Евгения Кравчик: Терроризм. Из Газы в Тель-Авив через Беэр-Шеву, Ашкелон и Ришон – со страстью к убийству

 144 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Евгения Кравчик

Терроризм.
Из Газы в Тель-Авив через Беэр-Шеву, Ашкелон и Ришон – со страстью к убийству

(репортаж нашего корреспондента из «горячих точек»; фото автора)

С утра – прежде чем отправиться в Беэр-Шеву – я заехала в Ришон ле-Цион. Накануне вечером взрыв, уничтоживший несколько квартир в этом семиэтажном доме, был слышен у нас в Бат-Яме.
— Вечером я отправился в парк, чтобы заняться спортивной ходьбой, — рассказывает Амихай Ааронофф, житель Ришон ле-Циона. – Неподалеку отсюда меня застала сирена. Я десантник, в 1973 году во время Войны Судного дня вытащил из-под ураганного огня Ури Саги (бой мы вели на Голанах)… Вчера, услышав сирену, я бросился на землю и посмотрел наверх: ракета, затем – взрыв, очень мощный. Сразу после взрыва с верхних этажей дома взмыли языки пламени. Я бросился к подъезду, чтобы оказать помощь раненым.
— Что-то я не припомню, чтобы в 1991 году, во время Войны в Персидском заливе, до Ришона долетали выпущенные из Ирака «скады»…
— Нет, тогда в Ришоне не было прямых попаданий, — подтверждает Амихай.
Медленно обхожу дом, построенный, по словам жильцов, лет 16-17 назад – в соответствии с новыми стандартами, которые были утверждены после Войны в заливе, когда Саддам Хусейн обстреливал Гуш-Дан советскими «скадами».
Силой взрывной волны выбило все стекла не только на трех верхних этажах, но даже на первом и втором.
Пострадал и дом, стоящий рядом.
 
Но и это еще не все: в стенах дома, находящегося метрах в 50-ти отсюда, остались вмятины.
Что уж говорить о припаркованных вокруг дома автомобилях…
 
— Это машина моего отца, — говорит миловидная женщина, впрочем, отказавшаяся назвать свое имя. – Мама с папой 15 лет живут в этом доме.
— На каком этаже?
— На первом. Если бы не встроенные бетонные убежища, никому из жильцов квартир на верхних этажах не удалось бы уцелеть.
К подъезду один за другим подъезжают автомобили: дети забирают к себе родителей, ставших бездомными.
Покрытые густым слоем штукатурки чемоданы с жалкими уцелевшими пожитками почему-то ассоциируются с Великой Отечественной: разве не такие сцены описывали наши бабушки и дедушки, бежавшие от нацистов в Сибирь?!
— Если ЦАХАЛ не добьет ХАМАС, через пару дней и в Тель-Авиве тоже появятся «еврейские беженцы», — орут собравшиеся у дома соседи.
— Немедленно приступить к наземной операции!
— А я вот что вам скажу, — перебивает женщина в темных очках. – У моего внука вчера был день рождения – и мы отпраздновали его назло врагу. Мы не вправе демонстрировать террористам слабость. Сегодня наш народ силен и сплочен, как никогда прежде.
Прислушиваюсь к жарким спорам, ведущимся у изуродованного ракетой дома.
— Уверен: 90-килограммовая ракета запросто может пробить и крышу над встроенным убежищем, если квартира находится на верхнем этаже, — предполагает один из соседей.
— Нужно свергнуть в Газе режим ХАМАСа, — говорит пожилой мужчина в очках.
— …И заодно уложить пару тысяч детей и женщин – в этом случае международная общественность разгонит ко всем чертям наше государство, — возражает другой. – Проблема заключается в том, что мы не убийцы и не террористы, главная и единственная цель которых – уничтожить как можно больше евреев. Мы – просвещенная нация и не вправе уподобляться ХАМАСу или Башару Асаду: в Сирии число жертв гражданской войны перевалило за 40 тысяч…
— Ситуация тупиковая, — вступает в беседу еще один сосед. – Я служил в артиллерии, сражался на двух войнах – Шестидневной и на Войне Судного дня. Тогда, по крайней мере, расклад сил был ясен: ЦАХАЛ – против регулярных армий нескольких арабских государств. Мы наступаем – сирийцы бегут. Мы бьем врага на Синае – Египет отступает… А здесь… Банда террористов, которые прячутся за спинами женщин, стариков и детей… И как с этими дикарями бороться?
— Знаете, почему именно в эти дни в Израиль поспешили «посредники» из Европы? – спрашивает Амихай Ааронофф.
— Чтобы связать наше правительство по рукам и ногам! – выкрикивают соседи.
— Верно, но почему европейские политики это делают? Разве они настолько солидарны с ХАМАСом?
Выдержав паузу, Амихай продолжает:
— Нет! Просто в последнее время ислам окреп в Европе настолько, что начинает реально угрожать правящим демократическим режимам. Власти стран Западной Европы серьезно опасаются, что если им не удастся положить конец антитеррористической операции ЦАХАЛа в Газе, в их столицах начнутся массовые волнения и демонстрации иммигрантов! Вот они и давят Израиль, благо здесь им есть с кем говорить. Европа всегда обеспечивает себе спокойную жизнь за счет страданий народа Израиля.
— Не беспокойся: исламский терроризм настигнет и Европу, — откликается один из соседей.
Журналистов на тихой ришонской улице все больше. Начинается спонтанная демонстрация.
Спешу к машине (время пролетело незаметно). Завожу мотор — включается радио.
«Сейчас в Израиле 12 часов 10 минут, — врывается в салон голос диктора. – Только что в центре Тель-Авива прогремел взрыв».
Срочно меняю направление движения: теперь мне нужно на север, а не на юг.
«Согласно первым сообщениям, на улице Шауль ха-Мелех взорвался автобус».
И в подбор, без паузы:
«Сегодня с утра террористы выпустили по Израилю из сектора Газа порядка 50 ракет. Одна из них попала в дом в мошаве, расположенном на территории регионального совета Беэр-Тувия. На днях этот жилой дом уже был поражен прямым попаданием ракеты. Впрочем, сейчас все внимание наших корреспондентов приковано к Тель-Авиву»…
«Черт возьми, сколько же лет назад я в последний раз готовила репортаж с места взрыва автобуса в Тель-Авиве?..» — думаю я, выезжая на северный Аялон.
Все возвращается на круги своя.
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *