Марк Горловский: Путевые заметки. Латвия

 152 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Море холодное, не чета нашему Черному. У берега глубина небольшая, можно долго идти, а воды все будет по-колено. Пляж окаймлен соснами. И запах?! Божественный запах хвои!..

Путевые заметки. Латвия

Марк Горловский

Окончание. Начало

Поездки в Латвию совмещались у меня с поездками в Литву, поэтому путевые впечатления от Прибалтики увязаны в единые воспоминания.

После окончания очерка «Литва» начал искать я, учитывая специфику газеты, которую редактировал, информацию о евреях Латвии. К сожалению, ни в истории С.Дубнова (1912), ни в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона (1914), бывшими у меня под рукой, искомого не оказалось. И только перевернув массу литературы в библиотеках, нашел то, что искал. Не сочтите за плагиат. Предупреждаю, приводимые тексты, (в частности исторические), в какой-то степени, использованы.

Латвия, одна из прибалтийских республик (ныне — государств) включает территории трех областей: Курляндии, части Лифляндии (другая в Эстонии) и Латгалии.

Германские рыцарские ополчения, в частности, Орден меченосцев, в ХII-ХIII веках завоевавшие Латвию и последовавшие за ними рыцари Ливонского ордена, насаждая немецкую цивилизацию и, распространяя ее влияние по Прибалтике, запрещали евреям селиться на созданных ими и завоеванных территориях.

Вплоть до присоединения Латвии к России этот запрет и проистекавшие из него мероприятия, становились объектами борьбы, которую с переменным успехом вели центральные власти и дворянство с церковью и горожанами. В Курляндском герцогстве, в 1561 году ставшем вассалом Польского Королевства, гильдии немецких купцов и цехи ремесленников-немцев, опасаясь конкуренции, вследствие ожидаемого наплыва евреев из Польши и Литвы, добились запрета для них заниматься торговлей и откупом налогов и пошлин. Герцоги и феодалы стремились, наоборот, привлечь евреев в страну, облегчить их экономическую деятельность и использовать коммерческий опыт и связи для выгодного сбыта сельхозпродуктов своих имений и ввоза зарубежных товаров. Несмотря на сопротивление церкви, купечества и ремесленников, герцоги долгое время обходили Указ 1306 года и обязательство 1561-го, разрешая евреям проживать в стране в качестве «иностранцев».

Изданный в 1713 году «Указ об изгнании евреев» был приведен в исполнение лишь в Митаве (Елгава).

В силу решения ландтага в декабре 1727 года об изгнании евреев, часть еврейского населения вынуждена была покинуть Курляндию.

Разрешение продолжительного, но не постоянного пребывания евреев в стране, можно усматривать в решении ландтага, исключавшем «ремесленников, не приносящих вреда коренным жителям, а также лиц, занимающихся винокурением в поместьях дворян и домах бюргеров». В дальнейших постановлениях ландтага эта привилегия была отменена.

В 1710 году, впервые в истории Курляндии было разрешено создание в Митаве еврейского кладбища. До этого покойников отвозили хоронить в Польшу. Синагогу же было позволено открыть лишь в 1850 году.

На экономическом положении евреев крайне отрицательно сказались запрещения проживать в одном месте и непрестанная угроза изгнания.

В 1782 году Земский сейм предоставил евреям право пребывания в стране.

В 1796-м герцогство было присоединено к России и образовало Курляндскую губернию.

Много пришлось пережить евреям и не только в Прибалтике. Гонения сменялись некоторыми льготами, послаблениями и опять гонениями и запретами. Собственно говоря, вся история изгнания чревата неопределенностью и ненадежностью положения, и ничего нового по Прибалтике, кроме известного по другим регионам рассеяния, привести невозможно.

К XX веку наибольшего процветания достигли общины Риги, Либавы. Ассимиляция не играла в жизни местных евреев значительной роли. Долгое пребывание в Курляндии, в отдалении от еврейских религиозных и культурных центров, соблюдение традиций, без глубокого понимания их сущности, и влияние немецкой культуры выработали специфический тип курляндского еврея, родным языком которого был немецкий, но говорившего также на «курляндском идише».

К началу Второй мировой войны (1939) в Латвии проживало около 95000 евреев. После ее включения в состав СССР в июле 1940-го, были ликвидированы остатки еврейской автономии. Иврит и ивритоязычная литература объявлены вне закона, книги на иврите изымались из библиотек. Около 5000 евреев, активистов еврейских политических партий и общественных организаций были депортированы в отдаленные районы Сибири, как политически неблагонадежные.

С началом Отечественной войны некоторой части евреев Латвии удалось эвакуироваться вглубь Советской территории, но 75000 попали в руки нацистов в июле сорок первого. К концу декабря в массовых акциях, проводимых немцами, при пособничестве латышских фашистов, было уничтожено свыше 35000 евреев. В гетто Риги, где к концу ноября было заключено около 38000, в живых осталось лишь две с половиной, в гетто Даугавпилса-950 человек…

К концу ноября 1943 года гетто на территории Латвии ликвидировали. Уцелевшие евреи были заключены в лагеря принудительного труда в окрестностях Риги (Межапарк, Саласпилс и др.), где многие погибли. Несколько тысяч латвийских евреев сражались в рядах Советской Армии, в отрядах партизан и в, так называемой, Латышской дивизии. Из одной тысячи оставшихся в живых, после ликвидации немецких концлагерей, большинство из находившихся в лагерях для перемещенных лиц в Германии, Австрии, Италии, репатриировались в Израиль. В самой Латвии после войны оставалось лишь 150 евреев.

В последующие годы еврейское население Латвии снова увеличилось, за счет возвращавшихся из эвакуации и с фронта. По переписи 1959 года там уже проживало 36600 человек, из них около 10000 уроженцы Латвии, остальные-выходцы из других мест Советского Союза.

Еврейство Латвии, своеобразно впитавшее элементы культурного влияния Германии и России, и традиции литовско-белорусского еврейства, не играло значительной роли в истории еврейского народа, или русского еврейства, однако, с начала 70-х Латвия стала одним из центров национального пробуждения евреев Советского Союза.

После приведенной исторической справки, переключаю внимание читателей на старые, вернее, старинные архитектурные сооружения, к которым, не будучи специалистом, отношусь с трепетным любопытством. Архитектура последних 60-70 лет мне не интересна, так как присутствует практически во всех городах страны (СССР), одна от другой не отличаясь ничем (вспомните фильм Э.Рязанова «С легким паром…). Я еще помню пресловутую борьбу с «архитектурными излишествами».

Итак. До 1561 года в Лифляндию входила вся территория Латвии и Эстонии, завоеванная немецкими рыцарями, в частности, Ливонским орденом, являвшимся ответвлением от Тевтонского. Орден был католической военной организацией немецких феодалов в Восточной Прибалтике и вел захватнические войны против Литвы и Руси, но в 1242 году потерпел поражение в Ледовом побоище и распался в период Ливонской войны с Россией (1558-83).

После войн с Польшей и Литвой (с 1569 с Речью Посполитой), Швецией и Данией за выход к Балтийскому морю, завершился разгром Ливонского ордена. Это был первый этап. На втором, до 1578 года русские войска заняли ряд прибалтийских крепостей. На третьем же, в 1579-м, русские вели оборонительные бои против войск Стефана Батория и Швеции, и эта война завершилась подписанием невыгодных для России условий перемирия.

Начало истории Риги восходит к Х-ХI векам. В те времена в низовье Даугавы селились древние племена ливов и латышей. Они рыбачили, разводили скот, держали пчельники на лесных лугах. Выгодное географическое положение у большого водного пути, ведущего на восток, и близость моря создавали благоприятные условия для торговли. В конце XII века по болотиcтой низине, зажатой среди песчаных холмов, протекала небольшая речка Рига, один из рукавов Даугавы. В самом широком ее месте берег был укреплен сваями. Здесь располагался поселок рыбаков и ремесленников из ливских, куршских, латгальских и других племен. В гавани стояли возвратившиеся из дальних плаваний суда. Тут выросло поселение, позднее — город. Рижская гавань находилась в районе нынешней улицы «13 января» (кто знает). Другой рыбацкий поселок ливов располагался там, где теперь высится массивная башня Домского собора.

В 1201 году немецкие крестоносцы основали факторию, опорный пункт колонизаторов — город Ригу. Через несколько десятков лет на правом берегу реки Риги были построены епископский и орденский замки, а также дома приезжих купцов. Вырисовываются главные улицы и кварталы нового города.

Средневековую Ригу опоясывала каменная стена, строительство которой началось в том же 1201 году. Система укреплений, не претерпевшая до середины ХVI века принципиальных изменений, ограничивала рост города вширь. Его территория, на которой вначале было много неиспользованных участков, садов, дворов постепенно застраивалась. Это самая древняя часть города.

Рига расширилась в ХVI-ХVII столетиях, когда была сооружена новая система укреплений, отвечавшая требованиям времени. Были вырыты крепостные рвы (нынешний городской канал), насыпаны земляные валы, построены равелины и бастионы. К городу присоединялись новые районы. Вскоре выстроились торговые склады и дома городской бедноты.

Кварталы, улицы, площади Старой Риги сохранили немало памятников древности. Епископский замок размещался близь улицы Яна. В первой половине ХIII века епископ переселился, а на месте старого его пребывания, в течение нескольких сот лет находился монастырь доминиканцев.

Второй орденский замок, в котором сейчас размещаются несколько музеев, а в советское время был Дом пионеров, на протяжении многовековой истории неоднократно разрушался, перестраивался и пристраивался. Из него удобно было наблюдать движение судов по Даугаве.

Разлад и борьба между орденом и властями города не утихали. В 1484 году рижане вновь осадили замок и разорили его. В 1491-м орден, собрав силы, принудил город к капитуляции и в 1515-м на берегу Даугавы поднимается восстановленное его здание. Домский собор. Уникальнейшее архитектурное строение, является наиболее сохранившимся средневековым сооружением. Заложен был в 1211 году. В нем представлены почти все архитектурные стили. Домский собор является выдающимся историко-архитектурным памятником Риги и не только. Построенный в нем в 1883-84 годах орган долгое время был самым большим в мире. Его необычайно красивую и богатую звуковую гамму дают 6768 труб, которые делятся по тембру на 127 регистров.

После реставрации здания в 1959-62 годах, в нем находится концертный зал, привлекающий тысячи людей-любителей органной музыки. Мне неизвестно, как распорядились латыши этим уникумом после приобретения независимости.

Впервые органную музыку я слушал в Кафедральном соборе Вильнюса, расположенном на его центральной площади. Концерт был органно-вокальным. Вокальную его часть представляла немецкая певица, имя которой я запамятовал — много лет прошло. Не будучи искушенным, уселся я в первых рядах, у органа, чтобы видеть певицу. Она же пела со второго яруса или балкона и, в результате, пока сидевшие неподалеку литовцы не объяснили мне ситуацию, поняв мою непосвященность, я оглохший, с болезненно натруженной шеей из-за постоянно задранной головы, пересел в задние от органа ряды и окончание концерта прослушал относительно комфортно.

Когда же через несколько лет попал в Домский собор, то вел себя гордо и независимо, поглядывая на окружающих свысока и строя из себя нечто, для которого органная музыка впитана, якобы, с молоком матери. Справедливости ради следует признать, что для меня эта музыка до сих пор непостижима.

Самой высокой в Риге, 120,7 метра, является смотровая башня Петра, увенчанная золоченым петухом. Она вошла в историю архитектуры в пропорциональных формах барокко. Первоначально построена из дерева. Сгоревшая в 1941 году, восстановлена и после реставрации в ней предполагалось разместить Музей архитектуры и градостроительства. Данных, по состоянию на сегодня, у меня нет. Башня Петра — один из образцов готики в Прибалтике. Один из лучших образцов.

С башни открывается панорама Риги и окрестностей. Я был на ее смотровой площадке. Впечатление незабываемое.

Известных и знаменитых сооружений в Риге предостаточно. Каждое из них имеет свои стили, свою историю, но… «нельзя объяснить, как и объять, необъятное».

Здания гильдий были крупнейшими комплексами застройки вдоль реки Риги, в первые столетия существования города. Эти здания, стоявшие возле францисканского монастыря, упоминаются с 1330 года, в летописях и торговых документах.

В Старой Риге есть квартал, прошлое которого представляет для нас интерес. Это район, так называемого, Русского подворья. В ХVI веке здесь находились культовые сооружения, русская купеческая гильдия, лабазы, кладбища, жилые дома…

Ригу не раз посещал Петр Великий и в 1721 году даже принял участие в тушении пожара в башне Петра и приказал восстановить ее. Сохранилось здание, служившее Петру резиденцией.

Многие районы Старого города сегодня можно увидеть только на фотоснимках, старинных картинах и гравюрах — он разрушен артиллерийским огнем гитлеровских войск.

В средние века Ригу населяло много торговцев и ремесленников. Не случайно ряд улиц Старой Риги назван по профессиям проживавших на них жителей. В переводе на русский: Малярная, Кузнечная, Мясницкая, Купеческая, Сапожная…

Средневековое домовладение включало, кроме основного здания, также пристройки. Если парадная дверь выходила на респектабельную улицу, то в глубине участка, со стороны более грязной, строились хлева, каретные сараи, амбары…

Когда-то на участках были и огороды, и фруктовые сады. И только позднее, когда внутри города, обнесенного крепостной стеной, свободной земли становилось меньше, застраивать стали весь участок, и, сегодня в Старой Риге есть дома совсем без дворов.

В предыдущих очерках путешествий по Прибалтике я писал, что Литва, по сравнению с Латвией и Эстонией мне нравится больше. Своей архитектурой и планировкой зеленых насаждений. Сейчас, описывая Ригу, я понимаю, что неосознанно на мои впечатления могло лечь отсутствие, вернее, небольшое количество зелени. Более того, и опять эта мысль пришла только что, я могу ошибаться, так как практически, кроме Риги и двух-трех других мест, я Латвию не знаю.

Представительных домов в ХVII-ХVIII столетиях было построено много. Большинство погибло во время Отечественной войны, когда была разрушена центральная часть Старой Риги. Небогатый люд-грузчики, ремесленники… ютился в небольших скромных домах, которые словно грибы, вырастали на окраинах, у крепостных стен.

Различная высота строений, крутые односкатные крыши придают улицам живописный вид, однако, за фасадами, лишь изредка украшенными небольшим порталом, с деревянными резными дверями, расположены крохотные, тесные квартирки. Винтовые деревянные лестницы, занимающие на плане здания удивительно мало места, ведут до жилого чердака, откуда видны лишь знаменитые черепичные крыши соседних домов.

И, наконец, амбары. На пустынных, тихих улочках высятся большие строения с маленькими оконцами за деревянными ставнями. Над вертикальными рядами дверей и люков покачиваются

на ветру канаты подъемных устройств. Это квартал торговых складов.

ХVI и ХVII века были временем процветания рижской торговли. Все товары должны были храниться и перегружаться для дальнейшей отправки, поэтому и строилось много складов.

В начале XIX века, когда были построены новые торговые кварталы, нужда в старых складских помещениях отпала. Многие из них перестроены под жилье, но некоторое количество старых амбаров сохранилось.

Рига, как комплекс исторических и культурных памятников, охраняется государством. Ведутся реставрационные работы, чтобы сохранить присущий ей колорит древности. Кто-то сказал, что архитектура — это музыка в камне и старый город — наглядное тому подтверждение.

Старая Рига своеобразный музей в камне. В ее улицах, площадях, домах, порталах и памятниках запечатлена многовековая история народа.

Среди фотографий читатель, безусловно, обратит внимание на надгробный памятник поэту Янису Райнису. Однажды в Риге посетил я центральное, опять же старинное кладбище. Очень стыдно было сравнивать с нашими. Могилы двух -, трехсотней давности ухожены, прибраны, как — будто захоронение произошло накануне. Могильные памятники — произведение искусства.

Еще воспоминание, которое вызовет улыбку читателей. Помните, как в глубокое советское время многие ездили в Ригу за «тряпками», приобщаясь таким образом к западной цивилизации.

Рядом с Ригой, на берегу Финского залива, Юрмала, курортный город. Он растянут вдоль берега, примерно так, как наша Большая Ялта. Причем, каждое из поселений, милый городок со своеобразной и, главное, ненавязчивой культурой. Расшифровывать не буду. Единственно скажу, для нас невыездных в прошлом, по разным причинам, посещение Прибалтики было прикосновением к Европе.

В Юрмалу из Риги электрички ходили каждые полчаса. Дорога шла вдоль берега Даугавы, вид которой из окна поезда радовал глаз. Парусники, лодки весельные, участки густорастущих лилий и чайки. Множество чаек…

Знаменитые юрмальские золотопесочные пляжи, люди, бредущие в поисках выброшенного морем янтаря…

Море холодное, не чета нашему Черному. У берега глубина небольшая, можно долго идти, а воды все будет по-колено. Пляж окаймлен соснами. И запах?! Божественный запах хвои!..

Но самое удивительное, непривычное взгляду южанина зрелище, белые ночи! Постепенный уход солнца за море, по времени ближе к полуночи…

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *