Владимир Янкелевич: “Ultima ratio” для Ирана

 222 total views (from 2022/01/01),  2 views today

У ЦАХАЛа бомб для Фордо сегодня нет. Но есть для других объектов. Ну и то, что бомба сделана в принципе, говорит, что если нужно, то она может неожиданно обнаружиться и у ЦАХАЛа. Такое в истории уже случалось.

“Ultima ratio” для Ирана

Владимир Янкелевич

“Ultima ratio” — латинское выражение, что традиционно переводят на русский язык как «последний довод». Последний в том смысле, что «все остальные, более разумные с этической точки зрения методы решения, были использованы без получения удовлетворительных результатов.»
Из Википедии

Надпись на старинной пушке перед музеем истории армии в Вене

Настало и прошло время завершения «плохой сделки с Ираном». Крайний срок был — 30 июня. Теперь есть следующий срок, и тоже крайний. «Восточный базар», он и есть базар.

Вполне ожидаемо Иран выложил на стол переговоров очередной козырь — 21 июня Меджлис принял новый законопроект, запрещающий иностранным экспертам, наблюдателям и ученым проведение инспекций на военных объектах страны. Его еще должен утвердить аятолла Хаменеи, но законопроект вполне в духе его последних заявлений. Министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф срочно улетел в Тегеран на консультации, но пообещал вернуться.

По промежуточному проекту Соглашения по иранскому атому был согласован контроль и, соответственно, доступ инспекторов на военные объекты. Теперь пошла новая игра.

Что это, новый аргумент для торга или «момент истины»?

В книге «Дворец мечты арабов»[i] летописец арабской политики Фуад Аджуми писал:

«…не в первый раз прямолинейный американец уходит с восточного базара с обчищенными карманами и уязвленным самолюбием…»

Ну, с «базара» еще не ушли, игра еще идет, с самолюбием совсем плохо, да и карманы стоит проверить…

Министр иностранных дел Великобритании Филипп Хаммонд «карманы проверил» и почти по Натанияху заявил, что отсутствие сделки с Ираном лучше, чем «плохая сделка», и что

«есть красные линии, которые мы не можем пересечь, и некоторые очень трудные решения и трудный выбор должен быть сделан всеми нами».

Красные линии

За последнее время мы уже привыкли, что красные линии сначала розовеют, а потом и вовсе обесцвечиваются, но на иранском направлении они вроде пока красные (без учета секретного письма Обамы аятолле Хаменеи).

Пока «красные линии» это:

  • Инспекции военных и иных объектов для проверки исполнения Ираном выполнения соглашения по ядерной программе. Причем проверки должны проводиться без предварительного уведомления и согласования.
  • Постепенная отмена санкций по мере фактического исполнения Ираном взятых на себя обязательств.

Кроме названных, проблем хватает, но эти — основной камень преткновения.

Строго говоря, аргументов убедить Иран свернуть ядерную программу совсем немного. Правильнее сказать, что аргумент-то всего-навсего один — санкции. С военным ударом в качестве специальной опции. Но будут ли санкции единодушными, способен ли Запад на удар, всё это вызывает вполне обоснованные сомнения.

И в то же время, у Ирана основания всех обмануть и продолжить свою ядерную программу есть, и основания весьма убедительные. Пример Украины, обладавшей третьими по величине запасами ядерного оружия в мире, достаточно красноречив. Она получила в обмен на ликвидацию этого оружия «гарантии безопасности и неприкосновенности границ». Результат обмена известен. О Ливии же и вспоминать не стоит.

Иран вполне может ощущать себя осажденной шиитской крепостью в сунитском агрессивном море и видеть единственные гарантии для себя в обладании ядерным оружием. Но это его проблемы.

Все варианты действий на столе

Основной аргумент для Ирана прислушаться к переговорщикам кратко формулируется так: «все варианты действий на столе».

Великий аятолла Макарим Ширази 7 мая на лекции в Соборной мечети Кума, недалеко от подземного обогатительного завода Фордо, сказал:

«Утверждение, что «все варианты действий на столе», говорит о том, что мы (Запад) не подчиняемся никаким законам, и если что-либо будет угрожать нашим интересам, мы не исключаем военного вторжения. Это высказывание безобразно, но оно неоднократно повторяется и никто уже не придает значения его уродливому смыслу. Обстановка в мире на сегодняшний день накалилась как никогда раньше. Ситуация изменится лишь тогда, когда свободолюбивые нации возьмутся за руки и поднимутся против беззакония».

Кто это «свободолюбивые нации» аятолла не уточнил.

Все варианты действий… Их не так много, это: дипломатический и военный. Основной, конечно, дипломатический, но… всё меняется.

Иран пока еще ведет игру, у Запада хватает проблем и без него: там халифаты всякие, восточная Украина… Аятоллам может показаться, что не до них, что на самом деле так с очень высокой вероятностью. Но иранцы талантливый народ, могут изобрести такую ситуацию, что не останется иного выбора, кроме военного.

Давайте представим, что аятолла Хаменеи утверждает законопроект от 21 июня. Не зря же его принимали под крики толерантных иранских депутатов — «Смерть Америке!». Обамы не сможет принять иранские условия, ему не удастся убедить Конгресс, что нужно идти на сделку с Ираном практически без реальных проверок её исполнения. Ядерные переговоры зайдут в тупик. Переговорщики шестерки вернутся по домам, президент Обама сделает серьезное заявление, выражающее надежду, что мир по-прежнему возможен…

Иран тоже что-то заявит о своей приверженности к миру (для чего-то он же тянет время). И резко ускорит работы по обогащению урана на Фордо и Натанзе.

Разведки, естественно, сообщат, что Тегеран решил построить бомбу как можно скорее.

Военный вариант давления на Иран станет более актуальным. Появится стремление покончить с иранской ядерной программой раз и навсегда.

Нежелательный сценарий, но ничего невероятного в нём нет.

В этом случае (будем надеяться, что обойдётся без него) военный вариант станет более актуальным. Понятно, что актуальность всё равно не означает однозначного нанесения удара, но само понимание возможности такого удара для Ирана, невзирая ни на какие ПРО и ПВО, имеет определённое отрезвляющее значение.

Но для этого нужно знать ответы на два важнейших вопроса военных: ЧТО [входит в банк целей] и ЧЕМ [это выполнить].

ЧТО и ЧЕМ

Генерал Марк Истербрук о новой ситуации 21-го века сказал, что «мир ушел в подполье».

Это вызвано тремя основными причинами:

  • Возросшие разведывательные возможности. Спутник видит всё на земле и даже глубже.
  • Бомбардировки района Тора Бора в Афганистане показали, что подземные убежища служат хорошей защитой.
  • Прогресс в туннельно-строительных технологиях за последние 20 лет сделал строительство подземных сооружений дешевле и доступнее.

Но «подполье» не панацея. В США такими подпольями занимается «Центр анализа подземных сооружений — UFAC».

Есть много тонких технологий поиска подземных объектов. Это могут быть сейсмоприемники, лазерные виброметры, гравиметры, регистрирующие гравитационные возмущения, вызванные подземными полостями. Несколько лет назад компания Raytheon по контракту с DARPA (DARPA — Defense Advanced Research Projects AgencyАгентство исследований перспективных оборонных проектов) разработала сейсмические и акустические системы визуализации вибрации. Это позволяет по вибрации почвы обнаруживать подземные тоннели и сооружения.

С помощью маловысотных беспилотников магнитометры обнаруживают поля подземных электрических линий, а акустические датчики — шум из вентиляционных отверстий.

Gravity field and steady-state Ocean Circulation Explorer на орбите

Начиная с 2009 года аппарат Европейского космического агентства GOCE (Gravity field and steady-state Ocean Circulation Explorer) измерял и наносил на карту значение гравитационного поля Земли. Обработав все полученные в ходе миссии данные, ЕКА опубликовали новую, самую подробную и точную, гравитационную карту Земли. Наша планета на этой карте напоминает больше клубень картофеля, чем имеет сферическую форму. А это, в свою очередь, говорит о том, что сила гравитации в разных точках поверхности Земли имеет разное значение. И как всегда это бывает, всякое новое знание непременно имеет прикладное военное значение.


Гравитационная видео-карта Земли

А если есть карта гравитационного поля, то чувствительные гравитационные градиентометры на БПЛА обнаружат отклонения и выявят наличие новых тоннелей и полостей.

Но есть и традиционные методы, анализирующие новые, идущие в никуда дороги, подозрительные тупики на склонах гор.

В Израиле таким анализом спутниковых изображений занимается Блок 9900 (UNIT 9900). Во время конференции по возможностям космической разведки Института стратегических авиационно-космических исследований (институт Фишера) в 2009 году была показана трехмерная модель объекта по обогащению урана в Натанзе в центральной части Ирана, включая, в том числе, и его подземные сооружения. Это работа аналитиков Блока 9900.

Они поставляют информацию в реальном масштабе времени для всех уровней управления: для политического руководства, высшего военного командования, вплоть до командиров батальонов и даже более мелких единиц. Камеры спутников по запросу перенаправляются в требуемую зону контроля, аналитики 9900 могут запустить программу трехмерного моделирования и показать, как всё выглядит на самом деле.

Блок 9900 укомплектован специалистами с уникальными визуальными и аналитическими возможностями. Они могут обнаружить даже самые мелкие детали, недоступные для большинства людей. В команде служат в том числе и солдаты с «расстройством аутистического спектра». Оказалось, что они отличаются удивительной памятью к деталям и большим объемом рабочей памяти[ii], это позволило использовать их сильные стороны для нужд ЦАХАЛа и израильской разведки.

Сегодня каждый может ощутить себя экспертом Блока 9900 или аналитиком UFAC с помощью изучения изображений со спутника. Их можно получить, например, даже с помощью программы Google Earth.

Это секретная военная база вблизи города Хорремабад в провинции Лурестан в Иране. Хорошо видны въезды в поземные объекты. В нижней части изображения приведены координаты места.

А это ракетная база недалеко от города Тебриз с координатами 37⁰58’04.14″ и 46⁰10’41.03″

Jane’s Information Group, наиболее авторитетный источник среди изданий военной тематики, приводит спутниковое изображение самого защищенного подземного завода Фордо.

Приведенные изображения — только пример «мира, ушедшего под землю». Подземные очертания его главных объектов достаточно хорошо известны.

Когда иранцы почти десять лет назад начали строить завод Фордо, он был практически неуязвим (завод в Натанзе не менее важен, но закопан не так глубоко). Скальная порода создавала над ним 80-метровый панцирь. Тогда даже США не могли бы при необходимости до него добраться. Самая эффективная бомба того времени GBU-28 была способна пробить более 30 метров грунта или 6 метров бетона. Против Фордо она бесполезна.

Сегодня ситуация другая. На вооружении США имеются бомба GBU-57A/B, крупнейшая бомба в мире, существенно более мощная, чем предшественники GBU-28 и GBU-37.

GBU-57A/B

Шестиметровая бомба изготовлена из специальной высокопрочной стали и весит 14 тонн. Бомбардировщик B-2 Spirit может нести две такие бомбы. Сброшенная с высоты полета перед ударом бомба достигает сверхзвуковой скорости и пробивает 61 метр скальных пород.

Новый взрыватель позволяет бомбе срабатывать на максимальной глубине, и уничтожить укрепленные позиции и подземные бункеры изнутри. Одной бомбы может быть недостаточно для уничтожения объекта. То, что бомбы оснащены точными системами наведения, позволяет второй бомбе ударить в ту же точку, в воронку, пробитую первой бомбой, чтобы завершить уничтожение объекта. Новые взрыватели срабатывают не от удара, а от данных времени, глубины, или наличие пустоты, указывающей, что бомба пробила перекрытие объекта.

Но при любом условии множественные удары приведут к повреждению деликатных каскадов центрифуг.

GBU-57A/B можно считать «запасным планом» США на случай непредвиденных осложнений с ядерной программой Ирана. Именно это имел ввиду государственный секретарь Джон Керри, когда он сказал на израильском телевидении, что США «разработали и внедрили оружие, которое способно справиться с ядерной программой Ирана».

Министр обороны США был более прямолинеен. На вопрос — может GBU-57A/B уничтожить Фордо, он ответил: «Да. Это именно то, для чего она была разработана». Эксперт по национальной безопасности США д-р Майкл Маковский, в свою очередь, говорит: «Я не верю, что Обама будет использовать это оружие, но это также может быть хорошим инструментом для следующего президента».

Дипломаты всё же надеются, что такое оружие поможет вынудить иранцев к принятию и исполнению решений по ядерной сделке.

У ЦАХАЛа бомб для Фордо сегодня нет. Но есть для других объектов. Ну и то, что бомба сделана в принципе, говорит, что если нужно, то она может неожиданно обнаружиться и у ЦАХАЛа. Такое в истории уже случалось.

***

В середине мая, высокопоставленный иранский политик Мохаммад Джавад Лариджани заявил, что, пока США продолжает говорить о возможной военной акции против ядерных объектов Ирана, его страна должна построить пять новых подземных объектов. «Наши объекты не только останутся под землей, — сказал он, — но будут уходить еще глубже в землю».

Что сказать… В таком случае специалисты UFAC и Пентагон вернутся к чертежным доскам. И построят ещё более мощную бомбу.

Хотя, если повезет, то когда-нибудь в этом не будет необходимости.

___

[i] «Dream Palace of the Arabs»

[ii] Рабочая память представляет собой систему в головном мозге человека, которая позволяет людям удерживать в памяти большое количество разнородной информации короткое время для того, чтобы выполнить задачу.

Продолжение темы в статьях:
Полемика автора и Григория Быстрицкого: “Ultima ratio” для Янкелевича
Продолжение обсуждения: Борис Тененбаум, Юлий Герцман“Ultima ratio”, часть третья
Print Friendly, PDF & Email

10 комментариев к «Владимир Янкелевич: “Ultima ratio” для Ирана»

  1. Замечательная статья, всесторонний анализ. Что стоящее за спиной Ирана самое опасное / коварное государство в мире поддержит Иран и не позволит — сколько сможет это сделать — «америкосам» нанести удар по дружественной великой стране — к сожалению, очевидно. Читая аналитические эссе Янкелевича, трудно отдать какому-то из них предпочтение — все самого высокого класса.

    1. «… Читая аналитические эссе Янкелевича, трудно отдать какому-то из них предпочтение — все самого высокого класса …»
      Истинная правда, я бы под этим подписался …

  2. Интересная информация. Все в динамике. Сумеет ли Иран переиграть Америку и Европу? Разумется, если последние будут играть в «поддавки».
    Спасибо.
    М.Ф.

  3. Весьма внятная статья. Сейчас обе стороны находятся в патовом состоянии: условный «Запад» воевать не будет, а Иран задыхается без денег. Плюс, конечно, Сирия и Ирак. Не похоже, чтобы «Запад» моргнул первым.

    1. Юлий Герцман
      3 Июль 2015 at 20:04 | Permalink
      —————————————————————
      Сейчас обе стороны находятся в патовом состоянии:
      ====================================
      Иранский законопроект от 21 числа, принятый Меджлисом принять за шутку сложно. И танцевать нужно от этой печки.

  4. Сразу после Второй мировой войны в США была полу-официально принята концепция: никакой наземной войны в Азии. Основания для этого были вполне рациональные — любой наземный конфликт ставил американскую армию в невыгодное положение борьбы с противником, располагающим неограниченным «… ресурсом живой силы …».

    Концепция почти сразу оказалась нарушенной — случилось вторжение в Южную Корею, и пришлось выбирать между капитуляцией и той самой наземной войной, влезать в которую так не хотелось. В итоге, что называется, «… сыграли вничью …».

    Ну, потом был Вьетнам, 1-я иракская война, 2-я иракская война — результаты известны, и начинать «1-ю иранскую войну» нет никакой охоты.

    Но время идет, и обе стороны учатся …

    1. Борис, надо бы уточнить. Давай возьмем для примера 2-ю иракскую. Война была выиграна блестяще. А затем армия Саддама была разогнана (демобилизована, расформирована), у них, ничего и никогда не делавших в жизни остался один путь реализации — в ISIS, где офицеры саддамовской армии очень пригодились. Весь аппарат управления, как члены партии баас, был уволен. А где иных брать? В итоге проиграно, но что? Проиграно политическое решение, а не война. Но политическое решение проиграно ПОСЛЕ войны, а сегодня решили проиграть ДО. Ну так, чтобы не волноваться…

      1. «…а сегодня решили проиграть ДО»
        Зато какая экономия денег и нервов. Уж если все равно проигрывать. И, кажется, решили проиграть на полном серьезе. Во всяком случае, в узком кругу узких советников Обамы. Или они решили по-своему выиграть? Я уже перестал понимать идеи, стоящие за внешней политикой этой группировки.

  5. Подземным бункерам нужны воздух, вода, электроэнергия.
    Тут тоже их слабое место.

  6. Ясно, четко, убедительно. Есть описки, одна из них должна быть исправлена: во фразе «Когда иранцы начали строить Фордо почти десять лет назад, даже США могли бы при необходимости до него добраться» пропущено «не» — не могли.
    Следующие 5 дней будут очень интересными: референдум в Греции и окончание «окончательного срока» по переговорам с Ираном. О последнем случае можно написать поэму о том, как создается информационный шум из совершенно противоречивых сообщений СМИ и заинтересованных лиц. Хотабыч и известный барон — просто пацаны в сравнении с мировыми лидерами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *