Марк Штейнберг: Евреи — воины гражданской войны в США

 204 total views (from 2022/01/01),  1 views today

…евреи смело и доблестно сражались в армиях обоих лагерей. Намного больше их было в армии аболиционистов, ввиду большего количества населения еврейского, особенно в Нью-Йорке, и они ничем не запятнали чести и достоинства еврейского имени в боях.

Евреи — воины гражданской войны в США

К 150-летию окончания Гражданской войны в Америке

Марк Штейнберг

Крупнейшим событием военной истории вообще и, особенно, американской военной и социальной истории была Гражданская война 1861-1865 годов, или, как ее еще называют — войне между Севером и Югом . В этой войне за отмену рабства негров выступал Северный союз штатов или аболиционисты во главе с президентом Авраамом Линкольном. Против них была коалиция южных штатов, объединившихся в так называемую Конфедерацию, стоявшую за сохранение рабства и стремившуюся обрести государственную независимость, отделившись от Севера. Президентом отколовшихся штатов был избран Джефферсон Девис.

Здесь нет необходимости разбирать подробно течение этой войны и ход даже основных ее сражений. В задачи этого очерка входит проследить участие евреев Америки в ходе событий войны, подчеркиваю — военных событий, военного участия. Задача усложняется тем, что евреи были в рядах обеих противостоящих сторон. Они, как и все американцы, разбившись на две партии и, соответственно, две армии, сражались друг против друга. И в обоих случаях делали это вполне профессионально и добросовестно. Хотя в большинстве своем еврейские военачальники на той и другой стороне не заканчивали военных академий или школ, а получили свои знания и опыт в ходе Гражданской войны. Это, впрочем, справедливо не только для евреев. Гражданская война потребовала развертывания невиданных для того времени в Америке армий, и наличного количества кадровых офицеров, естественно, не могло хватить. Поэтому, сплошь и рядом становились в строй и возглавляли подразделения и части люди сугубо штатские. Так что евреи в этом смысле не были исключением.

По статистическим данным того времени, из 31 миллиона жителей Соединенных Штатов евреев насчитывалось около 147 тысяч. Мобилизационные нормативы 19 века считали годными для военной службы во время войны не более трех процентов населения данной страны. Таким образом, евреи должны бы выставить около 4500 человек. Между тем, в войсках обеих сторон насчитывалось 7879 евреев, во всех чинах — от рядового солдата и до генерала. Генералов было 9 (старшим в чине являлся генерал-майор северной армии Фредерик Нойфлер из Индианополиса), 18 полковников, 8 подполковников, 41 майор, 205 капитанов, 325 лейтенантов. Вместе с врачами — 719 человек (в том числе 11 на флоте) офицеров и генералов на 7160 солдат — совершенно нормальное соотношение по тем временам, с некоторым, правда, превышением числа офицеров: 1 к 10 при норме 1 к 15.

И хотя, в подавляющем большинстве они прежде не имели никакого отношения к военному делу, все же воевали эти евреи вполне доблестно и честно. Высшую награду Соединенных Штатов — Медаль Почета американского Конгресса получили 6 евреев. И немало из них сложило свои головы в боях. Только на кладбище «Сайресс-Пилл» захоронено 500 еврейских воинов и воздвигнут памятник в их честь.

Необходимо хотя бы кратко остановиться на наиболее известных евреях, участниках Гражданской войны. Начну с северян, на чьей стороне сражался Леопольд Блуменберг, родившийся в Бранденбурге (Пруссия) в 1827 году и начавший свою военную карьеру как солдат прусской армии. В ней он за подвиги в боях во время войны с Данией был произведен в лейтенанты, но антисемитизм, свойственный прусским офицерам, вынудил Леопольда эмигрировать в 1854 году в Балтимор, где он стал бизнесменом и довольно успешным.

Несмотря на это, в начале Гражданской войны он вступает в армию северян. Блуменбергу сразу же присваивают капитанский чин и он принимает активное участие в формировании 5-го Мерилендского полка. Он командует одним из его батальонов. В нем сразу проявился кадровый прусский офицер, поэтому он уже вскоре принимает в командование свой полк и производится в чин полковника.

Под его командой 5-й Мерилендский полк отличился в бою у Хемптон-Роуд и в ходе всей кампании, как часть Мендсфилд— ского корпуса. В битве при Апжентем полковник Блуменберг был тяжело ранен. Когда он поправился, в 1863 году его в числе наиболее выдающихся командиров, вызвали к президенту. Он очень понравился Аврааму Линкольну, который о нем писал: «…Этот коренастый бородатый еврей — полковник, судя по всему, не боится и самого дьявола, такому можно доверить любое предприятие». И президент назначил Блуменберга военным губернатором Мериленда, вскоре ему был присвоен чин бригадного генерала. Блуменберг успешно справился со своей задачей и сделал Мериленд твердыней северян. В губернаторской должности он пробыл два года. Затем был военным уполномоченным президента Эндрю Джексона.

Леопольд Блуменберг всю жизнь был правоверным иудеем. Уволившись в отставку, он стал членом Синайской конгрегации Балтимора, президентом организации охраны и еврейской помощи сиротам. Умер в 1876 году и похоронен на еврейском кладбище Балтимора.

«Атакующим полковником» в армии северян прозвали командира 50-го Нью-йоркского полка, который он сам, в сущности, и сформировал из добровольцев. Это был нью-йоркский еврей Филлип Иохимсон (1827-1890гг.) Около половины личного состава полка составляли также нью-йоркские евреи и дрались они отчаянно, превосходя в дерзости своих христианских товарищей. Да и командир не отставал от единоверцев в лихости, предпочитая атаковать даже тогда, когда противник был явно сильнее. Особо прославился Иохимсон со своим полком при штурме Нового Орлеана, когда лично вел штурмовые колонны, был ранен, но остался в строю, продолжая командовать. В конце войны Филлип Иохимсон был произведен в бригадные генералы.

На стороне северян воевал также выдающийся артиллерист Альфред Мордехай. Он закончил в 1859 году военную академию Вест-Пойнт, в Гражданской войне дослужился до майора, полковником стал уже после нее, в 1891 году, бригадным генералом — в 1897 году, прослужил в армии Соединенных Штатов 40 лет — срок для нее небывалый! — и умер в 1920.

В американской военной истории отмечены, как выдающиеся, заслуги филадельфийского еврея Макса Фанштейна, тоже кадрового офицера, который в начале Гражданской войны был капитаном. Он командовал батареей 2-го Филадельфийского полка, а потом стал командиром 27-го пехотного в чине полковника. Его полк имел славу самой неустрашимой войсковой части в армии генерала Гранта и славу эту полк, в значительной мере, заслужил благодаря мужеству и решительности своего командира. Не было такого, самого опасного и рискованного дела, за которое не взялся бы без колебаний полковник Фанштейн и которое бы он не выполнил успешно. Вскоре после войны он был произведен в бригадные генералы, еще долго служил и умер в 1907 году.

Одним из самых опытных и дельных военачальников был Фредерик Нойфлер, который свою военную карьеру начал в 79-м Индианаполисском волонтерском полку командиром роты. С этим полком он и воевал в армии генерала Шермана, в 1863 году принял полк и был произведен в чин полковника. За высокое мужество, проявленное в битве при Чаттануга, отличное командование полком и неукоснительное выполнение плана боя, Конгресс Северных Штатов присвоил Нойфлеру чин бригадного генерала, а незадолго до конца войны — генерал-майора.

Командир 31-го Нью-йоркского полка Леопольд Соломон Нейман родился в 1835 году, а погиб в 1863-м, от роду в 28 лет, в чине бригадного генерала — одного из самых молодых в северо-американской армии. Это и все, что удалось о нем узнать. К сожалению, кроме имени и чина, почти ничего не известно также о командире 27-й Пенсильванской бригады, филадельфийском еврее, бригадном генерале Максе Эйнштейне. Не намного подробней можно рассказать об Эдварде Соломоне, в 26 лет командовавшем пехотным полком. Он был известен своей смелостью и боевым мастерством в решающей битве при Геттисберге и стал бригадным генералом в 29 лет. В 1870-1874 годах Эдвард Соломон был военным генерал-губернатором Нью-Йорка.

Многие не столь высокопоставленные офицеры — евреи внесли, тем не менее, немалый вклад в военные усилия северян. Из них следует в первую очередь назвать Эдмунда Луи Грея, 23-летнего артиллерийского капитана, который провел коренное усовершенствование артиллерийских систем, за что получил высокие награды Конгресса. Франк Маркс Эттинг пошел в армию добровольцем, простым пехотинцем, но к концу войны уже командовал пехотным полком, имея чин полковника. Морской офицер лейтенант Эдвард Теодор Минис, командир канонерской лодки, прославился потоплением многопушечного бронированного монитора южан.

Активное участие в Гражданской войне приняли нью-йоркские евреи, все они воевали на стороне сторонников освобождения негров аболиционистов-северян. В книге Симона Вольфа «Американский еврей, как солдат и гражданин» названы имена 1096 нью-йоркских евреев, которые пошли добровольно в ряды формировавшихся в городе полков. Из этого числа 21 человек достиг чинов подполковника и полковника, трое стали бригадными генералами, а более ста удостоены наград президента и Конгресса.

Об одном из них следует вспомнить и рассказать особо. Это солдат Исидор Кохен, человек несгибаемого мужества. В результате тяжелого ранения у него была ампутирована нога, но он добился разрешения вернуться в строй и доблестно воевал до самого конца войны. Исидор Кохен и герои битвы при Вайлднессе солдаты — евреи Леопольд Карпилис, Абрахам Кохен, Бенджамен Леви, Генри Неллер, Исаак Гауз и Дэвид Урбански были удостоены самой высокой награды Соединенных Штатов — Медали Почета Конгресса.

Гражданская война, как это и свойственно конфликтам такого типа, разделила не только жителей вообще Соединенных Штатов — она развела по разным лагерям и еврейское население страны. Нередко получалось и так, что брат воевал против брата, отец — против сына. Абрам Джоунс был сенатором от Иллинойса, близким другом президента Авраама Линкольна. Из пяти его сыновей воевали двое. Эдвард Джоунс был капитаном во 2-м Иллинойском полку северян, а его родной брат майор Чарльз Джоунс служил в кавалерийском полку южан. И он попал в плен, содержался под стражей. В это время заболел его отец — сенатор. И, чувствуя приближение смерти, обратился к своему другу президенту Аврааму Линкольну с просьбой — разрешить его сыну Чарльзу, военнопленному, проститься с ним. И президент, который знал Чарльза еще ребенком, под честное слово офицера, что не возьмет больше в руки оружия, приказал вообще выпустить его на свободу.

Тем не менее фактом является, что в рядах армии южан сражалось более двух тысяч евреев, солдат и офицеров. Все они тоже вполне честно и отважно боролись за отделение своей Конфедерации от Северо-Американского союза, за то, чтобы рабство для негров было сохранено. Они вполне искренне считали, что освобождение негров преждевременно, что они пока весьма далеки от цивилизации и освобождение от рабства обернется бедою и для всего населения Америки, да и для самих же негров.

И в этом своем убеждении евреи — южане были настолько тверды, что не только охотно вступали в войска конфедератов, но и шли на существенные материальные жертвы. Показателен в этом отношении поступок Эдвина Уоррена Моиза, который распродал все свое немалое имение и имущество в Южной Каролине, собрал более 10 000 долларов (сумма, по тем временам весьма значительная), сформировал кавалерийский эскадрон и на свои деньги полностью его вооружил и экипировал. Ему был присвоен чин майора, и он командовал своим эскадроном вплоть до битвы при Геттисберге, когда был тяжело ранен и навсегда выбыл из строя.

Одну из ключевых позиций в верховном руководстве конфедератов занимал Бенджамен Иехуда Леви, родившийся в 1811 году, сенатор от штата Луизиана. Когда на Конгрессе южных штатов решался вопрос об отделении от американского Союза, он первым подал за это голос, голосовал также за конституцию Конфедерации и за военные действия против Севера. Президент Конфедерации Джефферсон Девис назначил Леви главным прокурором, а затем — секретарем военного департамента, собственно — военным министром. В 1862 году Бенджамен Леви становится государственным секретарем Конфедерации и возглавляет внешнеполитическое ведомство вплоть до 1865 года, когда южане потерпели окончательное поражение.

Конфедерация по площади занимала гораздо меньшую территорию и евреев проживало там намного меньше, чем на севере. Этим и объясняется, что евреев в армии южан было гораздо меньше, в частности, офицеров, всего 23 человека. Среди них военачальниками высокого ранга были, буквально, единицы, в отличие от армии северян. Вместе с тем, и на Юге офицеры — евреи воевали вполне профессионально и храбро, почти все они были награждены за боевые заслуги.

Один из этих евреев, Бенджамен Франклин Джонас, двадцатилетний капитан, командир артиллерийской батареи, был дважды ранен, но не покинул позиции своих пушкарей. О том, что это был достойный и заслуженный гражданин, пользовавшийся доверием и уважением сограждан, свидетельствует хотя бы его избрание в Сенат от штата Луизиана после войны, в 1873 году.

Абрахам Чарльз Майерс, в свое время окончивший Вест — Пойнт, участвовал в Мексиканской войне. В ходе Гражданской — он стал полковником в армии конфедератов. Бывший прусский капрал Адольф Проскауер, в чине майора командовал батальоном в знаменитом сражении под Геттисбергом. Героями среди южан стали беженцы из Германии Мейер Швабакер и Теодор Кон.

Известны, по крайней мере, два еврея, занимавшие высокие посты в армии южан. Один из них — Давид Камден де Леон (1813-1872), возглавлял во время войны военно-медицинскую службу. Другим был Адольф Мейер, которому в начале гражданской войны было всего 20 лет. Он поступил в полк добровольцем и вскоре, за проявленную в боях смелость и хладнокровие, был произведен в лейтенанты. К концу военных действий 23-летний Адольф Мейер уже славился как наиболее решительный и умелый из всех командиров полков армии южан и был произведен в чин бригадного генерала. Он стал, таким образом, самым молодым генералом в армии того времени, перещеголяв даже Соломона Неймана из армии северян.

Как видим, евреи смело и доблестно сражались в армиях обоих лагерей. Намного больше их было в армии аболиционистов, ввиду большего количества населения еврейского, особенно в Нью-Йорке, и они ничем не запятнали чести и достоинства еврейского имени в боях. Более 500 евреев пали в этой войне — около семи процентов воевавших на стороне северян.

Тем не менее, в истории Гражданской войны отмечены и, к сожалению, не единичные случаи прямого атисемитизма, или, как здесь говорят, джюдафобии на стороне аболиционистов и конфедератов. В книге Бертрана Корна «Американские евреи и Гражданская война», изданной в 1951 году, этому вопросу уделено почти две трети текста.

Приведу здесь только один, но весьма характерный, пример, относящийся к северной стороне, то есть к той, где евреи воевали в сравнительно большом числе, проявляя и мужество, и умение, казалось бы, ничем не заслуживая вражды со стороны христиан. Тем не менее, командующий войсками северян генерал Улисс С.Грант в декабре 1862 года издал приказ, согласно которому все евреи в Кентукки и Тенесси подлежали немедленному выселению с мест своего постоянного жительства и депортации на север. Генерал обвинил евреев в том, что они снабжали армию южан продовольствием и другими товарами.

Бесспорно, у генерала Гранта были доказательства по нескольким случаям такого рода операций и сделок. Но беспорно также, что подобных же сделок и операций он мог бы в значительно большем количестве отыскать и среди христиан этих же штатов. Однако приказ генерала Гранта касался только еврейского населения.

Еврейская община Северного союза штатов с большим негодованием восприняла этот антисемитский выпад бравого генерала. Была организована широкая и активная кампания протеста, особенно в нью-йоркских газетах и вообще в Нью-Йорке, где искони проживала большая и влиятельная еврейская община. Кампанию возглавил Цезарь Х.Кейскель, который сумел добиться аудиенции у президента и правдиво изложил ему обстоятельства дела. Реакция Авраама Линкольна была немедленной и справедливой. Он тут же издал директиву, в которой объявил строжайший выговор генералу Гранту и объязал его без промедления отменить свой приказ и вернуть изгнанных евреев на прежнее местожительство. Что и было исполнено неукоснительно.

Показательна в этом же плане история капеллана Арнольда Фишеля. Капелланы — священнослужители в войсках — как правило, приравниваются к офицерам, в некоторых армиях и чин имеют офицерский, носят военную форму и соответствующие знаки различия. В американских вооруженных силах капелланы были только христианского вероисповедания, в основном протестанского толка. Но Арнольд Фишель был избран иудейским капелланом в Пенсильванском полку, более трети личного состава в нем состояло из евреев. Однако когда Фишель прибыл в полк и хотел приступить к выполнению своих обязанностей, то командир части ему в этом воспрепятствовал.

И снова еврейские община и газеты организовали широкую кампанию протеста против этой несправедливости. К президенту поступило множество петиций из еврейских общин, писем и телеграмм от отдельных граждан, вся печать интенсивно обсуждала случай с капелланом Фишелем, критикуя военные власти. Наконец, Авраам Линкольн распорядился вызвать этого раввина к нему для беседы. Она состоялась весной 1862 года и президент убедился, что требования еврейской общины полностью соответствуют Конституции. Он, все же, внес вопрос на рассмотрение Конгресса и уже в июле того же года был принят закон, по которому еврейские капелланы приравнивались к христианским по всем позициям военной службы. С тех пор и до наших дней существует служба еврейских капелланов в американских вооруженных силах. В военной атрибутике имеются две эмблемы, которые носят капелланы: христианская и иудейская. Последняя изображает Скрижали Завета. Спустя два месяца после принятия закона, к регулярной службе приступил первый войсковой иудейский капеллан раввин Джейкоб Френкель. Надо сказать, что именно иудейские капелланы ввели традицию, по которой капеллан может принимать и непосредственное участие в боевых действиях. И первым капелланом, который сражался как простой солдат, был раввин Фердинанд Сарнер.

Уместно рассмотреть здесь, какие возможности во времена Гражданской войны были предоставлены евреям для соблюдения обрядов и ритуалов своей веры. Эти обряды и установления требуют ведь от верующего соблюдения немалого числа запретов, а для солдата, особенно в военное время, выполнить все это весьма непросто, и прежде всего — ключевые требования, диктуемые Торой, все, что относится к строгому соблюдению кошерности пищи и всех канонов субботнего отдыха.

В военной истории Соединенных Штатов особо отмечен случай с рядовым Рубеном Эйтингом, который в войне за Независимость был солдатом Мерилендского полка. В одном из боев он был захвачен в плен англичанами. Будучи в плену, Эйтинг категорически отказывался есть свинину, а блюда из нее как раз и были основной пищей для военнопленных. Страдая от систематического недоедания, он вскоре заболел и умер. Но не только англичане для военнопленных — в самой армии генерала Вашингтона и для своих же рядовых солдат о ритуальной пище заботились не больно-то. Тогда раввинский совет города Нью-Йорка обратился к командованию Континентальной армии с просьбой принять возможные шаги для того, чтобы обеспечить военнослужащих — евреев кошерной пищей.

Тем не менее тот же раввинский совет, а нью-йоркская еврейская община изначально была самой большой, самой богатой и самой влиятельной в Америке, постановил, что в случае, если солдат попадает в плен, или по другим обстоятельствам не может отыскать кошерной пищи, то ему разрешается употреблять и другую, некошерную. Там же был тогда решен вопрос, может ли солдат — еврей сражаться в субботу или в праздничные дни, и такое разрешение было ему дано.

В качестве прецедента был принят случай, когда еще в 1777 году солдат — еврей Харт Джейкобе попросил командира освободить его от несения караульной службы в субботу, и этот вопрос был доведен до Комитета Спасения, исполнявшего в те времена роль правительства в Америке. Комитет постановил, что такое вполне допустимо, при условии, что вахта будет отбыта в непраздничные для евреев дни. В свою очередь, тогда же еще раввинский совет санкционировал и нарушение евреем канонов субботнего отдыха и праздничных ритуалов солдатами — иудеями, если речь идет об их участии в боевых действиях для защиты страны.

Еврейская община на протяжении XVIII-XIX столетий принимала самые серьезные меры, чтобы дать возможность верующим солдатам отправлять даже и во время военной службы все религиозные предписания, запреты и обряды. То же было и во время военных действий Гражданской войны. Газеты 1862 года сообщали, что еврей — полковник Иосиф Грюн, командовавший пехотным полком, при активной поддержке президентов синагог Бостона и Нью-Йорка сумел наладить снабжение мацой, ритуальными свечами и менорами не только всех воинов — евреев своего полка, но и евреев из других частей армии генерала Шермана. Он же, когда был ранен и находился на излечении в госпитале, в праздник Иом Кипур, вместе с другими евреями совершил все положенные обряды, прочел все молитвы и они не прервали традиционного ритуала, несмотря на начавшийся вражеский обстрел.

Соблюдение иудейских традиций имело место и в армии южан. Один из храбрейших в своем полку солдат, Исаак Глайзман, все четыре года войны употреблял исключительно кошерную пищу. Он изготовил и всегда носил в ранце два ящичка для разделения пищи, как этого требует Закон. Раввин Митчел Бетчер обратился к командующему армией южан генералу Ли с просьбой о разрешении всем солдатам — евреям собраться в ричмондской синагоге для празднования Рош Ха-Шана. И, несмотря на достаточно сложную оперативную обстановку, генерал Ли такое разрешение дал.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *