Михаил Гаузнер: Избранные переводы. IV

 100 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Избранные переводы

Михаил Гаузнер

Часть IV, Часть III, Часть II, Часть I

Роберт Бернс — МОЁ СЕРДЦЕ В ГОРАХ

Не здесь моё сердце, а только в горах.
Гонюсь за оленем, забывши про страх,
Потом и косулю в горах я найду.
Оставшись внизу — я себя изведу.

И горы прощайте, и север прощай.
Давно я навек полюбил этот край.
В нём гор, и холмов, и ущелий не счесть,
Там царствуют Доблесть, Достоинство, Честь.

Прощайте вершины, прощайте снега,
Долины и скалы, цветы и луга,
Потоки стремительных горных ручьёв
И чащи густые зелёных лесов.

Вильям Шекспир — СОНЕТ № 116

Союз двух душ ломать недопустимо.
То не любовь, уж ты меня прости,
Когда она к изменам нетерпима
И так нетрудно сбить её с пути.
Любовь — как гор высокая вершина,
Как в море путеводная звезда.
Она в любую бурю нерушима,
Устойчива, надёжна и тверда.
Да, наша внешность времени подвластна.
Хоть часто блекнут прелести лица,
Для любящих всё это не опасно
И любим мы до гроба, до конца.
А если я от правды отступил,
Тогда никто на свете не любил.

Альфред Лорд Теннисон — БОЛЬШЕ НЕ ПРОСИ МЕНЯ

Просить не надо. От луны прилив
И с неба опустились облака,
Изгибам гор подобные слегка,
Но я, любимая, был молчалив.
Просить не надо.

Просить не надо. Что скажу тебе?
Я вижу впалость щёк и блеклость глаз,
Но, милый друг, ты не умрёшь сейчас!
Хоть я прошу продолжить жизни бег,
Просить не надо.

Просить не надо. Всё предрешено.
Напрасно я соперничал с судьбой.
Её река несёт меня с собой
И я смирился с тем, что суждено.
Просить не надо.

Роберт Фрост — РОЗОВЫЕ ОРХИДЕИ

Похож на самоцветы травой заросший луг,
Который вряд ли шире, чем сосен рост вокруг.
Цветочный сладкий запах, не дуют там ветра,
Густой тягучий воздух, застойная жара.

Она на нас влияет, как солнце — чародей.
Вокруг трава густая и сотни орхидей.
Цветы и травы вместе на том лугу растут.
Их копья проникают в звенящий воздух тут.

Ушли мы неохотно, молясь что было сил,
Чтобы никто бездумно ту прелесть не скосил
Или хотя бы выждал, пока цветут цветы,
Чтоб дать налюбоваться сияньем красоты.

Адам Мицкевич — В СТЕПЯХ АККЕРМАНА

Нырнув в зелёный мир степного океана,
Повозка то летит, то замедляет ход,
Как лодка, что плывёт среди шумящих вод,
Минуя острова багряного бурьяна.

Уж начало темнеть. Ни тропки, ни кургана.
Ищу я, что ладье укажет путь туда,
Где над Днестром взошла вечерняя звезда —
Блеснул во тьме маяк, лампада Аккермана.

Давайте постоим. Чуть слышны журавли.
Не может разглядеть их даже взор орлиный.
Вот мотылёк траву чуть шевелит вдали,
А в ней струится уж своим путём змеиным.

Литва! Прошу тебя — призыв мне свой пошли!
Нет, не зовёт никто меня к своим равнинам…

Приложение. Подстрочники

Роберт Бернс — МОЁ СЕРДЦЕ В ГОРАХ

Моё сердце в горах, моё сердце не здесь,
Моё сердце в погоне за оленем,
В погоне за диким оленем и в преследовании косули.
Моё сердце в горах, куда бы я не поехал.

Прощайте, горы, прощай, Север —
Родина Доблести, страна Достоинства.
Где бы я ни странствовал, где бы я ни скитался,
Горы и холмы навеки я люблю.

Прощайте, горы, покрытые снегом,
Прощайте, горные вершины и зелёные долины внизу,
Прощайте, леса вверху и леса внизу,
Прощайте, стремительные горные потоки.

Вильям Шекспир — СОНЕТ № 116

Не дайте мне до брачного союза верных душ
Допустить препятствие. Любовь — не любовь,
Если она меняется, встречая измены,
Или сбивается с пути, подчиняясь обстоятельствам.
О нет, это установленная навечно веха,
Которая смотрит на бури всегда непоколебимо.
Для всякой блуждающей ладьи это звезда,
Чьё значение неизвестно, хотя её высота была измерена.
Любовь — не шут времени, хотя цветущие губы и щёки
Подпадают под взмах его кривого серпа.
Любовь не меняется с быстротекущими часами и неделями,
Но остаётся неизменной до рокового конца.
Если я заблуждаюсь и мне это докажут,
То значит — я никогда правду не писал и ни один человек никогда не любил.

Роберт Фрост — РОЗОВЫЕ ОРХИДЕИ

Заросший луг, солнцеобразный и небольшой, как драгоценный камень.
Он вряд ли шире, чем высокие деревья вокруг,
Где ветры совершенно исключены, а воздух задыхался от сладкого дыхания
Многих цветов — храм жары.

Там мы кланялись на жаре, как будто поклоняемся солнцу,
Выбирая место, где никто не мог пропустить их — тысячу орхидей.
Потому, что хоть трава была рассеяна, но каждое второе копьё,
Казалось, касалось острием крыльев цвета этой звенящей атмосферы.

Прежде, чем мы покинули это место, мы вознесли простую молитву,
Чтобы при общем скашивании это место могло быть забыто
Или, если не всё так благоприятно, получить такую благодать часов,
Чтобы никто не косил траву здесь, пока она перемешана с цветами.

Адам Мицкевич — В СТЕПЯХ АККЕРМАНА

Вплывая на пространство степного океана,
Колесница ныряет в зелени
И, как лодка, зыблется среди волн шумящих нив,
Среди разлива цвета, минуя багряные острова бурьяна.

Уже начинает темнеть. Нигде ни тропы, ни кургана.
Гляжу на небо, ищу звёзды, которые укажут путь лодке.
Там вдали блестит облако, там встаёт звезда —
Это блещет Днестр, это взошла лампа Аккермана.

Давайте постоим. Как тихо! Слышно, как курлычут журавли,
Которых не видит даже сокол,
Как, шурша, ползёт скользкий уж.
В такое время ухо так ждёт чего-то интересного,
Что хочется услышать зов из Литвы.
Поехали! Никто не позовёт…

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Михаил Гаузнер: Избранные переводы. IV»

  1. Хочу выразить искреннюю признательность Элиэзеру Рабиновичу и Б.Тененбауму как за добрые слова, адресованные мне как переводчику стихов, так и за доброжелательные замечания, которые я полностью принимаю. Михаил Гаузнер.

  2. Спасибо, очень интересно , но в отношении стихотворения Бернса о горах я бы хотел обратить внимание автора на то, что он, как и Маршак, упустил патриотический элемент стихотворения — речь идет не о горах вообще, а о милых его сердцу шотландских The Highlands:

    My heart’s in the Highlands, my heart is not here,
    My heart’s in the Highlands, a-chasing the deer;
    Chasing the wild-deer, and following the roe,
    My heart’s in the Highlands, wherever I go.

    Поэтому первую строку подстрочника надо понимать как:

    В Шотландии сердце, в шотландских горах…

    Как это показать в переводе — убейте, не знаю.

  3. Во-первых — самые искренние чувства признательности к автору. Стихитворные переводы — неимоверно трудное дело, и нужна большая отвага для того, чтобы просто взяться за них.

    Во-вторых — осовремененное просторечие в русских переводах Шекспира есть давняя традиция, ей следовал и такой великий мастер, как Б.Л.Пастернак. Но, тем не менее, такая конструкция: «… То не любовь, уж ты меня прости …» режет мне слух. И да простит меня переводчик …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *