Юрий Моор-Мурадов: Язык как первая любовь со школьных лет

 267 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Русский язык не самый лучший. Он самый лучший — для меня. Я его знаю лучше, чем любой другой… Только на этом языке я могу писать, говорить максимально образно, цветисто, выражать тончайшие нюансы своей мысли.

Язык как первая любовь со школьных лет

Юрий Моор-Мурадов

Что бы ни говорили — а невозможно в 21 веке представить русскую литературу и русский язык без того, что создается в громадной русской эмиграции. Я полагаю, что у писателей-эмигрантов чувствительность к русскому языку возрастает с познанием другого языка, с приобщением к другому языку — исходя из того же универсального правила: все познается в сравнении.

Почему мы, бросившие свою родину и приехавшие сюда, продолжаем цепляться за русский язык? Напрашивающийся ответ — потому что не можем на иврите. Но в моем случае этот довод не годится. Я не могу пожаловаться на то, что зажат в тисках одного языка — писал на узбекском, читаю перса Омара Хайяма в оригинале, пишу и публикуюсь на иврите, со временем освою и английский на таком уровне, что смогу писать на нем. Но с русским языком никогда не распрощаюсь — и тому есть причина.

Начну с известных цитат авторитетов о красоте русского языка — помните, в школах висели плакаты.

Язык, которым Российская держава великой части света повелевает, по его могуществу имеет природное изобилие, красоту и силу, чем ни единому европейскому языку не уступает. И для того нет сомнения, чтобы российское слово не могло приведено быть в такое совершенство, каковому в других удивляемся. (М. В. Ломоносов)

Да будет же честь и слава нашему языку, который в самородном богатстве своем, почти без всякого чуждого примеса, течет как гордая, величественная река — шумит, гремит — и вдруг, есть ли надобно, смягчается, журчит нежным ручейком и сладостно вливается в душу, образуя все меры, какие заключаются только в падении и возвышении человеческого голоса! (Н. М. Карамзин)

Что русский язык — один из богатейших языков в мире, в этом нет никакого сомнения. (В. Г. Белинский)

Русский язык! Тысячелетия создавал народ это гибкое, пышное, неисчерпаемо богатое, умное, поэтическое и трудовое орудие своей социальной жизни, своей мысли, своих чувств, своих надежд, своего гнева, своего великого будущего. (А. Н. Толстой)

Дивишься драгоценности нашего языка: что ни звук, то и подарок: все зернисто, крупно, как сам жемчуг, и, право, иное названье еще драгоценней самой вещи.(Н.В. Гоголь)

Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык (И. С. Тургенев)

Русский язык в умелых руках и в опытных устах— красив, певуч, выразителен, гибок, послушен, ловок и вместителен. (А. Куприн)

Нам дан во владение самый богатый, меткий, могучий и поистине волшебный русский язык. (К.Г. Паустовский)

Русский язык неисчерпаемо богат и все обогащается с быстротой поражающей. (М. Горький)

Русский язык — язык, созданный для поэзии, он необычайно богат и примечателен главным образом тонкостью оттенков. (П. Мериме)

А теперь — парадоксальное: я от всех этих славословий в восторг не прихожу. Для меня все это — голословные утверждения. Я всегда в таких случаях требую: доказательства! Факты в студию. Имена, явки, адреса.

И сразу — первое доказательство: слово «голословные», которое я употребил в предыдущей фразе. Что я сделал: я ведь не просто сказал, что это бездоказательные заявления. Я очень красочно описал их — «голословные».

И вот сделать это, доказательно перечислить достоинства русского языка может тот, кто хорошо владеет и другими языками. Он может сравнить, сопоставить, оценить со знанием дела.

На иврите я могу передать свою мысль, моего иврита для этого достаточно. Но мне сложно передать нюансы, сказать одним словом многое. Сколько еще лет должно пройти, пока я перестану «лезть в карман» за ивритским словом?

Вот примеры, чтобы не быть, опять же, голословным. На русском языке я написал в статье, что поступок такого-то, возможно, и умный, но не мудрый. На иврите — в обоих случаях «хахам». Есть еще слово «пикеах», но уже в самом этом слове есть принижение, но я не хотел принижать того, кого определил как умного. Мудрый — это больше, чем умный, это человек, который возвеличивается над своими личными интересами, смотрит очень далеко вперед.

В иврите нет градаций «большой» и «великий». И арбуз на иврите «гадОль», и Александр Македонский «гадоль», и Петр Первый, и Французская революция. Есть слово «анакИ» — «громадный», но оно в этих случаях не подходит. Великий Пушкин — это же не громадный, он был невысокого роста.

В русском есть такая градация арестантов: «узник, каторжанин, каторжник». Книга про Гарри Портера называется на русском «Узник Азкабана». В самом английском есть только «призэнер». Как им объяснить, что в России начала 20 века «каторжник» было ругательством, а «каторжанин» — почетным званием?

На русском можно просто сказать «суд», а можно — «судилище» — и всем понятно, как мы относимся к этому процессу.

Не знаю, есть ли в каком другом языке красочное слово «солдафон».

Я могу написать трактат о слове «омут»; безумно трудно передать на другом языке все нюансы выражения «в омут головой» или пословицы «В тихом омуте черти водятся»…

Недавно я написал на иврите рецензию на габимовский спектакль «Бравый солдат Швейк», и остро ощутил нехватку в иврите слова «бравый». Есть — «смелый, храбрый» («амиц»), а «бравый» (с оттенком насмешки) — нет. Назвали спектакль (и книгу, разумеется) «э-Хаяль а-амиц Швейк». Теряется некоторая ирония автора над своим героем. И на английском без затей: «The Good Soldier Švejk».

Еще пример: я назвал свой рассказ «Реванш доктора Ватсона», перевел на иврит — и уже в названии столкнулся с проблемой. Нету слова «реванш»! «Некама» («Месть»)? Не то. В моем рассказе доктор Ватсон не мстит Шерлоку Холмсу, а берет реванш за все свои прежние афронты. Пришлось удовлетвориться неивритским «Элементари, Холмс».

Сборник рассказов я назвал «Дебют частного детектива» — нету в иврите слова «дебют» в расширенном смысле, когда можно так назвать не только первое выступление артиста («hофаАт бхорА»).

Вчера смотрел в Габиме спектакль по пьесе Мольера «Скупой». Названа пьеса и спектакль «Камцан» — «Жадный». Звучит как приговор. Можно уже спектакль не смотреть. А слово «Скупой» еще дает герою шанс завоевать нашу симпатию, оно не такое припечатывающее. И в русском есть еще градации для такого сорта людей — менее осуждающие: «рачительный», «бережливый», «экономный» — на все случаи жизни. Вся палитра — выбирай, что по вкусу. Тут уместно вспомнить и одноактовку Пушкина «Скупой рыцарь». А как на иврите сказать: «Скупая мужская слеза»?

И это далеко не единственный ряд. Есть таких множество. «Преступление — проступок». Мастерство писателя — выбрать из синонимического великолепия единственно верное, точное — чтобы была не только информация, но и твоя оценка.

Ни в одном языке нет слова «грозный». Иван Грозный на иврите — «Иван а-айом» — «ужасный Иван». Но разве для русских «грозный» — это ужасный? Под владычеством грозного правителя можно жить, ужасного — нельзя. Нужно восставать, бежать, кончать самоубийством. Царь-батюшка должен быть грозным, держать подданных в послушании. Тут уже впору говорить о национальной особенности носителя языка… (Шутка).

Мне кажется, что только в русском языке есть негативные эпитеты, в которых заложена «милота». Вот негативное слово с «милотой»: «проказница». Иерусалимский театр «Хан» («Корчма») поставил пьесу Шекспира «Виндзорские проказницы», назвал спектакль «Нешот Виндзор а-ализот» («Веселые виндзорские женщины»).

Можно сказать, что у ребенка грязное лицо — но чаще говорим, что он «чумазый». Все равно грязный, но мы его за это еще больше любим.

Или — сколько «милоты» в «грязном» прозвище «Золушка!» И как добились: «теплым» суффиксом «-ушк-«, который свою хорошую репутацию заслужили в добрых словах «бабушка», «девушка», «голубушка»…

И наоборот — русский язык может в похвале заложить осуждение, сказав про человека, что он — «смазливый». Вы вроде бы отметили, что у него симпатичное лицо — но ему от вашей похвалы ой как не поздоровится!

Вот еще одно удивительное явление — два варианта звучания одного слова. Можно написать: «Налить тебе чая?». А можно — «Налить чаю?» — и сразу встает совершенно иной типаж. Который не скажет: «Сахара положить?» А — «Сахару положить?»

Есть в русском два слова для человека, который состоит в интимных отношениях — «любовник» и «возлюбленный». На иврите, на английском — одно: «меаhев», «лавер».

«Любовник» — «возлюбленный» — не правда ли, это как небо и земля, хотя в постели они делают одно и то же.

Только в русском есть два названия для одной такой профессии: разведчик — шпион. Причем если российский — то разведчик, если вражеский — то шпион.

Возьмем Библию, книгу евреев. Русский язык как-то богаче передает выражения оттуда. «Дщери Яакова» — это ведь не «дочери Яакова», верно? На иврите вариантов нет — «Бнот Яаков» (называется знаменитый ансамбль танца), как дочери любого современника.

«Плоть» — это, в конечном счете, то же мясо. «Плоть от плоти моей» и никогда — «мясо от мяса моего». На иврите — «бсар ми-бсари»; и то же самое «басар» — на вывеске мясной лавки.

«Перст указующий»; перст — это не палец, верно? На иврите в любом случае будет «эцба» — и когда высокий стиль, и когда показывают фигуру из трех пальцев — «эцба мешулешет».

На русском мы пишем: «Главари ХАМАСа»; я не только указал их место в иерархии — я выразил свое отношение к ним и к их организации — в иврите я этого сделать не могу. Есть «рашей ХАМАС» (руководители), «манhигей» (лидеры) — и все. В русском в моем распоряжении есть «вожди», «лидеры», «руководители», «предводители», «главари». А в засаде сидит еще слово «атаманы» — пиши хоть фельетон, хоть серьезную статью.

В иврите для органов зрения есть только «эйнайим». В русском в дополнение к «глазам» есть еще и «очи». На иврит перевели песню со словами «как вол, исполненный очей» — «шор мале эйнав».

«Пичкает пилюлями» — я не только передал информацию, не только нарисовал картину живую — я еще и выразил одним этим словом свое отношение к происходящему.

«Примостился» — ни в одном другом языке не смогу вот так одним словом не только сообщить об увиденном, но описать его красочно, так чтобы собеседник представил себе живо — и опять же дать и свое отношение к этому. Или — «припоздал». А какое замечательное слово «уселся»! Это же не просто — «сел»! Или — «выскочила замуж». Сказавшая это тетка ведь сразу высказала и свое отношение к этому браку. Помню, одна моя знакомая исчезла из моего поля зрения на полгода, потом снова объявилась. Спрашиваю, где пропадала. Отвечает так беззаботно: «Сходила замуж в Москву»…

Министр какой-то увидел в заявлении скрытую угрозу. Нейтрально. А можно: «углядел угрозу» — и уже как бы насмехаешься над этим министром.

Статья может быть «оплачена» — все нейтрально, а может быть «проплачена» — и все, ты иностранный агент.

Изящества в родном языке добиваешься десятилетиями чтения и писания. Может, со временем у меня это придет и с ивритом — я на это надеюсь — но когда еще? Нужны те же десятилетия активного пользования, пассивного чтения, слушания.

Есть научное объяснение, почему русский язык такой гибкий, богатый, изящный, красивый, красочный, изысканный: он сохранил слова из своего прошлого — многие старославянские выражения сосуществуют наряду с новыми, обогащая синонимический ряд. Кроме того, за прошедшие века к своей чисто русской основе он добрал из западных языков: французского, немецкого, английского, из восточных: — арабского, тюркских, фарси…

Особую прелесть нашему языку придает развитая система суффиксов и префиксов, которые могут из одного корня создать не только вариации слов, а даже противоположные по смыслу слова — «упал» (с лестницы), «пал» (в бою), выпал (из обоймы знаменитостей); в иврите во всех случаях — «нафАл». В зависимости от того, «побил» подсудимый или «убил» — он подпадает под разные статьи уголовного кодекса. «Пришел» и «ушел» вообще антонимы.

Недавно у меня брали интервью на радио, заговорили о моих детективных сборниках. Интервьюэр спросила, люблю ли я Конан-Дойля, давно ли читал его. Ответил, что недавно прочел два сборника на оригинале. «И как?» — спросила моя собеседница. «Я проникся жалостью к англичанам — они не могут прочесть эти замечательные рассказы о Шерлоке Холмсе на русском языке».

Чтобы не было недоразумений: я не пытаюсь тут столкнуть лбами разные языки, зачислить один язык в хорошие, другие — в плохие, скучные, неинтересные. Когда ты хвалишь один язык — ты не обижаешь другие. Когда скрипач-виртуоз хвалит скрипку, он не ругает флейту, пианино или гитару.

И, между прочим, мой иврит не примитивно скучен — я овладеваю другими приемами, который мне представляет новый для меня язык. Только приведу названия нескольких моих статей на иврите: «А-тнуа а-реформит ба-сафа а-иврит», «Яфа штика ла-метавхим», «А-скарим ше-магшимим эт ацмам», «Мака популистит ла-труфа». Знающие иврит увидят, как изящно обыгрываются здесь слова, поговорки, пословицы.

Русский язык не самый лучший. Он самый лучший — для меня. Я его знаю лучше, чем любой другой. Именно на нем я могу писать разными стилями, отражая речь разных социальных слоев, разного возраста. Только на этом языке я могу писать, говорить максимально образно, цветисто, выражать тончайшие нюансы своей мысли.

Почему все же пишу на иврите? Иврит — это как жена законная, с которой — жить, строить дом, растить детей; а русский — как первая любовь со школьных лет…

Print Friendly, PDF & Email

33 комментария к «Юрий Моор-Мурадов: Язык как первая любовь со школьных лет»

  1. В том-то и состоит умомятутый мной в оригинале синдром Даннинга-Крюгера
    ___________________________________-

    Из Википедии: «Эффе́кт Да́ннинга — Крю́гера — метакогнитивное искажение, которое заключается в том, что люди, имеющие низкий уровень квалификации, делают ошибочные выводы, принимают неудачные решения и при этом не способны осознавать свои ошибки в силу низкого уровня своей квалификации[1]. Это приводит к возникновению у них завышенных представлений о собственных способностях, в то время как действительно высококвалифицированные люди, наоборот, склонны занижать свои способности и страдать недостаточной уверенностью в своих силах, считая других более компетентными. Таким образом, менее компетентные люди в целом имеют более высокое мнение о собственных способностях, чем это свойственно людям компетентным, которые к тому же склонны предполагать, что окружающие оценивают их способности так же низко, как и они сами».
    В основу предположения ученых легла популярная фраза Дарвина о том, что «невежество рождает уверенность чаще, чем знание». Аналогичную мысль выражал ранее и Бертран Рассел, который говорил о том, что в наши дни глупые люди излучают уверенность, а те, кто многое понимает, всегда полны сомнениями.
    *********************
    Интересная зависимость. И даже научное определение имеет. Раньше я не слышала о таком «эффекте» или синдроме. Хотя жизнь предоставляет наблюдать такие примеры во множестве.
    Но выглядит эта зависимость очень прямолинейной. Видимо, еще имеет значение конституциональный склад личности. Да, задуматься есть над чем.

  2. К вопросу о богатстве русского языка.
    Взялась я некогда сдуру переводить с немецкого статью Ганса Урса фон Бальтазара про Владимира Соловьева. А чего… немецкий знаю, Соловьева тоже читала… Ну, в общем, через пару дней я взвыла белугой и кинулась искать профессионального философа, а найдя, обрыдала ему всю жилетку. Читаю — понимаю все, как та собачка, у которой глаза умные, а сказать ничего не может — три немецких термина, хоть застрелись, одиним и тем же русским перевожу, и никаких оттенков! И выслушал меня философ, и утер мои слезы, и молвил: «Да разве ты не знаешь, деточка, что философской терминологии на русском языке практически нет?».
    Тут вам и весь сказ.

  3. Иврита я не знаю, но как только автора заносит за пределы русского и иврита, начинается белиберда. Несколько примеров: в статье утверждается, что в английском нет синонимов к следующим словам: Узник — prisoner, captive, convict, inmate, detainee — и это не прибегая к слэнгу. Грозный — menacing, dreadful, fearful. Кстати, это раболепные русские называли царя грозным, хотя по сути он был как минимум terrible, то есть ужасным. Каждый раз, когда автор возвышенно провозглашает «Только в русском есть», он садится в мутную холодную лужу. А уж когда путается оригинал с переводом, вообще веселье начинается. “«Плоть от плоти моей» и никогда — «мясо от мяса моего». На иврите — «бсар ми-бсари»; и то же самое «басар» — на вывеске мясной лавки” — ну да, конечно, в оригинале все это было на русском, а потом переводчики все исказили на бедном лексиконом арамейском.

    И, наконец, коронная фраза, про жалость к англичанам. В современной англоязычной культуре есть совершенно аналогичная фраза “Вы не знаете Шекспира, пока не прочли его на оригинальном Клингонском”. Ее вспоминают, когда хотят посмеяться над чьим-то вопиющим, но воинствующим невежеством.

    1. Поскольку господин Anton Kovalenko написал свой первый комментарий в Мастерской, модератор не удалил его, что сделал бы непременно при иных обстоятельствах. Я отредактировал отзыв, убрав все обидные и грубые слова в адрес автора рецензируемой статьи, а их было немало. Надеюсь, в следующих своих комментариях господин Kovalenko воздержится от бессмысленной грубости. Рекомендую внимательно ознакомиться с правилами наших форумов (в Мастерской достаточно кликнуть на пункт меню «Справка»).

      1. Автор вносит свй посильный вклад в превращение Интернета в <…> В том-то и состоит умомятутый мной в оригинале синдром Даннинга-Крюгера <…>

        Выпускающий редактор: Очень жаль, господин Anton Kovalenko, что вы не вняли нашим добрым советам, не ознакомились с правилами нашего форума и продолжили их нарушать самым вопиющим образом и, если уж отвечаете на моё к вам обращение, содержащее прямые рекомендации и ссылки, то нарушаете сознательно и намеренно. Очень жаль видеть, когда человек вот так заканчивает своё присутствие у нас, толком даже не успев начать.

  4. «Вот еще одно удивительное явление — два варианта звучания одного слова. Можно написать: «Налить тебе чая?». А можно — «Налить чаю?» — и сразу встает совершенно иной типаж. Который не скажет: «Сахара положить?» А — «Сахару положить?»»
    ————————————————
    Ну, об этом много говорили в школе, объясняли разницу словоупотребления «чая» и «чаю» и т.д. Это, в самом деле, «элементарно».

  5. Число слов в английском языке составило один миллион в 2014 г. согласно Global Language Monitor

    Так вот, в Большом академическом словаре русского языка зафиксировано 131 257 слов… Огромное богатство диалектной лексики (но опять-таки далеко не исчерпывающее!) отразил словарь Даля, составленный в позапрошлом веке. Всего в нем более 200 тысяч словарных единиц… Сосчитать же абсолютно все слова общенародного современного русского языка никто не может — ни ученые, ни самый мощный компьютер. Потому-то языковеды и пришли к выводу: язык в количественном отношении неисчислим.

    Одно дело неисчислим в смысле точности, поскольку нет общепринятого определения, что считать, и поскольку цифра динамически варьирует, но другое дело указать реальный максимум на данный момент. Не будет ли разумным принять, что число слов русского языка ≤ 250 тысяч, а при и недоброжелательным отношении к английскому принять число слов в нем ≥ 500 тысяч (между прочем, в корейском в силу отличной структуры можно насчитать больше слов). Как бы там ни было, в английском больше слов, чем в русском, что само по себе не является критерием качества живого использования языка (хотя одно из первых впечатлений от языковой атмосферы в англoязычных странах была бОльшая свобода и бОльшее разнообразие языка «простых» людей по сравнению с русскими, хотя это, может быть, связано с тем, что десятилетия последние держали язык за зубами и начинают его прятать туда же опять). Количество идиоматических выражений в английском «ужасает». Мне встречалась цифра 34 512 только часто употребляемых. А кто-то говорит о суффиксах и приставках в русском!

    Короче говоря, то сравнение русского и английского языков, которое выдал автор совершенно бессмысленно. Но отдаю ему должное, он сам сказал, что приличное знание английского (включающего использование синонимов, идиом, различения уровней языка и пр.) у него впереди. Возможно, к нему придет после первой школьной любви, вторая (третья…) поздняя любовь.

    1. Б.Дынину:

      Сказать по-английски: «… финтифлюшка ты моя распрекрасная …» невозможно. Но можно выкрутиться, сочинив считалку или собрав цепочку описаний. Наш сын года так в четыре звал своего кролика так: «Бенни фанни банни Коттонтэйл, эсквайр». Бенни — имя кролика, «фанни банни» — «смешной кролик», «Коттонтэйл» — фамилия «Пушистый [как хлопок] хвостик». А уж «эсквайр» — это по предложению папы 🙂

      Тоже, знаете ли, по-русски не скажешь …

  6. Вот только что услыхал в машине по радио: «В Бостоне lovers of music сейчас хорошо». «Любителям музыки», а не «любовникам» 🙂

  7. В 17 веке раздел имущества оформлялся Деловыми грамотами.
    Нынешнее слово Дело означает уважаемое занятие.
    Я делаю вывод, что никакое Дело считалось невозможным без предварительного раздела имущества, прав и обязанностей. Национальная особенность носителя русского языка заключается в его «особности», индивидуализме. Если так, то вся ностальгия о Соборности русского народа- пустой миф.

  8. «Особую прелесть нашему языку придает развитая система суффиксов и префиксов, которые могут из одного корня создать не только вариации слов, а даже противоположные по смыслу слова…».
    ——————————————————————
    Правильное наблюдение, и на это не так давно обратила внимание американка Кэрол Дэвис, см. http://blogs.7iskusstv.com/?p=49354

  9. Уважаемый Юрий! Я хорошо понимаю ваши чувства, они возникают не только у вас. Но у меня одно возражение. Иврит – древний язык. Может, словарь древнего человека и уступает по количеству слов современному, но слово у древнего человека содержало в себе неизмеримо большую семантическую емкость, чем это представляется нашему сознанию. В древности вещь, слово и действие были тождественны. Отсюда до нас дошло старинное верование, что одно произнесение слова само по себе может произвести то явление, с которым оно связано.
    Иврит в своем словообразовании следует всем закономерностям древнего словотворчества, которое неотделимо от мифологического мышления со всеми присущими ему свойствами.
    Еще Марр писал: « И как не приходить в ужас от открывшихся перспектив в связях слов, когда наибольшее отличие двух предметов мы характеризуем словами «как небо от земли», а первобытный человек «небо», «землю» да «подземный мир» называл одним звуковым словом».
    Поэтому сравнивать древние языки с современными, мне кажется, некорректно. Можно сравнивать между собой различные древние языки или современные. Но древний язык и современный — это две совершенно разные языковые систем и два разных способа или механизма мышления.

  10. «… Я не могу пожаловаться на то, что зажат в тисках одного языка — писал на узбекском, читаю перса Омара Хайяма в оригинале, пишу и публикуюсь на иврите …»

    Уважаемый автор,
    Я вам завидую, совершенно искренне …

  11. В самом английском есть только «призэнер», etc
    ==
    В предложении, приведенном выше, отсутствует слово «в моем» 🙂

  12. В русском есть такая градация арестантов: «узник, каторжанин, каторжник». Книга про Гарри Портера называется на русском «Узник Азкабана». В самом английском есть только «призэнер». Как им объяснить, что в России начала 20 века «каторжник» было ругательством, а «каторжанин» — почетным званием?
    Для начала: не ПоРтер, а ПоТтер. И в английском, кроме PRISONER, есть еще ARRESTEE, JAILBIRD, CONVICT, PENAL, CAPTIVE.
    Чем ПРИМОСТИЛСЯ лучше, чем NESTLED — не знаю.

    1. Юрий Моор-Мурадов
      Я не могу пожаловаться на то, что зажат в тисках одного языка — писал на узбекском, читаю перса Омара Хайяма в оригинале, пишу и публикуюсь на иврите, со временем освою и английский на таком уровне, что смогу писать на нем.
      ——————
      Вы совершенно правы, со временем освоите английский и сможете сравнить «узник, каторжанин, каторжник» с prisoner, arrestee, jailbird, convict, penal, captive и lifer, означающим — УЗНИК с пожизненным сроком; и это чудесное слово лишний раз подтверждает ПОЖИЗНЕННУЮ принадлежность к изучению, но никак не ОКОНЧАТЕЛЬНОСТЬ. Об этом же комментарии Ю.Г., Б.Т. и русск. поговорка «век живи, век учись». А ПРИМОСТИЛСЯ не то чтобы лучше, чем NESTLED, а привычнее и поэтому, может быть, милее. Как мила и Непривычна первая любовь.

      1. Насчёт «жадный» и «скупой». Это разные понятия. Жадный человек стремится побольше урвать, а скупой на всём экономит, во всём себя урезает.

    2. Есть ещё з/к. На Беломорканале означал «Заключённый-каналоармеец»
      В старом русском Сиделец, Колодник
      Варнак и Жиган, плюс нынешний гопник : м.б. и на свободе.

      1. Я слышал, что аббревиатура ЗК означала «забайкальский комсомолец». Может быть, это была шутка.

        1. В прежние времена работала переводчиком, синхронистом и переводила фильмы. Всегда удивляла своих коллег желанием переводить с русского на английский, считала, что мне это проще. Никто не хотел понять мои метания при переводе на русский — такая вариативность, начинаешь в голове искать лучший русский вариант и всё, секундочки ушли, ну как-то, конечно в итоге «сговнякаешь», вполне прилично и не позорно. А, засыпая ночью думаешь, что было ещё как минимум три-четыре прекрасных вариантов. Если бы книгу переводить… было бы время поразмышлять. Потом получилось немного не по — переводить, а по — редактировать литературные переводы — наслаждение огромное. Жаль не востребована.

        2. Параллельные Комсомольские и обычные стройки, на которых работали заключённые, дали повод к сарказму : заключённых называли комсомольцами.

  13. «В русском есть такая градация арестантов: «узник, каторжанин, каторжник».
    Книга про Гарри Портера называется на русском «Узник Азкабана». В самом английском есть только «призэнер».
    Как им объяснить, что в России начала 20 века «каторжник» было ругательством, а «каторжанин» — почетным званием?
    На русском можно просто сказать «суд», а можно — «судилище» — и всем понятно, как мы относимся к этому процессу.
    Не знаю, есть ли в каком другом языке красочное слово «солдафон».
    ————
    И я про «солдафона» не знаю. А «твою мать» — только по-русски звучит, по англицки это есть, но — не то, типичное не то. И глагол у них напрашивается — возвратной формы, а это — профанация, конечно, российского (или — татарского ?) оригинала. Но самое, imho, таинственное — падежи. Падежи и судебно-тюремная лексика. Правда, насколько можно почерпнуть из худлитературы, «феня» всё же включет кое-что из идиша и иврита. К примеру, всем известные «парнуса» и «шмон» —
    не последнее дело в разборках «паханов». Не знаю, можно ли гордиться этим. «Не знаю, не думаю».
    А то что сам М. Светлов (да и Е.Евтушенко) завидовали (а Е.Е. даже и абсорбировал оную) строчке: «Граждане, послушайте меня» — опять же, дела известные. И, спорить не станет даже друг степей калмык, российские лит- и нелит-«звёзды» всегда мастерски владели не только французским (зачем только им понадобился это картавый — тьфу! — язык «лягушатников» — не пойму), но и «феней». Телеграмма Бродского И.А. в Питер (первая?): «Хожу по Вене, ботаю
    по фене», разумеется, доказывает нашенскую правоту.
    И всё бы ничего, кабы не Шекспир, не Фолкнер, не В.Гюго и все Дюма, не Г.Х.Андерсен с братьями Гримм, не Экклезиаст, не «Польска, которая не згинела» со всеми своими поэтами, пся крев, кур . . твоя мама була . . .не Италия. . .Вестфалия…
    НО, — главное:
    «кабы не было зимы, а одно лишь лето» , мы б ходили без портов да по всей планете…
    Вот такая планида наша, мигрантско-цыганско-олимская. Или — алимская?

  14. Вы говорите, что может и, наоборот: от глагола к существительному. Да, может. Только в иврите глаголы сохраняют именные свойства, потому что иврит – язык древний.
    А в древних языках не было коренного различия между именем и глаголом, вследствие чего каждое слово в них могло быть превращено в глагол. «Стремится ли язык удалить из глагола всякий признак именных свойств», «придается ли глаголу то обозначение, которое формально выражает его истинную функцию?» — по этим характеристикам Гумбольдт проводил различие между языками и их сравнение в грамматическом отношении.

    Вы пишете: «Не знаю я «законы древнего языкотворчества», даже подозреваю, что таких, сформулированных на все случаи жизни и для всех народов, и нет. Вспомним только, сколько названий снега есть у северных народов».
    Вот это слышать от вас странно. Ладно бы ребенок, ему простительно. Но все-таки, надеюсь, вы слышали, что есть такая наука – психология, которая занимается проблемой мышления и речи. Может, вы слышали, что есть такие дяди, ученые называются, которые считают, что эти проблемы нельзя решить без изучения того, как развивалась психика на предшествующих этапах или предыдущего бытия. Иначе, по их словам, «нельзя быть уверенным не только в том, что не принимаешь следствие за причину, но нельзя даже поставить сам вопрос о происхождении таких высших психических функций, как мышление и речь».
    Для этого они обращались к древнему архаическому мышлению, выясняли его закономерности и особенности.
    А язык, как известно, неразлучен с мышлением. И эти дяди ученые даже установили, по каким законам совершалось в древности словообразование. И вот иврит, на удивление, строго подчиняется этим закономерностям. Стоит только обратить внимание на характер обобщения его слов и структуру его корневых гнезд, семантический разброс которых прямо таки не может не поражать.
    Но в интернете об этом не прочтешь.

  15. Зато в иврите есть такие опции, которых нет в русском, например: ты искал меня=хипастани, мой дом=бейти, твой дом=бейтха(м.р)/бейтех(ж.р.) Вы обратили внимание, сколько в русской Библии местоимений в скобках для пояснения глаголов и существительных? То-то.
    ______________________________________

    А вы обратили внимание, уважаемая Сильвия, что все глаголы в иврите берут свое происхождение от имен существительных? Хака(удочка) – мэхака(ждет), хэх(небо)- мэхаэх(улыбается), палит(беженец) — полэт(выкидывается), църиах(минарет) — цорэах(вопит), клипа(кожура) — мэкалеф(очищает), кафтор (пуговица) — мэхафтэр (застегивает), ховэш(санитар) — ховэш(бинтует), сфог(губка) – софэг(впитывает), и т.п. и т.д.
    К вашему вниманию, от мафтэах(ключ) и глагол потэах(открывает), а вовсе не «исключает», «переключает», «отключает», как в русском языке, что бы вы ни говорили.
    А как вам такие «опции», как шмура (веко), шамир (укроп) и шмира(охрана) – все производное от одного корня? Или кацав(мясник) и такцив(бюджет), мэркава(колесница), и таркив(вакцина), бикъа(долина), бикуа(расщепление) и бэка(грыжа), дак (тонкий), дака(минута) и хайдак(микроб, бактерия), махсан(склад), хасинут (иммунитет, неприкосновенность) и хисун(прививка)? Можно не продолжать дальше?
    Навряд ли, эти «опции», а также еще очень много других вы найдете в русском языке. Вы скажете, что все это новообразованные слова. Но дело-то в том, их образование происходило по законам древнего языкотворчества, хотя и с помощью собственных словообразовательных моделей иврита.
    Это ответ на ваш вопрос: «О чем шумим?» Но, боюсь, что вас бесполезно убеждать, как бесполезно было убеждать моего сына в детстве, чтобы он хотя бы попробовал незнакомую ему еду.

    1. Инна Беленькая
      17 Декабрь 2015 at 7:44 | Permalink

      А вы обратили внимание, уважаемая Сильвия, что все глаголы в иврите берут свое происхождение от имен существительных? Хака(удочка) – мэхака(ждет), хэх(небо)- мэхаэх(улыбается), палит(беженец) — полэт(выкидывается)… и т.п. и т.д.

      А почему не наоборот: от глагола к существительному? Пока не появляется понятия «рыбалить/удить рыбу», не появляется «удочка», потому как рыбу можно ловить не только удочкой, но только с удочкой сидишь и «ждешь» везения — сама, мол, должна клюнуть, но «ждать» гораздо древнее «удочки», если понимать, как строится жизнь человека с самого начала. В то время как ловля рыбы заточенной палкой(наверно, само древнее)/большим куском материи требует движения от рыбака. «Беженец» — вообще новое слово, даже Эвен-Шошан его не упоминает. Я вообще полагаю, что что-то могло произойти от глагола, а что-то от существительного. Если о рыбе речь, то логично, что пока не появилось название «рыба», не появилось и слово, обозначающее ее добывание, и не только в иврите. Это моя логика.

      Вы скажете, что все это новообразованные слова. Но дело-то в том, их образование происходило по законам древнего языкотворчества, хотя и с помощью собственных словообразовательных моделей иврита.

      Не знаю я «законы древнего языкотворчества», даже подозреваю, что таких, сформулированных на все случаи жизни и для всех народов, и нет. Вспомним только, сколько названий снега есть у северных народов.

  16. Прочитал с удовольствием и интересом. Вы, Юрий, показали на деле, что хорошо и со вкусом выражаете мысли на своём любимом языке. Добавлю, что умение хорошо писать, особенно, в художественном жанре, зависит не только от глубокого знания языка, но и, что ещё важнее, выражаясь несколько высокопарно,от таланта. Спасибо.

  17. Дорогой Юрий!
    Я полагаю, что мое знание иврита на порядок уступает Вашему.
    Мой узбекский не выдержит элементарную проверку Алайским.
    Я уже не говорю о фарси, который Вы по всей видимости получили в подарок.
    Но при всем при этом я порой в восторге от иврита, от того какие образы он способен, создавать, как передавать явления и эмоции. Особенно это рельефно в поэзии. С годами приходит чувство языка.
    Я прочел Вашу поэму с интересом и удивлением. Ваша любовь к русскому понятна и объяснима и здесь вопросов нет, а вот категоричность (?) в суждениях о других языках в т.ч. о иврите заставляют сделать Вам комплимент, ибо это признак молодости.
    Поздравляю.
    М.Ф.

  18. 1. Есть научное объяснение, почему русский язык такой гибкий, богатый, изящный, красивый, красочный, изысканный: он сохранил слова из своего прошлого — многие старославянские выражения сосуществуют наряду с новыми, обогащая синонимический ряд.

    2. Есть научное объяснение, почему английский язык такой гибкий, богатый, изящный, красивый, красочный, изысканный: он сохранил слова из своего прошлого — многие старофранцузские выражения сосуществуют наряду с новыми, обогащая синонимический ряд.

    3. Есть научное объяснение, почему французский язык такой гибкий, богатый, изящный, красивый, красочный, изысканный: он сохранил слова из своего прошлого — многие старолатинские выражения сосуществуют наряду с новыми, обогащая синонимический ряд.

    Про испанский, итальянский и греческий тут нечего и говорить, правда ?

    Пойдем дальше ?

    1. Особую прелесть нашему [русскому] языку придает развитая система суффиксов и префиксов, которые могут из одного корня создать не только вариации слов, а даже противоположные по смыслу слова …

    2. Особую прелесть нашему [английскому} языку придает отсутствие развитой системы суффиксов и префиксов, прямым следствием чего является обилие синонимов, на порядок превышающее то, что свойственно русскому — как, впрочем, и славянским языкам вообще, полагающимся в этом смысле на суффиксы, префиксы, и прочие собственные средства выражения оттенков мысли …

    Короче говоря, весь этот взволнованный гимн, пропетый автором своему РОДНОМУ языку, звучит очень трогательно, но как-то несколько необъективно 🙂

  19. «Не знаю, есть ли в каком другом языке красочное слово «солдафон»»
    Словарь уверяет, что в английском есть — «martinet»

    «Есть в русском два слова для человека, который состоит в интимных отношениях — «любовник» и «возлюбленный». На иврите, на английском — одно: «меаhев», «лавер»»
    На английском это тоже два разных слова: lover и beloved
    13 My beloved is unto me as a bag of myrrh, that lieth betwixt my breasts.

    «Только в русском есть два названия для одной такой профессии: разведчик — шпион»
    Полноте, в том же английском это scout и spy.

    Юрий,
    Все эти многочисленные доказательства доказывают только то, что ваше знание любого другого языка в подметки не годится вашему же знанию русского языка (это в той же мере относится и ко мне, и думаю, к большинству посетителей портала).

    В каждом из пары языков можно найти такие, которым нету точного перевода в другом — вот недавно здесь же обсуждалось, что в русском нет слова (а, возможно, и понятия) privacy. Если напрягусь, даже при моем скромном английском наверняка смогу найти еще примеры.
    А из моих жалких дюжины-другой слов на иврите — попробуйте перевести точно шлемазл, вейзмир, шикса — и вы сами, наверное, сможете дополнить этот список словами — увы, умирающего — языка.

    1. «А из моих жалких дюжины-другой слов на иврите» — извините, оговорился, имел в виду не иврит, а идиш

    2. По звучанию ивритский ЦАХАЛ близок к грузинскому топониму ЦХАЛТУБО.
      А по смыслу ?

  20. …поступок такого-то, возможно, и умный, но не мудрый. На иврите — в обоих случаях «хахам». Есть еще слово «пикеах», но уже в самом этом слове есть принижение

    Никакого принижения: умный=пикеах, очень умный/мудрый=хахам.

    В иврите нет градаций «большой» и «великий». И арбуз на иврите «гадОль

    Великий= кабир/адир/дагул

    Как им объяснить, что в России начала 20 века «каторжник» было ругательством, а «каторжанин» — почетным званием?… можно просто сказать «суд», а можно — «судилище» — и всем понятно, как мы относимся к этому процессу.

    Не всем выпала такая удача – испытать русскую историю на своем горбу. 🙂

    …есть ли в каком другом языке красочное слово «солдафон».

    Калгас

    …остро ощутил нехватку в иврите слова «бравый». Есть — «смелый, храбрый» («амиц»), а «бравый» (с оттенком насмешки) — нет… И на английском без затей: «The Good Soldier Švejk».

    А в английском нет «brave»?

    Нету слова «реванш»! «Некама» («Месть»)? Не то.

    А крав накам/тагмул не подойдет?

    Вчера смотрел в Габиме спектакль по пьесе Мольера «Скупой». Названа пьеса и спектакль «Камцан» — «Жадный».

    «Камцан», в основном, и используется как «скупой». К «жадному» скорее подойдет «родеф беца».

    И это далеко не единственный ряд. Есть таких множество. «Преступление — проступок».

    Проступок= авира, преступление=пеша

    …пьесу Шекспира «Виндзорские проказницы», назвал спектакль «Нешот Виндзор а-ализот» («Веселые виндзорские женщины»).

    А «шовевот Виндзор» не лучше?

    …в интимных отношениях — «любовник» и «возлюбленный». На иврите, на английском — одно: «меаhев», «лавер».

    Любовник= меаhев, возлюбленный= аhув

    «Пичкает пилюлями» …

    Леhал»ит = пичкать, откармливать

    Есть научное объяснение, почему русский язык такой гибкий, богатый, изящный, красивый, красочный, изысканный: он сохранил слова из своего прошлого — многие старославянские выражения сосуществуют наряду с новыми, обогащая синонимический ряд. Кроме того, за прошедшие века к своей чисто русской основе он добрал из западных языков: французского, немецкого, английского, из восточных: — арабского, тюркских, фарси…

    Так о чем спор? Благодаря русской классике 19 века, даже при атеизме советской эпохи, т.е. незнании Библии, в современном русском языке сохранилось огромное количество слов из другого, хоть и близкого, языка – церковно-славянского.

    Особую прелесть нашему языку придает развитая система суффиксов и префиксов,

    Да, количество суффиксов и префиксов в иврите очень ограниченно. Зато в иврите есть такие опции, которых нет в русском, например: ты искал меня=хипастани, мой дом=бейти, твой дом=бейтха(м.р)/бейтех(ж.р.) Вы обратили внимание, сколько в русской Библии местоимений в скобках для пояснения глаголов и существительных? То-то.

    Русский язык не самый лучший. Он самый лучший — для меня.

    Ну так естественно: мамелошн – родной язык. Но и это ограниченно, с годами начнете в уме переводить с иврита на русский, а не наоборот. 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *