Абрам Торпусман, Людмила Дымерская-Цигельман: Наташа. Памяти Наталии Дараган

 127 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Я удивился — Наташе так тяжело говорить, она устала от визита, пусть и столь милого сердцу, могла бы чуть подождать. Но Наташа знала: ждать уже нельзя…

Наташа

Памяти Наталии Дараган

Абрам Торпусман

Наталия Дараган

23 ноября 2015 года мы, небольшая группа родных, коллег и друзей, хоронили Наташу Дараган — учёного-этнолога, лингвиста-полиглота, научного редактора Еврейской энциклопедии, общественного деятеля и верного друга, очень светлого человека.

Наташа родилась в феврале 1955 года в Москве в семье молодых учёных. Мама, Дина Григорьевна Дараган, музыковед, происходила из замечательной семьи одесских музыкантов, была племянницей Эмиля и Елизаветы Гилельс. Наташа, рано проявившая склонность к языкам, с школьных лет много времени проводила у именитых родственников, обслуживая их (и Льва Когана, мужа тёти Лизы) синхронным переводом; они принимали многочисленных зарубежных гостей. Отец Наташи, Яков Лазаревич Ландау, психиатр, тоже был потомком еврейской аристократической семьи, давшей миру гениального физика Льва Давидовича Ландау, приходившегося Наташе двоюродным дедом.

Языки Наташа учила на филологическом факультете Московского университета («пятый пункт» формально ей не мешал, дедушка с маминой стороны был украинец, — и мама, и сама Наташа были записаны соответственно), и по окончании вуза прекрасно владела английским, немецким и французским, потом добавилось ещё пять языков. Блистательную выпускницу («красный диплом» был отнюдь не главным её достижением) рекомендовали в аспирантуру, и Наташа Дараган в том же 1979 году, что окончила филфак, поступила в аспирантуру Института этнографии имени Н. Н. Миклухо-Маклая Академии наук СССР. Это означало, среди прочего, смену профессии. Теперь, помимо филологического образования, надо было срочно осваивать исторические знания, и Наташа опять справилась блестяще, в 1983 г. её приняли на штатную работу в тот же Институт этнографии, а через год она защитила диссертацию и стала кандидатом исторических наук. Тема диссертации — «Влияние религии на формирование североамериканской нации (1840-1980)».

Работа свела Наталью с выдающимися учёными — культурологом и литературоведом Сергеем Сергеевичем Аверинцевым, историком и филологом Михаилом Леоновичем Гаспаровым, историком писателем Иосифом Ромуальдовичем Григулевичем; большое влияние на творчество и общественную позицию Наташи имела дружба с этнологом Михаилом Анатольевичем Членовым , этносоциологом Галиной Васильевной Старовойтовой, историком Рашидом Мурадовичем Каплановым. Наташа всегда оставалась подлинной интернационалисткой, врагом любой ксенофобии, но со временем осознание еврейского происхождения играло всё более важную роль в её жизни и деятельности.

Наташа принимала активное участие в ежегоднике «Религии мира» и в десятитомном издании «Религии в ХХ веке». С началом перестройки стала «выездной»: в 1988-1990 участвовала в создании Польского этнографического атласа (в звании адъюнкта), в 1991-1992 гг. делала постдокторат в Гарвардском и Колумбийском университетах (США), в 1992 г. стажировалась в Австрии. Была соавтором коллективных монографий «Этнология в США и Канаде» (1989) и «Очерки по культурной антропологии американского города» (1997). Переводила и комментировала сочинения румынского писателя и религиеведа Мирчи Элиаде.

С 1993 г. Наталия Дараган в Израиле. Поселилась в Иерусалиме, через некоторое время — в Маале-Адумим. В 1996 была принята на работу научным редактором Краткой еврейской энциклопедии. Участвовала в волонтерской работе по устройству быта новых репатриантов, стала активным членом культурно-просветительного общества «Теэна», в 2005–2007 гг. — председателем правления общества. Везде, где работала, была приветлива и открыта, помогала коллегам, как могла.

В Иерусалим Наташа привезла рекомендацию, написанную Аверинцевым. Высоко оценив научный потенциал и потрясающую работоспособность рекомендуемой, Сергей Сергеевич счёл нужным дополнительно сообщить, что однажды был спасен Наталией от смерти, и так было ещё со многими. На расспросы Наташа, смеясь, отвечала, что при очередной переаттестации враги профессора добились, чтобы от него потребовали письменный вариант прочитанного им курса лекций, которого, они знали, у него нет. Сергей Сергеевич поделился бедой со студентами, и Наташа вспомнила, что её мама Дина Григорьевна, будучи уже преподавателем музыкального вуза, приходила в университет на лекции знаменитого Аверинцева и по въевшейся привычке записывала их слово в слово. Все конспекты дома были. Да только почерк Дины Григорьевны таков, что и она сама разбирала его с трудом и всегда с большими потерями. Наташа просидела несколько дней и ночей над конспектами и в срок представила отпечатанный курс. Профессор был спасён от готовившегося разгрома с вытекающими последствиями. Кто знаком с Наташей, того поступок ничуть не удивит.

Последние двадцать лет Наташа вела тяжелейшую войну со страшной болезнью. Вела мужественно, не отступая ни на шаг. Стойко переносила убийственную химиотерапию, сеансы радиотерапии, вкушала все прелести оперативного вмешательства. Пережила перелом бедра, после чего её занесло и в автомобильную аварию. За месяц до печальной развязки, направляясь на очередной сеанс «химии», сломала плечевую кость при посадке в такси. Лёгкие разрушала болезнь, говорить и дышать становилось всё труднее. Но — до последнего дня принимала дома друзей, за два дня до своего ухода радовалась общению с трехлетней внучкой. В самый последний день её навестила коллега по энциклопедии Марина Гутгарц. Пообщавшись, Наташа сразу позвонила мне и поблагодарила, что посоветовал Марине к ней прийти. Я удивился — Наташе так тяжело говорить, она устала от визита, пусть и столь милого сердцу, могла бы чуть подождать. Но Наташа знала: ждать уже нельзя…

Светлая память…

* * *

Д-р Людмила Дымерская-Цигельман

О НАТАШЕ

Я из тех, кому посчастливилось знать Наташу и общаться с ней с начала ее работы в редакции КЕЭ. И будучи не чересчур эмоциональной, постоянно восхищаться ею. Меня восхищали ее эрудиция, интеллект, ее научная доскональность, ее постоянная готовность делиться всем, чем наградил ее Господь, со всеми коллегами, друзьями, многочисленными читателями и слушателями. Ей не изменяла научная добросовестность — даже при самых популярных лекциях всегда с историей вопроса, отсылками к самым важным источникам. Наташе принадлежат многие статьи в КЕЭ, среди них ряд концептуальных. С каким высоким профессионализмом они сделаны, можно убедиться хотя бы на примере только одной из них — «Этнология» (КЕЭ, т.10).

С той же энергией и отдачей, что профессиональной, она занималась работой в «Теэне», в правлении которой мы, «русские» и израильтяне, сотрудничали много лет. И если это сотрудничество было плодотворным, если специалистами были прочитаны сотни лекций, организованы целые циклы музыкально-лекционных встреч, организованы выставки работ художников, было дружеское и веселое празднование памятных событий и дат, — все это благодаря Наташе. Я не преувеличиваю. Мы все, люди занятые и в меру скептичные, вряд ли так долго оставались бы волонтерами без самоотверженного участия Наташи, ее неиссякаемых инициатив и энтузиазма. Наташа была не только профессиональным этнологом и историком, по-настоящему и глубоко понимавшим то, что происходит в мире и в Израиле. Она принадлежала к той группе специалистов (Галина Старовойтова, Наталья Юхнева, Михаил Членов, Абрам Торпусман), которые целенаправленно работали ради реализации того, что обоснованно считали необходимым для страны, для благополучия людей. Наташа была очень добрым человеком и именно поэтому решительно выступала против всяческих несправедливостей, которых и в Израиле скорее с избытком, чем с недостатком.

Наташу хватало на все нагрузки и перегрузки. При постоянной готовности к сотрудничеству и помощи всем и во всем. И все это с юмором и иронией, с готовностью улыбнуться и рассмеяться. Она была такой, как вы видите на фото — радостной, красивой (от природы), элегантной (вкус во всем и ко всему).

Такой она была всегда, хотя вела непрестанную борьбу с наглой и агрессивной болезнью. Вела эту борьбу без паники, став полноценным участником лечения. К болезни она относилась как бы отстранено (разумеется, насколько позволяло состояние). Как будто перед ней была очередная сложная задача, требующая решения. Врачи обсуждали с ней как с коллегой диагноз и выбор лечебных процедур. И так получалось еще и потому, что было понятно — Наташе нужно не просто выжить, а жить полноценно, не отказываясь ни от одного из своих дел, своих привязанностей, своих интересов. Жить талантливо… И так было до самого последнего времени, до самого последнего дня, который, к нашему общему горю, наступил…

Но все, чем Наташа одарила своих родных и близких, своих друзей, всех, кто с ней работал, общался, был знаком, — все это не должно, не может уйти и никуда не уйдет.

* * *

11 января 2016 г. в Русской библиотеке Иерусалимского муниципалитета (ул. Агриппас, Шуканьон) в 18:30 состоится вечер памяти этнолога, социолога, историка, научного редактора Краткой еврейской энциклопедии, общественной деятельницы доктора Натальи Флоря-Дараган.

Со словами прощания выступают Элла Сливкина, Катя Тув, Марина Гутгарц, Людмила Дымерская-Цигельман, Алек Эпштейн, Дмитрий Якиревич и другие.

Ведущий Абрам Торпусман.

Вход свободный.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *