Алла Цыбульская: “Манон” Жюля Массне на сцене Метрополитен-опера

 411 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Алла Цыбульская

“Манон” Жюля Массне
на сцене Метрополитен-опера

В таком разгаре любви герои этой оперы не представали прежде на подмостках театров

“Кавалер Де Грие, напрасно,
 Вы мечтаете о прекрасной,
своенравной, в себе не властной,
Сладострастной своей Манон!
Марина Цветаева

Осознавал ли французский аббат Антуан Франсуа Прево(1697-1763), создавая свой роман “ История кавалера де Грие и Манон Леско”, что он станет одним из шедевров литературы, обессмертивших 18-ый век? И что образ пленительной, грешной, жаждущей роскоши, а в итоге познавшей большую любовь Манон, откроет список куртизанок- авантюристок, которых возвысит и оправдает любовь: Кунигунды из “Кандида ” Вольтера, Маргариты Готье из романа “Дама с камелиями” Дюма-сына и самой циничной  из них — Молль Фландерс из одноименного романа Дэниэла Дефо… А в 19-ом веке в мир бедных людей искусства, отнюдь не следующих моральным догмам, станет вглядываться французский романист Анри  Мюрже и продолжит тему романом ”Сцены из жизни богемы”, выведя  на авансцену девушек Монмартра Мими и Мюзетту, и их возлюбленных с такой силой сочувствия, что  бессмертие им подарит Дж.Пуччини своей оперой “Богема”…

Эти дамы, чьи имена мерцают в  столетьях, по воле других творцов  перемещаются из жанра прозы в  театральные жанры  оперы,  драмы, мюзикла и балета, и подтверждают парадоксальную истину: искусство интересуется противоречивыми, а не положительными персонажами.

Французский  знаменитый композитор 19-го века Жюль Массне(1842-1912) создал оперу на сюжет романа Прево и дал Манон вторую  жизнь. Премьера состоялась в  1884-ом году в Париже. Однако,  попытки  создания музыкальных произведений, вдохновляемых этой героиней,  имели место и раньше. Так, Д.Обер написал оперу “Манон Леско” в 1856-ом году, Ж. Галеви написал балет “Манон Леско”.  А после премьеры оперы Массне, отстаивавшего для своего творения  краткое название “Манон” итальянский композитор  Дж.Пуччини, завороженный тем же образом, рискуя не выдержать состязания, создает свою оперу “ Манон  Леско”. И она также занимает почетное место в репертуаре оперных театров. Сюжет  будоражит  деятелей театра и нашего времени. Выдающийся английский хореограф Кенетт Макмиллан  в лондонском Королевском театре  в  конце 20-го столетья ставит балет “ Манон” в трех актах  на музыку Массне…

Весной 2012-го года Метрополитен-опера предъявляет публике оперу “Манон” Массне по либретто Анри Мельяка и Филиппа Жилля, и этот спектакль становится сенсацией сезона. Постановка режиссера Лорана Пелли, перенесенная им на сцену Мет из Лондона, оказалась чрезвычайно экспрессивной, драматичной, страстной и откровенно эротичной. Вместо традиционного целомудрия в любовных сценах  на подмостках  академических театров, когда влюбленные не касаются друг друга  и изображают любовь бесплотной, герои предстают  в разгаре любви,  полуобнаженными,  переплетенными в пылких объятьях…

Между тем, подобного слияния чувств героев с музыкой, пожалуй, еще не было на нашей памяти.  Сама  музыка Массне – насыщена любовным томлением, страстью, экстазом!  И возможно, впервые, сила  и красота мужского и женского  физического влечения, неодолимой тяги друг к другу так раскрыта молодыми выдающимися солистами оперы мира  Анной Нетребко -Манон и Петром Бечалой – кавалер де Грие!  И они смелы и откровенны в каждом жесте, порыве, повороте… Это значит, на оперную сцену пришли молодые мастера,  владеющие вокальным искусством на мировом уровне, и сочетающие свой певческий дар с артистическим  в  воплощении образов, состоящих  из плоти и крови. Правдой  сценического существования они берут вас в плен.  И вопреки  поступкам их героев,  далеким от постулатов нравственности,  они завораживают обаянием так, что  едва ли кто-нибудь  станет “ судить воспаленную кровь”!

“Дорогой шевалье, когда нечего есть, о какой любви может идти речь?”
(из письма Манон Леско кавалеру де Грие)

В первом  акте герои встретятся на подворье в Амьене, недалеко от Парижа.  Манон — 15-тилетнюю девушку по решению семьи кузен – гвардеец везет в монастырь. Красавицу в короткие мгновенья видят трое, кто решают ее судьбу:  бедный 17-тилетний кавалер де Грие — (Петр Бечала), богатый старый  арендатор Гильо де Морфронтэйн (Кристоф Мортэгн) — и пособник в делах и друг последнего дворянин Бретиньи (Брэдли Гарвин).  Двое последних — вожделеют. Первый — испытывает любовь с первого взгляда.

Кстати, роман Прево написан в виде исповеди- воспоминания де Грие. Как и роман Гете “Страдания молодого Вертера”- рассказ самого Вертера…. Как и роман А. Дюма-сына “Дама с камелиями”- описание горестей  героя, вышедшее из под его пера…И нет ничего в этих произведениях мелодраматического, как долго утверждалось  прежде. Они реалистичны на удивление  и романтичны в той мере, в какой романтичны души героев давно ушедших эпох…

Действие из 18-го века режиссер-постановщик Лоран Пелли переносит в 19-ый, видимо, предполагая, что  на столетие  окажется ближе зрителю 21-го.  Между тем, характер, подобный Манон с  авантюрным легкомыслием и  очаровательной беспечностью,  как явление принадлежит 18-ому, тому самому, в котором были созданы также и “Опасные связи” Шадерло де Лакло. И вовсе не так уж далек 18-ый век,  из него льется музыка Гретри, цитируемая  П.Чайковским в песенке графини из “Пиковой дамы”. Но постановкой Лорана Пелли Манон приближена к ее старшей сестре из 19-го  века Маргарите Готье, преображенной в Виолетту Валери в “Травиате” Верди. И  в ситуациях и образах опер есть переклички, особенно, когда появляется отец героя –рассудительный  буржуа — граф де Грие, столь напоминающий отца Альфреда — Жермона. Не забудем, однако, что Манон, как и Виолетта в литературе описаны без прикрас, а  в музыке облагорожены. Манон в исполнении Анны Нетребко уже с самого начала – озорной смелый чертенок. И скромная одежда, предназначенная для появления в монастыре,  не превращает  эту героиню в смиренницу.  Жажда жизни – вот, что толкает ее на быстрые решения.  Маленькая ария “Ах, нет, Манон” выдает всю ее отчаянную натуру. Кавалер де Грие так привлекателен,  они влюбляются друг в друга с первого взгляда, почему бы не сбежать с ним, воспользовавшись деньгами и каретой господина Гильо? Лгать и выворачиваться  для нее так легко!  О том, что за озорство и воровство платить впоследствии  придется ей самой, она еще не ведает… Как и о том, что ей всегда придется выбирать  между любовью и  богатством…

Во втором акте –  Манон предстает в  восхитительно нежном  дуэте  с де Грие  и с пронзительно трагичной арией…

Сценограф  Шантал Томас  выстраивает мансарду — парижскую  квартиру де Грие, где двое безмятежно счастливы. Пребывая на узкой площадке, взобраться  на которую можно по деревянной лестнице, они  как птички на насесте, устроившись на железной кровати, щебечут- поют о счастье. Сильный глубокий удивительно подвижный голос Анны Нетребко –Манон взлетает, перекрывая звучание оркестра,  ликующе, звеняще,  обволакивающе, и ему отвечает с не меньшей силой и с поразительной филировкой голоса Петра Бечала – де Грие. И каждое слово  у них в пении наполнено огромной эмоциональностью,  контрастами forte  и  piano, изумительными diminuendo  и crescendo.Они поют о любви, поразившей их обоих… Между тем, на ней  надета только его рубашка.

Чудесно носить рубашки возлюбленного, но похоже ей и в самом деле носить больше нечего… А Манон так любит роскошь и наряды!

Когда раздается стук в дверь, Манон умоляет де Грие не открывать. Она боится неожиданностей. Но стук повторяется и повторяется. Де Грие решает  спуститься и узнать, кто. Может быть, удастся умилостивить отца, ведь он написал ему письмо, умоляя разрешить жениться на подруге… Входят разыскавшие их  кузен  Манон  и де  Бретиньи. Бретиньи успевает уговорить Манон уйти к нему, обещая богатство, а также предупреждая о том, что отец де Грие собирается похитить сына и покончить с этой связью. И Манон уступает.Она не видит выхода.  Изумительно  динамичный квартет,  в котором сплетаются голоса Манон и  де Бретиньи (Брэдли Гарвин), кузена Леско (Пауло Сзот) и де Грие  передает и состояние  напряжения, и атмосферу близящегося расставания. Ария Манон перед разлукой  с де Грие – вершина вокальной лирики в исполнении Анны Нетребко. Манон прощается с маленьким бедным миром, где она была счастлива, с бедной  обстановкой. Она обращается к маленькому столику, который сам по себе ничего и не значит, но они вдвоем сидели за ним недолгое время… Это ария слез и любви, нежности и разлуки, сомнений и трепета. И, наконец, принимаемого твердого решения. Adieu – она повторяет, выпевая, несколько раз по-разному и тихо, и в нарастании звучности, и в отчаянии…  С  такой пронзительной болью прощается Манон – Анна  Нетребко по сути не с маленьким столиком(“Adie, notre  petite table”), а со своим возлюбленным…. Так  осыпают цветами  могилу  любви… Adieu…

В этой сцене  оркестр,  управляемый  феноменальным дирижером Фабио Луизи, уже ослепившим  в оркестровой прелюдии  яркостью красок, темпов, тембров,  с поразительным самоограничением чуть-чуть вторит,  уходит на второй план,  аккомпанирует певице…

“Нам от вас ничего не нужно кроме ужина и  жемчужин”… М. Цветаева

Первая картина второго акта – это апофеоз, праздник жизни для Манон. Содержанка де Бретиньи – она купается в роскоши и удовольствиях. “Весь” Париж у ее ног. Манон- Анна Нетребко в восхитительно нарядном  вишневом  вечернем туалете, оставляющем плечи и декольте глубоко открытыми, поет свою знаменитую арию- гавот ”Пользуйтесь жизнью”.  Это ее парадный выход. Лоран Пелли выполняет все сценические костюмы с огромным вкусом, а хореограф Лионел Хоше ставит эту сцену как мюзикхольное  шоу. Толпа мужчин в едином ритме, подчиняясь пению и танцевальным движениям Манон, движется ей навстречу или  отступая назад, но образуя единую танцевальную стихию. Эпизод  полон  динамики, искренности в передаче восхищения героиней, общей праздничности.

Тут нет и тени столь модной режиссерской выхолощенности, абстрактности или насильственного обращения с  временем и эпохой.  На сцене воссоздано упоение общей радостью. И как один из красочных персонажей предстает  давний знакомец –  арендатор Гильо (Кристоф Мортагне). Тот, над кем девчонка  Манон посмеялась! Этот невысокий и полноватый господин,  сливаясь  с карнавальной стихией,  поет куплеты  и подтанцовывает как  заправский актер бульварных театров Парижа… Останется ли он буффонно-безобидным?

Почему, казалось бы, счастливая, Манон внезапно признается встреченному ей отцу де Грие в том, что любит его сына? Почему композитор эту маленькую сцену-диалог написал на фоне менуэта, звучащего из танцевальной залы?  Чтобы продолжить ее гавот — апофеоз беспечности  или составить контраст танцевальной мелодии и внезапной острой боли сердца?

Сделала ли Манон  свой выбор?

И само искусство разве когда-нибудь интересовалось спокойным счастьем?

“Долг и честь, Кавалер, условность!” М. Цветаева

Во второй картине 3-го акта, бросив все, Манон бежит к де Грие, узнав о том, что тот решил принять сан священника.  Никакие расчеты больше не властвуют над ней. Заглушенная,  запрещенная ею самой любовь внезапно диктует необдуманный поступок. Она  проникает в скромный  придел церкви, где в  маленькой  келье, он, страдая от предательства возлюбленной, готовится уйти от мирской жизни. Совершенно поразительно  с тончайшей нюансировкой  поет Петр Бечала арию-воспоминание  де Грие: ”Сгинь, исчезни, уйди!”  (Эта ария словно предвосхищение экстатической  арии Вертера” О не буди меня дыханием весны”  из более позднего сочинения  Массне  “Вертер”…)

Она  появляется внезапно и ослепительно. На ней длинное  белое платье скромного покроя, но великолепно подчеркивающее божественную  красоту облика, лица и сложения  певицы,  воплощающей образ роковой и  страстной Манон. Ее  Манон знает какими словами и какими объятьями вернуть де Грие.  Артистка смела. Она не в кино, где постельные сцены не новость. Она в опере, где царят консервативные вкусы. Упав на узкую кровать, ее Манон лежит, раскинув ноги, и манит, распаляет де Грие. (Меломаны- ханжи,  не морщите ваши носы, вы стары теперь и забыли про любовь…) Эта новая встреча героев становится апогеем!

Контраст звучащего из церкви многоголосного  богослужения – Mагнификат и завораживающего  пения  Манон  создает высокий кульминационный пик. И, пережив обиду и разлуку, кавалер де Грие – несостоявшийся аббат – становится прежним темпераментным любовником. Пылкая и откровенная сцена в приделе церкви соединит их теперь навсегда. Он откажется от посвящения, они  вернутся в Париж…

В Париже они не знают, как раздобыть средства, знакомый путь их обретения — это карточная игра. На сцене во всем величии  и грандиозности представлен отель “Трансильвания”- крупнейший  игорный дом. Он в серых мрачных тонах, предвещающих скорую  тюремную участь  героев. Сцена разделена на две части — два плана — авансцена, на которой собрались игроки,  и галерея в глубине вдоль серой стены, где появятся  губители героев.

Де Грие – П.Бечала вновь покоряет тишайшим лиризмом, исполняя ариозо “Манон, ты мой кумир”.. Увы,  нежной душе и благородству в чувствах этого героя жизнь тут же наносит сокрушающий удар. Выиграв, кавалер де Грие внезапно  обвинен в шулерстве затаившим злобу Гильо. А Манон как его сообщницу хватают и ведут в тюрьму. Бал ее жизни окончен.

Трагическая сцена  отправки по этапу  конвоируемой Манон  в порту Гавра  словно обведена серым и подсвечена черным. Последний грустнейший дуэт влюбленных  “Ты плачешь…” и долгая предсмерная ария Манон, не вынесшей испытание тюрьмой, становится не только покаянием, но и оправданием героини.

Пройдя  и завершая в страдании  свой земной путь, она  преисполняется глубокой любовью, которая очищает ее от былого легкомыслия, неверности, авантюрности… Для нее, стремившейся к роскоши, единственной и  бесценной наградой становится  смерть на руках любимого. И тему любви, завершающую оперу, подхватывает стихия  оркестрового потока, воспевающего  расцвет душевных сил героев.

Разумеется, либретто не следует всем перипетиям сюжета романа. Опера заканчивается в порту Гавра перед отправкой Манон на каторгу в Америку. В романе де Грие сопровождает Манон  и туда, где они оба сталкиваются с миром цинизма, еще большим, чем в Париже. И  Манон умирает там, на каторге. Автор романа, рисуя нравы и эпоху, описывая безудержную любовь,  психологически точно  и выпукло выписывает человеческие черты  остальных персонажей.

Поступки, за которые поплатились Манон и де Грие,  остались бы ненаказуемы, будь они состоятельны и влиятельны. Растлитель и порочный человек Гильо может продолжать покупать молодых красоток.  Де Бретиньи тоже. Они – столпы общества. Их не судят. Так  Прево обнаруживает социальные истоки зла…  С ними он – сам –скиталец, отшельник и похоже, сорви-голова, был знаком на личном опыте…

Бывают трудные судьбы, благодаря которым, рождаются шедевры на все времена.

Adieu!

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Алла Цыбульская: “Манон” Жюля Массне на сцене Метрополитен-опера»

  1. Как всегда у этого автора, возникает желание увидеть и услышать. Читается на одном дыхании. Заражает читающаяся между строк влюблённость в театр, а не просто холодный профессионализм. В этом, видимо. секрет Аллы Цыбульской.

  2. «в восхитительно нарядном вишневом вечернем туалете, оставляющем плечи и декольте глубоко открытыми»
    «Декольте́ (фр. Décolleté, «с отсечённой шеей, без шеи») — глубокий вырез в одежде, частично открывающий плечи и/или грудь».
    То бишь декольте это как раз то, что оставляет плечи и грудь открытыми, а не то, что можно «глубоко открыть».

  3. Как хорошо все написано и описано. Все увидел своими глазами. Все услышал (для симметрии: своими ушами). Замечательно.
    Спасибо автору.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *