Леонид Рохлин: Чуфут-Кале (документальная фантазия)

 244 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Что заставило их селиться так высоко — размышлял важный сановник. Никто в моей стране никогда их не обижал. Зачем так прятаться. Ни воды, ни деревца, ни садов. Каждое утро спускаться к своим лавкам в город. Целый час пути. А вечером обратно. Ума не приложу.

Чуфут-Кале

(документальная фантазия)

Леонид Рохлин

По базарной площади, залитой осенним солнцем и переполненной шумом и запахами, медленно продвигался небольшой отряд гулямов-адыгов, прокладывая дорогу сквозь галдящую толпу для нарядной коляски, убранной коврами и запряженной четвёркой разномастных лошадей.

Сверкали арканы с медными бубенцами. Блестели ремни сбруи и хомуты, украшенные разноцветными кожаными головками на разгибающихся ножках. В лучах солнца пылали дуги серебром и золотом. Разноцветные длинные кисти из кожаных лоскутов, свисали по бокам лошадей. Люди шарахались в стороны, боясь попасть под копыта храпящих от возбуждения лошадей. Но больше боясь гнева сидящего в коляске худого старца.

Его знали все. Мрачного с пронзительным взором сверлящих глаз на узком вытянутом лице, окаймлённом длинной белой бородой. В чёрной каракулевой шапке и ярко-синем халате, расшитым золотым геометрическим орнаментом, в коляске восседал кадиаскер Куртмурза черик-эфенди. Главный судья блистательного Шагин Гирея казалось не замечал никого, погруженный в раздумья.

Кадиаскер медленно продвигался в Чуфут-Кале, к духовному правителю караимов. Он был не в духе. Зачем его посылают к этим странным людям. И не мусульмане и не христиане и даже не иудеи. И всех использующих в своих целях.

Как-то встретит гахам Азарья Ага Шафир. В народе ходят слухи о необыкновенном даре ясновидения святого гахана. Он предсказывает будущее через знамение, через озарение.

О Аллах! Спаси мою душу. Если-бы не повеление хана. Давно-бы сгноил в тюрьме Янык этого нечестивца.

Кончилась базарная площадь, утих шум, осела пыль. Узкая каменистая дорога вилась вверх к остроконечным скалам, чьи верхушки были скрыты густыми осенними туманами. Лошади напрягались, понукаемые гулямами. Им невольно помогал и мрачный старец, то стараясь привстать, то в изнеможении откидываясь на подушки.

Что заставило их селиться так высоко — размышлял важный сановник. Никто в моей стране никогда их не обижал. Зачем так прятаться. Ни воды, ни деревца, ни садов. Каждое утро спускаться к своим лавкам в город. Целый час пути. А вечером обратно. Ума не приложу.

О всемилостивейший Аллах! Тут такие пропасти. Посмотришь вниз и желчный пузырь может лопнуть и обратится в прах.

Наконец показались первые дома Чуфут-Кале. Узкие улицы, теснимые скалами, были застроены одно и двухэтажными каменными домами, крытыми черепицей, с высокими трубами. Глухие высокие заборы охраняли спокойствие людей.

Чистота и тишина — отметил судья. Как это у них такое? Ничего не меняется. Веками.

Коляска поравнялась с белым высоким домом с купольной крышей. Кенаса — храм караимов.

Их ждали. У ступеней храма стояли мужчины, поодаль три женщины. Выделялся ростом и одеждой осанистый благообразный человек. Из-под чёрной круглой каракулевой шапки взирали на окружающих серьёзные с неуловимой лукавинкой глаза. Пышная круглая борода прикрывала расшитый золотом и серебром кафтан с небольшим прямым воротничком и застёжками крючками на груди, от шеи до талии.

Гахам Азарья Ага сделал несколько шагов вперёд. Молча улыбнулся, внимательно глядя на эфенди. Зачем пожаловал этот жестокий человек — спрашивали его глаза — одной ногой стоящий на краю могилы. Из-за спины гахама вышла старая женщина в длинном до пят тёмно-зелёном платье с окантовкой, подпоясанным широким поясом с круглыми двойными серебряными пряжками. Грудь закрывала ажурная белая сетка с жемчугом.

Она молча с поклоном приблизилась к судье, с трудом вышедшему из коляски и протянула поднос с кувшином и толстыми зубчатыми лепёшками, украшенными изображениями солнца, луны и звёзд.

Мир твоему дому — важно произнёс кадиаскер, чуть кивнув головой.

И твоему дому, благословенный судья — негромко сказал гахам.

Они молча последовали во двор кенасы, где в широкой тенистой виноградной беседке был накрыт стол. Рядом изливались широким веером струи воды, покрывая пузырями воды небольшого бассейна вокруг узорчатого фонтана.

Угощайтесь! Вкусной вам еды — тихо произнесла хозяйка и отошла в дальний угол беседки.

Говорили мало и негромко. Гахам почтительно спрашивал о здоровье хана и его жен. Потом говорили о видах на урожай, о приближающемся большом празднике.

Покончив с едой, Куртмурза эфенди произнёс краткую молитву и поблагодарил за вкусную еду.

И надолго замолчал, не зная как приступить с необычной просьбой.

Молчал и гахам, недоумевая внезапной молчаливости обычно словоохотливого судьи.

Достопочтенный Азарья Ага Шафир — торжественно начал судья — могучий хан, обладатель природных качеств, быстрый разумом пребывает в страшной тоске. Забытая им жена черкешенка утопила в бассейне горячо любимую ханом невольницу гречанку Динору. Ярость могучего хана не имела границ. Многие лишились голов. Все дни после похорон великий сахаб оставался недвижим, напоминая заживо погребённого. Так велика была его любовь к гречанке. Всё ему наскучило, всё надоело. А тут ещё происки врагов при дворе высочайшего халифа Абдулы-Хамида. В Истамбуле. Да ещё странное поведение русских. Всё так неустойчиво.

Выдыхнув эти фразы, кадиаскер надолго замолчал, как-бы ожидая сочувствия Азарьи Ага. Но тот молчал с печальным лицом, покачиваясь на подушках.

Ведь не за этим ты ко мне пожаловал — думал старый гахам. Хан найдёт новую гречанку или черкешенку. Вон оно что? Хан чувствует себя неустойчиво. Трон опять горит под ним.

Эфенди почмокал губами и продолжал.

Брат хана, калга-султан, да и другие беи давно прослышали о твоей необыкновенной учёности, о необыкновенных способностях. Говорят о твоём даре ясновидения. Ты недавно посещал колонию караимов в Тракае, в литовских владениях русской императрицы, а до того во владениях короля польского Августа. Бывал и в Трапезунде. Мы прослышали, что тебя приглашали и к дивану падишаха высочайшего халифа Порты. Везде хотят узнать твоё мнение о будущем своих стран и подданных.

На всё воля Бога всевышнего, почтенный эфенди — склонив голову, тихо произнёс Азарья Ага.

Мой высокодостойный хан — продолжал кадиаскер — занятый укреплением страны, часто вспоминает тебя, не имея времени пригласить ко дворцу. Теперь настало время. Великий Шагин Гирей желает видеть тебя, чтобы укрепиться в здоровье и узнать своих врагов. Врагов семейства Гиреев.

Лукавинки заблестели в глазах гахама. Знаем, каким укреплением страны. Одна страсть бушует в легкомысленном сердце хана. Построил новый дворец в Бахчисарае, превратив его в увеселительное заведение для артисток из Петербурга и Европы. Бесконечные развлечения, соколиные охоты и джигитовки подданных. Ему постоянно нужны деньги и потому без устали обкладывает новыми налогами население. Это печально закончится…Совсем скоро.

А вслух произнёс.

Всё в воле мудрого хана. Когда пожелает высокородный Шагин Гирей увидеть меня.

Думаю скоро. Наши люди посетят тебя в означенное время, прозорливый Азарья Ага. Только хочу предупредить, заботясь о спокойствии твоей общины. Могучий хан продолжает пребывать в плохом настроении. Ему нашептывают о новых молниях и грозах из Порты и из далёкой северной столицы. Так что будь осторожен. Особо не смущай молодую душу хана. Взрывы его настроения могут плохо и непредсказуемо отразиться на всех подданных. На всех! Ты понял меня.

Куртмурза эфенди давно уехал, а старый гахам всё сидел в саду, тяжело вздыхая в предчувствии грозных событий. Они вновь сгущаются над благодатным краем. Над древней землёй предков. И не надо быть пророком, чтобы не видеть в скором будущем пожарища и кровь в городах и полях древней земли. Как расскажешь шальному хану, что власть его семьи совсем скоро исчезнет. Ведь чуть более сорока лет тому назад уже прозвучало первое знамение.

Тогда русские полностью сожгли крымскую столицу вместе с ханскими дворцами, а чуть позже и столицу Калги султана в Ак мечети. Всё было разорено. Слава Всевышнему, что оставили в покое Чуфут-Кале и даже пригласили для беседы его отца Ходжи Агу к фельдмаршалу Миниху. Русский генерал оказывается много знал о караимах, живших в Литве со времён великого князя Витовта. Тогда-то гахам услышал, что и при дворе русской императрицы жалуют караимов.

Но ехать придётся. И рассказать необходимо. Правда, этим ничего не изменишь. Всё предопределено Творцом. У правителей короткая память. Заново отстроив дворец и город, заручившись поддержкой умирающей Порты и одновременно получая “кредиты” от русских дипломатов, Шагин Гирей думает, что всех обманул и будущее безоблачно.

О Великий! Что говорить! Как я страдаю от чужих мыслей. Как с годами всё больше люблю уединение в прохладе храма. Наедине с Творцом! С мыслями от него, которые Он просит заносить в заветную книгу. Уже который год. Я всё пишу и пишу…

Азарья Ага Шафир тяжело поднялся и поддерживаемый дочерьми ушел молится в кенасу.

А через две недели прискакал важный мурза во главе отряда гулямов и приказал явится к великому хану.

Гахам ещё помнил старые дворцы Бахчи-Сарая. Но то что увидел поразило воображение. Четыре сказочных дворца, высились в углах огромной площади, окруженной высокими каменными стенами без зубцов и башен. В середине площади высоко вознёсся минарет главной мечети над огромным бескрайним райским садом Ашлама. Он слышал о нём, но увиденное потрясло старого гахама.

В саду-гулистане во всех направлениях протекала журчащая вода, задерживаясь у дворцов многочисленными бассейнами и фонтанами, орошающими листья, диковинные плоды и тысячи видов цветов, тонким ароматов наполняющих воздух. В различных частях сада, среди невиданных деревьев, виделись позолоченные и расписные павильоны и беседки, как-будто сделанные из китайского фарфора. И дивные павлины, распустив глазчатые плоские разноцветные хвосты, важно ворковали о чём-то своём личном на дорожках сада.

В глубине широкой аллеи, заметил арку закрытую высокими расписными воротами, по бокам которых стояли вооруженные чёрные аги.

Значит это гаремные ворота — подумал гахам. Дворец увеселений молодого хана.

Его вели всё дальше и дальше. У стен северного дворца в тени густых чинар Азарья Ага увидел красочный павильон. Сопровождающий его Ойрат-бей жестом приказал остановиться и низко кланяясь чуть-ли не вполз в полуоткрытое помещение, из которого доносились нежные звуки саз и кеманчей.

Ждать пришлось долго. Старый гахам переминался с ноги на ногу, не глядя на застывших у входа гулямов. Наконец, из павильона выскользнула группа танцовщиц и джанбазов, а за ними степенно вышел нурадин Уздень Черик. Он искоса посмотрел на Азарья Ага, усмехнулся, молча кивнул и прошел мимо. Гахам хорошо знал младшего соправителя хана. Давно это было, когда Азарья Ага предсказал возвышение молодого Черик-бея. И тот отблагодарил большими пожертвованиями общине. Так значит это он рассказал Шагин Гирею обо мне.

Ну что ж, тем лучше. Не надо будет ничего объяснять.

В полусвете, в глубине павильона, на небольшом позолоченном резном троне, оперевшись на бархатные золотые подушки, гахам увидел молодого тучного человека с одутловатым лицом и небольшой русой бородкой в яркой чалме и кафтане красного сукна. Больше никого не было.

С трёх сторон на стенах висели бархатные, украшенные золотым шитьём, большие бухарские ковры. Они же застилали полы павильона. Четвёртая сторона была полностью открыта в небольшой овальный бассейн с барельефами застывших львов под тенистым пологом высоких чинар.

Хан с любопытством смотрел на вошедшего и неожиданно громким голосом попросил приблизиться.

Мы слышали о тебе досточтимый Азарья Ага. Ты, говорят, кладезь знаний и толкователь примет. Успокой мои мысли. Нам плохо в последнее время. Плохие предчувствия одолевают душу. Ушла к Богу любимая женщина. Мысли о ней не дают покоя. Ведь ушла не по воле Аллаха…

Шагин Гирей замолчал, устремив взгляд в голубые неподвижные воды. Наступила долгая пауза. Наконец, очнувшись и удивлённо взглянув на склонившегося в поклоне старого человека, словно вспомнив о причине его присутствия, продолжал.

Мне говорили, что ты читаешь мысли людей на расстоянии. И даже имеешь знание будущего через знамение. Расскажи почтенный Азарья Ага, что принесёт нам завтрашний день. Мне! Моей семье. Моему народу. Не утаи ничего. Успокой душу. Я буду милостив к тебе.

Великий хан! Мы, караимы, одно из колен иудейских. Мы сыны Священного Писания, придерживаемся истинного учения Танаха. Мы исповедуем пятикнижие Моисеево и считаем святыми пророками и Магомета и Иисуса Христа. Нас очень мало и мы словно песчинки распыленны среди огромного мира магометан. Волею Бога более девяти столетий тому назад мы оторвались от родных палестин и попали на берега великой реки Волги, что впадает в Хазарское море. Освоили эти края, а потом приняли обездоленных тюркютов и совместно образовали хазарское ханство. Двигаясь на запад, пришли сюда, на благословенные берега Таврии и расселились в горах и долинах этой солнечной земли. Прошли столетия. Ханство исчезло и могучее племя чингизидов появилось здесь.

С тех пор, благородный сахаб, постепенно стиралось в памяти людей прежнее название страны и вскоре люди стали называть эти земли Крымом. Благодаря мудрости великих ханов из семьи Гиреев многие века на этой древней земле царит мир и спокойствие. Мы живём одной семьёй. Если позволишь, то мои слова будут долгими, как бесконечны годы мудрого правления предков и потомков Гиреев.

Гахам говорил негромко и неспешно, убаюкивая мысли Шагин Гирея. Тот молча сидел, полузакрыв глаза. Речь старого священника успокаивала. Хан казалось уходил сознанием во внутренний мир реки слов пророка. Словно ласковые волны доносились слова …

По воле Бога есть параллельный мир, куда мы все уходим. Скоро уйду и я, покинешь этот светлый мир и ты. Нам не дано знать время, когда вознесёмся к Богу. Но Всевышний одарил наши души минутами откровения. Озарения. Такое случается, когда Всевышний беседует с нами. Лишь немногие слышат Его голос и ещё меньшее число людей, которые помнят сказанное Богом.

Этот благодатный край родина и моих детей, всей моей общины. Потому в своих молитвах я часто просил Всевышнего рассказать о судьбе этой маленькой части Его земли. Он был милостив ко мне. Я лишь перескажу тебе, великий хан, некоторые его вещие мысли. Начну с недавних событий. Сорок лет тому назад, было первое предзнаменование. Тебе и твоей семье. Тогда русские войска прошли через все твои земли. Сожгли дворцы, сровняли с землёй крепости. Не помогла твоему славному предку Оттоманская Порта. Русские не трогали население, не жгли посевы и дома, не убивали крестьян и не угоняли их в рабство.

Я это знаю, почтенный Азарья — нарушил молчание Шагин Гирей — мне это рассказывал отец, Арслан Гирей. А потом подробно поведал грек наставник, когда мы учились в Салониках.

Да, да мой господин. Я знаю, что ты первый из своей знатной семьи постигал науки и в Греции и в Венеции. Говоришь и читаешь мудрые книги на многих языках. Ты просвещённый хан. Но это ты, а твой предшественник Крым Гирей не внял божьему знамению и совсем недавно, собрав огромное войско, решил отомстить и напал на могучего северного соседа. И много тысяч обездоленных продал в рабство в Порту. И тем навлёк на свой народ великий гнев.

Говори о будущем, почтенный гахам. Прошлое нам известно.

Шагин Гирей легко поднялся, подошел к бассейну и задумался, глядя на голубые воды, перебирая пальцами редкую бородку. Я не буду утаивать ничего, подумал Азарья. Мне он кажется спокойным и рассудительным.

Великий хан! Скоро, очень скоро ты примешь важное решение и все свои владения, включая не только Крым, но и земли на Кубани, в Бессарабии, в Кабарде отдашь российской императрице. Ты примешь решение, несмотря на восстание мурз и беев, а потом козни родного брата и главного муфтия. Несмотря на кровавую гражданскую войну. Ты будешь пребывать в большой опасности.

Падишах могучей Порты начнёт войну против России. Он проиграет. Поначалу опасность будет настолько большой, что тебе трижды придётся искать защиты русских. Твоя мудрость и зоркость победят все невзгоды. Ибо ты следуешь воле Всевышнего. Ты заботишься о будущем благоденствии своего народа.

После смутного времени наступит мир на твоей земле. Долгий мир. И ты и все члены твоей семьи и все знатные беи найдут уважение и достаток при дворе русской императрицы. Никто не подвергнется жестокой опале. Мудрая императрица вернёт старое название этой земли и своим Указом создаст местное правительство, в которое войдёт вся крымско-татарская знать. Всем твоим сторонникам будут предоставлены права и льготы русского дворянства, а значительное большинство твоих крестьян станут казёнными. Свободными.

Шагин Гирей резко обернулся.

Ты и на самом деле имеешь дар ясновидения. Удивительно! Значит говоришь, что всё пройдёт, следуя воле Всевышнего. А моя судьба? Что ты видишь?

Хан заметно волновался. Заходил из угла в угол, бесшумно ступая по мягким коврам.

Что дальше мудрый Азарья.? Неужели навечно наступит благодатный мир на этой земле.

Вечен только Бог. А мы, его подданные, слишком обуяны мелкими страстями. Люди живут одним днём, как бабочки. Я не могу предсказаниями сделать их жизнь лучше, но и худшей тоже не могу. Лишь повторяю слова Всевышнего и то что Он рисует в моём сознании. Твой народ отныне и на долгие десятилетия разделит судьбу российской империи. Лишь через 70 лет Оттоманская Порта совместно с другими европейскими странами в последний раз попытается вернуть Таврию под своё владычество.

Будет непродолжительная, очень кровавая война. Но Оттоманская Порта ничего не добьётся и окончательно покинет твою семью. Десятки тысяч людей твоего народа навсегда уйдут в Трапезунд и далее на восток. Война ничего не изменит, а пустующие земли заселят русские.

И вновь пройдут почти 70 лет мира и спокойствия. На землях Крыма расцветут сады и виноградники, вырастут красивые города и прекрасные дворцы.

Ты опять не сказал о моей судьбе, почтенный Азарья.

Беспокойство хана достигло предела. Он отбросил чалму и красным платком оттирал капли пота на голом черепе.

Я вижу твоё будущее умный пронырливый авантюрист, опустив глаза, подумал старый гахам. Твоя жизнь очень коротка и закончится шелковым шнурком в Истамбуле. Но тебе не надо это знать, а мне говорить.

После долгой паузы Азарья промолвил.

Твоя судьба слишком запутана и туманна. Ты будешь метаться между Россией и Портой и твои следы затеряются на дорогах времени. Но именно тебе Всевышний ниспослал судьбоносное деяние и потому твоё имя навечно будет занесено в летопись Истории.

Шагин Гирей резко остановился перед прорицателем и пронзил старика острым взглядом. Он казалось прочитал свою судьбу. И как-то сразу обмяк.

Ты можешь идти. Завтра начинается джигитовка моих новых гулямов и мы будем заняты. Ты жди! Я пришлю за тобой, чтобы услышать всё о судьбе моего народа. Всё, что тебе поведал Всевышний.

Азарья-Ага Шафир прожил славную жизнь. Родился в знатной религиозной семье, тесно связанной с европейскими общинами караимов Литвы, Польши и Пруссии. Был сильным и удачливым воином, причислен к военной аристократии караимов, к тарханам крепости Кырк-Йер. Силой и правдой служил ханам Гиреям в походах на Польшу и Россию. Много крови и слёз повидал.

В одном из походов и случилось с ним трагическое событие. В бою был сильно порублен, случайно подобран крестьянами и чудом выжил. Долгие недели неподвижного лежания в старом обветшалом сарае, когда старая крестьянка отпаивала молоком и отварами трав, когда приходил в сознание и вновь впадал в забытье, разбудили в молодом воине таинственные силы.

С ним стали случаться неожиданные странные вспышки сознания. Он вдруг отчётливо слышал чей-то голос, рассказывающий о непонятных событиях в каких-то странах. Видел людей. То простых крестьян в избах, то богато разодетых горожан среди роскошных помещений. Он слышал их разговоры, но не понимал языка. Порой всплывали картины каких-то островов, пристаней и кораблей. Видел своих умерших деда и бабушку, слышал их голоса, потом причитание матери о нём.. Однажды до ужаса испугал заботливую крестьянку, вдруг произнеся её имя и сказав, что завтра будет гроза с молнией и загорятся дальние избы. Но её дом не пострадает. Так и случилось.

С того дня стали его окружать вниманием и испуганной заботой местные селяне. А потом вдруг приехал богатый шляхтич и Азарья, внимательно глядя ему в глаза, рассказал о скорой и пышной свадьбе его дочери и её смерти после родов первого ребёнка. Шляхтич часто крестился, сплёвывал вокруг и грозился отвезти басурмана, нехристя в город, в тюрьму. Но его отбили крестьяне. Перепрятали. Он не понимал, что творится с ним.

Ясновидение приходило внезапно и также неожиданно тускнело, пропадало. Когда выздоровел, Азарья подался к родственникам, издавна обитавших на границах Литвы в Тракае. Видения продолжались и стараясь понять причины, любопытный Азарья, несмотря на возраст, окончил экстерном гимназию в Вильно и попал в старейший Кёнигсбергский университет. Там увлёкся учением Иммануила Канта и даже недолго был его учеником. Вскоре свободно разговаривал на немецком и французском языках, много и жадно читал.

Немецкий идеализм поразил воображение молодого караима. Продолжающиеся странные вспышки сознания теперь подвергал анализу в соответствии с аналитическими положениями философии Канта. Раскладывал на составные части и мог судить о свойствах внезапно увиденного в каждой части, затем обобщать в виде логического предсказания. Но таинственный голос, внезапно возникающий в подсознании, словно в насмешку путал его аналитические системы и выводы. Услышанное смешивало результаты казалось бы ясного анализа. Было непредсказуемым.

И Азарья сдался. Пришел в кенассу и только в беспрестанных молитвах успокоился, душой поняв исток возникновения таинственного голоса. Когда возвратился домой, то уже не испытывал пристрастия к учениях, тем более к военной профессии. Никому не говоря о своём даре, отныне всё время пропадал в кенассе, истово молясь Богу. Вскоре стал газаном, священником в Джуфт— Кале. Голос и внезапные видения продолжали посещать молодого газана.. Они приходили помимо воли и буквально требовали, чтобы Азарья рассказывал людям их будущее.

В частых беседах-молитвах с Творцом, когда исчезали вопрошающие людские глаза, ему открывались, переполняя сознание, картины будущего стран и народов, его маленького народа. Голос рассказывал, что караимы вскоре на столетия вперёд найдут счастье под рукой русского императора. Они будут уважаемы и многие из них достигнут высокого положения в русском обществе. Но параллельно шли и печальные откровения о судьбе раввинистов-евреев, приверженцев Талмуда и Устного закона. Они тоже подпадут под руку русского императора, но станут изгоями, нередко переживающими погромы и унижения. Но в далёком будущем, вещал голос, положение изменится. Раввинисты широко разольются по России, а караимы… Тут голос умолкал.

Азарья страдал от обилия увиденных событий в судьбах больших и малых стран. Судьбы отдельных личностей, просящих предсказаний, его мало волновали. Томился в желании раскрыть душу, поведать слова таинственного голоса всем людям. Но кому здесь это нужно? Кто поверит? И он в тиши кенассы настойчиво заносил вещие слова в толстые тетради и прятал их в специальном, традиционном для магометан и караимов, помещении для омовения.

Молва о мудром газане быстро разнеслась по земле. К нему потянулись люди. Бедные, но более богатые. Знатные беи и муфтии. Приезжали из Порты, из Европы, из Персии. А когда Азарья в очередной раз посетил родственников в Тракае, то его пригласили ко двору молодой русской императрицы. Он был польщён вниманием и добротой голубоглазой Екатерины. И в тайной беседе предсказал, что скорая война с Портой окончится успехом и его родина вольётся в состав русской империи. Навечно.

Вскоре прихожане избрали Азарью духовным главой крымской общины караимов. И он с семейством переехал в главную кенассу, в Чуфут-Калу. В тот вечер он с трудом доехал до древнего храма. Одолевали тревожные мысли. Не заходя в дом, сразу направился в кенассу. Снял обувь, преклонил колени. Прохладная тишина успокаивала. Может скрыться на время. Уехать в Литву к единоверцам. Но хан непредсказуемый и жестокий авантюрист. Своим бегством я навлеку много горя на общину караимов в Крыму.

Нет! Уезжать нельзя. Слишком опасно. Надо думать не о себе. Как никак, но моими стараниями в последние два десятилетия здесь возник и развивается чуть ли не главный центр караизма, воспитывающий духовных пастырей для Европы. Азарья понимал, что странным образом ему придётся именно этому мелкому властителю рассказать, хотя-бы в общих чертах, главное из своих записей. Освободится от переполнявших душу мыслей.

Решив так, Азарья успокоился. Он долго молился, призывая душу пророка Анан бен-Давида.

И вдруг услышал его слова.

…не прибавляй к тому, что я заповедал вам, и не убавляй от того…

Тогда он уверовал в правоте своего решения.

Я расскажу хану какая судьба ожидает его народ.

А через неделю вновь прискакали гулямы и приказали следовать во дворец.

Шагин Гирей встретил с улыбкой. Видимо скачки на горячих лошадях, акробатические трюки молодых наездников, успешная охота успокоили мысли.

Мы с удовольствием слушаем тебя, почтенный Азарья.

Предполагая долгую беседу, хан удобнее уселся на троне и перебирая пухлыми пальцами чётки крупной бирюзы, пристально всматривался в старого человека. Потом негромко хлопнул в ладони и приказал появившемуся слуге принести высокие подушки для собеседника.

Пройдёт примерно два раза по 70 лет — начал гахам — и мир содрогнётся от первой большой войны. Она затронет весь мир и придёт на земли русской империи. К тому времени стараниями русских царей империя станет самой огромной среди всех стран мира. В жадном стремлении увеличить свои территории Россия захватит многие мусульманские ханства на Кавказе, в Казахстане и даже в Средней Азии. Уже не говоря о татарах и башкирах Поволжья. Императоры завоюют значительно больше того, что смогла бы переварить Россия.

Русских будут плотно окружать с юга и юго-востока народы суннитского ислама ханафитского мазхаба. Это станет предвестником больших бед для России. Русские цари, да и вообще правители разноплемённых больших государств, плохо воспринимают уроки истории. Не желают помнить причины падений империи Александра Македонского, Персидской империи, огромной Римской империи. Забывают законы истории. Думают, что с ними такого не случится.

Но законы истории словно пожар в сухой степи. Нельзя остановить. Так вот первая большая война закончится для Европы разрушением старых империй и хаосом. Но для Московии она закончится ещё и великой политической смутой. Богоданного императора и всю его семью убъют. Немыслимые потоки крови и слёз прольют люди, населяющие русскую империю, в том числе и подданные твоей благодатной родины. Чёрный туман опустится на земли империи. Кровавую политическую смуту создадут потомки низаритов, восставшие из забвения. Ты же знаешь, великий, что это было крайне жестокое течение среди шиитов. Потомки воспользуются поражением России в войне.

Постой, почтенный гахам. Меня учили мудрые сахабы и помнится говорили, что мои далёкие предки чингизиды, а потом славные мамлюки чуть ли не пять столетий тому назад уничтожили это осиное гнездо.

Само гнездо уничтожить можно, но взращённые злые осы в то время разлетелись по всему миру. И притаились, сохраняя веру в скрытого имама, возвращающегося в назначенное время в образе Махди и наполняющего мир исламской справедливостью. И ненавистью к суннитам и иноверцам.

С той давней поры низариты упрятали страшное, пугающее название своего ордена. Создали центр в Индии и тайные общины по всему миру, но особо среди европейских стран, поняв что будущее мира создаётся в Европе. Вожди низаритов завещали потомкам стать на время под знамёна любой религии, любого учения. Отыскав наиболее крайние направления среди учений, взять их на вооружение, внедрять в сознание обездоленных людей, расшатывать ленивые богатые империи, сталкивать лбами, для чего убивать царей, князей и наиболее значимых людей империй и государств, как во времена муфтия Хасана ибн-Саббаха.

Но самое важное, мой господин, другое. Ещё в древнее время, как ты знаешь, вожди низаритов создали школу из пяти ступеней посвящения для воспитания федави-убийц. Они завещали потомкам, что только широкое развитие подобных школ, поточное производство федави, их массовая деятельность создаст страх всеобщего насилия в выбранных странах. Атмосферу запугивания, чувства бессилия в людях, покорность. Миссионеры низаритов завещали объединение федави всех ступеней в тайный союз, политическую партию, с жесткой организацией под лозунгами этого крайнего вероучения.

Такое вероучение дальние потомки низаритов после долгих поисков обретут … в Европе. В самом центре, где живут сейчас немцы, потомки великих готов. Ты знаешь высокодостойный хан, что в незапамятные времена готы во главе с королём Германарихом владели Таврией. Потом отцы твоих отцов оттеснили их в центр Европы. Их мирные предки и доныне живут в твоём прекрасном крае.

Так вот среди европейских готов, немцев, в середине следующего столетия, в семье добропорядочных раввинитов родится человек. Большой и мудрый философ. Он создаст систему крайних революционных взглядов. Искренне заботясь о судьбах обездоленных всего мира, он будет думать, что предложенный им путь позволит в скором времени отнять власть, деньги и земли у богатых и передать обездоленным. Возвести последних на престолы государств. Уравнять богатства и власть для всех людей. Создать земной рай.

Окончание
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *