Борис Э. Альтшулер: О том, как израильтяне с финикийцами в античности Америку открыли. Продолжение

 213 total views (from 2022/01/01),  1 views today

До сих пор для объяснения загадки чачапойя служили две теории: десяти исчезнувших колен Израиля в учении и религии мормонов — и теория покорения Америки викингами.

О том, как израильтяне с финикийцами в античности Америку открыли

Борис Э. Альтшулер

Продолжение. Начало

В феврале 1964 г. в долине реки Иордан обнаружили гробницу с хорошо сохранившейся мумией знатной молодой женщины, похороненной приблизительно в конце Х века до н.э. Было установлено, что для бальзамирования использовалось эвкалиптовое масло. Но ведь, как до сих пор считалось, впервые семена этого австралийского растения привез в Европу немецкий ботаник Ф. Меллер в 1870 г. Так каким же образом на Ближний Восток могло попасть эвкалиптовое масло за 2700 лет до открытия Австралии? Не меньшее удивление вызвала у ученых и смола эвкалиптового дерева, обнаруженная в некоторых древнеегипетских мумиях эпохи Нового Царства.  Следы табака также нашли в захоронении фараонов, но его родина – Латинская Америка…

В 1749 г. на острове Корву (Азорские острова) был найден кувшин с карфагенскими монетами 330-320 гг. до н.э. — несомненное доказательство пребывания там карфагенских мореходов. Историк и семитолог из университета Брандейса в США профессор Сайрус Гордон утверждал, что в доколумбийские времена евреи и финикийцы пересекали Атлантический океан — его мнение основывалось на предположении о том, что надпись из Бэт-Крик (The Bat Creek inscription), обнаруженная в Теннесси, и надпись из Параибы (Text from Parahyba) в Бразилии являются подлинными. Копию очередного доказательства обнаружили в старых бумагах покойного американского репортера Уильберформа Имса. В 1968 г. Сайрус Гордон вновь вернулся к изучению текста из Параибы и поддержал мнение о природе финикийского языка надписи. Ниже перевод текста:

«Мы — сыны Ханаана [финикийцы] из Сидона, города царя. Торговые дела завели нас на этот далекий берег, в край гор. На 19-м году [правления] Хирама, нашего могущественного царя, мы принесли в жертву богам и богиням юношу. Мы отплыли из Эзион-Гевера в Красном море и отправились в путешествие на десяти судах. Два года мы все вместе плыли по морю вокруг земли Хам [Африки], но были разлучены рукою Ваала [судьбою; возможно, штормом] — и уже не стало с нами наших товарищей. И так мы попали сюда, 12 мужчин и три женщины, на… берег, который покорился мне, адмиралу. Да благоприятствуют нам великие боги и богини!»[i]

Коллега Гордона Ван ден Бранден датировал этот текст на основе использования финикийско-еврейского диалекта временем около 800 г. до н.э., Гордон в свою очередь датировал тот же текст примерно 500 г. до н.э.  — он распознал несколько иной финикийско-арамейский диалект. Ещё одним аргументом в пользу преколумбийских трансантлантических контактов стал камень из Лос-Лунас (Los Lunas Decalogue Stone) из Нью Мексико. Критики Гордона пытались и пытаются сегодня упорно доказать, что надписи, на которые тот ссылался, были подделками (сам Гордон под массивным давлением хора академических критиков даже допускал возможность подделки параибской надписи). Кроме того, известна гипотеза Гордона о семитской природе минойского языка Крита.[ii]

В 1873 г. в штате Параиба (Parahyba) на востоке Бразилии, в местечке Pouso Alto вблизи одноименной реки Paraíba, на участке принадлежавшем Joaquim Alves da Costa, рабом последнего были найдены плиты с финикийскими письменами. Через год была найдена еще одна, за подлинность которой ручался доктор В. Нетто директор Национального музея в Рио-де-Жанейро. По сообщению Нетто, текст надписи гласил, что несколько человек спаслись во время гибели Карфагена в 146 г. до н.э. Они переправились через океан и 910 лет спустя, после смерти своих товарищей и вождя, попали в трудное положение: их подстерегала гибель из-за «невыносимой жары».

Через несколько лет факсимиле этой надписи попало в руки одного из лучших знатоков финикийской письменности профессора Литтмана из университета Тюбинген в Германии. Каково же было удивление, когда он без особого труда установил, что перед ним новый, слегка измененный вариант первой, давно «разоблаченной фальшивки»  из Параибе. Большинство специалистов-филологов и лингвистов не согласились с доводами  С. Г. Гордона. Профессор Фрэнк М. Кросс из Гарвардского университета «доказал», что новый вариант надписи из Параибы – подделка. По его словам это – «мешанина» из букв, существовавших в разные периоды истории Финикии и поэтому абсолютно несовместимых в рамках одного текста.

Поддельность надписи из Параибы определяется контрагентами и критиками не по количеству грамматических ошибок (другими словами, финикийский язык надписи корректен и не оспаривается), а соображениями палеографии, т. е. начертания букв финикийского алфавита. Руническая финикийская палеография предмет относительно туманный, датировки одного и того же текста по начертаниям букв могут расходиться более чем на пятьсот лет. Примером может служить дискуссия Гордона с коллегой Ван ден Бранден. На территории самой Финикии было найдено всего лишь около десятка надписей, в большинстве своём довольно коротких. Так что вряд ли подобные негативные палеографические соображения могут быть решающими. Вполне возможно, что на некоторых специалистов могли повлиять сугубо внешние факторы, например, убеждение христианских оппонентов в том, что «этого не может быть, потому что не может быть никогда». Финикийским находкам в Америке была уготована тяжёлая судьба: многие из артефактов исчезли после публикаций. Не исключено, что это был ответ воинственных христиан, особенно представителей очень влиятельной католической церкви в Южной Америке. Жёсткая и дружная критика христианских коллег без убедительных доводов стала ответом на теории и находки Гордона и книгу Кохэни. Гордон ссылался на яркие параллели между культурами Ближнего Востока и Нового Света в доколумбову эпоху. По его словам:

«Ацтеки знали математику и умели вычислять движение Солнца, Земли и Венеры. У них был также календарь из 360 дней и пяти дополнительных, как и у египтян… Трудно объяснить происхождение этой архитектуры (сравним пирамиды неподалеку от Мехико и на окраине Каира) и науки».

В начале XIX века о проблеме израилитского происхождения индейцев высказался в своей тогда очень популярной книге пиетический американский автор-милленарист, адвокат, один из лидеров Американской Революции и видный государственный деятель, среди прочего президент Конгресса Конфедерации, также назначенный Джорджем Вашингтоном главой Американского Монетного двора Элиас Баудинот (Elias Boudinot, 1740-1821). Так, он установил сходство между племенными и государственными структурами американских индейцев с древнееврейскими, например, в выделении роли женщин. Кроме того, Баудинот подчеркнул традиционные обряды обрезаний у мужчин среди североамериканских индейцев. Прелюбодеяние каралось в индейской культуре очень ветхозаветно побиванием камнями.

По его наблюдениям американские индейцы на реке Сент Лоуренс изготавливали свои каноэ из березы по точно тем же технологиям, как это делали сибирские народы. Элиас Баудинот пишет, что племена Сибири достигли Камчатку и оттуда колонизировали Северную Америку. Во времена публикации его книги это был довольно современный взгляд.

Кроме того, Баудинот приводит некоторые сравнительные примеры языковой близости, которые, по крайней мере частично, цитируюттся ниже:

Женщина ishto (Charreebbee); иврит иша,  женщина; ишто его жена,
Иегова Jocanna (Chareebbee); Jehowah, иврит Бог,
Мы necaunuh (Mohawk); иврит anachnu,
Дерево hue (Charreebbee); халдейский oa[iii]

Обыгрывая несколько негативных заключений специалистов, оппоненты Гордона почему-то неохотно вспоминают статью известного немецкого ориенталиста XIX века профессора Константина Шлоттмана (Constantin Schlottmann), появившуюся сразу же после находки бразильского камня и включившегося в дискуссию о ближневосточных древностях, по тогдашнему определению, «Моабитике» (Moabitica). Она была напечатана в 1874 г. в серьезном научном журнале.

«Если это фальшивка, – заключает Шлоттман свой анализ надписи, – то злоумышленник должен был быть прекрасным знатоком финикийского языка и обладать большим эпиграфическим талантом, ибо отдельные черты надписи не только финикийские, а, несомненно, сидонские. Трудно предположить, что такой знаток диалектов финикийского языка живет в Бразилии, да и в Европе их наверное не так уж и много…»[iv]

Профессор Шлоттман принял активное участие в полемике северонемецких журналов, перепечатывавших очерки бразильской прессы и освещавших в конце XIX века археологические семитские находки в джунглях Амазонии и на хребтах Анд, отстаивая оригинальность древнесемитской рунической эпиграфики. Венский африканист и берберолог Герхард Бём (Gerhard Böhm) считал в 1993 г. некоторые фрагменты этой надписи происходящими из Иберии. но сам полный её текст «фальшивкой XIX века.»[v] Теолог и арамеист из Бонна Линхард Делекат (Lienhard Delekat) высказался год спустя за оригинальность надписи из Параибы. К сожалению, окончательное заключение вопроса об аутентичности этой знаменитой надписи в настоящее время невозможно, т. к. сама плита пропала, остались лишь археологические копии. Сомнительно поэтому, чтобы кто-то из немногих, владеющих тайнами пунического рунического письма, мог пойти на изготовление подделки. В любом случае с надписью из Параибы стоит разобраться повнимательнее.

В 1936 г. в Бразилии вблизи Рио-де-Жанейро были найдена такие надписи:

«Бадезир из финикийского города Тира, первенец Этбаала». Или: «Уведомление о взятии во владение. Ганнон берет эту местность в свое владение. Не уничтожать».

Обращает на себя особое внимание тот любопытный факт, что XIX веке в дремучих джунглях Бразилии обитало не только много диких обезьян, но и немало специалистов по древнему финикийскому языку, свободно владевшим руническим шрифтом и бескорыстно посвящавших свой досуг сложному изготовлению поддельных каменных плит и высеканию текстов архаическим алфавитом.

Интересно, что Бартоломе-де-Лас-Касас (Bartholomé de Las Casas), миссионер и летописец начала испанских завоеваний в Америке, был убежден в том, что индейцы имеют свои корни в Древнем Израиле. Другим важным свидетелем Нового времени является ануси (или марран) Антонио де Монтесинос [Antonio de Montezinos (Aaron Levi)], путешественник XVII в., который в тайне остался верен своей еврейской вере.  Монтесинос утверждал, что, путешествуя в Южной Америке, он в 1641 г. встретил дикие племена около Киото (Эквадор), у которых открыл еврейские обряды. Так, например, они читали «Шма Израэль». По мнению Монтесинос индеец, читавший эту короткую молитву, происходил из «потерянных» колен Реувена.[vi]

Ещё в 1639 г. он пересек Кордильеры и услышал от одного из индейцев историю о необычном народе. Очевидно из-за рассказов об этой встрече его заточили в тюрьму по подозрению в «иудаизации», где к нему пришло понимание того, что индейцы говорили на иврите. По иронии судьбы с 1639 по 1641 гг. он провёл полтора года в заключении, в застенках инквизиции в Картахене (сегодня Колумбия), в городе, по-испански повторяющим топоним Карфагена. После освобождения в феврале 1641 г. он поэтому вновь посетил знакомого индейца. Тот, в свою очередь, привёл его к группе местных жителей, которые ещё идентифицировали себя в качестве потомков «потерянного» израильского колена Реувена. Индейцы, читавшие «Шма», узнали в нём одного из собратьев. В 1644 г. Антонио де Монтесинос вернулся в Европу. В либеральном Амстердаме он уже открыто перешёл в иудаизм и принял имя Аарон Леви.

Перед советом местной сефардской общины Леви свидетельствовал под присягой, что столкнулся в Южной Америке с представителями десяти потерянных колен Израилевых. В понимании Аарона Леви его открытие было признаком исполнения мессианских надежд, с которыми он поспешил ознакомить еврейскую диаспору. Повествование было выслушано и записано в амстердамской общине с большим интересом. После шести месяцев пребывания в Нидерландах Аарон Леви вернулся в Южную Америку. Он переехал в Ресифи (сегодня Бразилия), где находилась старейшая еврейская община Южной Америки. Когда он два года спустя умер в Пернамбуку (1648), то на смертном одре вновь заверил в истинности своей истории.

Информация Антонио де Монтесинос основывается главным образом на записях Манассе бен Израэля / р. Менаше. Этот, по его свидетельству, лично присутствовал при опросе путешествующего маррана. Он записал свои замечания под названием Relación de Aarón Levi, alias Antonio de Montezinos и ввёл историю Аарона Леви в свою книгу «Надежда Израиля». Книга была издана в 1650 г. в Амстердаме на испанском и латыни, а чуть позже и на английском языке. Сообщение р. Менаше о встречах Монтесинос с еврейскими индейцами было с большим интересом встречено в Англии в кругах милленаристов-пуритан, которые видели в этом свидетельство второго прихода мессии. C еврейской точки зрения мессианские времена не могли наступить, пока евреям не было позволено вернуться на Британские острова. Издание книги р. Менаше пришлось на времена гражданской войны в Англии (English Civil War) c казнью короля Карла I через обезглавливание (1549). По этой причине Манассе бен Израэль посвятил первое издание книги «Надежда Израиля» английскому парламенту. И на самом деле, как следствие появления книги, р. Менаше был приглашен в Англию, где довольно успешно провёл переговоры с Кромвелем о переселении евреев назад в Британию.[vii]

Кромвель был сторонником возвращения евреев в Англию. Поэтому он пригласил р. Менаше выступить перед английским парламентом. К сожалению, большинство членов парламента отказались пересмотреть решение об изгнании евреев, хотя и признали, что отдельные евреи в порядке исключения могут проживать на территории Англии. После этого он повторно приехал в Англию, чтобы убедить общественность и парламент в ошибочности несправедливого изгнания 400-летней давности. Возврат евреев не только должен был исправить допущенную ошибку, но и по логике его аргументации  принести экономическую пользу Англии. Вскоре р. Менаше умер, но его труды оказались ненапрасными. Карл II, сын казненного Кромвелем Карла I, некоторое время жил в изгнании в Амстердаме и получил там в то тяжёлое для него время поддержку от амстердамских евреев. В благодарность он пообещал отменить постановление об изгнании, что и сделал, взойдя на английский престол в 5420 (1660) г.[viii]

7.

Когда в 1960 г. норвежcкий исследователь, археолог Хельге Ингстад (Helge Ingstadt) наткнулся в Ньюфаундленде, в L’Anse aux Meadows на поселение викингов, Христофор Колумб был свергнут с престола первооткрывателя Америки, так была поставлена точка в многотысячелетней эпопее трансокеанских плаваний в Новый Свет. Не он был первым европейцем в Америке, а норвежец Лейф Эрикссон. Только непредубежденные ученые, которые уже ранее ознакомились с исландскими сагами, знали о морском путешествии викингов около 1000 г. н.э. далеко на запад, через Атлантику, в поселение «Винланд». Есть многочисленные литературные, археологические и антропологические ссылки на дальнейшие трансатлантическиt путешествия до Колумба, некоторые несостоятельны, другие серьезны.

В 371 г. до н. э. на территории Америки высадились финикийцы и египтяне. В 1954 г. бразильский археолог К. Ермелиндо обнаружил неподалеку от местечка Дорадо в штате Мату-Гросу камень с ритуальными египетскими иероглифами. Примерно в то же время в высокогорных Андах было найдено изваяние древнеегипетской богини Туэрис.

Горячим сторонником теории среднеземноморского трансфера культуры был норвежский мореплаватель и экспериментальный археолог Тор Хейердал (Thor Heyerdahl). Среди основных его доказательств оригинальные отчёты египетских путешественников о своем плавании, записанные на древних папирусах. При их прочтении Хейердал обратил внимание на то, что описание передвижения Солнца, данное в папирусах, совпадает с действительным его передвижением по небосводу Америки.[ix] Результат эксперимента Хейердала известен: он построил папирусное судно «Ра» и пересек на нем Атлантический океан, достигнув берегов Южной Америки и доказав тем самым возможность того, что эти племена прибыли туда из Средиземноморья. Интересно, что первая попытка Тора Хейердала построить судно, пользуясь материалами и технологиями, сохранившимися в Северной Африке, не удалась. Второе судно «Ра-2», которое успешно пересекло Атлантику, было построено из материалов и по технологии нынешних жителей Анд.[x]

Относительно недавно знаменитый американский исследователь и путешественник Дуглас Джин Савой [Douglas Eugene («Gene») Savoy, 19272007], автор книг и религиозный деятель, основавший собственную секту — «Международную общину Христа, церковь Второго пришествия», прославился открытиями в Перу. Согласно его учению, второе пришествие Христа уже свершилось и Христос — это его умерший сын Джамиль. По мнению читателей People Magazine Савой был реальным прототипом Индианы Джонса (real Indiana Jones) в кинематографе, в фильмах Стивена Спильберга. Савой известен как исследователь, открывший более 40 «затерянных городов» и поселений в Перу. Исследователь обнаружил финикийское письмо на каменных глыбах неподалеку от местечка Гран-Вилайя (Gran Vilaya) в Перу, в 600 км к северу от Лимы. От вершин Анд, где лежит поселок, к рекам, впадающим по другую сторону водораздела в Амазонку, ведут древние, вымощеные камнем дороги.[xi] С 1977 по 1982 гг. Савой на 60-футовой шхуне исследовал маршруты возможных торговых путей, использовавшихся древними цивилизациями Мезоамерики в Атлантическом и Тихом океанах. В 1984 г., после тринадцатилетнего перерыва, Савой вернулся в Перу. В следующем году он обнаружил и исследовал поселения  Gran Vilaya, а в 1999 г. — Gran Saposoa на территории перуанских индейцев чачапойя (Chachapoya), доколумбовой культуры, достигшей в Перу расцвета примерно в 900—1470 гг. н.э. Её памятники находятся на плато, на территории современного департамента Амаcонас. Чачапойя называли себя «воинами облаков» и «людьми туманных лесов».[xii]

Один из входов в крепость Куэлап — вид снаружи

Археологические раскопки высокогорной крепости Куэлап, построенной чачапойя большей частью приблизительно в 800 г. н.э. открыли некоторые аспекты жизни таинственного народа. Исследования органических материалов и деревянных  балок которыми были заполнены пространства между стенами крепости методом радио-карбонового анализа показали, что начало строительства этой крепости в области входа относится приблизительно к 400 гг. н.э. Многие исследователи полагают, что начало строительства крепости лежит даже около 2000 лет назад. Крепость с высокими мощными стенами, достигающими 6–8 метров, – вновь открыта в 1843 г. – расположена на высоте более 3.000 метров над уровнем моря, состоит из нескольких гигантских платформ, расположенных друг над другом. Первая из платформ высотой 20 м и шириной 600 м расположена в направлении с севера на юг и говорит о том, что цитадель воздвигли для защиты. За ней находятся две других. Платформы поддерживают около 400 сооружений, в основном цилиндрической и овальной формы. Некоторые из конструкций украшены фризами в виде глаз или птиц. Для постройки такого оборонительного бастиона чачапойя понадобилось больше камней, чем египтянам на строительство самой большой пирамиды Гизы – пирамиды Хеопса.

Тот же вход — вид изнутри. По сути, вертикальная узкая щель в высокой крепостной стене

Представители культуры чачапойя создали множество монументальных каменных памятников: Куэлап, Гран-Пахатен, Лагуна-де-лос-Кондорес и др., а также оставили большое количество мумий, саркофагов и мавзолеев в труднодоступных местах. В 1475 г. чачапойя были покорены воинственными и жестокими инками. Большая часть этого таинственного народа, численность которого составляла на тот момент 500.000 человек, была депортирована инками вплоть до Куско. Верховный Инка собрал гарем из девушек народа чачапойя, так как они славились небывалой красотой. После 60 лет инкского гнета чачапойя объединились с испанцами в борьбе против инков. В 1549 г. на остатки племени обрушились привезенные европейцами оспа, корь и грипп. Эпидемии болезней в короткий срок сократили численность чачапойя до 90.000 и стали причиной этнической катастрофы.

Гран Пахатен, Перу

Практически все письменные источники этого народа были утрачены после завоевания инков испанскими конквистадорами в 1512 г. Первые свидетельства о существовании «народа облаков» восходят к IX столетию н.э., то есть на 600 лет опережают появление инкской империи. Чачапойя занимали покрытые лесами горы между реками Уайяга и Мараньон на площади в 30.000 кв. км. Они возвели сотни поселений на недоступных вершинах гор. Некоторые поселения состояли из десятков зданий, в других их насчитывалось до четырехсот. Поселения укреплялись мощными оборонительными сооружениями – это была защита от своих же соседей, поскольку других групп населения в этих местах практически не было.[xiii]

Светлокожими обитателями Анд, Gringitos, очень интересовался Тор Хейердал. Он обратил внимание, что инки описывают своих богов, как высоких, светлокожих и белобородых, что никак не соответствует расовым признакам ни одной из известных групп, обитавших в Южной Америке. Древнейшие белые люди Центральной и Южной Америки послужили прообразом индейских легенд о Кетцалькоатле и других светлокожих богах, приплывших из-за океана. Кроме того, он обнаружил, что нынешние обитатели высокогорных озер строят свои папирусные лодки по образцу древнеегипетских.

Автором одной из обоснованных версий их происхождения является опять-таки американский путешественник и искатель древних затерянных городов Перу Дуглас Юджин «Джин» Савой. Он предположил, что предками чачапойя были финикийцы. В пользу этой версии говорят схожесть в стиле погребения, орнаментальных мотивах и в архитектурном стиле. Лица барельефов, похожие на диких кошек, характерны для финикийских барельефов и рельефов, их можно проследить и в художественном творчестве чачапойя. В изображениях встречались также рогатые животные, которые появились на территории Южной Америки только после вторжения европейцев. Еще одним подтверждением израилитского происхождения чачапойя стал найденный исследователем символ в форме корабля царя Соломона.

Третья версия роднит чачапойя с кельтами. Их воинственный нрав, военная амуниция и архитектура жилищ очень схожи. Из всех индейских племен только чачапойя строили 7– и 9–метровые дома с закругленными стенами. Как и кельты чачапойя демонстрировали свою агрессивность, выставляя напоказ отрубленные головы своих врагов, что запечатлено в барельефах Перу.

8.

Симон Визенталь в своей книге «Парус надежды. Секретная миссия Христофора Колумба»[xiv] пришёл к выводу, что Колумб был евреем, чьи секретная миссия предусматривала спасение единоверцев от испанской инквизиции.

Следующий после отплытия Колумба день стал для евреев Испании трагическим, т. к. они в обязательном порядке были обязаны покинуть родину. Многие авторы исходят из того, что евреи и раньше, за много веков до Колумба, искали и нашли землю обетованную в Америке, о который, возможно, слышали от своих предков. Этот серьёзный вопрос поднимает Карта мира Пири Рейса начала XVI века, которая в настоящее время хранится в дворце Топкапи (Topkapi-Palast) в Стамбуле. Рене От[xv] в своей книге «Перед приходом Колумба» озвучивает тезис, что на этой карте уже можно увидеть удивительно четкие очертания Южной Америки, что отражает знания географии Колумбом в 1492 г., когда он в Палосе отчалил в свою экспедицию. Турецкий корсар и позже адмирал Мухиддин Пири Рейс создал свою карту в 1513 г., на основе документов, которые его дядя Кемаль Рейс в свою очередь захватил в 1501 г. в победоносной морской битве против испанцев.

Карта мира Пири Рейс (началo XVI века)

Известно что атмосфера в команде каравеллы Колумба была во время плавания плохой и агрессивной. Но Христофор Колумб был уверен в своей цели и, не колеблясь, рисковал жизнью. После почти пяти недель плавания в открытом океане по пути на запад, в неизвестность, испанские моряки потребовали повернуть назад и грозили бунтом. Генуэзец ответил: «Дайте мне три дня». В случае если никакая земля не окажется на горизонте он был согласен с тем, что ему отрубят голову, бросят тело за борт и корабль повернёт на родину. На третий день смотровой на мачте «Пинты» закричал «Земля!» Колумб играл очень рискованно и выиграл. Но насколько высок был его риск? И что он действительно знал о западном побережье Атлантики? Были в его распоряжении карты с очертаниями океана и контурами американских побережий?

Известно также, что некто Паоло Тосканелли (Paolo Toscanelli) врач, астроном и картограф из Флоренции, переписывался с Колумбом, вдохновлял его перед плаванием и отправил тому свою карту, с контурами Японии и Китая (Zipango и Cathay) на другой стороне планеты, на которой Атлантика примерно соответствует её нынешней ширине.

Дядя Мухиддина Пири Рейса хотел на основе карт сообщить о «новом континенте, открытом одним неверным по имени Колумб в крайнем Западе». Книга попала к нему в руки, и он обнаружил, что «в конце Западного моря были побережья и острова, и все виды металлов и драгоценных камней». Сами турки в путешествие берегам Америки не отправились. С картами в руке Колумб успешно агитировал за своё путешествие в Генуе, Португалии и Испании. Была ли такая информация на борту флагманского корабля Колумба или нет, — карта Пири Рейса ставит вопросы и не даёт на них ответа. Даже в 1513 г., когда она уже была составлена, и уж тем более в 1501 г., когда испанские карты попали в руки турок, западное побережье Южной Америки было в Европе ещё совершенно неизвестно.

Только в 1532 г., когда конквистадоры во главе с Франциско Писарро покорили царство инков, об этом стало известно в Европе. Как же в таком случае попали хребты Анд с вырисоваными ламами на карту Пири Рейс? Ещё одна карта, «Planisphäre des Cantino», созданая в 1502 г., также загадочна. На этой карте можно более или менее раличить контуры Флориды, хотя сам полуостров по официальной версии был открыт десятью годами позже.

Харальд Розенфельдт[xvi] показал в своём эссе, что португальцы в течение всего XV века исследовали западное побережье Африки. Принц Энрике (Генрих) Мореплаватель, сам никогда не выходивший на судах в море, был организатором, вдохновителем и покровителем моряков, искавших через огибание Африки морской путь в Индию к островам пряностей. Пауза натупила между 1446-1460 гг., но уже в 1498 г. Васко де Гама доплыл до Индии.

Наиболее логичным ответом для Розенфельдта является следующий: в это время принц Энрике (Генрих Мореплаватель — Infante Dom Henrique de Avis, 13941460) опережал многих современников своим большим проектом морских путешествий, а в 1449 г. на престол вступил Альфонсо V. Теперь уже оба они задали новый курс для португальских мореходов: на юго-запад, с течениями и ветрами. Сегодня такая идея вдохновляет тысячи искателей приключений в лодках, ваннах или даже вплавь отправиться через Атлантику в Америку. Поэтому можно преположить, что несколько португальских каравелл пришвартовались после 1446 г. на восточном побережье Южной Америки, возможно намного севернее. Трансатлантическое плавание португальцев могло быть связано с активностью ордена тамплиеров. Соответствующее открытие Альфонс и Генрих должны были, конечно, держать в секрете. Что такая экспедиция не была исключена, доказал навигатор, который вторым после Васко да Гама собирался достичь Индию: Педро Альварес Кабрал (Pedro Álvares Cabral). Его флотилию из 13 судов забросило в 1501 г. экваториальными пассатами и течениями по пути в Индию в Бразилию, на побережье Южной Америки, в Mata Atlantica между Форталеза и Сан Пауло. Oн был убеждён в том, что высадился на «острове». Побережье у Ресифи разделяют от Африки лишь  2850 км.

Некоторые испанские биографы Колумба (Гарсиа де ла Рис, С. де Мадарьяга и др.) считают, что он был выходцем из семьи марранов (иврит анусим – מר אנוס, – принуждённые, изнасилованные), бежавшей в конце XIV в. или начале XV в. из Испании в Италию. Эти предположения основываются главным образом на обнаруженном в конце XIX в. документе, из которого можно заключить, что мать Колумба, Сусанна Фонтеросас, была марранкой по происхождению. В середине ХХ в. был найден новый документ (достоверность которого окончательно не установлена) о возможном происхождении семьи Колумба с острова Мальорка и её принадлежности к марранам. Сам Колумб о своем происхождении говорил неопределенно, но претендовал на принадлежность к роду царя Давида. Сын Колумба, Фернандо (от связи с Беатрисой Энрикес де-Арана из семьи марранов Энрикес) писал в биографии отца, что тот происходил из «царского дома в Иерусалиме». Описание своей первой экспедиции (1492–1493) Колумб начал с упоминания об изгнании евреев из Испании (завершено 31 июля 1492 г.), а отплытие он перенес с 2 на 3 августа 1492 г., не желая, возможно, отправляться в путь девятого Ава, которое приходилось в тот год на 2 августа. Несмотря на то, что Колумб в обиходе проявлял себя ревностным католиком, в его рукописях часты ссылки на Ветхий завет, что не типично для католической традиции того времени, а Второй храм именуется «Вторым Домом» (буквальный перевод названия Баит а-Шени в Талмуде).[xvii]

Колумб дважды гостил в 1480-х в Португалии, в каждом случае в течение многих месяцев. Оба раза получил аудиенцию у короля, был женат на португальской женщине Филиппe Монис де Перестрелло, дочери высокопоставленного рыцаря ордена Христа, сподвижника Генриха Мореплавателя,[xviii] общался с выдающимися личностями в стране и с королём, пытаясь склонить их в пользу своего проекта. Таким образом, он имел прекрасные возможности ознакомиться с некоторыми секретными досье португальских стратегов. Очевидно в свою очередь и он сам подробно познакомил португальцев со своим проектом. Кстати, не следует забывать, что Колумб уже в молодые годы побывал в Северной Атлантике и находился вблизи американского континента, предположительно возле Исландии. По одной из версий мать Колумба — Сузанна Фонтанаросса (итал. Susanna Fontanarossa), она же Сусанна Фонтеросас — была родом с острова Мальорка, где несколько семей маранов традиционно поколениями занимались картографией. Деньги на одну из его трёх каравелл и под его же, а также финансиста и капитана «Пинты» Мартина Алонсо Пинсона (Пинзон) поручительство дали местные марраны в зачёт своих платежей в бюджет Испании. Среди них был раввин и королевский казначей, наставник Кастильский Авраам Сениор (Коронель) и его зять Майера Меломед.

К образу во всём информированного Колумба не подходит его поздняя настойчивость в том, что он оказался не в Карибском море, а в Восточной Азии. Окружность Земли была известна уже со времён гениальных расчетов Эратосфена около 200 г. до н.э.; через описания путешествий Марко Поло в торговле между арабами и китайцами была известна и картография Востока c приблизительными представлениями о размерах Азии и к тогда к ещё недостижимому отдалению от Японии.

Особенно обстоятельства важного международного договора могут подтвердить подозрение Розефельдта. В 1493 г. папа Александр VI поделил Новый Свет в Тордесильясском договоре на две половины, испанскую и португальскую: западная была отдана испанцам, восточная — португальцам. Последовал решительный протест Португалии и разделительная линия была передвинута на запад. С тем результатом, что большая часть современной Бразилии — до тех пор якобы официально неисследованная — отошла к Португалии. В том числе и то побережье, на котором позже оказался Кабрал.

9.

В январе 2013 г. в продаже появилась книга немецкого автора Ганса Гиффхорна (Hans Giffhorn) «Была ли Америка открыта в античности?».[xix] По специальности Гиффхорн культуролог и кинодокументалист. Особый интерес его исследований, путешествий, кино- и фотодокументаций принадлежит Латинской Америке. В большинстве путешествий его сопровождал скончавшийся в 2006 г. кинооператор Йохен Филипп. Гиффхорну очень помогло то обстоятельство, что в странах Южной Америки работает множество немцев, не потерявших связей со своей родиной и немецкоязычным пространством. Так, одним из первых он познакомился с археологом, доктором Петером Лерхе (Dr. Peter Lerche), который живёт в этом регионе с 1980-х годов и посвятил себя исследованию загадки культуры чачапойя. В поездках на северо-восток Перу он познакомился с ещё одним учёным-археологом, госпожой Роцио Пас Сотеро (Rocio Pas Sotero), отвечающей за исследования в государственном Instituto Nacional de Cultura в столице провинции Чачапойяс. Госпожа Сотеро подробно информировала группу немецких кинодокументалистов о последних новостях в исследованиях. Кроме того, он наладил контакты с музеями в Леймебамба (Leymebamba) и с местными энтузиастами-любителями истории, археологии и этнографии из Хуанкас (Huancas).

Гиффхорну стало ясно, что если его гипотеза о доколумбовом появлении европейцев и семитов в Южной Америке имела право развития, то люди из Старого Света должны были пересечь Бразилию и оттуда подняться в Анды. От одного из исследователей, Хайнца Будвега (Heinz Budweg), а также от профессора Эдуардо Невеса (Eduardo Neves) из института археологии университета Сан Пауло, он узнал об удивительной находке — выкопанном античном артефакте: культовом жертвенном топоре из Старого Света, увенченном пластикой головы быка. Согласно геонаучному исследованию все 21 элементы этого жертвенного топора скорее всего происходят из шахты Rio Tinto в Андалузии.

Интерес вызвали и загадочные феномены полихромной керамики культуры Маражо (Marajó) на одноименном крупнейшем в мире речном острове в дельте речной системы Амазонки, который имеет площадь 48.000 квадратных км, что позволяет разместить на нем, например, Нидерланды, как и символы Pedra do Inga на северо-востоке Бразилии. Известно, что индейцы о. Маражо живут здесь уже 5000 лет. Их керамика практически не отличалась от керамики других индейцев Амазонии. Но где-то более двух тысяч лет назад эта культура неожиданно получила мощный испульс полихромии. В античных культурах Средиземноморья такая керамика была стандартной.

Несмотря на успехи исследования, что-то всё же мешало совместной работе c археологами Бразилии и Перу. Там в большинстве своём встречают теории контактов с античными культурами Старого Света с большим недоверием. В Бразилии до сих пор опасаются подорвать славу и авторитет португальских первооткрывателей страны и католической церкви, а в Перу господствует представление о том, что такими исследованиями можно нанести вред достижениям преколумбийских культур индейцев.

Мумия чачапойя из Куэлап

Совместная работа археолога и антрополога, к тому же ещё и палеогенетика, профессора Михаэля Шульца (Michael Schulz) из университета Гёттингена с профессором молекулярной биологии Манфредом Кайзером (Manfred Kayser) по изучению мумий, черепов и наследственной информации потомков чачапойя в медицинском центре университета Эразма в Роттердаме поставила последние точки над i, которые основательно подтвердили теорию древних контактов между Старым и Новым Светом. Похожие результаты были получены Джеральдом Конлог (Gerald Conlogue) из университета Хэмден в Коннектикуте.

Информация, собранная Гиффхорном, является уникальной для обоснования теории трансфера средиземноморской цивилизации в Новый Свет. Большая часть области чачапойя лежит в провинции Амасонас (Amazonas), а столица этой провинции была названа испанскими основателями Чачапойяс (Chachapoyas). Название было перенято конквистадорами от инков. Например, у ни одной из античных культур этого региона Южной Америки не была известна такая архитектура жилищ как у чачапойя. Индейцы Амазонки никогда не использовали для строительства камень, а лишь дерево, камыш, пальмовые листья и глину; у них превалируют прямоугольные или овальные формы сооружений. Археология исследований строительных культур в Андах показала, что инки строили свои сооружения прямоугольными. Неизвестна культура, предварявшая такой строительный стиль. Создаётся впечатление о взрывном характере высокотехнологического строительства индейцев Перу — практически из ниоткуда. Наиболее ярко это проявляется в архитектуре гигантской крепости Куэлап. Все остальные монументальные сооружения культур индейцев Латинской Америки были созданы центрально управляемыми государствами во главе с царём-богом и очень послушными поддаными. До сих пор археологи, занимавшиеся  подобными вопросами, не знали ответа. Громадная крепость Куэлап построена чрезвычайно прагматично и совсем иначе, чем в больших архитектурных памятниках и дворцах инков, майя и ацтеков. Там нет роскоши, нет изваяний правителей, не сохранились даже легенды чачапойя. Кстати, завоеватели-испанцы разрушили систему террас и орошений в Чачапойя с тем результатом, что население области сегодня не в состоянии прокормить себя в том же объёме как более пятисот лет назад.

Уже в VII веке до н.э. финикийцы построили громадную крепость на острове Ибица, которую пунийцы и поздние жители острова расширяли и перестраивали до того состояния, в котором она находится сегодня как всемирное культурное наследие и показывает большое сходство с крепостью Куэлап в Перу. Громадная стена опоясывает вершину холма и жилища, доступ к которым возможен через три защищённых прохода. Ниже крепости лежит карфагенский некрополь Puig des Molins, на котором пуническая знать хоронила своих близких по обычаю Древнего Израиля в пещерах и катакомбах скал. Ибица считалась священным островом. Пунический некрополь сегодня также объявлен всемирным культурным наследием.

Подобное особенное строительство жилищ неизвестно, например,  у других античных культур: у римлян, греков, карфагенцев и финикийцев. Лишь в культурных областях кельтов, —  например, в Ирландии или в Уэльсе —  чаще всего наталкиваются на руины жилищ, имеющих сходство с куполообразными домами чачапойя. В археологическом музее св. Фэгена в Уэльсе археологи провели реконструкцию одного из таких домов. Для их украшения использовали, например, орнамент зигзагов. Чачапойя использовали довольно точно такую же форму жилищ и такие же орнаменты для украшения своих домов. Для их культуры характерно строительство обширных террас с великолепной системой орошения. Кроме того, они построили прекрасную систему дорог, выложенных  отёсанным камнем. Чачапойя оставили после себя художественные, щедро украшенные вазы, чаши и скульптуры. Всё это приводит к выводу, что чачапойя обладали этими знаниями и умением ешё до их появления в Андах.

Встаёт вопрос: как могли кельты и индейцы чачапойя наладить контакт более двух тысяч лет назад? Между этими двумя очень похожими культурами лежит громадный регион Амазонки и Атлантический океан — и, кроме того, отдаление почти 9.000 км воздушной линии. И если кельты тогда были бы в состоянии совершить такое путешествие и достичь регион индейцев чачапойя в Андах на высоте более 3.000 м, то из каких соображений они предприняли это экстраординарное и уникальное путешествие?

Когда инки в XV веке вторглись в горы северо-востока Перу, они встретили, согласно их же сообщениям, необычный народ, — более высокий и светлокожий чем они сами и до этого момента их самых ярых противников. Инки звали их чачапойя – «воины из туманных лесов» или «люди облаков». Как эти люди называли себя сами, сегодня никто не знает. На основании изучения скелетов и мумий чачапойя археологи наткнулись на ещё одну загадку: среди чачапойя были индивиды, которые при жизни достигали 1,80 м, в свою очередь индейцы Амазонки и в Андах были обычно ростом меньше 1,60 м.

Сегодня в самых отдалённых деревнях индейцев этого региона Перу нередко встречают людей с рыжими или белокурыми волосами, веснушками и интенсивно карими глазами. Они зовутся там «грингитос» (Grinquitos), прозвищем которым обычно обозначают в Латинской Америке иностранцев со средне- или североевропейской внешностью. Антрополог и палеопатолог Михаэль Шультц из университета Геттинген, ответственный и за исследования в области древней американистики, исследовал фотографии этих индивидов.  Его заключение:

«Они выглядят как будто двести лет назад иммигрировали из Ирландии».

Однако местные жители подтверждают, что эти люди здесь жили здесь всегда, ещё до появления конквистадоров. До сих пор для объяснения загадки чачапойя служили две теории: десяти исчезнувших колен Израиля в учении и религии мормонов — и теория покорения Америки викингами. Викинги отпали по причине их появления в Северной Америке 1000 лет назад и отсутствия следов этой культуры в Южной Америке. Более правдоподобно выглядят тезисы мормонов.

___

[i] Теория открытия Америки карфагенянами

[iii] Boudinot, Elias: A Star in the West: Or, a Humble Attempt to Discover the Long Lost Ten Tribes of Israel Preparatory to their Return to their Beloved City, Jerusalem.

[iv] Sendschreiben des Herrn Prof. К. Schlottmann, sowie die Bemerkungen desselben zur Parahybainschrift, geprüft von E. Kautzsch und A. Socin. Die Aechtheit der moabitischen Alterthümer, Strassburg 1899

Constantin Schlottmann: Die sogenannte Inschrift von Parahyba. In: Zeitschrift der Deutschen Morgenländischen Gesellschaft. 28, 1874, ISSN 0341-0137, S. 481–487, Abbildung S. 481.

[v] Inschrift von Parahyba

[vi] Антонио де Монтесинос

[vii] Antonio de Montezinos

[viii] http://www.jew.kiev.ua/Vozrozhdenie/Burakovskiy/RUH/RUH_2_01.htm

[ix] Открытия Америки, Тайны и загадки

[x] Там же

[xii] Чачапойя

[xiii] Светлокожие «небожители» Перу – чачапойяс

[xiv] Simon Wiesenthal: „Segel der Hoffnung. Die geheime Mission des Christoph Columbus“; Walter-Verlag, Olten und Freiburg im Breisgau, 1972

[xv] René Oth: Bevor Kolumbus kam, Theiss, Konrad, Verlag GmbH 2006

[xvi] Die Rosenfeldt, Harald: Fahrten des Kolumbus und ihre Hintergründe, Hamburg 2003 http://www.harald-rosenfeldt.de/grosenfeldt/Home_Columbus.html

[xvii] Колумб Христофор, КЕЭ, том 4, кол. 431–432

[xviii]  Рогоза Владимир, Что делали тамплиеры в Америке… задолго до её открытия Колумбом?

[xix] Giffhorn, Hans: Wurde Amerika in der Antike entdeckt? Karthager, Kelten und das Rätsel der Chachapoya, Mюнхен 2013

Окончание

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Борис Э. Альтшулер: О том, как израильтяне с финикийцами в античности Америку открыли. Продолжение»

  1. Недостаточность сравнительного языкового материала не даёт сделать никакого заключения. Если сегодня имеется большой Русско-ивритский этимологический словарь Бершадского (http://world.lib.ru/editors/b/bershadskij_wladimir_ewgenxewich/ ) и похожий словарь Шнейдера, то сравнительный словарь индейцев и ФИНИКИЙЦЕВ состоит из нескольких слов. Этого, к сожалению не достаточно.
    vladimir.b@012.net.il +972-527284036

  2. Эта статья Альтшулера, впрочем как и все остальные, очень информативна и аргументирована. С удовольствием их читаю, т.к. интересуюсь той же тематикой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *