[Дебют] Александр Фельдман: Москва-река. Избранные стихи

 163 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Москва-река

Избранные стихи

Александр Фельдман

Вольнó реке Москве
Вычерчивать подковы.
И как изгиб реки,
Шпангоута изгиб.
Пока есть в рукаве
Надёжный туз пиковый,
Всем бедам вопреки,
Ещё ты не погиб.

От парусных судов
Давно уж толку мало.
Они нас не помчат
К каспийским берегам.
Нас ветр нести готов
До шлюзов и канала,
Где густ буксиров чад
И шумен чаек гам.

Сомнения развей.
Ведь счастье — это случай.
Мы от сердечных тайн
Вовек не отдохнём.
Любовию своей
Скорей меня замучай,
А там уже пытай
Водою и огнём.

Вот так и надо плыть,
Сиренам не внимая,
Лишь ветер и волну
В попутчики беря.
Легко счастливым быть
В двадцатых числах мая,
Ещё одну весну
Заняв у сентября.

* * *

Пускай нас ждут снега, не тáя,
Задачи солнца усложня.
Как будто делом занятáя,
Помчится пóд гору лыжня.

Я полечу за ней вдогонку,
Я вместе с ней уйду в набег,
Пока капель не грянет звонко,
Со счёта сбрасывая снег…

А ты стоишь фигуркой жалкой
Среди хохочущих подруг
И всё воюешь с лыжной палкой,
Совсем отбившейся от рук.

Мне обратить бы это в шутку,
Мне распушить бы хвост трубой,
Остановиться на минутку,
Глазами встретиться с тобой.

Не знаю меры и границы,
Остановиться не смогу,
И только росчерк сохранится
От острий палок на снегу.

…Всё это просто рефлекси́я
Да плюс природы вечный зов.
Так широка у нас Россия,
Что можно жить без тормозов.

Пускай снега стоят, не тáя,
На снежных бабах нас женя,
Пускай до сáмого Китая
Не прерывается лыжня!

ПЕРВОЕ МАЯ

Ждал праздника напрасно я,
Но отоспался всласть.
Похоже, площадь Красная
Меня не дождалась.

На всех рубахи новые
И алые банты.
Дела мои хреновые —
Меня не любишь ты.

Мы все друг друга мучаем,
Срываем голоса.
По пустяковым случаям
Заплаканы глаза.

Вкус спирта разведённого,
И радио орёт:
“Никто пути пройдённого
У нас не отберёт!”

РУССКОЕ ПОЛЕ

В любое время года
Неласкова земля:
Туман и непогода,
Раскисшие поля.

И глинисто, и мглисто —
Земли и неба власть.
Мечта социалиста,
Ты так и не сбылась…

Мы с этим небом — братья.
С землёю мы — враги.
Разрушь её заклятье,
На волю убеги!

* * *

Темнота ни в чём не виновата,
Молча заступила в свой наряд.
Повлажнел ремень у автомата,
И огни в долине не горят.

Там — незамирённые аулы,
Душно в ожидании дождя.
Полночь проверяет караулы,
Поступью неслышной проходя.

Сердце не разбито, сердце цело.
Может быть, расчётливо жило,
Вот и в перекрестие прицела
До сих пор ни разу не вошло.

Говорят, мы рано умираем,
Если кровь излишне горяча.
Смерть с косою стала самураем,
Мастером железного меча.

Лезвие изрядно посеклося,
И причины каждому ясны.
Смерть свой урожай всю осень косит,
Жатвой запасаясь до весны.

А весна по-прежнему неблизко,
И погода — осени подстать.
Наш сентябрь, короткий, как записка,
Ветер будет заново листать.

…В час ночной, спустившись с перевала,
Смерть нас выбирает, не спеша,
Чтобы ни о чём не тосковала,
Ни о чём не грезила душа.

КАВКАЗ

Как Лермонтов, наказан
За дерзкие стихи я.
А за стеной Кавказа,
По-прежнему — стихия.

Заснеженные кручи —
Опальным напоказ.
Вы посланы, поручик,
За смертью на Кавказ.

Вот так, по доброй воле,
На радость злой молве,
Мы ищем ветра в поле,
А ветер — в голове.

Не стыдно сторониться
Расставленных тенет.
Нашлась бы та страница,
В которой смерти нет.

АЗБУКА МОРЗЕ

“Катера и яхты” —
Был такой журнал…
Где, в каких краях ты —
Кто бы разузнал?

Всё ль с тобой в порядке?
Мир несчастий полн.
Сообщенья кратки
В век коротких волн.

Радио клекочет
Птичьим языком,
Но радиста почерк
Мне уже знаком.

Вместо слов — три точки,
Вкус тире во рту.
Это всё цветочки,
Ягодки — в порту.

Морем наших тягот
Сушу нареки.
Мне ль не знать тех ягод —
Все они горьки.

Под морзянки клёкот,
Отстранив беду,
Близко ли, далёко —
Я тебя найду.

Гордых одиночек
Кто бы выручал
Без тире и точек
Радиоключа?

СНЫ

Я верю сну как снимку.
Известно, сны не лгут.
Мы спим с тобой в обнимку
Под солнцем, на лугу.

В забвении покоя,
В некошеной траве,
С ромашкой под щекою,
С соломой в голове.

Нам снится шум прибоя
Или реки разлив,
Дома, где мы с тобою
Давным-давно росли.

А если сон приснится
Пророческий какой,
Переверни страницу
Или закрой рукой.

Того, кто сны забудет,
Ждёт легкая стезя.
Ведь если знать, что будет,
Тогда и жить нельзя.

ЗИМНИЙ ЛЕС

Настанут дни холодные,
Уймётся кожный зуд.
Гадюки подколодные
Куда-то уползут.

Придёт зима гримёршею
И перебелит лес.
Негодны пни промёрзшие
Для отдыха телес.

Скорей подайте сани нам,
Да потеплей одёж!
Ведь здесь и без Сусанина
Навеки пропадёшь.

Пни обернутся плахами,
И Глинкой Бородин.
Что с лохами, что с ляхами,
Здесь разговор один.

Лишь нарочный с повесткою
Уездного суда
Причиной был бы вескою,
Чтоб убежать сюда.

ФЕВРАЛЬСКИЙ РОМАНС

Наши сердца опустели.
Что их наполнит опять?
Вьюга нам стелет постели.
Мягко ль в них, милая, спать?

Снятся, под снежную вьюгу,
Старые сны, без конца.
В них ещё рвутся к другу
Глупые наши сердца.

Это не стоит труда им.
Может, досмотрим те сны?
Мы уж так долго страдаем —
Стали одежды тесны.

Я это всё несерьёзно,
Тут не до тесных одежд.
Даже надеяться поздно
На возвращенье надежд.

КАВАЛЕР ЛУНЫ

Ходят слухи, что я — с приветом,
И что ночи мои хмельны.
Я довольствуюсь лунным светом,
Я теперь — кавалер Луны.

Чем длинней и печальней ночи,
Тем прекраснее лунный серп.
Я гляжу своей смерти в очи,
Как на Косовом поле серб.

Будет гибель моя случайной,
На оплошность её спиши:
Дескать, хрупче посуды чайной
Оболочка людской души.

Я соблазна боюсь немножко:
Поманит и обманет бес.
И дрожит под ногой дорожка,
Что протянута к нам с небес…

В ЗООПАРКЕ

Мы прошлись по зоопарку.
Там кормили сторожа
Крокодила и цесарку,
Антилопу и моржа.
С. Маршак

Жизнь нам делает подарки.
Если хочешь — попроси.
Мы гуляем в зоопарке
Под аккорды Дебюсси.

Может, звери знают ноты,
Ведь у них прекрасный слух.
Где концерт для двух енотов?
(Почему же только двух?)

Вместо той муры морковной,
Что дают им сторожа,
Я бы пищею духовной
Их душевно поддержал.

Для тебя, моя родная,
Для кого стихи пишу,
Душу вычерпал до дна я,
И одно теперь прошу —

По секрету, между нами,
За закрытыми дверьми:
Не корми меня блинами,
Пирогами не корми.

Ты не жарь мне эту утку,
Что здесь ходит, трепеща,
Позабудь про гимн желудку
В виде постного борща.

Не пои меня бульоном,
Не вози обед в такси.
Лишь смотри мне в рот влюблённо
Под аккорды Дебюсси.

ФРОНТИСПИС

Объясняюсь в любви, по-любому,
Я и чёрным, и белым стихом.
Погуляло перо по альбому,
Исписав его весь целиком.

Твоего я вниманья не стою,
Не дождаться взаимности, ах!
Ведь душа остаётся пустою,
Если выплеснуть душу в стихах.

Я писал их, надежд не питая.
Я твердил их, когда не спалось.
Смотрит каждая в них запятая
Завитком твоих черных волос.

Прочитаю строку, возликую,
Поплыву без руля и ветрил…
Если выплыву, опубликую
Всё, что я в твою честь натворил.

Я тогда буду толстым и лысым,
На лице — весь каталог грехов,
Недостоин служить фронтисписом
Даже к собственной книге стихов.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “[Дебют] Александр Фельдман: Москва-река. Избранные стихи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *