Александр Левинтов: Десять дней в Израиле

 266 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Судя по всему, это — последнее путешествие в моей жизни — отъездился. Конечно, обидно немного жить без поездок, но я счастлив, что много путешествовал, видел разные места и страны, наслаждался красотой и величием мира, многое узнал и пережил. Я благодарен судьбе за предоставленную радость путешествий.

Десять дней в Израиле

Заметки

Александр Левинтов

Преображение

Ровно восемь лет, день в день, мы впервые посетили Израиль и всё это время находились в некотором ошеломлении от этой страны.

Тогда это было осуществление многолетней мечты побывать в Святой Земле, на сей раз всё произошло спонтанно: возвращаемся из театра «Сфера», что в саду «Аквариум» после неудачной постановки вампиловского «Старшего брата» (фильм на порядки сильнее), друзья, чтоб разрядить огорчение, говорят:

— А мы в Израиль через несколько дней едем.

— А мы тоже хотим.

Вот так мы, опять вчетвером, как и тогда, и поехали.

Самое заметное явление в Израиле — преображение, то, чего мы, москвичи, никогда за всю свою историю не испытывали. Были у нас и перестройки, и катастройки, и просто стройки — они нам и заменяли преображение, неадекватно заменяли: город терял свой облик и образ, всего лишь. Особенно в последние сто лет. Не ансамбль, а какая-то каша с гвоздями, невкусная, потому что безвкусная, некрасивая, потому что безóбразная, негуманная, потому что не для людей, а для начальства.

Процесс преображения глазами москвича — вот о чём и хочется писать.

Израиль заметно и непрерывно преображается и строится.

К отличным дорогам добавляются новые дороги, ещё лучше. Восемь лет назад в Иерусалиме копали скоростной трамвай — теперь он шустро бегает, а копают его уже в Тель-Авиве. Строятся города — в основном вверх, поближе к Всевышнему, растут леса, Израиль заметно таёжится, растут и новые агроземли, у пустынь и безводья отвоёвываются всё новые и новые гектары и клочки, и мы не видели ни одного заброшенного участка земли, как не видим во всей просторной России ни одного незаброшенного.

Символ преображения Израиля — теплый и солнечный иерусалимский известняк, которым облицовывается большинство новостроек. Города заметно светлее земли, из которой они вырастают, и это очень красиво.

Ещё видна бесплодная пустыня, ещё видны вкрадчивые библейские древности и поздние вторжения (римляне, крестоносцы, сарацины, турки), ещё полно безглазых и подслеповатых баухаусов 20-30 годов, ветшающих и ошкрябанных, но уже преобладают современные сооружения и проступают контуры будущего.

Благополучие — не лучший стимул для творчества, но оно хорошо при созидании, я бы выпил за благополучие Израиля, благополучие назло всем недругам страны и евреев. Антисемитизм — чувство зависти, прежде всего: раньше мы завидовали евреям, потому что они не лезли в шахты, а занимались интеллектуальными занятиями, в отличие от нас, теперь мы завидуем евреям, живущим в тепле и на доходы от своих трудов, а не от истощающихся недр.

Так издавна повелось в России: патриотизм и антисемитизм по сути — одно чувство. Можно выделить два типа российских патриотов: те, что не могут выехать из страны, и те, что приезжают в нее на гастроли и подзаработать. Израильские патриоты действительно любят свою страну, любят взаимно и содействуют, помогают друг другу, еврейские жители и еврейское государство. Мне очень понравилось рассуждение каких-то двух теледам о том, что израильтяне добиваются и уже достигли скандинавского уровня благополучия и достоинства жизни. В России такие цели даже не декларируются, а благосостояние спрягается только в будущем имперфектном времени.

В Израиле становится понятным и даже очевидным: уровень экологического благополучия и чистоты зависит не от уровня доходов жителей, а от их образованности. Одноразовым россиянам непонятно и даже неприятно еврейское чистоплюйство.

Израильтяне нашли на своём средиземноморском шельфе природный газ. Как много его бы там ни оказалось, уверен, они не будут экспортировать его. Они даже не будут переделывать под него свои электростанции: они добавят к газу ума, пота, труда и смекалки и экспортировать будут изделия, в сотни и тысячи раз дороже газа.

При этом, на моей памяти Израиль увеличил свою территорию в два раза (с 14 тыс. кв. километров по резолюции Генеральной ассамблеи ООН №181/11 до 27.8 тыс. кв. км сегодня), а Московская область как минимум вдвое уменьшилась: в конце 50-х Московская область сбросила в Тульскую территорию сверхдепрессивного Московского буроугольного бассейна, в 1960 году Ближнее Подмосковье влилось в Москву по МКАДу, а в 2012 году Москва оттяпала клин от МКАДа до Калужской области от Минского до Варшавского шоссе. Но и ныне Московская область вместе с Москвой (44.4 + 2.5=46.9 тыс. кв. км) сильно больше Израиля: от Оки на юге до Волги на севере больше 200 километров, от границы со Смоленской областью на западе до границы с Владимирской на востоке — также более 200 километров.

К сожалению, от России теперь далеко не отъехать: вот, думали, Святая Земля далеко, а российские оккупационные освободители уже в соседней Сирии. Однако, надо заметить, что сверхагрессивная путинская Россия Израилю может пойти даже впрок: вместо Турции и Египта многие предпочтут ехать на отдых сюда, а разорённая дотла Массандра открывает израильским виноделам шанс выхода на европейский рынок дорогих и редких вин.

Российское настойчиво вторгается в израильское пространство: все эти Галкины, Малкины, Чалкины, Палкины и Залкинды, все эти Пугачёвы, Киркоровы и прочая шоу-шелупонь активно скупают тут квартиры и могилы, в экскурсионных автобусах крутят пафосно бездарные «песни» потомственного казака, внучатого племянника внука Григория Мелехова Александра Розенбаума, дарящего на наши бедные головы такие перлы:

«Горело небо — сжигали ребе»

или

«И вот победа — мы ходим в хедер».

С подобным же творчеством подкатывает и некий Стас Пьеха, и прочая бум-бум-камарилья. Отплёвываясь, я и сам дерзнул на подражание Михаилу Светлову:

ах, песенку эту
хранит как закон
хмельное растенье,
трава-самогон.

Увы, увы, политики, политиканы, депутаты и «бизнесмены» самых разных калибров везут сюда из России не только деньги, но и ядовитую идеологию «великой спасительницы мира»; увы, увы, здесь всё чаще слышатся восторги и славословия Путину — от тех, кто ни за какие коврижки не поедет назад спасать невесть от кого «русский мир».

Вечерами, отмокая под водочку от жары и автобусов, мы накатываем под неизменный, ставший рефреном российской действительности, тост: «ну, за нас, не чокаясь»…

Две формулы 4с

Классическая формула коньяка —

4с: cognac + cafѐ + choсolat + cigar.

Коньяков всего два — коньяк и неконьяк. Коньяк соответствует своему стандарту независимо от года урожая (правильно, от года возгонки, что происходит весной, следующей за урожаем). Искусство коньячного сомелье в том и состоит, чтобы сотворить один и тот же напиток из вин разных лет урожая, которые могут сильно разниться между собой по качествам. Все бренди исчисляются как трехлетние и далее — до многолетних.

Если очень грубо, то лучшие коньяки — из Petit Champagne, центрального ареала, потом идут Fine Champagne (наполовину Petit наполовину Grand), Grand Champagne (большой ареал) и потом — все остальные, включая Францию, Дагестан, Тамбов и другие коньячные центры (после Всемирной выставки в Париже в 1901 году армянскому трёхзвёздочному разрешили называться коньяком, но только на территории Армении).

По возрасту следует различать, опять — очень грубо: VS (very special) — в его составе самый молодой ингредиент выдерживался в бочке 2.5 года, S (superior) — 3.5 года, VSOP (very superior old pale) — 4.5 года, XO (extra old) — 6 лет. Более взрослые могут варьироваться в зависимости от мастерства сомелье, подготавливающего этот купаж.

Из всех неконьяков достойным можно считать шерри-бренди из Хереса-де-ла-Фронтеры (Андалусия, Испания), вырабатываемого из знаменитого винограда педро хименес. По цене же шерри-бренди дешевле французских коньяков на порядок.

Кофе лучше всего пить в Португалии, бразильский сантос, или в самой Бразилии, или Иордании (арабика), или в Сухуми советских времен (арабика то ж) или на Кубе (провинция Пинар-дель-Рио), или в Бахчисарае при Гиреях.

Шоколад должен быть чёрным и горьким, с содержанием какао от 85 до 100% и должен быть произведен из какао-бобов, а не какавеллы (какао-шелухи). Очень хорош для искомой комбинации производимый в Италии шоколад с перцем.

Сигара, разумеется, должна быть гаванской: H.Upman, Montechristo, Romeo & Julietta и другие, но вполне подойдет и элегантный Davidoff (сигареты, похожие на тонкие сигары).

Строго говоря, для пенсионеров, безработных и аристократов существует формула 5с — сюда добавляются карты (cards): бридж, покер, преферанс, баккара, беллот, деберц и другие — в зависимости от уровня образования, культуры и местной традиции.

Но существует и другая формула 4с, касающаяся бриллиантов.

Только половина алмазов являются ювелирными и идут на изготовление бриллиантов, остальное — технические алмазы.

Carat — по-гречески рожковое дерево (разновидность средиземноморской акации) называется caration. Сколько бы зёрен ни было бы в стручке и как долго ни хранились бы эти зёрна, их вес неизменен — 0.2 грамма или карат. На караты всегда взвешивали самые дорогие вещи: пряности, благовония и драгоценные камни. В современных алмазах вес каждого алмаза выбивается лазером в среднем слое огранки, за который алмаз крепится в золоте, серебре или любом другом драгоценном металле. Самые крупные бриллианты: Золотой Юбилей — 545.67 карат (алмаз весил 755), Куллиган-1 — 530.2 (алмаз весил 3106; знаменитый антверпенский ювелир Джозеф Ашер распилил этого гиганта на два крупных, 7 средних и 96 мелких бриллиантов; после того, как он распилил его надвое, мастер упал в обморок от напряжения и ответственности), Несравненный — 497.46 (890), Куллиган-2 — 317.4, Дух де Гризогоно — 312.24 (587), Столетие — 273.85 (599), Юбилейный — 245.35 (650.8), Де Бирс — 234.65 (428.5), Красный Крест — 205.07 (375) и Миллениум — 203.4 (777). В муляжах я видел их на алмазной бирже в Тель-Авиве, в натуре — те, что принадлежат по наследству английской королеве и хранятся в Тауэре. Ещё я видел в Тауэре Кохинор — 105 (вес алмаза неизвестен, как неизвестно и то, был ли он или это колдовство) и Орлов в Грановитой палате — 189.62 (400).

Color различают три цветовых группы цвета алмазов: самые дорогие — цветные (250 оттенков), затем идут бесцветные, белые (23 оттенка) и, наконец, чёрного цвета, самые дешёвые. Более всего ценятся розовые алмазы, действительно, восхитительного цвета. Цвет алмазам дают минеральные добавки при кристализации, под давлением и высокими температурами, чем и объясняется равномерность окраса.

Cat — долгое время, до 1919 года алмазы гранили по 36 граням, ныне — по 57. Прежняя огранка была плоской: корона и венчик, теперь имеет три части: снизу добавляется конус (павилион). Огранка в 57 граней дает максимальную отражаемость света или то, что мы называем самоцветностью. Самая известная система огранки создана Марселем Толковски в 1919 году. Гораздо реже используются системы Джонсона и Рёча, Эпплера и скандинавская. Разумеется, есть огромное число бриллиантов фантазийных огранок.

Clarity — чистота имеет 5 основных градаций, внутри каждой из которых имеются свои подвиды. По последней, самой нижней градации происходит раздел между ювелирными и техническими алмазами. Вкрапление других минералов и инородных тел в ювелирных алмазах не допускается. Прямо противоположным образом оценивается янтарь, где включения муравьев, мошек, мушек и прочей биомелочи сильно удорожают камень.

Алмазы зарождаются в кимберлитовых трубках, но идея алмаза возникла гораздо раньше. Первая глава книги Бытия заканчивается так: «31. И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма. И был вечер, и было утро: день шестой», а далее следует неканоническое продолжение: Бог так был доволен и растроган своим творением, что прослезился; эта слеза и есть алмаз.

Те, кому не хватает денег на бриллианты, могут наслаждаться ими в неограниченных количествах: звёзды по красоте не уступают бриллиантам и принадлежат каждому из нас, как и мы принадлежим им.

Средняя цена ювелирных алмазов — около 70 долларов за карат, бриллиантов — 10 тысяч долларов за карат. Таково соотношение Божьего и человеческого вклада в это чудо.

На пятачке

На этом пятачке, столь контрастном всей Тель-Авивской агломерации, как на дрожжах пухнущей последние сто лет, время разворачивается медленно.

На этом месте когда-то Ной построил свой неуклюжий и совсем немореходный Ковчег (евреи вообще — не морской народ, ещё до того, как стали евреями). Он собрал свою семью и весь свой зоопарк не потому, что собирался куда-то плыть, а для того, чтобы выплыть как выжить.

Апокрифы утверждают, что с ними увязался и дьявол. Он подговорил жену Ноя, ходят слухи, что её звали Пирра, медлить с посадкой до тех пор, пока Ной, осерчав, не послал всё к чёрту: тут-то все бесенята и загрузились мигом и спаслись вместе со всеми.

С этим местом связано имя и другого библейского персонажа, Ионы, посланного Богом проповедовать в Ниневию, однако, будучи робкого десятка и опять же далеко не морским волком, Иона уклонился от выданного ему техзадания и отплыл из Яффы не в Ниневию, а куда подальше, был слопан Левиафаном, три дня потратил на борьбу с перевариванием себя, всё-таки уцелел и долг свой исполнил. Странно, что не он, а именно эта рыба Левиафан украшает город.

Греческая мифология запечатлела эту выдающуюся в море скалу с Персеем и Андромедой. От Персея пошли многочисленные змееборцы и драконоборцы, Георгии Победоносцы и другие укротители геомансии, в узлах которой и возникали города. Пушкин своего Гвидона явно списал с Персея, благодаря фантасту Ефремову Андромеда стала символом космической романтики, отличилась и тёща Персея, Кассиопея: она открыла секрет вечной красоты и молодости, слизывая влагу с девственной плевы своей дочери. Позже Карел Чапек назовёт это средством Макропулоса.

Уже во времена нашей неспокойной эры сюда зачастили крестоносцы, паломники, сарацины, турки, наполеоны, еврейские переселенцы. Крошечная Яффа стала своеобразным побратимом итальянского Амальфи, такого же крошечного, очаровательного, но сыгравшего выдающуюся роль в период крестовых походов.

От Яффы началось заселение этого участка средиземноморского побережья. Чтобы избежать разборок при дележе участков, еврейские переселенцы собрали на местном пляже белые и чёрные ракушки. На одних были написаны имена глав семейств, на других — номера участков. Дети тянули оба жребия — и всё закончилось мирно.

В Яффе полно достопримечательностей.

Вот небольшая композиция «Знаки Зодиака»: наступи на свой знак и загадай желание, возможно, оно исполнится, даже если ты тут же забыл его (я, честно, забыл). Знаками зодиака названы и улочки центральной части города. На одной из них находится крошечный музей скульптора Франка Мейслера: забавные композиции из серебра. Судя по фотографиям здесь побывали Билл Клинтон и Леонид Кучма. Рядом с музеем парящее апельсиновое дерево (чтобы не платить налоги за землю). Гиды упорно утверждают, что лучшие в мире апельсины — сорта яффо.

Яффу прославил театр Гешер (Мост), хорошо знакомый российским евреям и неевреям.

На площади Кдумим есть дом, принадлежащий местной знаменитой художнице и скульптору. На крыше этого дома ею водружены смешные фигуры разного зверья. Забавен и парк Абраши, прежде всего своим названием.

Яффу разрушали и разоряли — и неоднократно. Символом разрушения города являются городские ворота, единственное, что оставляли захватчики. Именно у этих ворот шел делёж награбленного. Сам город символически перепахивался плугом. Так Луций Цензорион прошёлся плугом по разрушенному Карфагену (146 год до н.э.), а Тит Флавий — по Иерусалиму (71 год н.э.). Однако великие города неподвластны воле человека, как культура и язык неподвластны людям.

Прогулка по Яффе — прогулка по городу как идее. Иудейская идея города сильнее и возвышенней российской досоветской, советской и постсоветской градостроительной идеи: достаточно десяти праведных мужей, чтобы поселение стало городом, а все остальные и всё остальное — лишь обременительное дополнение.

В Храме Гроба Господня

в святых местах —
ни мыслей, чувств,
желаний и себя,
и вечный век — Песáх,
мой утихает слух,
и душу суетой не теребя,
застынь в камнях,
и камнем претворись,
и покорись возникшей пустоте
по имени Или, Илла или Аллах,
покорные огни
не меркнут и в воде,
коли святá она,
и трепетна земля,
и всё — от Них, от Них,
и вспоминаются грехи, Содом, вина,
и понимаешь: жизнь подарена не зря,
я растворяюсь в бесконечность, в стих…

Ожидание на Мёртвом море

за этой лёгкой занавеской
я жду себя, совсем иного,
а голос вкрадчивый, но веский,
мне шепчет: «ничего не ново,
пройдёт и это, ты забудешь
прожитых вёсен ароматы,
никто — себя ты сам осудишь,
во всём мы сами виноваты»

…на стены грозные ложится зноя тень
плывущий горизонт уходит молча в вечность,
Лилит уснула, презирая день,
кровь растворяется в воде Dead Sea беспечно…

Иудейская пустыня

седая от истории и войн,
пустыня, страж сомнения и страхов,
небес неистовых не затихает звон,
и гонит россыпи упругим знойным махом

меня здесь голос тихий позовёт:
«иди, и пусть твоя звезда зажжётся
в пустынном небе», медленно, навзлёт
молитва Богу слёзно пропоётся

и я вернусь в заброшенный Кумран,
приму обет, закон и покаянье,
забуду горестный и суетный дурман
ненужного и глупого признанья

семь лет отдам, чтоб буквы выводить
одной великой, тайной, точной строчкой,
а ночь мне будет свет галактик лить,
и так хочу своё дыханье кончить

В пути

придорожный олеандр —
украшение пути,
пожеланий от Кассандры
мы, конечно, не хотим

за далёким перекрёстком
кто-то ждёт нас при свечах,
ветер свеж, упруг и лёгок,
как в счастливых детских снах

до свиданья, презенс будней,
и вчерашнее — прощай,
светлым днём, дорогой лунной
отправляемся за край

отлетела, отлетает
быль забот и боль обид
не вернуть сугробы в мае,
и прошедший быт забыт

путь — всегда для нас отрада,
путь — дорога и полёт,
не затем, что это надо,
просто: ветер нас зовёт

О первичном

Марксистко-ленинская философия, которая, строго говоря, философией не являлась, считала вопрос о первичности материального и духовного основным вопросом философии, что само по себе весьма спорно: Сократ считал таковым вопрос об этике, Платон — о мировоззрении и т.д. наших дней. Более того, многие философы вообще не склонны выделять никакие вопросы основными, считая таковыми все, затрагиваемые и развиваемые философией. Тем не менее, диамат жив, и данная статья — реакция на их кажущиеся мне устарелыми и дикими попытки апологетики этого псевдоучения.

У античных греков есть миф — и это описано в «Кратиле» Платона — о том, что мир возник из огненной капли, очага мира, яйца, по имени Гестия, что значит Истина. В результате Большого Взрыва Гестия развалилась сначала на Пространство и Время, Рею и Хроноса, своих родителей. Затем Истина стала дробиться далее, на более или менее крупные фрагменты, носителями которых стали боги (истина Любви, Афродита, истина Солнца, Гелиос, истина Земли, Гея, истина Войны. Арес, истина моря, Посейдон, и т.п., в том числе и на скромную богиню домашнего очага Гестию, никогда не покидавшую Олимп. Более мелкие осколки Истины поселились в местных богах, гениях места, нимфах, далее они, дробясь, достались героям, людям же достались самые малые крохи Истины. И кто несет свою искорку, тот и верит.

Христианство совершило онтологическую революцию, «отменив» масштабность истины.

Понтий Пилат спросил Иисуса «что есть истина»? Христос, ошеломлённый такой постановкой вопроса (ведь Пилат спрашивал об истине как о чём-то неодушевлённом), не смог ответить сразу, но на суде, на Малом Синедрионе, он на вопрос судей «Зачем Ты опрокидывал лавки менял в Храме?», ответил «Аз есмь», «Я есть». Это не только самое сакральное имя Бога, произносимое только на Пасху, только в святая святых Храма, только Первосвященником и только шёпотом, это ещё и утверждение «Я — Истина», истина в вечном настоящем времени, сейчас и навсегда. Это было сочтено за святотатство, за что Христос и был предан распятию. Но «Аз есмь» стало первой заповедью христианства, его кредо.

И каждый христианин, говоря себе «я есть» или «верую, что я есть» или просто «верую» (credo на латыни) признаёт в себе наличие маленькой искорки Истины, каковой и является Христос. В этом — изумительная прелесть и привлекательность христианства: оказывается, что огромная космическая Истина может быть сомасштабна человеку. Вера — это, по-моему, признание в себе крохотной песчинки истины. И неважно, в какого Бога ты веруешь, потому что Бог един.

Вот ещё один аргумент в пользу первичности истины и идеи как фрагмента истины: алмазы как геолого-минералогическое, материальное явление, зарождаются в кимберлитовых трубках, но идея алмаза возникла гораздо раньше. Первая глава книги Бытия заканчивается так: «31. И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма. И был вечер, и было утро: день шестой.», а далее следует неканоническое продолжение: Бог так был доволен и растроган своим творением, что прослезился; эта слеза и есть алмаз.

Материализм и неверие сильно переплетены.

Неверие есть отказ от своей истинности и сопричастности центру мироздания, называемого греками Гестией (Истиной), Богом, Перводвигателем (Данте), Навигатором, Космическим Разумом, неверие есть отбрасывание себя на периферию мира в ещё неживое и неразумное, на фронт разбегания галактик. Неверие всегда ставит человека в ситуацию нескоординированной и безответственной космической периферии, вера придаёт человеку уверенность в его антропосферичности, а, следовательно, в ответственности за этот мир.

Вера — признание в себе истины и обращение себя к центру Вселенной. Сильный антропный принцип можно поэтому перефразировать следующим образом: мы своей верой сохраняем истинность мира, его духовность и целостность. Глядя в разверзнутую красоту звёздного неба, мы приходим в восторг и тут же ощущаем толчок внутри себя, толчок стремления к Истине, Добру и Богу.

Не ищи истину вовне — она в тебе, не ищи Бога вовне себя — Он в тебе, не ищи внешнее Добро, доверься ему в глубине себя, не ищи веру вовне — она в тебе.

На Крайнем Севере южной страны

Пересекши Кармельскую гряду, благодатную садами и виноградниками, мы оказываемся на поле Армаггедон, начинающееся с развалин Мегиддо, история которого тесно связана с пророком Ильёй и нечестивым царём Ахавом.

Четыре тысячи лет идут на этом поле ожесточённые и решающие битвы: в Первую мировую англичане разбили здесь турок и тем покончили с многовековым владычеством Османской империи в Святой Земле. В XIII веке здесь были остановлены монгольские орды, в Священной истории описано, как здесь филистимляне разгромили иудеев, как погибли в бою царь Саул и его сын Ионафан, что открыло путь к престолу Давиду.

Но ещё более величественная битва на поле Армагеддон предстоит в конце времён. И иудаизм, и христианство (в Апокалипсисе) указывают на него как на последнюю битву Добра и зла.

Силы зла займут западную, возвышенную часть поля — зло всегда полно гордыни и стремится быть выше всего остального.

Силы Добра пойдут с востока, сопровождаемые Солнцем и свободные в своем продвижении по ровному месту.

Восход и свет ослепят беспечные и самоуверенные силы зла, их грозное оружие станет громоздким и стеснит эти силы.

Битва будет продолжаться до Великого Смещения и никому из нас не дано знать, на чьей стороне мы воюем, как не дана нам и воля в выборе сторон. Никто не может сказать и не скажет, на чьей стороне он сражается — и это единственное, в чем нет у нас свободы, что гложет и угнетает каждого из нас, что останавливает нас перед свершением зла: а вдруг это — последнее наше движение? Армагеддон уже идёт и идёт уже давно — мы все участвуем в этой битве и нет возможности уклониться от этого участия.

Превыше дарованных нам воли и свободы ведет и руководит нами наша совесть, нить связи с Богом, в которой мы бессильны. Оборвавший эту нить теряет человеческий облик и навсегда остается в стане зла, и горе ему.

Но горше горького горя тому, кто оборвал эту нить сознательно и по своему безумному хотению. Есть грозный обряд матафии, проклятья навеки: ангел гасит факел души, и не восстать матафемствуемому ни на поле Армагеддон, ни в Иосафатовой долине на Страшный Суд: никогда не познать ему конца света и конца своего небытия.

На другом конце поля, в глубинах Нижней Галилеи — гора Фавор (Тавор).

Эта гора связана с Деборой — Сафо и Жанной д’Арк в одном лице, Здесь она, возглавляя иудейскую армию, победила ханаанское войско и сама же воспела свою победу.

На Фаворе произошло Преображение Иисуса перед изумленными и онемевшими Петром, Иаковом и Иоанном. Он предстал перед ними в облике, который будет присущ всем праведникам на поле Армагеддон и после Страшного Суда. Христос потребовал от своих учеников не открывать тайны Преображения, «доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых» (Мк, 9.9), и Иоанн, свидетель чуда, единственный из евангелистов, кто даже не упоминает о нем.

Осиянный Преображением, в блистающих одеждах, Иисус разговаривает с Моисеем и Илией. Присутствие Моисея является символом связи Ветхого и Нового Заветов, Илия же… иудеи ждут Мессию в Иерусалиме, с востока, с Масличной горы, но жители Цфата убеждены, что сначала Он явится им и не один, а в сопровождении Ильи, который и возвестит Его пришествие. Одна сердобольная цфатская старушка ожидала их каждодневно, а на ночь, оставляя дверь своего дома открытой, ставила на порог для долгожданных гостей две чашки чаю и два пирожка. Об этом свидетельствует надпись на стене её дома, но чай с пирожками никто более не оставляет на ночь — люди беспечны, говоря себе: «не скоро».

Три библейских персонажа были живыми вознесены на небо: пророк Илия, Малхиседек и Иисус. Возвращен на Землю пока только один — Малхиседек, самая загадочная фигура всего Священного Писания. Рожденный 92-летней мертвой Софонимой сразу трехлетним, племянник Ноя был взят на небо архангелом Гавриилом, где пережил и Потоп, и многие другие беды и напасти. Он возвращается на землю старцем во времена Авраама, устанавливает скинию на скале, на которой позже Соломон построит Храм, посвящает город Салем Иегове и называет город Иерусалимом, становится первосвященником.

Все это очень напоминает космический полет с эффектом разных скоростей времени (Потоп случился 11 100 лет тому назад; Авраам, согласно библейской хронологии, жил 4 тысячи лет тому назад).

Малхиседек особо почитался кумранскими ессеями как единственный из вернувшихся и знающий то, что не дано знать никому…

Похоронен Малхиседек на горе Фавор. Илие и Иисусу, «первосвященнику по чину Малхиседека», обещано возвращение — вот почему Преображение происходит именно в этом месте.

Справа идёт Верхняя Галилея, заселённая преимущественно палестинцами, слева — Нижняя. Вот мелькнул съезд в Кану Галилейскую, и сразу вспомнилось написанное когда-то, много лет тому назад:

Совиньон в грозу

темно и страшно
и с неба хляби
сижу в домашнем
грозой расслаблен
а в небе пляшут
под гром стихии
здесь вам не наши
пишу стихи и
в стакане мокром
моя отрада
мы не просохнем
с такой отравой
мир существует
без доказательств
неоспоримо
за счет ругательств
пусть эта туча
пройдет — накатим
любовный случай
пройдет — тем паче
блестит в стакане
слеза Аллаха
нас не заманит
судьба монаха
и пусть последний
над нами грянет —
перекрестимся
как будто в Кане
на свадьбе пары
из Галилеи
заполним тару
вино лелея
что сам Спаситель
своей рукою
чудес не тратя
смешал с водою

Немного не доезжая до Генисаретского озера, дорога стремительно уходит ввысь: чем выше в горы, тем голубей чаша Кинерета. Наверху нас ждёт священный город Цфат.

В Цфате нам повезло — мы стали свидетелями шумного и громкого шествия небольшой толпы по случаю бармицве. Смущённый виновник торжества неуклюже топтался под балдахинчиком метр на полтора, люди складно и с удовольствием пели, пританцовывали, хлопали в ладоши, радостные и счастливые, а впереди их ждало роскошное пиршество с видом на Мерон.

Сидя за чашечкой крепчайшего кофе на цфатском солнцепёке с видом на все четыре мистических горы напротив, включая Мерон, я подумал:

Каббалисты различают четыре уровня проникновения (в текст, в суть, во всё, достойное проникновения и доступное для проникновения, например, в красоту звёздного неба):

— простое поверхностное проникновение; за последние десять лет я прочитал более двух тысяч эссе, авторы которых пытались проникнуть в смысл того или иного понятия: почти все они начинали с Википедии, какого-нибудь словаря, энциклопедии или просто грамматики слова — на этом и останавливались, не смея, не желая, не хотя пройти и проникнуть далее — а ведь эти эссе писали люди наивысшим образом образованные, что ж говорить о других?

— поиски и раскрытие намёков или вскрытие смыслов — изначального, оказывающегося обычно наиболее истинным, всей гаммы последующих, эшелонированных историей и культурой; это — восхитительная и завораживающая работа, полная озарений и заполняющая семантическое пространство связями и организованностями, чем это не предел мечтаний для пытливых и ищущих?

— интерпретация — не только освоение, но и гордое присвоение смыслов, порождение новых смыслов, открывающих иные горизонты и вершины — разве не этим занимается элита?

— тайна как сокрытая истина, может, кому-то и ведомая, мы не знаем того, мы храним эту тайну не из ревности, а для того, чтобы не профанировать её, не передавать тем, для кого это может оказаться смертельно губительным, ради их обережения; субъект-субъектные отношения с Богом — отношения собеседников, Бог субъектен в силу того, что субъектны и мы, его малые искры, и разве не вместе с Ним мы проникаем в тайное, становящееся доступным и Ему и нам?

Пытливо вглядываясь в мир, мы пытаемся познать себя, пытливо вглядываясь в себя, мы пытаемся познать мир, и эта особенность нашего сознания спасительна для нас, делая нас бессмертными хотя бы в эти мгновения созерцаний. Мы погружаемся в себя, а, значит, погружаемся в Бога, и тем содействуем совершенствованию себя и своего представления о Боге, постижению данного нам Бога и себя в Нём.

Мы немеем в этом погружении и теряем слова, приобретая новые смыслы, мы примолкаем, останавливаем поток того, чем когда-то гордились и во что когда-то верили. Так и открывается вера, освобождаюсь от шелухи предверий и недоверий — немотностью и невыразимостью. Умолк — и, следовательно, постиг и достиг, постиг — и поневоле замолкаешь.

На горе, занимаемой ныне Цфатом, была крепость Иотапата. Отчаянно защищая её, в плен к начальнику X-го легиона Веспасиану Флавию попал совсем юный руководитель сопротивления и обороны Иосиф бен Маттафий. Спасая свою жизнь, он объявил Веспасиана Мессией и предрёк ему, рядовому, грубому, неотёсанному генералу из крестьян, императорский титул. Всё сбылось. Маттафий потерял честь, свободу и положение в Иудее, но стал великим историком Иосифом Флавием, засвидетельствовавшим и Иисуса Христа, и падение Иерусалима и Храма, и штурм Масады, и ессеев в Кумранских пещерах. Он написал Священную историю на греческом языке и сделал её внятной и понятной для всех неиудеев. Иудеи его презирали и ненавидели, до сих не любят вспоминать его, ему не верили при жизни, но спустя почти две тысячи лет все его описания подтвердились, и для многих людей он — величайший историк в истории человечества.

Мы были в этих краях восемь лет тому назад. Голанские высоты, венчаемые снежным Хермоном, всё также немного тревожны. Тогда мы вплотную познакомились с местным виноделием, теперь — с оливковым маслом и производными от него. Тогда нам рассказывали о героях, уничтожавших сирийские позиции, теперь — о том, как они уничтожались израильской авиацией.

Да, это — оккупированные территории, но действия израильтян вполне оправданны: подзуживаемые и щедро вооружаемые Советским Союзом, сирийцы непрерывно обстреливали мирных жителей Израиля. Они не заселяли и не осваивали эти земли, копя на них злобу и ненависть к тем, кто не они, кто лучше, умнее и трудолюбивее их. Нет, это не оккупация Крыма и не вторжение в Донбасс, это освобождение от страха и посылаемой сверху смерти. Возможно, Голанские высоты вернутся в Сирию, но для этого сама Сирия должна перестать быть шакалом при злобном и несправедливом Шерхане, превратится в цивилизованное государство и станет на путь добрососедства со всеми своими соседями.

Спускаясь с Голанских высот к Кинерету, мы пересекли отметку «Уровень моря», спустились ещё на двести двадцать метров ниже и мимо склона Нагорной проповеди, мимо благословенных олив Капернаума, в благодатной тишине этих мест спустились к озеру в Магдале, испещрённой археологическими раскопками. По разному можно относиться к Марии Магдалене, но для меня она — носитель надежды на то, что вера и спасение доступны всем нам, если мы способны любить.

Судя по всему, это — последнее путешествие в моей жизни — отъездился. Конечно, обидно немного жить без поездок, но я счастлив, что много путешествовал, видел разные места и страны, наслаждался красотой и величием мира, многое узнал и пережил. Я благодарен судьбе за предоставленную радость путешествий. Прощайте, дороги и странствия, впереди — совсем-совсем другое.

Print Friendly, PDF & Email

25 комментариев к «Александр Левинтов: Десять дней в Израиле»

  1. «Сидя за чашечкой крепчайшего кофе на цфатском солнцепёке с видом на все четыре мистических горы напротив, включая Мерон, я подумал:
    Каббалисты различают четыре уровня проникновения (в текст, в суть, во всё, достойное проникновения и доступное для проникновения, например, в красоту звёздного неба):

    — простое поверхностное проникновение; за последние десять лет я прочитал более двух тысяч эссе, авторы которых пытались проникнуть в смысл того или иного понятия: почти все они начинали с Википедии, какого-нибудь словаря, энциклопедии или просто грамматики слова — на этом и останавливались, не смея, не желая, не хотя пройти и проникнуть далее — а ведь эти эссе писали люди наивысшим образом образованные, что ж говорить о других?
    ——————-
    Даже Сирию автору могут простить, а этот абзац — вряд ли 🙂

  2. Появилась все-таки «пара ложек дегтя». Причем, в виде весьма стройной и доказательной аргументации и совсем не доказательными, на эмоциях построенными возражениями автора, который уже успел расслабиться в медовых бочках восторженных отзывов.
    «Если честно, таких людей немного жалко…» — это чувство автора меня немного насторожило. Должен сразу предупредить: я не озлоблен и жалеть меня не надо. У меня и замечания-то совсем простые.
    В заметках «10 дней в Израиле» приведена очень подробная коньячная характеристика, какую можно встретить в винной карте дорогого ресторана, рекомендации к потреблению кофе в Португалии и шоколада в Италии. Мостика к Израилю не получилось в силу, предполагаю, не ведущего положения страны в деле производства коллекционного коньяка.
    А с бриллиантами получилось совсем обидно: от добросовестной компиляции и выписок из БСЭ не нашел в себе силы автор перейти к ведущей в мире роли Израиля и к знаменитой бирже.
    После изучения таких полезных сведений осталось чувство незаконченности. Мне в заметках об Израиле не хватило доброго куска текста про пингвинов, например. Ведь так интересно они живут на Южном полюсе!

  3. Большое спасибо всем откликнувшимся на эти путевые заметки тёплыми словами. Признаться, никак этого не ожидал. А что нашлось пару ложек дёгтя — куда ж без них? Если честно, таких людей немного жалко: они ведь озлоблены вовсе не на меня (я в их жизни ровным счётом ничего не значу), они создают вокруг себя ад сами — эта мысль Айни Штейнзальца кажется мне очень правильной.
    Ещё раз, спасибо за солидарность и со-чувствие

  4. Замечательный теплый очерк, но почувствовал и разницу: мы не живем в Израиле 35 лет, но когда возвращаемся, то чувствуем себя как дома. Всегда традиционно объезжаем север из Хайфы; вокруг Кинерета. У развалин Мегидо в мое время находился военный лагерь, где каждое лето я проводил по 10 учебных дней, а остальная служба из 35 годовых дней проходила в более серьезных местах.

    Коньячный рассказ, не вполне точный, воспринимаю с некоторым юмором. С предельным сочувствием и пониманием воспринял фразу: «Судя по всему, это — последнее путешествие в моей жизни». Может быть, все-таки не так, уважаемый Александр? Ведь Вы порядочно нас моложе…

  5. «Самое заметное явление в Израиле — преображение, то, чего мы, москвичи, никогда за всю свою историю не испытывали»

    совершенно точно подмечено. Меня это поражало раньше, и удивляет до сих пор. Со всей заслуженной критикой министров, премьеров и президентов — страна все время меняется, появляются новые районы и дороги. Достаточно два месяца не проехать по шоссе, как с удивлением видишь новые кварталы и развязки.. развязки.. Пожалуй, больше меня лишь когда-то удивляло наличие мягких пружинящих покрытий под детскими качелями на улице, на детских площадках. Спасибо автору за рассказ

    1. «Самое заметное явление в Израиле — преображение, то, чего мы, москвичи, никогда за всю свою историю не испытывали»
      Пожалуй, больше меня лишь когда-то удивляло наличие мягких пружинящих покрытий под детскими качелями на улице, на детских площадках.
      —————————————
      Ну Вы даете, г-н Install-r! Да такие покрытия в Петербурге на тысячах детских площадках. Вы уж поверьте мне, профессиональному воспитателю внуков. Предполагаю, что и в Москве их десятки тысяч

      1. Это Вы даете, г-н Ефим Левертов! Меня удивляло «когда-то» :-). Чувствуете разницу? В то время, когда я приехал в Израиль, нигде в Москве я такого не видел. Не знаю про Петербург. Но в десятке других российских городов, в которых я часто бывал, этого не было и в помине. В моем городе, большом, более, чем миллионном, и по-своему именитом, — не было не только покрытий, да и площадок толком не было….А в Израиле — это была обычная история, в весьма захолустных местах.

  6. Великолепная статья, без пафоса показывающая любовь и уважение автора к Израилю и его народу. Хотя, к сожалению не всё так однозначно и, со скандинавским уровнем благополучия и достоинства жизни и, с уровнем экологического благополучия и чистоты и, с экспортом газа и со многим другим. Несколько слов о вторжении в израильское пространство Действительно, чего только в Израиль не привозят или не привозили люди «от искусства». Не все, но многие российские эстрадники, индивидуумы и коллективы, приезжают со своими заезженными программами в Израиль.
    Как в старом анекдоте: «…И с этими хохмочками он сюда приезжает?»
    К примеру, мне вспомнилась сценка (монолог) не раз приезжавшего в Израиль А. Арканова (к сожалению, недавно, ушедшего из жизни) обо всем уже надоевшей рекламе. Я был с ним согласен в том, что навязчивая, бесконечно повторяющая одно и то же, реклама, действительно очень мешает, выводит из равновесия. Как правило, она бездарна и, вряд-ли выполняет свою основную функцию, т.е. сбыт залежалого товара. Но его рекламный юмор типа: таблетки «Стоятис» или «Просталом» для поддержания потенции и оргазма мужчин, а также «Какалакс» при запорах, после приема которых «Усраться можно» (его выражение), это верх или, скорее, низ безвкусицы.
    Может быть, в первом случае лучше пропеть строчку из «Интернационала» «Вставай проклятьем заклейменный…», как он сам рекомендовал в одной из своих «нетлёнок» «От Ильича до лампочки». От такого юмора, как и от самой рекламы, действительно «Ус**ться можно». Его дуэт с многозамужней исполнительницей песен, которую он сам и все остальные называли «дамой без комплексов» под названием «Гондурас в огне», который исполнялся уже пару десятков лет (мне могут сказать, что пьесы Островского ставятся на подмостках уже более 150 лет, Чехова — более 100 лет, но не скажут), вообще написан, только ради того, чтобы вставить: «Гондурас, Гондурас, еще много, много раз» (Н. Хрущев наверняка срифмовал бы в своем художественно-манежном стиле: «Гондурас — пидарас»).

  7. Александр Левинтов
    6 Март 2016 at 18:51
    ———————————————————
    Уважаемый Леонид Борисович!
    Скорей всего, вы Евангелие не читали, а потому вольно трактуете слова первосвященника на Малом Синедрионе, путаете пальмовые ветви (символ мира) с опахалами, а также приписываете Христу, не претендовавшему ни на какую власть, даже над учениками, бывшему «не от мира сего», притязания на трон уже не существовавшего к тому времени Иудейского царства.
    ===================================
    Уважаемый Александр,
    Вы пишете о Христе, «не претендовавшем ни на какую власть». Удивительная информация. Возможно, что у меня неверные сведения. По этим неверным сведениям «Христос» означает помазанник, то же, что «машиах» или мессия. Это не имя или фамилия, доставшиеся от родителей. Такое название говорит именно о претензии на царскую власть в Иерусалиме.
    Вы пишете: «Скорей всего, вы Евангелие не читали…» Алаверды: «Скорей всего, вы только Евангелие и читали…» В ТаНаХе есть и книга «Пророки», там о машиахе написано достаточно подробно. Это будет царь из рода Давида, который соберет евреев из рассеяния, и так далее… И тогда займется делом: «И рассудит Он народы, и даст поучение многим народам; и перекуют они мечи свои на орала, и копья свои — на серпы; не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать» (Исайя 2:2-4)»
    Для римлян царь был не нужен, в Риме уже был император, этого им хватало. Вот за это, за объявление себя машиахом, то есть царем Израиля, товарища и распяли римляне, единственные, имевшие такую возможность. Но римляне еще отличались качественной работой с первоисточниками. Евангелия они читать не могли, тогда их еще не написали, а вот Пророков изучали основательно. Римляне отличались максимальной толерантностью к иным религиям и святотатство по отношению к иудаизму им было, скорее всего, безразлично. Поэтому Ваше «Это было сочтено за святотатство, за что Христос и был предан распятию» вызывает большие сомнения. Я конечно за завтраком у Пилата не сиживал, но что-то почитывал…
    Ну и ссылка на авторитет Евангелий…
    — Ваш рассказ чрезвычайно интересен, профессор, хотя он и совершенно не совпадает с евангельскими рассказами.
    — Помилуйте, — снисходительно усмехнувшись, отозвался профессор, — уж кто-кто, а вы-то должны знать, что ровно ничего из того, что написано в евангелиях, не происходило на самом деле никогда, и если мы начнем ссылаться на евангелия, как на исторический источник… — Он еще раз усмехнулся, и Берлиоз осекся, потому что буквально то же самое он говорил Бездомному, идя с тем по Бронной к Патриаршим прудам.

    1. И в этот раз, и восемь лет тому назад меня искренне удивляла и радовала веротерпимость евреев Израиля вообще, и Иерусалима в особенности: и к язычеству, и к христианству, и к исламу. Это — не просто индикатор культурности еврейского народа. Это, при всей нетерпимости вероучений в истории, оказалось и важным элементом духовной и национальной самообороны в условиях проживания в разных, достаточно ядовитых, средах. Отвечая на юдофобию, антисемитизм и другие проявления ненависти сдержанно, евреи демонстрировали образцы понимания других. Достоевский был антисемитом, но лучшая книга о нем написана Леонидом Ципкиным («Лето в Бадене»).
      Конечно, я Ветхий Завет знаю и понимаю хуже, чем Новый, хотя бы в силу того, что по незнанию иврита не могу читать многочисленные комментарии к нему. Но:
      — Иосиф Флавий (бен Маттафий) написал на греческом «Иудейские древности», фактически пересказ Священной истории, чтобы приобщить к ней тогдашних европейцев: греков и римлян
      — перевод Пятикнижия семьюдесятью учеными мужами в Александрии (Септуагинта) признан как Божье позволение.
      Примерно сорок лет тому назад я с необыкновенным трепетом прочитал обе книжки Амусина о кумранских ессеях, во-многом, прововестниках христианства.
      Всё это — аргументы для мысли, кажущейся мне убедительной: сила веры определяется не отрицанием других вероучений, а уважением и спокойным отношением к ним. И именно этим отличаются в большей степени, нежели другие, именно израильские, иерусалимские евреи. При этом внутренние иудейские убеждения, устои и традиции я не обсуждаю.
      Что касается Мессии и стремления Иисуса к власти, то у христиан просто другое понятие Мессии, к власти же Иисус ни одним словом или поступком не стремился, поверьте.

      1. Александр Левинтов
        7 Март 2016 at 14:28
        —————————————————
        Что касается Мессии и стремления Иисуса к власти, то у христиан просто другое понятие Мессии, к власти же Иисус ни одним словом или поступком не стремился, поверьте.
        ==============================
        У христиан много разных понятий. Я с христианами по определению в спор о религии не вступаю.
        1. Аргумент — поверьте — не проходит. На это могу сказать: и Вы поверьте в мои слова.
        2. Пророки — часть Библии. Написанное мной там есть так же, как и в ТаНаХе, Вы уж поверьте. Там о мессии и написано.
        3. Евреи во времена Пилата власти не имели. Тем более не могли казнить Христа и приговорить его к распятию. Вы поверьте, но лучше проверьте.
        4. Распятие — исключительно римский вид казни, евреями не применявшийся ни разу. По Вашей версии евреи командовали римским прокуратором и распорядились казнить за оскорбление иудаизма. Это настолько оторвано от исторических исследований, что удивительно, как это мог написать грамотный человек. Но за то написанное вполне адекватно отображает извечную клевету на евреев — «Они убили нашего Христа».
        В общем — желательно лучше разбираться в теме. Обратите внимание, я не касался теологических вопросов. Желательно было бы еще прежде чем писать о обороне Иотопаты побывать там и не помещать ее ни в Цфат, ни в Тель-Авив.

        1. «Распятие — исключительно римский вид казни, евреями не применявшийся ни разу.»
          ——————————————————————————
          Согласно христианской традиции на распятии Христа была начертана аббревиатура I.N.C.I., что расшифровывается как Иисус Назарейский Царь Иудейский. В римском праве, однако, надпись на кресте часто являлась не именем распятого, а краткой формулировкой приговора. Если расшифровать аббревиатуру таким образом, то можно было бы узнать, какой именно закон нарушил Иисус, и насколько правомочны были действия Понтия Пилата. Если предположить, что Иисусу Христу вменили в вину его претензии на царство Иудейское, помните в Евангелиях Пилат спрашивает: «Ты – царь, ты князь?», на что Иисус отвечал Пилату: «Ты сказал», то приговор Пилата мог бы быть и достаточно обоснован с точки зрения римских законов, так как, в отличие от восточных империй, Римская империя, по крайней мере в теории, означала власть именно закона: не царь – закон, а закон – царь.

  8. Прекрасные путевые заметки. Одно уточнение: крепость Иотапата была не на горе, занимаемой ныне Цфатом, а в другом месте: см http://www.rutraveller.ru/place/48007 . Ее развалины и сейчас там — я там был четыре года назад.

  9. Конечно же кофе в Португалии очень неплохое (и очень дёшево – удавалось выпить экспрессо по 60 центов), на Кубе — не был, в Сухуми был достаточно паршивенький, но сладкий и горячий – намного лучше был в кулинарии на углу ул. Горького и пер. бр. Садовских, но самое лучшее – конечно же в Италии.
    P.S.
    С удивлением обнаружил, что очень придирчивый в вопросах видов «дезинформации относительно Израиля» Марк восторженно принял предположение, что «Возможно, Голанские высоты вернутся в Сирию»
    P.P.S.
    А вообще то было очень приятно прочитать такой восторженный отзыв о моей стране.

    1. —————————

      Дорогой Самуил!
      Господин Сэм (под всеми известными мне именами и псевдонимами) включен мной в мой личный список людей на действия которых стараюсь не реагировать.
      Этот господин способен вопрос о цене кофе в Джубге в 1967 году сделать главным для себя и обсуждать его днями, нивелируя таким образом прекрасную статью-бестселлер.
      М.Ф.

  10. «Российское настойчиво вторгается в израильское пространство: все эти Галкины, Малкины, Чалкины, Палкины и Залкинды, все эти Пугачёвы, Киркоровы и прочая шоу-шелупонь активно скупают тут квартиры и могилы, в экскурсионных автобусах крутят пафосно бездарные «песни» потомственного казака , внучатого племянника внука Григория Мелехова Александра
    Розенбаума, дарящего на наши бедные головы такие перлы:
    «Горело небо — сжигали ребе»
    или —
    «И вот победа — мы ходим в хедер».
    С подобным же творчеством подкатывает и некий Стас Пьеха, и прочая бум-бум-камарилья.
    Отплёвываясь, я и сам дерзнул на подражание Михаилу Светлову:
    ах, песенку эту
    хранит как закон
    хмельное растенье,
    трава-самогон…»

    — Давно открыл (для себя) в Мастерской «7 Искусств» … — повести? — рассказы? — летописи? — географа-философа-поэта Александра Левинтова. Талант — штука непростая.
    Талантливый человек талантлив в разных областях.
    Сегодня встретился с новой (для меня) стороной таланта А.Л. — блестящей иронической прозой и поэзией (см. выше).
    Большая часть заметок под названием «10 дней в Израиле» совсем не иронична.
    Точные прозаические картины Страны сменяются диалогами, фотографиями, стихами.
    Надолго запомнятся строчки:

    * * *
    … на стены грозные ложится зноя тень
    плывущий горизонт уходит молча в вечность,
    Лилит уснула, презирая день,
    кровь растворяется в воде Dead Sea беспечно…
    * * *
    пустыня, страж сомнения и страхов,
    небес неистовых не затихает звон,
    и гонит россыпи упругим знойным махом

    меня здесь голос тихий позовёт:
    «иди, и пусть твоя звезда зажжётся
    в пустынном небе», медленно, навзлёт
    молитва Богу слёзно пропоётся

    и я вернусь в заброшенный Кумран,
    примут обет, закон и покаянье,
    забуду горестный и суетный дурман
    ненужного и глупого признанья…
    * * *

    (во 2-ой строчке последней строфы — опечатка -? — «приму обет» -?)
    ::::

    «..Но ещё более величественная битва на поле Армагеддон предстоит в конце времён. И иудаизм, и христианство (в Апокалипсисе) указывают на него как на последнюю битву Добра и зла.
    Силы зла займут западную, возвышенную часть поля — зло всегда полно гордыни и стремится быть выше всего остального.
    Силы Добра пойдут с востока, сопровождаемые Солнцем и свободные в своем продвижении по ровному месту…»

    :::::::
    Хотелось бы цитировать больше, и стихи, и прозу. Оставлю такую возможность для новых благодарных читателей, которым можно позавидовать , особенно, если они прочтут А.Л. в первый раз.

    1. спасибо за указанную опечатку: вы совершенно правы

      [Исправлено, — ред.]

  11. Ах, какой добрый, мудрый, интеллигентный очерк! Какая достоверная проза, какие нетривиальные стихи! Спасибо, амон тодот! Я помню впечатления (именно впечатления) галутного мальчика от 25-летнего Тель-Авива (1934 г.). Недавно отметил свой 27 год репатриации — время каждодневных радостных волнений и тревог, восторгов и негодований, национальных взлётов и провалов и итоговой надежды: дорогу осилит страна, идущая сквозь «револьверный лай», преодолевающая баррикады ненависти, непризнания, отторжения. Конечно, с явной или непрямой поддержкой значительной части мира, в основном — еврейского.

  12. 1) «Я — Истина», истина в вечном настоящем времени, сейчас и навсегда. Это было сочтено за святотатство, за что Христос и был предан распятию».
    Думаю, вовсе не за это пустое бахвальство. А за вполне реальные претензию на трон. Чему есть немало док-ств. например, при встрече Христа, въезжавшего в Иерусалим, люди держали пальмовые опахала — атрибуты царских покоев.
    2) «Материализ и неверие сильно переплетаются».
    С материализмом.сильно переплетается вера.
    Например, ангелы — обязательно с крыльями. Хотя что стоит Всемогущему сделать так, чтобы они летали без крыльев ?

    1. Уважаемый Леонид Борисович!
      Скорей всего, вы Евангелие не читали, а потому вольно трактуете слова первосвященника на Малом Синедрионе, путаете пальмовые ветви (символ мира) с опахалами, а также приписываете Христу, не претендовавшему ни на какую власть, даже над учениками, бывшему «не от мира сего», притязания на трон уже не существовавшего к тому времени Иудейского царства.
      Что касается ангельских крыльев, то они, как и ангелы, конечно, нематериальны.
      В последнее время мне приходится много спорить с одним философом, доктором наук членом партии и всё такое прочее. Он потрясает меня своим воинствующим невежеством и уверенностью, что знает всё Священное Писание, и Ветхий, и Новый Завет, не читая их. Это очень прискорбно. Пожалуйста, не уподобляйтесь носителям диамата: это и некрасиво, и не модно, и опасно, как в том анекдоте:
      Бог: Пётр, что там за шум у ворот?
      Пётр: атеисты хотят видеть Тебя
      Бог: скажи им, что Меня нет

      1. «путаете пальмовые ветви (символ мира) с опахалами, а также приписываете Христу, не претендовавшему ни на какую власть, даже над учениками, бывшему «не от мира сего» Александр Левинтов)
        1) Пальмовые ветви , как символ мира и как царские опахала : по меньшей мере, одно не противоречит другому.
        2)Как можно приводить в качестве фундаментального док-ства слова причастного человека ? — Если я скажу, что единственный носитель Истины — это Я, то разве обязательно всем остальным верить мне ?
        3)На смысл слова ХРИСТОС, означающего помазанника на трон, указал Янкелевич . Я не владею его аргументами, поэтому дополнительно приведу свои аргументы, помимо пальмовых опахал.
        Например, Библия, без видимой цели, скрупулёзно прослеживает, что предком Христа был царь Давид. При рождении Христа царю Ироду (которого вы почему-то не признаёте) было предсказано, что этот младенец его свергнет. Насколько Ирод поверил, видно из того, что он приказал умертвить родившихся в определённое время младенцев (Христа родители смогли уберечь, удрав в Египет). .На лбу казнимого Христа была повязка с издевательской надписью «Царь Иудейский». С той же целью. на его голову был одет лавровый венец, придавленный терновыми ветвями.
        Один из весомых косвенных доводов заключается в позиции Синедриона и более широкого круга лиц , требовавших казни Христа. Они рассматривали Христа, как более опасного, чем любого разбойника. Если бы они видели в нём проповедника особой религии , то по большому счёту он был бы для них безразличен : мало ли просветлённых или якобы просветлённых дервишей вещает народу о себе и о своих религиозных представлениях. Их ненависть к Христу могла питаться только политическими соображениями: а именно, что он придёт к власти.

  13. В очередной раз, по поводу этой замечательной публикации, выражаю свою благодарность автору.
    После четверти века непрерывного бега по жизни во вновь обретённой стране в погоне за тем, чтобы наверстать упущенное в прошлом, восприятие притупляется, картинки вроде меняют интенсивность цвета, удивительное становится привычным, а волшебное – частью повседневной жизни.
    И тут приходит Художник и светом своего острого, точного, независимого, не замутненного разного цвета и качества фильтрами взгляда, высвечивает тебе твой дом, те уголки его, в которые ты давно не заглядывал и возвращает тебя в действительность, в реальность и наполняет тебя чувством сопричастности к тому «обыкновенному чуду», которое вдохновило мастера на эти слова о твоей стране.
    М.Ф.

    1. спасибо за добрые слова. Знал бы, могли бы встретиться. Я жил в Натаньи, но посидеть могли бы в любом месте.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *