернету, в газетах, и на досках объявлений, свои автобиографичные данные.

Прошло много времени, как вдруг, в один прекрасный день, на его электронную почту пришло многообещающее сообщение:

«Ваши глубокие познания в области бриллиантового производства впечатлили нас. Мы заинтересованы подписать с вами долгосрочный контракт. Приглашаем на собеседование в ресторан “Diamante” по адресу…»

Затем следовала дата и время встречи, заканчиваясь размашистой подписью генерального председателя по набору кадров с красной печатью, где большими черными буквами на английском и персидском значилось:

«Ирано-американская корпорация Diamante Star LTD.»

То, что его пригласили в ресторан, а не, как обычно, в контору на аудиенцию, немного смутило Геннадия, но читая вновь и вновь это сообщение, он понял, что в этой фирме, как видно, так принято принимать на работу, особенно когда речь идет о высоких постах и престижной зарплате.…

— Так как вы, по вашим словам, в данный момент свободный, — проговорил фирменный представитель Геннадию в конце обильного ужина, — вы сможете в ближайшие дни пройти краткий курс повышения квалификации. Зарплата во время курса будет выплачиваться наличными в размере 300$ в день.

Если курс завершите успешно и сдадите экзамен, вам придется ещё исполнить для нас одну важную миссию за границей. Служебная поездка за границу, естественно, так же за наш счет, плюс 10000$ наличными…

После удачного исполнения наложенной на вас миссии, вы вернетесь домой, где сможете тут же приступить к основной работе: начальником цеха по обработке африканских голубых бриллиантов.

Начальная ставка — 5000$ в неделю плюс премии.

Вас такие условия устраивают?

Голова Геннадия ходила ходуном от щедрой еды и выпитой водки «Смирнов». А деловые предложения сыпались на него, как обильный дождь. Ему ничего не оставалось, лишь время от времени, с полным ртом согласно кивать головой.

Еле поворачивая язык он, стараясь сохранить фасон, всё-таки выдавил один вопрос:

— А можно знать в какой стране я буду исполнять вашу миссию, и какова будет поставлена передо мной задача?

Ответ был краток:

— Узнаешь в свое время…

Пассажир вздохнул и нащупал в кармане фальшивый паспорт. «Пока все в порядке», — облегченно подумал он.

Перед самым вылетом ему объяснили, что вот теперь и настал его последний серьезный экзамен, и что бы его сдать, он обязан, после взлета самолета, включить компьютер и… начать игру. А насчет Израиля ему нечего беспокоиться. Там его уже ждут. Люди русскоязычные. От них он и получит специнструкцию.

Ему ещё на курсе подробно объяснили, что Израиль — одна из ведущих стран мира по обработке бриллиантов и там он сможет изучить вещи, которые могут быть очень полезны фирме. А так, как между Израилем и Ираном отсутствуют дипломатические отношения, пришлось идти на маленькую хитрость. Вот и всё… Риск минимален. Максимум ему грозит депортация в США, как американского гражданина и, естественно, все убытки покроет фирма…

Пока все шло успешно. Даже паспортный контроль его не задержал. «Риск благородное дело, а мне не привыкать»,— подумал Геннадий, и решительно нажал на красный квадратик….

Окончание

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *