Григорий Крошин: Выставка Евгения Халдея

 302 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Но дальнейшая карьера выдающегося фоторепортера в послевоенные годы резко прервалась: Евгению Халдею пришлось стать жертвой антисемитской дискриминации…

Выставка Евгения Халдея

(Фото автора и из архива Е. Халдея)

Григорий Крошин

«Der bedeutende Augenblick» — «Решающий момент»

Так называется выставка, торжественно открывшаяся в известном дюссельдорфском германо-восточноевропейском Доме им. Герхарта Гауптмана (Gerhart-Hauptmann-Haus) и посвященная творчеству классика советской и российской фотографии, удостоенного в 1995 году в Перпиньяне (Франция) на Международном фестивале фотожурналистики самого почетного в искусстве титула «Рыцарь ордена искусств и литературы», выдающегося военного репортёра Евгения Халдея.

Е. Халдей в Берлине, 1945

Кто не знает ставший знаменитым на весь мир фотосюжет: русский солдат воздвигает над дымящимися развалинами Берлина советский флаг с серпом и молотом над поверженным Рейхстагом! Фотография эта вошла в Историю как символ победы Красной Армии над фашистской Германией; было это в самом конце Второй мировой войны, 2 мая 1945 года, в Берлине. Сделал знаменательное фото советский военный фотожурналист Евгений Халдей.

Родился Евгений Ананьевич Халдей 23 марта 1917 года в правоверной еврейской семье в тогдашней украинской Юзовке (затем, в 1924-1961 гг., Сталино, сегодня — Донецк). Учился в хедере (начальной еврейской школе). С раннего детства, как он вспоминает, с 13 лет, уже работая на заводе, Евгений пристрастился к фотоаппарату, которым овладевал самостоятельно, изучая все возможности его тогдашней самодельной фотокамеры: объективом послужила линза из бабушкиных очков, а корпусом — обычная картонная коробка. С помощью этого устройства он сделал свой первый снимок, который запечатлел городскую церковь. Затем он жадно снимал всё, что видел вокруг, в том числе такие важные события, как Днепрострой, а также Алексея Стаханова и Пашу Ангелину, шахтеров, с которыми жил рядом, обычных жителей, соседей по улице… В 1932-м он отправился в качестве фотографа вместе с агитационной бригадой по территории Сталино и окрестностей, где впервые столкнулся с трагедией массового голода, случившегося в результате проводимой тогда насильственной коллективизации. После работы в региональных газетах, его в 1936 году делегируют на профессиональные курсы фоторепортеров в Москву, в агентство Союзфото, куда он представил ряд своих фотографий, и там весьма высоко оценили качество его работ, закупив их у него для использования в работе. С этого времени Евгений Халдей начинает сотрудничество с новостным агентством Фотохроника ТАСС.

С самого начала Великой Отечественной войны (прошёл ее за все 1418 дней от Мурманска до Берлина) Евгений Халдей был в составе отважной группы фотожурналистов, которые работали для центральных московских изданий (например, «Правды», «Известий», «Красной Звезды») и агентств (в частности, ТАСС — Телеграфного Агентства Советского Союза), будучи командированными этими изданиями на все важнейшие и самые острые участки театра военных действий. Среди этих военных фотокорреспондентов впоследствии стали знаменитыми, кроме Халдея, также такие мастера, как Макс Альперт, Аркадий Шайхет, Александр Устинов, Семен Фридлянд, Дмитрий Бальтерманц, Михаил Савин и др.

Знамя над Рейхстагом

Из наиболее известных, можно даже сказать, культовых его фотографий, ставших для многих поколений поистине иконой, — «Знамя над Рейхстагом», символ триумфа советской Победы над нацизмом. Известно со слов самого автора, что советское красное знамя, запечатлённое на фотографии, Халдей привёз с собой. Как он вспоминал, он попросил портного Израиля Кишицера срочно сшить три флага из красных скатертей. И прибыв в Берлин, Халдей сделал в трёх местах города снимки с каждым из этих специально сшитых трёх флагов. Сильный эмоциональный эффект от изображенного на фото, кстати, был усилен некоторым «художественным вмешательством», так сказать, в ущерб строгой документальной достоверности. Известно, что эта сцена была воспроизведена 2 мая 1945 года и что тот, кадр, который появился в «Правде», был до отправки в печать несколько отретуширован. Дело в том, что, при ближайшем рассмотрении снимка в редакции газеты, обнаружилось, что один из изображенных на фото солдат (а конкретно Абдулхаким Исмаилов, который поддерживает за ноги водружавшего знамя Алексея Ковалёва) был отчетливо виден с находящимися на обоих запястьях… двумя наручными часами. Редактор, естественно, потребовал соскрести одни часы с негатива (так как в противном случае у читателя газеты могло возникнуть, не дай бог, подозрение в мародёрстве советских солдат…). Кроме того, Халдей в лаборатории — также для усиления эмоционального впечатления — вмонтировал в кадр фон: облака дыма из другого фото. Однако всё это, конечно, не исказило принципиальной достоверности самого события, но обеспечило явно большую художественную выразительность снимка для будущего зрителя. Что и подтвердило время: снимок давно уже считается классическим символом Победы над фашизмом в Великой Отечественной войне.

В дополнение к этому классическому снимку посетитель выставки в Доме им. Герхарта Гауптмана увидит еще более 40 незабываемых кадров из обширного 65-летнего творчества Евгения Халдея. Тут и первая (и знатоки фотолетописи утверждают — единственная!) фотография «Первый день войны», запечатлевшая жителей Москвы, шокированных услышанной из уличного радиодинамика вестью о вероломном немецком вторжении на территорию СССР 22 июня 1941 года; и снимок старой женщины с тяжелой поклажей на спине, которая бродит по сгоревшему Мурманску, и много пережившая супружеская пара с желтыми звёздами на пальто, вышедшая из гетто в освобожденном Будапеште…

Пара из гетто, Будапешт

Здесь и маршал Жуков, галопирующий перед войсками, принимая великий Парад Победы на Красной площади 24 июня 1945 года, и подписание Акта безоговорочной капитуляции Германии в мае 1945-го, и редчайшие кадры, запечатлевшие Германа Геринга и других нацистских бонз на Нюрнбергском процессе и в нюрнбергской тюрьме (между прочим, на этом процессе военные фотографии Халдея фигурировали в качестве вещественных доказательств злодеяний фашистов). Вообще-то фотографу на процессе было запрещено перемещаться по залу, все участники процесса занимали строго определенные места. Проблему находчивый фоторепортёр Халдей решил хитростью: охранник за две бутылки виски согласился в нужный момент чуть подвинуться, чтобы позволить фотографу заснять Геринга в нужном ракурсе… И еще, конечно, запоминается образ Сталина в сверкающем белом парадном мундире вместе с лидерами Англии и США на Потсдамской конференции в августе 1945 года…

Черчилль, Трумэн, Сталин в Потсдаме,1945

И тут же — всем известное фото девушки-регулировщицы, строго следящей за движением транспорта у Бранденбургских ворот… И многое еще из блистательного наследия фотохудожника, свидетеля Времени.

Регулировщица в Берлине

Но дальнейшая карьера выдающегося фоторепортера в послевоенные годы резко прервалась: Евгению Халдею пришлось стать жертвой антисемитской дискриминации (эта больная тема преследовала его, начиная с самого детства, с истории ранней смерти его матери, когда 13 марта 1918 года — маленькому Евгению не было еще и года — в результате еврейского погрома белые на глазах ребёнка убили его мать и деда, а самого младенца ранили в грудь). Так, в 1948 году Евгений Халдей по обвинению в «недостаточном образовательном уровне и недостаточной политической грамотности» был уволен из Фотохроники ТАСС, долгие годы после этого не находя работы. Только после смерти Сталина в 1953-м Халдей стал работать в главной партийной газете СССР «Правда» (в течение 15 лет), а потом, вплоть до ухода на пенсию, в газете ЦК КПСС «Советская культура», но антисемитская обстановка послевоенных лет стала острым поворотным моментом в его жизни. Лишь спустя несколько лет после окончания войны он узнал об убийстве отца и его трёх сестер немецкими нацистами…

Е. Халдей в последние годы

Свои последние годы Евгений Халдей провел в Москве в самых примитивных жилищных условиях, лишь среди его фотографической памяти. Он умер 7 октября 1997 года.

На выставке в Дюссельдорфе, открытие которой произошло 19 мая 2015-го, представлена подборка самых характерных для творчества фотомастера работ (это, кстати, оригинальные отпечатки с его негативов), которые впервые были продемонстрированы в 2008 году в Берлине в рамках ретроспективы «Евгений Халдей — Решающий момент» берлинцами Эрнстом Волландом и Хайнцем Криммером, которые лично знали Евгения Халдея. Они провели всю подготовительную работу по отбору работ известного советского фотожурналиста и для этой выставки.

В зале выставки

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Григорий Крошин: Выставка Евгения Халдея»

  1. Левая рука солдата как раз плохо видна, там не могло быть видно часов. Обе пары (в смысле — штуки) часов были видны на правой руке, она вытянута вперёд, рукав задрался, открыв эти часы.

  2. Из наиболее известных, можно даже сказать, культовых его фотографий, ставших для многих поколений поистине иконой, — «Знамя над Рейхстагом», символ триумфа советской Победы над нацизмом. Известно со слов самого автора, что советское красное знамя, запечатлённое на фотографии, Халдей привёз с собой. Как он вспоминал, он попросил портного Израиля Кишицера срочно сшить три флага из красных скатертей. И прибыв в Берлин, Халдей сделал в трёх местах города снимки с каждым из этих специально сшитых трёх флагов
    ____________________________________
    Так Израилю Кишицеру тоже положена награда. Где справедливость?

  3. Григорий Крошин:
    «…Из наиболее известных, можно даже сказать, культовых его фотографий, ставших для многих поколений поистине иконой, — «Знамя над Рейхстагом», символ триумфа советской Победы над нацизмом. Известно со слов самого автора, что советское красное знамя, запечатлённое на фотографии, Халдей привёз с собой. Как он вспоминал, он попросил портного Израиля Кишицера срочно сшить три флага из красных скатертей. И прибыв в Берлин, Халдей сделал в трёх местах города снимки с каждым из этих специально сшитых трёх флагов…»
    ========
    Немного похвастаю.
    Израиль Кишицер — старший брат Рахили Кишицер, которая была замужем за моим родным дядей Давидом.
    В благодарность Е.Халдей сделал прекрасный фотопртрет Израиля Кишицера, а Израиль один отпечаток подарил моим родителям.

    Я не смог поместить фото тут. Пришлось помещать в моём блоге.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *