Марк Фукс: Агитка? Сомневаюсь… О фильме «Обыкновенный фашизм» Михаила Ромма

 771 total views (from 2022/01/01),  4 views today

Фильм М. Ромма “Обыкновенный фашизм” был фильмом “вопреки”, он не был заказным, он родился и создавался как инициатива энтузиастов, помноженная на их талант, профессионализм и совесть.

Агитка? Сомневаюсь…

О фильме «Обыкновенный фашизм» Михаила Ромма

Марк Фукс

Хочу вспомнить и рассказать о двух историко-документальных фильмах, привлекших мое внимание в молодости.

Авторы первого в название ленты включили слово «чудо», хотя как оказалось вскоре (в историческом плане) чудеса с объектом фильма кончились почти одновременно с выходом фильма в свет.

Название второго фильма в противоположность первому включает слово «обыкновенный», как бы подчёркивая обыденность сюжета. Хотя чудо было: в той кровавой истории о которой рассказывает фильм, мой народ, который хотели уничтожить в газовых камерах и извести в погромах выжил и встал на ноги.

Первый просмотр выпал на осень 1963 года, когда нас учащихся освободили от занятий и организованно привели в «Актовый зал Черновицкого государственного университета» на кинопросмотр, длившиеся около четырех часов.

Актовый зал размещался в здании со своей интересной историей. Зал построили в 1934 году и рассчитан он был на проведение широкого круга мероприятий, здесь в том числе размещался суперсовременный по тем временам кинотеатр «Скала», а затем, в 1940 году, с присоединением Буковины к СССР, строение передали вновь организованному еврейскому театру. Вскоре власти опомнились, театр ликвидировали и снова стали крутить в зале кино.

Так продолжалось и во время оккупации края румынами и немцами, вплоть до весны 1944 года т.е. до того момента, когда Советская Армия освободила Черновцы.

В сорок четвертом зал стал приютом для переведенного из Киева в столицу Буковины Еврейского государственного театра им. Шолом-Алейхема и успешно прослужил ему до 1949 года т.е. до момента ликвидации театра по причине роста государственного антисемитизма в СССР (и другой причины нет и не ищите!).

В 1950 году здание было передано Черновицкому государственному университету и стало использоваться им в качестве актового зала.

Вот в этот дворец на углу улиц Ф. Шиллера и Леси Украинки нас и привели на просмотр двухсерийного документального фильма «Русское чудо», который создали товарищи из Германской демократической республики.

Авторов-создателей ленты Аннели и Андре Трондайк приняли в Кремле с большой помпой и наградили по полной программе, а после этого решением партийно-советских идеологов организовали показ фильма всему сознательному населению Страны Советов.

Фильм рассказывал об истории Российской империи и её приемника Советского Союза, охватывая период вплоть до триумфального полета Ю. Гагарина в космос.

Разумеется, преподносили историю так, как её понимали и трактовали ГДР-овские товарищи, а понимали они превращения и преобразования, исключая ГУЛАГ, голодомор и союз с Гитлером, изгнания народов с их земель и переселения в товарняках за Урал, все эти и многие другие акты, произошедшие на одной шестой части суши, как чудо.

Отсюда и интригующее название.

Можно, разумеется использовать момент и порассуждать сейчас о том, что такое чудо и как понимать это явление.

Но оставим это дело специалистам по чудесам и продолжим разговор о документальных кинолентах.

Фильм и шум связанный с ним давно прошел и сейчас о «Русском чуде» вспоминают разве что особые любители заданной партийными идеологами темы и узкие специалисты-киношники.

Второй просмотр, о котором я вспоминаю относится к 1965 году.

В тот год на экраны вышел фильм Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм» и вот это для меня и, наверное, не только для меня стало настоящим событием.

Поначалу фильм в моем городе демонстрировали в малом зале кинотеатра «Украина», скоромно разместившемся во дворе бывшего «Немецкого Народного дома».

Демонстрация продолжалось с неделю, затем фильм исчез с экрана и вновь появился через пару месяцев уже как рекомендованный для просмотра студентами и школьниками старших классов.

Какая борьба и какие соображения были причиной исчезновения фильма из проката и его возврата на экран можно было только догадываться.

Я просмотрел этот фильм по крайней мере дважды: в первые дни его показа по собственной инициативе и во второй раз, когда просмотр этой ленты власти посчитали обязательным.

Не знаю распространялось ли это решение о привлечении к просмотру молодежи на всю территорию СССР, но на Украине было именно так.

Во второй раз показ фильма был организован в больших актовых залах Гарнизонного дома офицеров (бывший «Румынский народный дом»), в «Дворце культуры работников легкой промышленности» (бывший «Дом еврейской общины») и в «Доме культуры железнодорожников».

Толерантность была характерной чертой жизни Черновцов в австрийский период и в городе функционировали помимо перечисленных народных домов также «Украинский народный дом» и «Польский народный дом».

Я просмотрел фильм вторично в «Доме культуры железнодорожников» (на местном сленге — «в железке»), который размещался в здании, заслуживающем маленького рассказа.

Это был бывший зал «Тойнби-халле Исраэль» построенный в начале 20 века по инициативе «Бней-Брит» на пожертвования еврейских промышленников и финансистов и предназначенный для удовлетворения культурных нужд беднейших слоев еврейской общины Черновиц.

Зал был назван в честь английского историка, экономиста, сторонника социальных реформ и защитника интересов рабочего класса Арнольда Тойнби.

То, что показ фильма «Обыкновенный фашизм» первоначально был пущен в прокат в малом зале бывшего немецкого дома, а затем возвращен к прокату в нескольких больших залах, и мне выпало просмотреть его повторно в зале бывшего еврейского культурного центра, расположенном в непосредственной близости от мест компактного проживания евреев в городе, именно там, где было в годы войны организовано гетто и откуда евреев отправляли на смерть, я посчитал символичным и значимым.

И символичным для меня было то, что надпись на иврите на фасаде «Тойнби-халле» в годы оккупации города немцами и румынами сохранилась, а при советской власти, в начале пятидесятых была уничтожена.

В свое время фильм «Обыкновенный фашизм» многое определил в моем восприятии и оценке истории, стал для меня образцом кинодокумента, я с интересом читал материалы, связанные с созданием этой ленты и прослеживал судьбы её создателей.

Впоследствии в зависимости от смены направления ветров на Старой площади, фильм то попадал в опалу, то вновь демонстрировался и это становилось своего рода индикатором состояния общества, его прогресса или регресса.

Я не стал бы сейчас вспоминать далекий уже 1965 год, события, связанные с выходом на экран фильма «Обыкновенный фашизм» и саму ленту если бы не одна фраза из опубликованной в «Мастерской» статьи господина Э. Шехтера «Переписка с американским другом», подвигнувшая меня к тому, чтобы в своем отзыве задать вопрос автору.

Одна из фраз американского корреспондента автора статьи включала в себя следующее утверждение:

«Вопреки советской пропаганде, вроде партийной агитки Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм», которая пытается доказать…»

Меня интересовала собственная оценка автором публикации этого утверждения своего корреспондента.

Я не получил ответа, да автор и не обязан делать это, но вопрос для меня:

— первое: повис в воздухе,

— и второе: стало обидно за авторов фильма «Обыкновенный фашизм».

Статья Э. Шехтера, о которой идет речь, не хуже и не лучше других подобных материалов, переписка, как переписка: хороший язык, читается легко, обычный и вполне ожидаемый круг вопросов так захватывающих и увлекающих еврейскую пока еще диаспору по обе стороны океана.

Можно только приветствовать.

«Б-г с ним с американским другом и ответом господина Э. Шехтера», — подумал я.

Вопрос не в этом, вернее, не только в этом.

Действительно ли мои коллеги, соплеменники, сверстники, наконец, так оценивают эту ленту?

И почему моя личная оценка фильма так отличится от высказанной в упоминаемой статье?

А может что-то с памятью у нас стало, и мы многое уже не помним?

Рассказывать подробно о самом фильме «Обыкновенный фашизм» я не буду. Полагаю, что абсолютное большинство читателей его посмотрели и вероятно помнят и возможно даже в деталях.

Такие вещи не забываются.

Я попытаюсь разобраться в том заслуживает ли эта лента определения партийной агитки я является ли она заказным продуктом советской пропаганды.

В ходе этого разбора мне разумеется придётся сказать несколько слов об авторах фильма и обстоятельствах его создания, о его судьбе и принять к сведению свидетельства авторитетных, объективных свидетелей.

Возможно кто-либо и узнает что-то новое для себя.

Прежде чем перейти к разговору предлагаю условиться о тождественности для бывшей советской аудитории понятий «Национал-социализм» («нацизм») и «Фашизм».

Разумеется, строго говоря эти понятия не совсем равнозначны т.к. официально принятая идеология Третьего рейха «Национал-социализм» являлась сочетанием фашизма, пангерманизма, расизма и антисемитизма.

Но в СССР умышленно или не умышленно, не об этом сейчас речь, режим Третьего рейха именовался фашистским, под таким названием он вошел в сознание населения Советского Союза, это название использовали авторы фильма.

Заметим «в скобках», что сегодня в начале 21 века в России — правопреемнице СССР слово фашизм используется настолько широко и без всякого разбора, что это приводит к его обесцениванию.

Киноведы и историки определяют фильм «Обыкновенный фашизм» (1965) Михаила Ильича Ромма, как исторический и документальный.

Идея создания фильма принадлежит Майе Туровской и Юрию Ханютину. Они же написали сценарий и предложили его признанному мэтру Михаилу Ильичу Ромму. М.И. Ромм, взявшись за на работу над фильмом, также принял участие в подготовке окончательной версии сценария.

К этому моменту Майя Туровская находилась под огромным впечатлением от книги Зигфрида Кракауэра «От Килигари до Гитлера. Психологическая история немецкого кино» и углубилась в исследование того как немецкое кино двадцатых-тридцатых годов отразило становление национал-социалисткой идеологии, повлияло на умы, поведение и действия населения Германии.

Познания Май Туровской в этом вопросе были настолько основательны и глубоки, что по свидетельству коллег во время отбора материала, даже тогда, когда просматривались новые незнакомые материалы, прибывшие из фильмофондов Германии, Чехословакии или Франции, оно свободно ориентировалась в событиях и лицах, встречая их появление на экране, как давно знакомых.

Советское кино к моменту создания фильма «Обыкновенный фашизм» уже располагало серьезной, новаторской и признанной в мире школой кинофотодокументалистики.

Для М.И. Ромма это было первое обращение к жанру документального кино и он, базируясь на опыте своих коллег (Дзига Вертов, Эсфирь Шуб), используя весь арсенал художественных приемов создал уникальную по силе и убедительности ленту, которая даже сейчас по прошествии многих лет продолжает производить на зрителя сильнейшее эмоциональное воздействие.

Поразительный по своей силе и убедительности закадровый текст к фильму написал и прочел сам М. Ромм и это стало сильнейшим художественным приёмом, ввело зрителя в число соучастников разговора, создало атмосферу доверия и сопереживания, заставило его думать, самостоятельно проводить свой анализ, делать выводы и проводить свои исторические параллели.

Юрий Миронович Ханютин (1929-1978), Майя Иосифовна Туровская (1924), Герман Николаевич Лавров (1929-1995), Алемдар Сабитович Караманов (1934-2007)

В коллектив, работавший над фильмом вошли также режиссёр Лев Индебом, оператор Герман Николаевич Лавров, режиссёры-практиканты Савва Кулиш и Харлампий Стойчев (Болгария), звукооператоры Сергей Минервин и Борис Венгеровский, композитор Алемандр Караманов.

Фильм базировался на трофейных материалах немецкой кинохроники, на материалах киноархивов министерства пропаганды Третьего рейха, на документах личного кинофотоархива Гитлера, на личных кинофотодокументах гитлеровских солдат и офицеров, как армии, так и СС.

О критериях отбора материалов для фильма впоследствии М.И. Ромм говорил:

“Показывая вам нашу картину, мы, разумеется, не рассчитывали осветить все формы такого явления как фашизм. Это невозможно в пределах одной картины. Да это невозможно хотя бы потому, что многое, очень важное, не оставило никаких следов на пленке. Не было снято. Из огромного количества материала мы отобрали то, что показалось нам самым поразительным, что даёт нам возможность вместе с вами поразмышлять…”

Михаил Ильич Ромм (1901-1971)

В первый год проката фильм собрал более 22 миллионов человек.

Таким образом документальный фильм по числу просмотров стал в один ряд с игровыми. Это был беспрецедентный случай с истории советского кино.

Жюри Лейпцигского кинофестиваля (1965) отметило фильм специальным призом, а в следующем 1966 году фильм получил Специальную премию Второго Всесоюзного кинофестиваля в Киеве.

По материалам, не вошедшим в фильм «Обыкновенный фашизм», но представлявшим несомненную ценность ученики М. Ромма Савва Кулиш и Харлампий Стойчев сделали в 1966 году фильм «Последние письма» (Художественный руководитель М. Ромм), который получил ряд наград на фестивалях в Кракове, Лейпциге и Флоренции.

Все изложенное до сих пор — несколько растянувшееся вступление к главной части, которая по нашему замыслу должна содержать свидетельские показания.

Приступим.

Григорий Соломонович Померанц:

(Российский философ, культуролог, писатель, эссеист, диссидент. Член Академии гуманитарных исследований.)

“Фильм «Обыкновенный фашизм» был тем максимумом искренности, которую мог выдержать советский экран 60-х годов. Сегодня можно сказать гораздо больше, добраться до самых основ болезни, которая принимает разные формы: красную, коричневую, черную (клерикальную; фундаментализм может быть не менее злокачественным, чем социализм и национализм).”

Фигон Элинор Брониславовна:

(кандидат филологических наук, доцент. Принимала участие в работе над фильмом Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм» в качестве переводчика)

“Фильм потому и назван был Роммом «Обыкновенный фашизм» — потому что фашизм происходит каждый день. Теперь в России происходит нечто похожее, и наша задача, чтобы это сходство не привело к тем же результатам, что и в Германии.”

Владимир Юрьевич Дмитриев:

(киновед-архивист, лауреат Государственной премии РФ, первый заместитель генерального директора Госфильмофонда, создатель, вдохновитель и художественный руководитель фестиваля архивного кино «Белые Столбы»).

“Это была не история фашизма, написанная историком-ученым, а личный взгляд Ромма на события, которые были ему максимально близки, ведь он был современником этих событий. Он оценивал их с точки зрения 1930-40-х годов и с точки зрения годов 1960-х”.

Михаил Сергеевич Восленский:

(историк, философ. Социолог, Доктор исторических наук, доктор философских наук, профессор.)

«Ромм подобрал из немецкой кинохроники гитлеровского времени кадры, поражавшие сходством с советской реальностью. Зал отвечал горьким смехом на показ этих кадров, сопровождаемый голосом Ромма, задумчиво читавшего свой комментарий.

Рассказывали, что Ромм был вызван тогда на заседание Секретариата ЦК, где Суслов задал ему вопрос: „Михаил Ильич, почему мы вам так не нравимся?»

Фильм быстро исчез с экранов, а в прессе появились рассуждения: вот-де бывают такие фильмы, что не поймёшь — не то они про фашизм, не то про нас.»

Сахаров Андрей Дмитриевич:

(академик, физик-теоретик, Лауреат Нобелевской премии, общественный деятель, диссидент, правозащитник)

«“Обыкновенный фашизм” быстро прошел по экранам и почти не возобновлялся (в 1977 году нам с Люсей удалось посмотреть его в маленьком кинотеатре в Сочи, мне — в первый раз).

Темой фильма был гитлеровский фашизм и его преступления, убогость и ложь; но сила материала, сила искусства делала фильм обвинением и разоблачением фашизма вообще и в том числе его советского варианта».

Майя Иосифовна Туровская:

(театровед, кинокритик, историк кино, сценарист, культуролог. Доктор искусствоведения. Автор идеи и сценария фильма «Обыкновенный фашизм)

“Дело в том, что после того, как мы кончили фильм, он вышел и прошел по всему миру — в буквальном смысле этого слова. Например, где-то, я не помню, по-моему, в Голландии королева приказала всем школьникам показать его и так далее. То есть он очень широко прошел тогда. Мы сделали книжку. Она была сделана по заказу издательства «Искусство» в серию «Шедевры советского кино». Это раскадровка фильма со сценарием, но не со сценарием, а с репликами. И перед этим две статьи, наша с Юрой «Мы, Ромм и кинокамера» и Михаила Ильича статья. Она была подписана в печать, все было написано на титульном листе и сдана в производство. После чего ее неожиданно вынули из производства, и она осталась в виде оригинал-макета. Михаил Ильич писал письма Брежневу. Цензор, к которому он ходил, сказал ему так. Михаил Ильич ему сказал: «Миллионы посмотрели фильм, в чем дело, почему вы закрываете книгу?». Он сказал: «Миллионы посмотрели и забыли, а книгу откроют, начнут думать, хотя их будут только тысячи»”

Агитка ли?

Имеет смысл договорится о понятиях.

Вернусь фразе из статьи, насторожившей меня:

«Вопреки советской пропаганде, вроде партийной агитки Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм», которая пытается доказать…»

Заметим, что корреспондент автора статьи, которую я цитирую, безусловно равно, как и автор имеют суверенное право на свое мнение, свое видение, свое восприятие и толкование истории.

Итак, словари определяют агитацию как деятельность, имеющую целью распространение в обществе известных настроений, воззрений в пользу какой-нибудь идеи или предприятия. (Словарь иностранных слов. Чудинова А.Н.) и наглядная политическая деятельность, воздействующая на сознание и настроение людей с целью побуждения их к политическим и другим действиям.

Агитку же характеризуют (Словарь Д.Н. Ушакова), как агитационное средство, произведение искусства с преобладанием агитационного элемента, часто низкого качества в ущерб художественности (пренебрежительно).

Исходя из сказанного следует констатировать, что фильм Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм»:

есть самая настоящая пропаганда и
безусловно не есть агитка.

Почему не агитка даже и объяснять не хочется: эталон работы с материалом, действенные и новаторские приемы работы, высочайшая художественная ценность, работа, поднявшая планку документального кино на недостижимую для многих высоту и установившая новый стандарт отношения исторического фильма и ответственности художника за сделанное.

Почему пропаганда? Да потому, что художник именно этим и занимается: распространяет свои идеи, разоблачает тоталитаризм в любой форме, показывает куда он ведет и то, что у него нет национальности и любое общество в определенных условия может прийти к нему, погубить себя и свой народ, художник увлекает людей за собой, воздействуя на их сознание, побуждая к действиям.

Все, как в книге написано.

Только вот в чём вопрос? А кто заказчик, на кого или на что работает М. Ромм?

М. Ромм, родившийся в семье социал-демократов в сибирской ссылке, воспитанный революцией и Советской властью в творчестве своем прошёл трудный путь от «Ленина в Октябре» через «Девять дней одного года» к «Обыкновенному фашизму».

По свидетельству А.Д. Сахарова, М. Ромм, делавший фильм о Ленине и Ромм, создавший «Обыкновенный фашизм — разные люди.

Не каждый художник смог пройти такой путь.

Мне кажется, «Обыкновенны фашизм» — вершина творчества мастера и по пути на эту вершину противостоял ему партийный аппарат КПСС во главе с «серым кардиналом», фактическим генсеком М.А. Сусловым.

Давая «добро» на работу над фильмом, разрешая её М. Ромму партийные чиновники и предполагать не могли того какой результат получат на выходе.

Они представить себе не могли, а возможно и не смели, что аналогии между Гитлером и Сталиным, между гитлеровским режимом и сталинским мироустройством окажутся столь очевидными и красноречивыми.

К моменту выхода фильма на экраны еще веял ветер перемен Двадцатого съезда, и жажда познания и осмысления явлений сталинского тоталитаризма, казалась желанной и приветствуемой, а параллели, явно прослеживаемые в фильме, делали эти знания доступными и, самое главное — заставляли думать.

Советское кино до М. Ромма с его «Обыкновенным фашизмом» не знало попыток исследования системы «человек-общество-тоталитаризм». Лучшие советские художественные фильмы о войне, а среди них я считаю безусловным фаворитом «Живые и мертвые» А. Столпера по К. Симонову оставались иллюстрацией и даже не предпринимали попыток исследования нацизма, как явления, не говоря уже о сталинизме.

Материал, предложенный группой М. Ромма в их фильме, был настолько убедительным, доступным по форме и содержанию, что усваивался без всякого напряжения и не требовал особой подготовки от зрителя.

Работники идеологического фронта КПСС во главе с М. Сусловым не зря получали свою зарплату, они мгновенно почувствовали какая мина подложена под сооружаемую ими конструкцию.

Между нацизмом и сталинизмом был поставлен, по выражению Кирилла Молчанова, знак равенства.

Запрет на фильм М. Ромма был тихим, но тотальным и коснулся также его книги о фильме, которая увидела свет только спустя сорок лет в годы перестройки и сначала в Германии, а уж потом в России.

Многие фильмы М. Ромма были признаны культовыми, пять раз его творчество отмечалось Сталинскими премиями, но апогей его творчества — «Обыкновенный фашизм», лента, которую будут изучать, вспоминать, ставить в пример и использовать как руководство к действию, подобной высокой партийно-государственной оценки в СССР не получило.

«Обыкновенный фашизм», этот фильм-предупреждение с годами ни на йоту не потерял своего значения, развитие событий уже в следующем двадцать первом веке в других условиях и часто на примере других стран только подтверждает его актуальность, ценность и воспитательное значение.

Фильм М. Ромма “Обыкновенный фашизм” был фильмом “вопреки”, он не был заказным, он родился и создавался как инициатива энтузиастов, помноженная на их талант, профессионализм и совесть.

Несколько слов в заключение

Есть такое понятие: проактивность.

Относительно человека, индивидуума оно включает «активность» и «ответственность».

Человеку свойственно быть проактивным, это его естественное состояние. Это состояние, когда человек берет инициативу на себя, подчиняет свои эмоции главной цели, руководствуется своими жизненными принципами, отвечает за себя и за свои поступки, действуя на опережение, влияя на окружающих, участвуя в формировании условий и обстоятельств.

Именно проактивность побуждает нас не забывать уроки прошлого и постоянно напоминать себе о нём, обобщая опыт, суммируя знания.

Роль таких произведений как «Обыкновенный фашизм» в этом процессе бесценна.

Будь моя воля, я бы ежегодно в первой декаде мая демонстрировал бы «Обыкновенный фашизм», дабы развить и воспитать в людях чувство проактивности.

Для того и был сделан этот фильм.

Видеоприложения

Фильм «Обыкновенный фашизм» (1965 г.)

Интервью с Майей Туровской (2015 г.)

Исповедь режиссера. М. Ромм (1985 г.)

Смотреть на youtube

(Прим. ред. — фильм «Исповедь режиссёра» заблокирован от просмотра вне сайта www.youtube.com, поэтому мы не можем встроить видеоролик непосредственно в текст статьи, как это сделано с роликами выше.)

Print Friendly, PDF & Email

15 комментариев к «Марк Фукс: Агитка? Сомневаюсь… О фильме «Обыкновенный фашизм» Михаила Ромма»

  1. Марк! Я чего-то не понимаю. Отца М. И. Ромма звали Илья Монесович (Максимович), почему у вас его сын Абрамович?

    1. Вы совершенно правы. Вина моя. Преступная описка. Обращусь в Редакцию с просьбой об исправлении. Спасибо.
      М.Ф.

  2. Выражаю признательность и благодарность товарищам, друзьям, коллегам, оказавшимся также единомышленниками в оценке места и значения одной из вершин документального кино СССР, опубликовавшим свои отзывы здесь, в «Мастерской», а также отреагировавшим в личной переписке и социальных сетях.
    Будем считать, что этот тест на небезразличность и память мы прошли.
    Ник. Мих., Коля! Когда ты говоришь о кадрах, которые вам показывали во ВГИКЕ, то речь идет, я понимаю, о фильме «И всё-таки я ве́рю…» (1974)?, который после ухода Мастера завершили его коллеги Э. Климов. И. Хуциев и Г. Лавров.
    Всем спасибо.
    М.Ф.

  3. Полностью согласен с позицией автора. Фильм, сам по себе — страшный, стал хорошим пособием для дальнейшего «медленного прочтения» книги: «Преступник №1» Д.Мельникова и Л.Черной.

  4. Да, это так Марк! Фильм оглушил нас тогда. Я помню голос за кадром до сих пор, хотя и не пересматривала фильм. Я помню, как внимательно рассматривался череп арийца и «унтермейнча».
    Однако нам, людям, свойственна забывчивость, граничившая с обыкновенной неблагодарностью. Вот поэтому можно сейчас пренебрежительно говорить о мемуарах Эренбурга, вот поэтому можно назвать фильм Михаила Ромма «агиткой». Поразительное беспамятство!

  5. Уважаемый Марк,
    полностью разделяю все высказанное Вами по поводу упомянутых фильмов, мне довелось их увидеть сразу после выхода в общедоступный прокат, и, тем более Ваше мнение о творчестве М.Ромма и о самом этом выдающемся человеке. Конечно, я соглашусь с Вами и в том, что это хорошо, что сегодня можно высказывать каждому свое мнение, но и сегодня непросто преодолеть барьер, прежде всего внутренний, а затем и возможный остракизм со стороны «коллег», если мнение твое плавно не вливается в мэйнстрим.
    На меня лично от слова «агитка» несет чем то затхлым и примитивным, никак не сопоставимым с фильмом «Обыкновенный фашизм». Я смотрел его уже достаточно взрослым человеком и хорошо помню, что большинство обсуждавших его, там и тогда, отдавали себе отчет, что под «Обыкновенным фашизмом» М.Ромм понимал отнюдь не только национал-социализм Гитлера или официальный фашизм Муссолини, но и тоталитаризм вообще. А гигантские скульптуры, марши энтузиастов и толпы ликующие при виде обожаемого вождя, чуть ли ни пальцем указывали, что тоталитаризм этот искать надо не только в относительно далеких Италии и Германии четверть века тому назад , а в местах и временах не столь отдаленных.
    Если и после этого кто-то сомневается в М.Ромме, то очень рекомендую прочесть письмо двадцати пяти, написанное всего лишь год спустя после выхода фильма и адресованное тогдашнему «Ильичу», о недопустимости попыток восстановления культа Сталина. Было там и о подлинной роли нашего «необыкновенного» в ВОВ и о его прямой вине и ответственности за миллионы и миллионы невинно загубленных. Был среди авторов этого письма М.Ромм, и практически все остальные из тех двадцати пяти были людьми, до которых и сегодня мало кто дотянется.
    Конечно 1966 г был не 1936, но и не 2016, когда так просто произносить мантру «Сталин хуже Гитлера, а следовательно Гитлер лучше Сталина», мня себя не то бесстрашным героем, не то пытливым историком-первооткрывателем.
    И последнее, поскольку разговором об «агитке» мы обязаны «американскому другу», то буде мой комментарий попадется на глаза Эдуарду Шехтеру, большая просьба к нему, переслать своему корреспонденту изречение « Война –это Мир, Свобода-это Рабство, Невежество- это Сила». А если это парадоксальное высказывание, приведет Друга в изумление, то пусть Эдуард пояснит ему, что принадлежит оно Орвеллу, тому самому, которого Друг всунул между Воннегутом и Харпер Ли, доказывая преимущество Американской культуры перед Германской. Всунул, хотя Орвелл к Американской культуре, равно, как и к Германской, прямого отношения не имеет.
    Ну, а если высказывание Орвелла покажется Другу очень длинным, то пусть запомнит только последнюю часть триады, а заодно, если его не затруднит, пояснит, кто такие херберы, которые урожденные евреи.

  6. Очень содержательная и нужная статья. В своё время фильм Ромма был откровением. Самое интересное заключается в том какую инспирацию он оказал тогда на партийную бюрократию: везде стали проводить постановочные собрания как в фильме, стали давать клятвы и подписывать под ними трудящихся и т. д. Т .е. восприняли фильм как «руководство к действию» и обыкновенный фашизм страны никому не помешал.
    Я тогда работал над книгой и копался в архиве музея Революции в Риге. Там наткнулся на документальный материал — фотографии немецких солдат, документировавших смерть еврейских женщин, детей и мужчин в расстрельных ямах Лиепаи. Сегодня эти кадры кочуют по многим документальным фильмам. «Команда» Ромма спасла их от забвения…

  7. Бережно и уважительно отнесся Марк к авторам фильма, к подборке отзывов. Большое спасибо!
    Конечно, этот документальный шедевр можно рассматривать как агитацию, но уж никак не агитку. Из десятков миллионов зрителей фильма сегодня могут вспоминать о своих первых впечатлениях люди возраста от 70 и выше. Мне в 20 лет врезалось безусловно все, что связано с лагерями и жертвами, из остального – мимика Муссолини (до сих пор живо представляю) и с некоторой завистью учения американского спецназа и винтовка, повернутая прицелом на бок. Но вот сцены, когда к Гитлеру на трибуну тянутся десятки трепещущих и алчущих божественного прикосновения рук уже тогда очень напоминали ровно такие же сцены со Сталиным. Параллели, конечно, тогда еще напрашивались.

  8. Марк, фильм в свое время произвел просто потрясающее впечатление.
    Но, как я понимаю, поводом к написанию статьи послужил не собственно фильм, а фраза из статьи Э. Шехтера «Переписка с американским другом», назвавшим фильм партийная агитка Михаила Ромма.
    Есть ли в фильме агитпроповские штампы? На мой взгляд есть, особенно при показе происходящего не в фашистской Германии, а «в странах капитала». Например, эпизод, где полицейские тренируются на чучелах, а потом разгоняют рабочую демонстрацию. Напоминает знаменитый киножурнал «Новости дня», который мы все смотрели перед показом любого фильма. Радостный эпизод из стран социализма, затем менялась музыка и какая-то страшилка из «мира капитала».
    Без таких агитпроповских деталек, я думаю, фильм вообще бы не вышел.
    Но вот что важно, это незначительные мелочи, никак не умаляющие главного — показа этого «обыкновенного фашизма». Мы тогда знали, что фашизм — это то, что разгромили наши отцы, но что это такое мы знали по весьма своеобразным фильмам, примерно таким: «Как разведчик разведчику скажу вам, что вы болван, Штюбинг!» Фильма стал откровением, особенно ценным тем, что показывал не постановочные эпизоды, а подлинную хронику.
    Борис Тененбаум пишет, что «очень уж ясные параллели [между фашизмом и советским строем] возникали после просмотра». Я так не думаю. Скорее все происходило по другому. У кого-то эти параллели существовали до просмотра фильма, пусть в зачаточном, недостаточно оформившемся виде, но были. Тогда при просмотре эти ассоциации возникали, если таких взглядов, предваряющих просмотр фильма, не было, то они от просмотра скорее всего не возникали. Тем более, что совершенно новый для советского зрителя видеоряд фильма и блестящий сопровождающий текст Ромма приковывали внимание.
    То, что «сусловы» увидели аналогии сразу не говорит ни о чем. Эти люди жили тем, что искали крамолу во всем, это было их специальностью, смыслом жизни, вот и увидели сразу.
    Марк, твоя статья оказалась поводом еще раз посмотреть фльм,
    Спасибо.

  9. Фильм — антитоталитарный, идеология автора — определенно не коммунизм, а то, что при Горбачеве называлось «общечеловеческие ценности». С ними можно соглашаться или спорить. Когда фильм вышел, я была согласна безоговорочно, сейчас не совсем, но благодарность автору за правду, которую уже тогда сумел нам раскрыть, на всю жизнь сохранилась. Фильм скачала, иногда пересматриваю.

  10. Фильм был, как взрыв в те времена, он остротой приближался к самиздатным материалам. Все намеки и ассоциации натренированный зал ловил сходу и реагировал соответственно. К этому времени многажды битый Ромм избавился от иллюзий молодости, когда он искренне поддерживал Советскую власть. Его умный, интеллигентный голос за кадром создает ощещения личного разговора с каждым зрителем, в этом я согласна с вами, Марк.

  11. 1)В кадрах есть Гитлер на съезде своей партии. Он поправляет тех, кто считает, что Гитлер — это одно, а Партия — нечто другое.
    Повторил мысль Маяковского, что Ленин и Партия — близнецы братья.
    2)И всё-таки Ромм и др. пошли по накатанной Агитпропом колее. Нацизм назвали Фашизмом. То ли из уважения к оболваненному Агитпропом народу, то ли чтобы не спорить с Цензурой, то ли по собственной неразборчивости.

  12. Отличная статья, Марк! Нам в институте показывали материал М. Ромма, снятый в Китае в период культ. революции. Это был материал о китайском варианте фашизма, не менее страшные кадры.

  13. Когда я посмотрел «Обыкновенный фашизм» после его выхода на экраны в конце 60-х, впечатление было просто оглушительным. Странно, что его пропустили — очень уж ясные параллели возникали после просмотра. Сейчас фильм выглядит скорее как «документ эпохи» его создания — таковы были тогда предельные (даже, наверное, запредельные) границы дозволенной свободы мысли.

  14. Я совершенно согласен с Вашей положительной оценкой фильма «Обыкновенный фашизм», которым и интеллигентная молодежь моего поколения была захвачена в то время. Надо бы его пересмотреть. Оказывается, полный вариант есть на Ю-Тьюб:
    http://www.youtube.com/watch?v=3XkYpjJT3fs

    Удивился, что есть зал «Тойнби-халле Исраэль» — ведь Тойнби евреев и Израиль не особенно жаловал.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *