Борис Замиховский: Ещё одна милая тайна Советской власти

 216 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Борис Замиховский

Ещё одна   милая  тайна  Советской власти

Марине Л.

    Советская Власть высоко  оценивала труд талантливых ученых и инженеров, чьи изобретения  приносили огромные доходы народному хозяйству. Для поощрения их работы была учреждены Сталинские премии в области науки и техники.

    Одним из приятных занятий моего папы было внимательное изучение списков лауреатов Сталинской премии, напечатанных в главной газете страны «Правде». По  этому списку он пытался «вычислить», какая погода нынче «в семье народов». Каково отношение к единоверцам. Премии были большие 50–100-150-200 тысяч рублей.  Я  помню, что в какое-то время по официальному курсу можно было купить один старый американский доллар за 62 копейки.

    И вот, отец моей хорошей знакомой в своё время получил Сталинскую премию. Представляете степень ликования родных и знакомых, возможно полагавших, что лауреат поделится с ними тем или  иным способом?

   Озаботился этой проблемой  и «Большой дом на Литейной». (для молодых и иногородних: это Управление КГБ по Ленинграду и Ленинградской области.) Дом пользовавшийся большим почтением в Ленинграде. Он стал вместе с Обкомом Партии (коммунистической) главным охранителем общественной морали в стране победивших рабочих и крестьян, гораздо большим, чем Исакиевский, Казанский и прочие храмы города-героя вместе взятые.

     Уважаемого лауреата пригласили соответствующей повесткой именно в этот «Дом».(Может по какому-нибудь пустяку , например на чашку чая?.) Лауреат не совсем со спокойной душой отправился на рандеву, хотя был не только лауреатом, но и одним из первой десятки кавалеров высшего ордена  страны, ордена Ленина.  Героем первой пятилетки. История страны изобиловала резкими поворотами в жизни её героев благодаря именно усилиям этого ведомства. В воздухе пахло «потом» усилий по борьбе с безродными космополитами. Нет, нет Лауреат ни в коем случае не причислял себя к этой категории. Но некоторые недалёкие люди считали, что космополиты это просто евреи, а Лауреат, как ни странно, был евреем. Однако ему только что присвоили высокое звание. Может быть, это управление озаботилось его безопасностью? Возможно, он теперь  относится к более привилегированной группе населения? Вон  писателям, от которых, если честно, толку мало. давали ондатровые шапки, а он то поважнее. А может они беспокоятся об огромной сумме денег, чтоб бандиты не отняли у него благодарность государства?

    (Нет, нет! Лауреат не был глуп. Но как большинство умных людей добровольно обманывал себя. Иначе, если позволить себе углубиться в раздумья, можно было запросто потерять самоконтроль, поделиться с кем-то своими недоумениями и угодить в тюрьму или в петлю)

   Лауреата в кабинете с большим окном учтиво принял ответственный сотрудник «Дома». Действительно предложил чашку чая,   но пожаловался ему на трудности с лечебными учреждениями для детей сирот, город остро нуждается в средствах и предложил Лауреату помочь городу. С его, представителя  Советской власти,  точки зрения нецелесообразно тратить такие деньжища на премию одному человеку, когда родина нуждается  в средствах . На что Лауреат возразил, что его служба Родине, его изобретение принесло государству не сотни тысяч, не миллионы,  а сотни миллионов рублей.  Хозяин высокого кабинета гордо парировал  выпад гостя: «Каждый из нас служит Родине на своём месте! Вы послужите Родине и своим пожертвованием». Лауреат был несколько ошарашен строгостью  и такой высокой честью, таким заманчивым предложением, и попросил время подумать. «Хорошо!», согласился ответственный представитель власти: «нецелесообразно Вам идти домой, пройдите с моим подчинённым в помещение, где вам будет удобнее и  спокойнее думать. Вы там сможете посоветоваться ещё с одним специалистом нашего дома.

  Лауреата спустили на пару этажей ниже уровня земли, где окон на улицу естественно не было, но было маленькое оконце в двери — такие окошки опытные люди называли кормушками. Новый советник оказался ниже по званию, но его доводы, приёмы и примеры из жизни других знаменитых и заслуженных в прошлом людей были более наглядны и убедительны. Лауреат упорствовал, ведь не даром его портрет вывесили на  стенде героев Первой пятилетки. Героя иногда оставляли одного, чтобы никто не мешал ему сосредоточиться и сравнить разные варианты планов освоения полученной суммы.  Замкнутое пространство и свидания со специалистами «Дома» помогло Лауреату  справиться с решением проблемы в три дня.  А то, что кого-то из близких Лауреата беспокоило его задержка в «Большом Доме», то это их проблема.

   Когда он, наконец, согласился с предложенным планом уполномоченного Советской власти без поправок, то смог уйти.  По дороге домой, обуреваемый бурей эмоций, он смог глубже осознать слова знаменитой песни: «Я другой такой страны не знаю,  где так вольно (и главное счастливо) дышит человек!». Как настоящий рыцарь и джентльмен, Лауреат не распространялся о своём рандеву,  о деталях своего интимного свидания,  никогда родным и знакомым ничего не рассказывал.   Правда, некоторые объясняли такое поведение какой-то распиской, о каком-то  не разглашении каких-то тайн. Какие там могли быть тайны? (Говорили о каком-то страхе. Молодые могут сильно удивиться, что это чувство было  очень распространённым предрассудком в Советском Союзе.)

   Лауреат после некоторых раздумий признал, что «Большой Дом на Литейной» ещё и замечательное лечебное учреждение, где лечат от разных иллюзий, зазнайства, самомнения и прочих буржуазных предрассудков. Задача Советского государства воспитать совершенного человека будущего, лишенного корыстолюбия, и понимающего аморальность больших денег, осознающего, что его наивные мечты одарить своих детей игрушками, жену и тёщу новыми платьями могут быть неправильно поняты народными массами.

  Вот одна маленькая тайна, и как блюла нравственность своих граждан Советская власть. Кроме этого, Советская власть реализовала ещё одну мечту пролетариев – мечту о «неразменном рубле», и каком рубле! (ты уплатил рубль, а он снова у тебя в кармане)

  Лауреату стали петь асану в газетах, предложили выступать перед пионерами, комсомольцами и прочей публикой, рекомендуя его, как образец социалистической морали.

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Борис Замиховский: Ещё одна милая тайна Советской власти»

  1. Не на «Литейной», а на Литейном — это проспект, а не улица.
    «Большой дом на Литейной» — говорили просто «Большой дом» -по крайней мере, с тридцатых годов, когда это «административное здание» (так в книжке про архитектуру Ленинграда приобрело нынешний вид (арх. Ной Абрамович Троцкий получил высочайшее позволение фамилию не менять-так говорят.) Управление КГБ — стало быть, после 1954 года.Но Сталинскую давали до 52-го года включительно.
    Принуждение к добровольному пожертвованию премии — дело особое, происходило не в «БД» (наверно, и не на Лубянке) — хватало «тёмных переулков».
    ..Софья Власьевна была, конечно, не последняя паскуда — но всё-таки, даже фантазировать надо правдопдобно.

  2. Уважаемый Борис!
    Не стоит торопиться с публикацией непроверенных сведений и неудачных выражений.
    Сталинские премии были 25 , 50 и 100 тыс рублей.
    В те годы Вы могли видеть доллары только на картинке,
    но не купить. При Сталине даже валютчиков не было.

    1. извините я не ленинградец
      премии по технике 150 и 200 тысяч были, 1 или 2 года.
      про валютчиков не писал, но вы наивны — валюта была всегда.
      родственица назвала «большой дом». почему вы считаете что знаете лучше?

Обсуждение закрыто.