Леонид Зуборев: Памятник Янке Купале

 350 total views (from 2022/01/01),  1 views today

29 декабря 2015 года в израильском городе Ашдоде открывается памятник белорусскому поэту Янке Купале.

Памятник Янке Купале

Леонид Зуборев

Как сообщают медиа, в Израиле состоится открытие памятника белорусскому поэту Янке Купале. Почему Купале? Почему в Израиле? Будущий Народный поэт БССР родился в 1882 году в семье обедневших белорусских шляхтичей. Его творчество пришлось на начало XX века, когда происходило становление белорусской поэзии. В стихах песняра звучат напевы народных песен и краса родной природы.

В тот период в черте оседлости проживало много евреев. Близкая дружба у него была со Зм. Бядулей, Изи Хариком и многими другими еврейскими литераторами. Стихи и поэмы Янки Купалы часто печатались в переводе на идиш. Купала считал Шолом-Алейхема одним из лучших народных писателей.

Еврейской тема часто звучала в творчестве белорусского поэта. Янка Купала возвысил свой голос в защиту евреев в чёрные времена погромов во время Первой мировой войны и после нее. Об отношении к евреям можно судить по фрагментам его стихотворения, написанного в 1919 году.

На крик «Xристопродавцы и приблуды!»,
Евреи белорусские мои,
Скажу: я верю вам, хоть грязью всюду
Плюют в вас господа и холуи.

Мы, узники, бредем одной колонной
По Белорусской попранной земле:
Национальный гнет «святой иконой»
Нас давит вместе. Мы — в одной петле.

Воскреснете вы вслед за Беларусью,
Народы наши в дружбе будут жить.
А нынче край погостом обернулся,
Беда над нами вороном кружит.

Свет знаний миру вы несли упрямо,
Народам мира подарив Христа,
Которому воздвигли люди храмы,
Где бьёт челом поклоны беднота…

Испанской инквизицией гонимы,
Пришли вы к нам из мачехи-страны.
В местечках, на земле гостеприимной
Нашли приют библейские сыны…

Москва с Варшавой языками злыми
На радость черни стали клеветать,
А Беларусь вас крыльями своими
Укрыла, защищая словно мать.

Разбросаны повсюду в целом свете,
Евреи всё Месси́и ждут приход,
Мессию ждут и Беларуси дети.
Грядём мы вместе в праведный поход.

Века светила вам звезда Сиона.
Наш ясный светоч — Матерь-Беларусь.
Когда свободу обретем мы снова,
Я крепко-крепко с вами обнимусь.

За вами слово! В бурю — не до пира.
Пойдем сражаться вместе против зла.
Пора, евреи, властелины мира,
Вернуть, что Беларусь взаймы дала!

После присоединения Западной Беларуси в 1939 году, еврейское население республики резко увеличилось. Вскоре грянула самая кровавая война в истории человечества. По оккупированной Беларуси пронёсся пламенный призыв поэта к сопротивлению, ко мщению гитлеровцам, превращавшим родной край в руины и пепелища:

Партызаны, партызаны,
Беларускія сыны,
За няволю, за кайданы,
Рэжце гітлерцаў паганых,
Каб не ўскрэслі ўвек яны!

До сих пор никто не может достоверно рассказать о трагедии, что разыгралась 28 июня 1942 года в Москве.

Поэт вышел из своего номера в гостинц «Москва», и вскоре был найден упавшим на лестничном пролете. Несчастный случай или убийство? Оступился или «искусствоведы в штатском» сбросили с верхних этажей. Свидетелей нет.

Нельзя сбрасывать со счетов и то, что великий вождь всех времен и народов, одержимый идеей поскорее русифицировать весь Союз, возможно, решил обезглавить белорусскую культуру, как позже через пять лет — еврейскую. Эта мысль сама собой напрашивается, особенно если перечесть провокационное письмо П. Пономаренко к Сталину. 21 ноября 1938 года партийный лидер Беларуси докладывал:

«В отношении Я. Купалы, Я. Коласа и других, проводивших всю вышеописанную вражескую работу, имеются многочисленные показания ранее арестованных и разоблаченных врагов… В отношении Я. Купалы имеется 41 показание, Я. Коласа — 31… По количеству и качеству изобличаемых материалов они, безусловно, подлежат аресту и суду как враги народа».

В 1948 году в Минске по приказу Сталина сотрудниками НКВД был убит всемирно известный еврейский актер и общественный деятель С. Михоэлс. Официальная версия — та же: несчастный случай. Из воспоминаний дочери Сталина потом стало известно, что это было политическое убийство. Что касается гибели Купалы, то на удивление, нет даже самых малых сведений о реакции вождя (или хотя бы его окружения) на смерть поэта. Было ли заведено уголовное дело? Сохранились ли материалы этого дела? Кого опрашивали по факту гибели поэта? Кто вел следствие, если оно, вообще, велось? До сих пор никто ничего не знает…

Поэт В. Некляев написал, как артистка Л. Александровская, которая была в очень дружеских отношениях с Пономаренко, тридцать с лишним лет спустя говорила Некляеву, что была в день гибели Купалы в той гостинице и даже якобы назвала имя человека, который якобы исполнил приказ убить Купалу.

Последнее произведение Купалы было о евреях. Это незаконченная баллада, о которой знали лишь специалисты-купаловеды. В 70-х годах автор данной статьи послал свой перевод баллады Максиму Танку, заодно пожаловавшись, что «Советская Белоруссия» не рискует опубликовать стихи. Вскоре народный поэт ответил на письмо, где выразил мнение, что «да рэдактара гэты верш, на жаль, не дайшоў». Он также сообщил, что в основу незаконченной баллады положен имевший место в действительности факт, (вроде в Рубежевичах), о котором Купале рассказал руководитель партизанского движения П. Пономаренко. Это тем более интересно, ибо именно Пономаренко приходилось выполнять полученный от Сталина бесчеловечный приказ: принимать в партизаны только тех евреев, кто приходил в отряд с оружием… Каким образом безоружные евреи должны были отобрать оружие у вооруженных немцев, в приказе не говорилось. Понятно, что старики, женщины и дети были для партизан обузой. Тем не менее, евреев в партизанских отрядах было много…

Сочувственные строки о евреях Купала не закончил.

Стихи, в которых Первый поэт Беларуси называет белорусских евреев близкими и родными, восхищается подвигом и душевной красотой их соседей-белорусов, навсегда останутся еще одним свидетельством благородства песняра, славного сына своего народа.

9 ОСИНОВЫХ КОЛЬЕВ
(Неоконченная предсмертная баллада)

Их девять, их девять, осиновых кольев,
Родимую землю позорят собой.
Их сотни, их тысячи — с гневом и болью
Про эти лишь девять рассказ будет мой:

Бушует, лютует, убийца, не дремлет.
От крови людской опьянев, он спешит
Безвинными трупами выстлать все земли.
Взбесившийся фюрер — фашист и бандит.

Разбойник с большой опустелой дороги
На всю Беларусь свой грабеж распростер
Народ мой закованным держит в остроге,
Любимый мой край превращая в костер.

Полна Егерштрассе в Берлине до ночи
Рябых проституток арийских кровей,
В трофеях войны, рукодельных сорочках
С девчат наших сорванных бандой зверей.

Засни, белорусская песня-девчина.
Палач лютый вырезал груди тебе.
Отца, ослепленного в злую годину,
И мать застрелили фашисты в избе…

Вот вывели немцы моих белорусов,
Вот вывели немцы евреев моих,
Земли белорусской людей сивоусых,
Людей неповинных, мне близких, родных.

И девять их было, эсэсовцев сытых,
Прислужников Гитлера, девять собак.
Спасения нет от фашистских бандитов,
Над яром лишь зорька встает как маяк.

Команда: — Копайте, евреи, тут яму!
Евреи копают, не зная кому.
И вырыли яму своими руками,
Себе по приказу могилу-тюрьму.

Приказ людоедов: — Ну, в яму, евреи!
А вы, белорусы, быстрей засыпать!
Вокруг только ветры свистят, суховеи,
Да звери тревожат болотную гать.

Стоят белорусы, евреи у ямы
Застыли… все молча стоят, как шесты…
Ну что? За лопаты, лаптюжные хамы!
— За юдами в яму хотите, скоты?..

Евреев и тех белорусов убили.
За всех партизанский отряд отомстил
И девять осиновых кольев в могилу
Фашистских вампиров глубоко забил.

Пророчат погибель врагам не напрасно
Могильные вороны в небе, не зря.
О, край Белорусский! О, край мой прекрасный!
Свободу тебе принесут сыновья!

Предсмертные стихи Янки Купалы — это поэтический памятник тому страшному военному времени тяжелых потерь, испытаний и героической борьбы. Встав на защиту еврейского народа, белорусский песняр стал воистину духовным Праведником Мира.

Янка Купала — первый и лучший поэт Беларуси. Он принадлежит всем.

Мог ли еврейский поэт Айзик Платнер (1895–1961), написавший стихотворение «У памятника Янке Купале» подумать, что может наступить время и памятник Купале поставят в Израиле.

Стоит здесь песняр Беларуси Купала
Над ним пролетают ветра и года.
Сердечная дружба в нём гордо звучала
И будет звучать для народов всегда.

Print Friendly, PDF & Email

7 комментариев к «Леонид Зуборев: Памятник Янке Купале»

  1. «Поэт вышел из своего номера в гостинц «Москва», и вскоре был найден упавшим на лестничном пролете. Несчастный случай или убийство?
    Оступился или «искусствоведы в штатском» сбросили с верхних этажей. Свидетелей нет.
    . . . Поэт В. Некляев написал, как артистка Л. Александровская, которая была в очень дружеских отношениях с Пономаренко, тридцать с лишним лет спустя говорила Некляеву, что была в день гибели Купалы в той гостинице и даже якобы назвала имя человека, который якобы исполнил приказ убить Купалу.
    ххххххххххххххххххххххх
    Свидетельница есть. Однако, шельмующим поэтов Я.Купалу, Некляева, лауреата Светлану А.
    (- до, и — после получения Нобелевск.премии), шельмующим писателей и поэтов еврейских, украинских, казахских, татарских, — всех, кого прикажут, этим лакеям и их господам свидетельства не нужны.

  2. «Где-то году в 1936-м в подмосковный дом отдыха приехали три белорусских поэта: Янка Купала, Изи Харик и Зелик Аксельрод. Причем, если Купала — действительно белорус и классик белорусской литературы, то его спутники были отнюдь не славянского происхождения и стихи писали на родном им языке идиш. Отдых сразу пошел в правильном направлении, и уже к вечеру третьего дня все взятые с собой деньги волшебным образом превратились в головную боль и гору пустой стеклопосуды. Пришлось поэтам тащиться на почту и давать слезную телеграмму в Минск, чиновнику по фамилии Лесин, ответственному за материальное благосостояние белорусской литературы. Всплеск поэтического вдохновения, усугубленный голодом и похмельем, привел к тому, что телеграмма получилась в стихах и заканчивалась следующим эпохальным двустишием:
    Мир без денег тесен,
    Хоб рахмонэс, Лесин».
    См. http://ru.exrus.eu/Yanka-Kupala-Izi-Kharik-i-Zelik-Akselrod-sluchay-v-dome-otdykha-id4e70b9826ccc19493c00463d

  3. Как будто, во время оккупации Минска одну из его улиц назвали именем Купалы. И этот факт лёг в основу проработки Купалы, которая произошла (в той же гостинице «Москва») незадолго до его гибели . Наверное, проработка была согласована с верхами.
    В до-военное время поэт Исаковский написал куда-надо бдительное письмо, что Купала — сотрудник националистического издательства (в Польше, что ли?) Бдительное замечание оказалось (как будто) ошибкой; Исаковский спутал издательства.

    1. Видя, что газета «Советская Белоруссия» не будет печатать стихотворение Купалы, я в 1975 году фотоспособом (в то время о ксероксе и не слыхали) размножил перевод и раздал фотокопии на Минской Яме. Прямо там же я был арестован, но вскоре был выпущен.
      Примерно через месяц я получил повестку к прокурору Центрального р-на г. Минска. Пришел. Прокурор в годах, на вид типичный белорус, встретил культурно. Усадил, показал заявление племянницы Купалы, в котором она требовала привлечь меня за перевод без её разрешения, потому что ей принадлежали права публикации стихов поэта.
      Прокурор сообщил мне, что отправляет письмо в Институт права АН БССР на экспертизу, для разъяснения прав.
      Через месяц снова вызвал меня. Прихожу, вижу он в хорошем настроении, улыбается. Сообщил, что правами на публикацию племянница Купалы владела четверть века. Т.е права истели в 1967. Спрашиваю: могу идти?
      Он, улыбаясь, говорит: зайт гизунд и еще что-то на идиш. Я обалдел. Прокурор объясняет, что он белорус, но умеет не только говорить, но и читать и писать на идиш.
      «В детстве, когда приехали открывать школу в наше местечнко, видят 40 еврейских детей и три белорусских. — вспоминает прокурор, —
      Куда нас девать? За 10 км ходить? И стал я ходить в еврейскую школу. Стихотворением Купалы горжусь, — добавил прокурор, — А заявление племянница Купалы написала по просьбе искусствоведов в штатском».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *