Белла Езерская: Год Кисина

 257 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Евгению Кисину исполнилось 44 года. Здоровья ему и долгих лет жизни на благо всего человечества. Все-таки нам повезло, что мы живем в эпоху Кисина.

Год Кисина

Белла Езерская

2015 год в Нью-Йорке можно назвать Годом Кисина.

8 октября — открытие сезона Первым концертом Чайковского.

3 ноября — сольный концерт.

6 ноября — сольный концерт.

3 декабря — трио с Ицхаком Перельманом и Мишей Майским.

16 декабря — еврейская музыка и поэзия.

Все концерты проходили в Карнеги Холле.

Непрямой эфир — с Василием Арбатовым по каналу RTVI 25, 26 и 27 декабря.

Хочу поделиться с читателями впечатлениями по поводу двух последних событий.

Концерта еврейской музыки поэзии нью-йоркские меломаны ожидали с некоторым опасением — не за музыкальную часть — здесь никаких сомнений быть не могло, что бы ни играл Кисин — все будет неповторимо. Хотя знатоки утверждали, что два из трех избранных им для этой программы композиторов — Александр Веприк и Александр Крейн — ниже того уровня, которого он обычно придерживался. Тем не менее, фортепьянная соната №2 Веприка и Танцевальная сюита Крейна, вещи технически сложные, требующие огромного физического напряжения, произвели на слушателей большое впечатление. Кисин играл с такой самоотдачей, с таким абсолютным растворением в музыке, будто сам ее сочинил. Не говоря уже о фортепьянной сонате Эрнеста Блоха — самого «еврейского» из троицы, в мелодике которого явственно звучали клезмерские мотивы. После спокойной пасторали во второй части и нежнейшего пианиссимо, когда пианист буквально склонился лицом к клавиатуре, последовал мощный финальный взрыв, который подбросил его кверху.

Евгений Кисин выступает в Карнеги Холле, 16 декабря 2015

Нет, с музыкой было все в порядке, и реакция публики это подтвердила. Сомнения были по поводу того, как не знающая идиш аудитория будет воспринимать поэзию Ицхака Переца. На сцену проецировался перевод на английский, в программку был вложен вкладыш, где текст стихов латинским шрифтом соседствовал с английским переводом, но это мало помогало. Возможно, более удачным было бы параллельное чтение актером на сцене русского перевода. Кстати Кисин сам сначала отдавал предпочтение этому варианту, но потом отклонил его из-за американской аудитории. Читал он сдержанно, но выразительно, не злоупотребляя мимикой и жестикуляцией, но донося до слушателей эмоциональный заряд. Это была лирика: стихи о любви, о музе, о жизни и смерти. Содержание угадывалось по отдельным, с детства знакомым словам. Публика принимала восторженно. Атмосфера накалилась, слушатели требовали «бис». Кисин сыграл на бис какую-то очень сложную вещь и, подойдя к рампе, обратился к аудитории: Если я буду, похож других, кто же будет похож на меня? В Непрямом эфире он признался, что у него на рояле лежит книга Натана Перельмана «В классе рояля» — сборник пословиц и поговорок о музыкантах, из которого он часто черпает. Но кому дано быть похожим на Кисина?

Американский корреспондент ТАСС высказался по поводу этого концерта:

Это беспрецедентное событие в мировой практике, когда на одной сцене можно увидеть гармоническое сочетание выдающегося таланта пианиста и потрясающих способностей чтеца.

Вернусь к Непрямому эфиру.

В отличие от интервьюера Василия Арканова, который робел и смущался, Кисин вел себя совершенно спокойно и отвечал обстоятельно и подробно. Даже на те вопросы, которые ему задавали миллион раз — о детстве и первых музыкальных опытах. Мальчиишкой — да — гонял футбол (консервную банку, что придется), пулял камни в фонари, лазил по деревьям, собирал марки. Все было. Уточнил: фугу Баха напел за сестрой не в 2 года, а в11 месяцев. На вопрос, не подвергался ли он антисемитским нападкам в школе, ответил развернуто: Гнесинку (музыкальную школу для одаренных детей — Б.Е.), основала семья замечательных еврейских музыкантов Гнесиных: преподаватели были преимущественно евреи, учились там, в основном, тоже еврейские дети, так что нет, не ощущал. Но зависть, кончено, ощущал. Но сам никогда ни к ому не испытывал. Да и как не позавидовать однокласснику, если он в 10 лет сыграл с оркестром 20-й концерт Моцарта, в 11 дал первый сольный концерт, а в 12 — исполнил в Колонном зале 1 и 2 концерты Шопена. Это выступление, вошло в историю музыки как «легендарное». ( Запись детских выступлений Кисина все время шла фоном, добавляя ностальгическиую нотку всему, что происходило на экране).

Ощущал ли он в детстве свою исключительность? Нет. Был, как все дети. Разница было только в том, что его неудержимо тянуло к пианино. Его никогда не заставляли играть. Мать, сама педагог музыки, не хотела учить сына фортепьяно: она занималась с его старшей сестрой. Музыка всегда была его внутренней потребностью и когда он сумел в два года и два месяца дотянуться до клавиатуры, то сразу принялся петь и аккомпанировать себе. Сказку Толстого о трех медведях он пел на три голоса: за папу-медведя, маму— медведиху и медвежонка. Где-то на антресолях московской квартиры до сих пор хранятся огромные бобины, на которые отец записывал его музыкальные импровизации. Гипотезу, почему среди евреев много исполнителей и мало композиторов Кисин облек в такую сентенцию: евреи — избраны Богом, чтобы исполнять его волю.

Оторвусь на минуту от экрана. Память уводит три года назад в Институт еврейской культуры на празднования 60-летия редактора газеты Форвертс Бориса Сандлера. По городу пронесся слух, что будет Кисин. Слух подтвердился. Кисин, в сером костюме, высокий и худой, стоял, прижатый к стенке поклонниками, отвечал на вопросы и выслушивал объяснения в любви. Явление знаменитого пианиста, свободно общающимся с публикой, было необычным. Со стороны могло показаться, что именинник — Кисин. Он был в центре внимания, читал стихи на идиш, что-то исполнял на рояле. Возможно, тогда у него зародилась идея — вынести еврейские стихи и музыку на широкую аудиторию. Уже в 2010 году Кисин выпустил компакт-диск с еврейской поэзией. Когда я, спросила Сандлера, как он вышел на Кисина, он смущенно ответил: «Это он вышел на меня».

Эта дружба продолжается и поныне. Сандлер, сам прозаик и поэт — единственный человек, которому Кисин отдает для редактуры свою прозу и стихи. Он утверждает, что стихи писать легче, там есть организующие моменты — размер, ритм, рифма. А в прозе нет ориентиров, неизвестно куда плыть. Он привел в пример Войновича, который начал со стихов, а когда перешел к прозе, то уверял, что прозу писать значительно трудней. Кисин признался, что его в последнее время все больше тянет писать стихи на идиш. Хотя интерес к русской поэзии он не утратил. Можно представить какое желание и какую силу воли и надо иметь, чтобы взрослым человеком выучить язык, которыми овладевают в детстве на слух; при том, что на этом языке не с кем особенно общаться — и выучить его до такой степени, чтоб свободно, говорить, читать и запоминать стихи. Ведь он овладел не только разговорным языком идиш, но и письменностью, которая отличается от привычных латиницы и кириллицы как небо от земли. Он свободно читает на идиш оригинальную и переводную литературу, пишет стихи и прозу. И это при том, что он ежедневно 5-6 часов проводит за роялем, дает 50 концертов ежегодно, общается с родными и друзьями. А перелеты — переезды? Но гений — он и есть гений — во всем.

В тот день я должна была взять у Кисина давно обещанное интервью. План был такой: мы должны были заехать вместе с Сандлером за Кисиным, а потом — на спектакль театра Фольсбине. — Он обычно после спектакля беседует с актерами на идиш, — сказал Сандлер, — вам это будет интересно. Договорились встретиться в редакции, куда я заблаговременно прибыла. Увы! У Сандлера дома случилос ЧП, и он не сумел приехать. Мы с ним поговорили по телефону, а Кисин поехал в театр сам.

Интерес мальчика Кисина к идишу шел от бабушки с дедушкой, к которым он летом приезжал на дачу, и от тети, которая пела Ба мир бис ту шейн и Варнички. Позже пришло осознание себя, как еврея, солидарность с народом Израиля, и открытие сионизма. Женя рассказывал мне, что среди еврейских ребят считаться сионистом было модно. Уходя на свидание с девушкой, он говорил матери: прошу считать меня сионистом. Это означало, что ночевать домой он не придет. Присказка шла от воспоминаний дедушки: во время войны бойцы, уходившие в атаку, говорили: в случае моей смерти прошу считать меня коммунистом.

Подростком на него очень повлиял композитор Рафаил Матвеевич Хозак. Он познакомил его с книгой Даймонта «Евреи Бог и история, давал ему читать Шолом-Алейхема. Он говорил Жене: «Я хочу, чтобы ты узнал себя». Что и произошло. В одном только Женя не был согласен со своим учителем:, что идиш— жаргон немецкого.. Когда я спросила его, почему он учит идиш— ведь это уходящий язык, не лучше ли изучать иврит, он ответил,что на идиш и сейчас разговаривает ашкеназийское еврейство, что идиш уходит и все никак не уйдет, а что касается иврита— то еще не вечер. — Кто не знает иврита, тот не образован, кто не знает идиш— тот не еврей, — добавил он. Зная, что у Кисина слово не расходится с делом, можно не сомневаться, что и ивритом он овладеет в совершенстве. При вручении ему почетной степени доктора Иерусалимского университета он изумил местную профессуру, процитировав большой фрагмент Декларации Независимости Израиля на иврите.

Возвращаюсь в Непрямому эфиру.

Считает ли он себя вундеркиндом? Нет, не считает. Вундеркиндами называли детей, которые хорошо овладели техникой, но которым еще не была доступна глубина . — Я не вписываюсь в общепринятое понятие вундеркинд— добавил Кисин, — хотя и был объявлен в числе двух других своих ровесников «главными вундеркиндами Советского Союза».

Мне не довелось вживе услышать игру Кисина-мальчика, но, по воспоминаниям, это впечатление осталось на всю жизнь. Слушатель легендарного концерта 1984 года, вспоминает, что он закрывал глаза, потому что образ мальчика в пионерском галстуке мешал ему воспринимать музыку. Невозможно было поверить, что это играет ребенок.

О личной жизни: на эту тему Кисин не распространяется и свои романы не афиширует: он считает, что интим есть интим. Но когда на его сайте возникла дискуссия, есть ли у Кисина сексуальная жизнь, он сказал, что перешлет это своим подружкам, нынешним и прошлым: пусть посмеются.

10 октября Евгению Кисину исполнилось 44 года. Здоровья ему и долгих лет жизни на благо всего человечества. Все-таки нам повезло, что мы живем в эпоху Кисина.

Евгений Кисин, Нью-Йорк, Центральный парк, осень 2015
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *