[Дебют] Адольф Берлин: Из цикла “Наследство”

 453 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Из цикла “Наследство”

Адольф Берлин

Наследство

В окошке узком догорела свечка…
И пусть давно всё в запустенье тут,
мы родом из еврейского местечка,
отсюда корни наших душ растут.

С нас спрос иной: мы с самого начала
огромный путь Истории прошли.
Мы вышли из еврейского квартала
и разошлись по всем концам Земли.

Понять бы, что досталось нам в наследство,
о чём нам горны прошлого трубят,
как сочетать друг с другом цель и средство,
где наш исток, где нынче наше место
и что оставим мы после себя.

* * *

Не заблудиться б во времени,
не затеряться б средь прочих…
Быть без корней и без племени,
жить без традиций нам проще.

Проще не слышать, не слушая,
легче не думать, не каяться.
Только теряется лучшее,
если впадают в беспамятство.

Не посещают сомнения
не приходящих в сознание.
Горестен путь поколения —
от амнезии к незнанию.

Еврейские местечки

Ефиму Александрову

Ушедших еврейских местечек душа —
в сердцах моего поколенья.
В тот говор, в тот юмор, в ту боль, не дыша,
мы входим, как просят прощенья.

Еврейских местечек печален удел:
когда-то стремились оттуда,
теперь заглянуть бы туда хоть на день,
но нет их, и больше не будет.

Тут были свои мастера и певцы,
торговцы на улочках тесных,
свои сумасшедшие и мудрецы,
артисты и клейзмер-оркестры.

И мудрость, и юмор, и радость, и грусть
впадали там в песни, как в море.
Их помнили — с детства ещё — наизусть
и пели в веселье и в горе.

Тут плакала скрипка у каждых дверей,
молилась еврейская мама,
а Тевье-молочник растил дочерей
и верил в их счастье упрямо.

Еврейских местечек святая печаль
на сердце останется шрамом:
их в гетто сожгла раскалённая сталь,
чтоб стать кровоточащей раной.

За стенами гетто не слышно шагов:
там жизни погасли, как свечи.
От целых общин не осталось следов,
от бывших еврейских местечек.

С заброшенных кладбищ, с могил тут и там
взлетают испуганно птицы.
Лишь редкий паломник приходит сюда
за нас и за тех помолиться.

* * *

Когда-то так казалось,
что всюду будут вечно
еврейские кварталы,
еврейские местечки.

Сады, дома, крылечки
уже давно пропали:
разгромлены местечки
и взорваны кварталы.

Потом в Стране Советов
то, что ещё осталось:
молитвы и заветы
местечек и кварталов,
писатели, поэты,
театры и газеты, —
под гнётом и запретом,
под прессом оказалось…

Разбитые кварталы
и стёртые местечки —
души мемориалы,
что погрузились в вечность.

Избранный народ
Чудо возрожденья

Нас, расколов на тысячи фрагментов,
рассеяла судьба по континентам.
Но памятью, заложенной во мне,
я помню, верю, чувствую и знаю,
что на земле по имени Израиль
наш общий дом, начало всех корней.

Здесь время измеряется веками,
следы тысячелетий под ногами,
народ, что был изгнанником вдали,
историей пропитан каждый камень,
поля политы кровью и слезами
во имя мира для святой земли.

* * *

Что это значит — избранный народ?
На что, зачем и почему был избран?
Рассматривая сквозь кривую призму,
нам выставляют непомерный счёт.

Нас жизнь не раз бросала за черту.
Дарованы нам разум и сознанье,
талант особый попадать в беду
и вечный дар испытывать страданья.

Наверное, не могут нам простить,
что Заповеди людям мы несли
и что, язык Завета возродив,
мы воскресили лик Святой Земли.

За это нас травили и громили,
сгоняли в гетто, жгли на площадях,
закапывали заживо в могилах
и газом отравляли в лагерях?

Американцы, где тогда вы были?
Так напугал вас антисемитизм,
что вы о братском долге позабыли…
А счёт шёл не на доллары, — на жизнь.

Нас, изгнанных в рассеянье навеки,
не защищала ни одна страна:
шесть миллионов
лишь в двадцатом веке
в одной Европе, —
такова цена!

В диаспоре, в веках и катаклизмах
мы выжили, хоть знали наперёд
всю тяжесть счёта антисемитизма
за то, что сохранился мой народ.

И если испытания грядут,
не спрашивая нашего согласья,
нельзя ли вместо нас кого-нибудь
избрать хотя бы для разнообразья?

Земля отцов — на самом перекрёстке
цивилизаций с дикостью и тьмой,
где избран мой народ на роль форпоста.
“Быть иль не быть?” —
извечно на подмостках,
и в жизни,
и в истории самой.

И в этом мире, тесном и бескрайнем,
Великим Режиссёром уж давно
мы избраны связующим звеном
меж тьмой и светом,
правом и бесправьем.

Достойна и трагична эта роль.
Дублёров нет, —
всё исполняем сами.
Так выстрадана вековая боль,
что всю её не умещает память.

За миллионы жертв во все века,
за горе, униженья и гоненья
увидели мы чудо возрожденья
народа,
государства,
языка.

* * *

Святая древняя земля
и колыбель цивилизаций,
где силы ты берёшь с нуля
опять к вершинам подниматься,

вставать из пепла и руин,
искать средь варварства дорогу,
сражаться насмерть, как один,
в душе моля о мире Бога?

* * *

Тут чувствую себя, как дома,
где я прожил всю жизнь свою.
Земля прекрасна и… знакома,
как будто всё я узнаю,

живу во сне о жизни прежней
там, где начало всех начал.
Я словно с генами впитал
всю память предков и надежды.

Далёкий предок мой, быть может,
по этим же камням ступал.
Я к ним бы всей душой припал
и тихо вымолвил: “Я тоже…”

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «[Дебют] Адольф Берлин: Из цикла “Наследство”»

  1. Уважаемый г. Берлин,

    Спасибо огромное за ваши проникновенные стихи о нашей колыбели. Все мы евреи оттуда из бедных и очень богатых талантами, духовностью еврейских местечек – мир убитый, сожженный дотла вместе с его обитателями. Я, ваша почитательница, детство которой прошло в местечке, прослезилась, читая ваши столь верные стихи, как дань памяти по исчезнувшему миру, боль за который не проходит, пролитая кровь которого не отомщена. И опять крепнут голоса антисемитизма и совершаются злодеяния против евреев, начиная с отрицания Холокоста до беспрерывного терроризма на святой земле и в той же Европе, где евреев осталось так мало. Земля пустыни, превращенная евреями в цветущий оазис – Израиль, окруженный врагами, грозящими его уничтожить, во-истину, зависть порождает ненависть.

  2. Спасибо Вам, дорогой Адольф, за Ваши проникновенные стихи, которые будят самые светлые чувства, любовь к нашему истерзанному , но не покоренному народу, стихи, которые заставляют нас не только чувствовать , но и задумываться. Желаю Вам здоровья, долголетия и новых творческих подъемов. Лилия Иофис-Ягджиянц.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *