Илья Слосман: Преследование сионистов в Советском Союзе и… чудеса

 101 total views (from 2022/01/01),  1 views today

В настоящей статье хотелось бы заострить внимание на особо пострадавших узниках (приговорённых к смертной казни, растрелянных, не доживших до наших дней, а так же вообще не признанных)…

Преследование сионистов в Советском Союзе и… чудеса

Илья Слосман


В дни Хануки вышла статья Йосефа Менделевича «Восьмая свечка». Речь в ней идёт о Ханукальном чуде, произошедшем после процесса «самолётчиков» 1970 года: «под давлением международной общественности СССР было вынуждено пересмотреть и отменить жестокие приговоры». Дымшицу и Кузнецову отменили смертный приговор. Йосеф Менделевичу заменили 15 лет («пожизненное, по советским меркам, заключение») на двенадцать. Арье Хноху дали десять, а Сильве Заламансон — 8.

Можно усомниться в наличии какой-то связи между «давлением международной общественности» и Ханукальными чудесами, но Менделевич прав, без чудес тут явно не обошлось. И начались они задолго до Хануки. Уже 15 июня 1970 года из 16 евреев и неевреев, планировавших захватить самолёт были арестованы только 13. Кроме того, перед самым процессом была выпущена и 18-летняя Мери Хнох. Другое дело, что Мери в состоянии беременности пришлось провести почти полгода в гэбистских застенках. Она эмигрировала в Израиль, но и там ей не повезло, поскольку никто эту женщину узницей Сиона не признал, вплоть до безвременной кончины.

Другие чудеса продолжались. Уже к 1979-му году освободили большинство «самолётчиков», в т.ч. Дымшица и Кузнецова. Но вот самого Менделевича чудо в какой-то степени обошло. Он вышел из тюрьмы лишь в 1981-м, т.е. всего за год до окончания официального срока. Да и дальнейшем удача ему не слишком сопутствовала (см. ниже).

В исследовании попытки угона самолёта в «Смольном» 1970 года мне не первый раз приходилось сталкиваться с удивительными ситуациями, которые можно при большом желании назвать чудесами. Поэтому возникли вопросы: А как вообще обстояли дела с еврейскими акциями подобного рода в сгинувшем СССР? Много ли их было? Как они заканчивались? И как реагировали советские власти на стремление нелегально покинуть страну?

Настоящая статья основана на ряде источников, таких как как «В пылу борьбы» (1987), «Страна обретается в страданиях» (1995), выпущенных Организацией узников Сиона в Израиле, вебсайте «Исход советских евреев» и других весьма скудных сведениях, опубликованных в Интернете. Значение упомянутых материалов трудно переоценить. Известный узник Сиона Яков Лиаш пишет о сборнике «Страна обретается в страданиях» на стр. 13 следующее:

«Иллюстрированный сборник… содержит в себе описание жизни узников Сиона, историю их страданий, надежд, борьбы и победы. Мы посвящаем его будущим поколениям. Подобной книги ещё не было в арсенале сионистской пропаганды».

Всего сохранено для потомков более 600 имён, кратких биографий и фотографий узников Сиона. Анализ полученной информации позволил сделать вывод, что не менее трети из сионистов (т.е. около 200!), сидевших в советских тюрьмах, были осуждены непосредственно за попытку нелегального перехода границы. Что касается остальных, то конкретные факты их сионистской деятельности по тем или иным причинам просто не были достаточно детализированы, хотя само слово «сионизм» подразумевает стремление к репатриации в Израиль (Палестину до 1948 года).

Сейчас уже не имеется никаких сомнений, что на протяжении всей советской истории большое количество евреев старалось теми или иными способами, законными и не очень, покинуть «коммунистический рай». Активисты организовывали группы, подделывали паспорта, давали взятки в ОВИРе. Были попытки удрать индивидуально, на самолёте, пароходе, вплавь, пешком, ползком, пробовали прорваться через Польшу, Румынию, Турцию, Иран и т.д.

О некоторых таких случаях известно из рассматриваемых в статье документов. Многие, особенно удачные, остались забытыми (человек в тюрьму не сел, узником не стал). Хотя есть исключения:

«Старшина 1031 гаубичного артиллерийского полка ЗИЦЕР, он же БЕРНШТЕЙН, состоя на военной службе в Советской Армии на территории Польши, 22 сентября 1945 года дезертировал из части, после чего изменил Родине и бежал на жительство в Израиль. Проживая в г. Тель-Авив (Израиль), ЗИЦЕР под вымышленной фамилией БЕРНШТЕЙН поступил работать на фирму «Автомобиль–трактор» в качестве механика.

Трибуналом Округа 21 февраля 1952 года ЗИЦЕР заочно осужден по ст. 58-1 «б» УК РСФСР к расстрелу».

Уже это свидетельство показывает, насколько сурово и жестоко относились советские власти к проявлениям сионизма.

Менделевич справедливо считает 15-летний срок заключение фактически пожизненным. 11 лет, проведённые в тюрьме, несомненно, дают ему право так думать. Но заглянем на сайт «Запомним и сохраним» и ткнём буквально наугад в одну из страниц:

Тама Глайберман

Родилась в 1905 г. в Клинковичи, Белоруссия. С ранней юности присоединилась к сионистским кругам города. В 1921 г. присоединилась к «Ха-халуц». Была среди организаторов связи членов «Ха-халуц» и репатриацией в Израиль. Арестована первый раз в 1924 г., и всего арестовывалась 4 раза. Провела в целом 22 года в лагерях и в ссылке в Сибири. В 1955 г. освобождена из последней ссылки и вернулась в родной город. Смогла репатриироваться в Израиль только в 1978 г.

Высшая мера была чуть ли не обычным приговором для подозреваемых в сионизме. Этой меры в разное время удостоились и Хаим Цви Шрагер, и Айзик Винер, и Петр Спектор, и Мендель-Лейб Маршак, и Арон Фарберов, и Давид (Лейб) Хен, и Давид Тувия Фикгольц, и Яков Пухис, и Цви Бломберг, и Зеев Левитин, и Хаим Музыкант, и Арон Ицикзон, и Хаим Шпарберг.

Эта мера была разной, в зависимости от законодательства, существовавшего в СССР на момент суда (например, в период 1947 — 1950 годов смертная казнь была отменена, и высшая мера означала 25 лет тюрьмы).

Во многих случаях высшую меру в дальнейшем отменяли, и эту отмену, скорее, можно назвать не чудом, а рутинной гэбистской практикой запугивания. И это запугивание зиждилось не на пустом месте.

Из материалов вышеприведённого сайта и сборника «Страна обретается в страданиях», видно, что за сионистскую деятельность были приговорены к смертной казни и действительно расстреляны Шая Полонский, Пинхас Кац, Вольф Гершанович, Мордехай Глайда, Барух Левин.

Те же источники сообщают об узниках, для которых официальный несмертельный срок фактически оказался смертельным. Борис Абрамович, Ехезкель Дильон, Яков (Яшка) Гольдберг умерли в местах заключения.

Та же судьба постигла руководителей организации «Бриха» (Побег) Шмуэля Иоффе и Давида Померанца. «Бриха», как следует из названия, была создана специально для помощи евреям, стремившимся покинуть СССР. Центрами деятельности «Брихи» в СССР были Вильнюс и Львов. В первой половине 1946 года несколько групп активистов «Брихи» были задержаны на советско-польской границе и в районе границы с Румынией. Среди них были руководивший операцией Шмуэль Иоффе, которого советские власти приговорили к 25 годам заключения, и Давид Померанц, получивший 10 лет заключения (оба погибли в лагерях). Другие члены «Брихи» выжили и, отбыв многие годы в ГУЛаге, репатриировались в Израиль. После этих арестов организованная деятельность «Брихи» в Советском Союзе прекратилась.

За время своего существования «Бриха» помогла нескольким тысячам евреев покинуть пределы Советского Союза.

К сожалению, приходится констатировать, что значительная часть судеб узников Сиона не отражена в указанных выше документах. Так, в начале 80-х годов узников Сиона (в основном из СССР) насчитывалось более 1450 («В пылу борьбы» стр. 213). Как нетрудно подсчитать, в сборнике «Страна обретается в страданиях» представлено менее половины узников. О причинах можно только догадыватся. Некоторые просто умерли, нет у них родственников, и, соответственно, отсутствует информация. О других имеется упоминание, но не более того.

Иосиф Едейкин

Родился в 1927 г., в Риге, Латвия. С 1939 года работал в «Бейтаре». Арестован в 1949 г. со всей семьей и осужден на 10 лет заключения. Провел 8 лет заключения в каторжном лагере Озерлаг. Его отец, который тоже был старым сионистским активистом в Латвии, умер в лагере в заключении и был признан Узником Сиона после смерти. Освобожден в 1959 г., а в 1971 г. репатриировался в Израиль.

«Страна обретается в страданиях», стр. 98.

Наверно, об отце Едейкина можно было сообщить подробнее, возможно, даже где-то что-то написано. В любом варианте, других Едейкиных, кроме сына Иосифа, ни в сборнике, ни на сайте автор этой статьи не нашёл.

Как видим, если трезво взглянуть на действительность, то истории советских сионистов весьма печальны. Чудес в их отношениях с властями СССР, да и в дальнейшей судьбе было немного.

Необходимо признать, что авторы вебсайта «Исход советских евреев» не только проделали огромную и очень важную работу по переводу на русский и английский языки материалов сборника «Страна обретается в страданиях», но и вспомнили ряд узников Сиона, пропущенных в этой книге. Дело в том, что в сборнике, по-видимому, уделили внимание не всем лицам, сидевшим в СССР за сионистскую деятельность, а лишь тем, кто соответствовал определённым требованиям. Например, человек должен был быть гражданином Израиля, сидеть в советской тюрьме не менее 6 месяцев, состоять в нелегальной сионистской организации. Всё это должно было быть доказано либо документально (т.е. справкой из советских органов?!), либо свидетельствами уже зарегистрированных узников Сиона («В пылу борьбы», стр. 210).

Понятно, что без формальностей здесь не обойтись, поскольку официальное признание связано с денежными выплатами. На стр. 211 «В пылу борьбы» описываются бюрократические злоключения узника Сиона Щербана, который «разволновался, получил инсульт и умер». Поразительно, но в сборник «Страна обретается в страданиях», который, вроде бы, не обязан был быть связанным с бюрократией, Щербан так и не попал!

Дело дошло до полного отсутствия логики. В книге, которой «ещё не было в арсенале сионистской пропаганды» (см. выше), представлено всего лишь четверо сидевших в советской тюрьме «самолётчиков» (Марк Дымшиц, Вульф Залмансон, Арье Хнох и Борис Пенсон). Забыт даже сам Йосеф Менделевич, рассуждающий в настоящее время о чудесах. Кроме него, отсутствуют Эдуард Кузнецов, Сильва Залмансон, Израиль Залмансон, Анатолий Альтман, Мендель Бодня, не говоря уже о бедной Мери Хнох. И это несмотря на то, что в публикациях, выпущенных Организацией узников Сиона, не просто говорится о борьбе этой Организации за их освобождение, но и указываются конкретные имена. На стр.218 «В пылу борьбы» приводится факт, что в 1980 году освобождения узников Сиона, в частности Менделевича, потребовали депутаты Кнессета. На фото 92-94 того же издания представлен приём в Тель-Авивском музее в честь узницы Сиона Сильвы Залмансон.

Всё это становится тем более удивительным, если принять во внимание, что оформителем сборника «Страна обретается в страданиях» был «самолётчик» Борис Пенсон. Свою персону он, правда, не только не пропустил, но и посвятил себе целую 143 страницу этого издания. Такой чести в сборнике удостоены лишь некоторые, особо видные узники, например Менахем Бегин.

Авторы вебсайта «Исход советских евреев» приложили довольно серьёзные усилия, чтобы исправить ситуацию. Большинство «самолётчиков», «околосамолётчиков» и некоторых других забытых узников Сиона было включено в этот сайт. Тем не менее, проблема всё-таки осталась. Вышеназванный сайт можно посмотреть только на русском и английском языках. Ивритоязычный читатель до сих пор остаётся в неведении.

Кроме того, и на этом сайте некоторые узники Сиона, даже известные, почему-то пропущены. Отсутствует, к примеру, Борис Азерников, процессу над которым в «Антиеврейских процессах в Советском Союзе (1969 — 1971), т.2» посвящена целая глава (13 страниц!).

В настоящей статье хотелось бы заострить внимание на особо пострадавших узниках (приговорённых к смертной казни, растрелянных, не доживших до наших дней, а так же вообще не признанных), и поэтому именно их фамилии выделены в настоящей статье жирным шрифтом. И в этой связи, не помешает снова напомнить о трагической участи Мери Хнох.

Автор этих строк неоднократно обращался к людям, близко знавшим эту женщину, с просьбой поместить о ней в Интернете хотя бы какую-то публикацию. Результат нулевой.

Ясно, что она не одна такая. У многих, наверно, похожая судьба. Но шансов на то, что произойдёт чудо, и осуществится принцип «никто не забыт, ничто не забыто», с течением времени становится всё меньше и меньше.

Настоящая статья не претендует истину в последней инстанции. Возможно, допущены ошибки, даже серьёзные. И если кто-нибудь попытается что-то откорректировать или добавить какие-то фамилии, какую-либо информацию, то это будет воспринято с благодарностью.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *