Леонид Шейнин: Царские дачи

 149 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Где-то во второй половине XIX века, когда появились железные дороги, нашлись предприниматели, которые строили в подходящих местах летние жилища и приглашали туда на сезон состоятельных и не очень состоятельных горожан.

Царские дачи

Леонид Шейнин

С окончанием зимы московские цари не оставались в Кремле, а подобно многим нынешним горожанам перебирались «на дачу» вместе со своими семьями, слугами и некоторой частью управленцев. Начиная по крайней мере с XVI века, обычным таким местом служило село Коломенское, на юго-востоке от Москвы, ныне поглощённое Москвой. От Кремля до Коломенского считалось 10 вёрст. Путь был удобен, так как шёл по Москве-реке и не зависел от состояния сухопутной дороги.

На время пребывания царя в Коломенском, там же сосредоточивалось центральное управление страной. До нашего времени сохранились Приказные палаты, построенные там при царе Алексее Михайловиче. Тогда же был сооружён обширный деревянный дворец, который служил не только для обитания царской семьи, но и для приёмов послов. Известен случай, когда церемониал одного из приёмов была нарушен трёхлетним Петром. Вместе с матерью он стоял за занавеской, но ему захотелось поближе взглянуть на шведского посла.

Дворец простоял до Екатерины II, то есть около ста лет, и был разобран «за ветхостью». Возможно, «ветхость» была отвлекающим словом. Царица хотела перестроить Коломенское для собственного пребывания, но затем перенесла своё внимание на соседнее место «Чёрная грязь», названное так за наличие там старинных прудов с целебным илом (сапропелем). Именно здесь императрица начала (но не окончила) строительство огромного дворцового комплекса, получившего название Царицыно (тоже попало в черту Москвы). В литературе высказывалась мысль, что царица планировала возвратить столицу из Петербурга снова в Москву. Ныне и Коломенское, и Царицыно — ухоженные парки с историческими объектами и музеями.

Относительная близость Коломенского к Москве иногда работала против царской власти. В 1662 году толпа недовольных москвичей приходила сюда протестовать против неудачных финансовых новшеств. Ввиду нехватки серебра, в Москве с 1655 года чеканили медную монету, изображая на ней якобы серебряное её достоинство. Служилым людям государство старалось платить медными деньгами, хотя в свои сборы требовало серебро. Это «сбивало» ценность медной монеты. Кроме того, тогдашние финансисты не учли, что были умельцы, способные не хуже царских чеканщиков изображать на медных монетах их якобы серебряный номинал. Торговцы отказывались брать медные монеты взамен серебряных, и недовольный люд отправился в Коломенское. Поход кончился кровопролитием, но медные деньги с изображённым на них серебряным номиналом со временем отменили. Серебро добывали с помощью внешней торговли; эту задачу наиболее решительно и с немалыми жертвами для народа решал царь Пётр. [1]

«Сезонная столица» — Коломенское требовала налаженных связей с Москвой. Как решалась эта задача – не известно. Заслуживает внимания такое обстоятельство. В последние годы жизни Великого князя Василия III Ивановича (умер в 1533 г.) в Коломенском на высоком берегу Москвы-реки была построена необычно высокая церковь Вознесения (около 60 м), дошедшая до наших дней. Можно думать, что в своё время она была либо в прямой зрительной связи с Кремлём (скорее всего, с колокольней Ивана Великого), либо через промежуточные высокие сооружения. [2] Не лишним было и внимание на юго-восток, куда текла Москва-река, потому что по воде и по льду с прицелом на Москву могло приходить войско недружественных степняков.

В путеводителях по Коломенскому есть немало сведений по его истории и по особенностям архитектуры сохранившихся построек. Чего там нет, так это указаний на микроклимат. Между тем, высокое положение Коломенского над рекой даёт основание полагать, что эта местность имеет определённое климатическое преимущество. Ведь и Царское село под Петербургом было выбрано в будущем в качестве летней резиденции российских императоров не случайно: близость к Пулковским высотам обеспечивает этой местности больше солнечных дней в году.

Но почему царские семьи регулярно выезжали летом за город? Вряд ли потому, что за городом лучше грело солнце. Основная причина была санитарно-гигиенической. За зиму в Кремле скапливалось немало кухонных отходов, нечистот, конского навоза. Зимой всё это мало докучало обитателям Кремля. Но с наступлением тепла от всех отбросов надо было срочно избавляться. Вывоз отходов на лёд не поощрялся (в Петровские времена он был прямо запрещён). Исторические документы говорят о каком-то Помётном вражке (овраге), куда вывозились отходы. Навоз же старались утилизировать в садах и на огородах. Но при любом способе сбора и вывоза отходов, царской семье на это время лучше было выехать из Кремля.

Летнее переселение было также оздоровительным мероприятием. Ведь в зажатом стенами Кремле было тесно от строений и наполняющих их людей. Жившие там люди наверняка страдали от недостатка движения; переселение же на вольный воздух помогало решить эту проблему. Там и помещения были просторнее, и места вокруг намного больше. Поэтому нет ничего удивительного в превращении Коломенского в царскую дачу. В этом смысле Коломенское не было уникальным. С переселением российских монархов в Петербург, в его окрестностях появились примерно такие же рекреационные комплексы для царской семьи.

Из петербургской истории вырисовывается происхождение современного слова «дача». Переехавшие в Петербург сановники, построившие себе усадьбы в новой столице, тоже нуждалась в летних резиденциях. Для этой цели они наделялись участками казённых лесов. На Руси все даровые получения от казны по традиции назывались «дачами»; это слово и было пристёгнуто к лесным участкам, где возводились летние резиденции столичной знати. Со временем слово дача было перенесено от дарованной земли на летние строения, стоящие на этой земле, а потом и на любые строения, предназначенные для летнего проживания. «В таком виде» это слово дошло и до наших дней. [3]

Сезонные миграции затрагивали и московских бар. Если они не были связаны службой, то жили в Москве только зимой, на лето же переезжали в свои ближние и дальние усадьбы. Описание подобной экспедиции семьи своего отца оставил П.А. Кропоткин в своих «Записках революционера».

Где-то во второй половине XIX века, когда появились железные дороги, нашлись предприниматели, которые строили в подходящих местах летние жилища и приглашали туда на сезон состоятельных и не очень состоятельных горожан. Эти поколения дачников выезжали из городов не ради санитарной очистки своих усадеб (которых у них не было), а чтобы выбраться на природу из городской пыли и нечистого воздуха. О нагруженных городскими покупками «дачных мужьях» сообщает уже Чехов.

Что касается нынешнего дачного бума в России, то он заслуживает отдельного внимания.

___

[1] Шейнин Л .Б. Петербург и Российский меркантилизм. М., 1997.

[2] К сожалению, в наши дни проверить эту догадку непросто, так как между Коломенским и Кремлём построено немало высоких зданий, заслоняющих обзор.

[3] Во второй половине XVIII века в России началось Генеральное межевание. Документы того времени содержали термин «писцовая дача» для обозначения крупного земельного владения с зафиксированной площадью. Но это значение слово «дача» не прижилось. В лесном же хозяйстве слово «дача» стало обозначать выделяемый по какой-либо причине участок леса. Лесной дачей могло называться как частное владение, так и урочище в казённом лесу. Таким образом, в лесном хозяйстве значение слова «дача» развивалось по особому пути. Но в современном языке термин «лесная дача» практически не употребляется.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *