Гарри Фельдман: Победа ковалась и в тылу

 177 total views (from 2022/01/01),  1 views today

… прошедшие суровые испытания на полях сражений, как никто другой, прекрасно понимают, что без самоотверженного, до предела изнурительного труда работников тыла победа над нацизмом была бы невозможна.

Победа ковалась и в тылу

Гарри Фельдман

Зиновий Фридман

Герой этого очерка Зиновий Фридман не был участником боевых действий. Более того, он даже не служил в армии. И, в понимании антисемитов, в его послужном списке лишь «Ташкентский фронт». Однако, как и миллионы других самоотверженных тружеников тыла, он внес свою достойную лепту в материально-техническое обеспечение наших войск, в разгром ненавистного нацизма и поэтому по праву может считать себя одним из творцов Великой Победы.

Его же подробные, красочные воспоминания о грозовых сороковых годах прошлого столетия, патриотизме, самоотверженности и героизме советского народа, о суровых испытаниях, выпавших на его долю не только на полях кровопролитнейших сражений, но и в тылу, и на временно оккупированных территориях, близки не лишь ветеранам. Они являются бесценным фактическим материалом, помогающим современной молодежи и грядущим поколениям на примере жизнеописания одного еврейского паренька и его семьи осмыслить содержание всей противоречивой советской эпохи со всеми ее «плюсами» и «минусами».

Поэтому-то и было решено передать их в очерке от первого лица без существенного редактирования.

К этому следует добавить, что Зиновий Фридман, невзирая на свой преклонный возраст (98 лет), активный участник всех ветеранских мероприятий, уважаемый в организации человек. Ведь его друзья, прошедшие суровые испытания на полях сражений, как никто другой, прекрасно понимают, что без самоотверженного, до предела изнурительного труда работников тыла победа над нацизмом была бы невозможна.

Итак, слово герою трудового фронта Зиновию Фридману.

* * *

Я родился в 1918 году в городе Запорожье на Украине, но всю свою сознательную жизнь и трудовую деятельность провел в городе Николаеве, куда в 1930 году переехал вместе с родителями на постоянное место жительства.

Моя трудовая деятельность началась с 15-ти лет в фабрично-заводском училище, в которое я поступил после окончания семилетки. Здесь я приобрел специальность токаря. В процессе работы по специальности на заводе мне был присвоен 5-й квалификационный разряд. Окончив судостроительный техникум, я был переведен на инженерную работу. Сначала был назначен нормировщиком, а затем заведующим тарифно-нормировочным бюро в механическом цехе, в котором в то время работало свыше четырехсот человек.

Зиновий Фридман. На пороге тяжёлых испытаний

Николаев — город корабелов. В нем находились крупнейшие кораблестроительные заводы «Океан», завод имени «61 Коммунара», крупный завод по изготовлению турбин, конденсаторный завод, завод «Дормашина». На весь мир славилась крупнейшая в Союзе парфюмерная фабрика «Алые паруса». Большим спросом на Украине и за ее пределами пользовалась и продукция нашей швейной фабрики. Из года в год наращивал выпуск продукции большой глиноземный завод. Гордостью города был крупнейший Черноморский судостроительный завод, на котором изготовлялись известные всему миру авианосцы. С началом войны, быстрым продвижением вражеских войск и угрозой захвата города противником, остро встала проблема срочной эвакуации его промышленного потенциала и обслуживающего персонала для налаживания выпуска в тылу военной продукции, снабжения армии необходимой техникой и боеприпасами. Все трудоспособное население было направлено рыть окопы на подступах к городу. Это, как и погрузка промышленного оборудования, проходило под почти беспрерывной бомбежкой и обстрелами вражеских штурмовиков. Скорбный список жертв увеличивался с каждым налетом.

Кстати, наш город, как и Киев, Житомир, Одесса и ряд других важных стратегических объектов, был подвергнут массированной бомбардировке уже на рассвете 22 июня 1941 года.

Когда немцы приблизились на 60-70 километров и начался сильный обстрел дальнобойными орудиями, нам после погрузки оборудования дали направление для работы на большом номерном (военном) судостроительном заводе С-10 в городе Астрахани, предложив при этом, добираться туда, кто как может. На сборы нам давалось 24 часа.

13 августа 1941 года, бросив все в квартире, я вместе с родителями и женой (женился я накануне войны, 3 ноября 1940 года) отправился на железнодорожный вокзал с надеждой добраться до места назначения.

С огромным трудом родителям удалось втиснуться на открытую платформу уходящего последним товарного состава. Мне же и моей жене Любе место досталось лишь на ступеньках вагона. Два старших брата и сестра были в тот период в армии.

По дороге наш состав несколько раз подвергался нападению фашистских стервятников. И снова без жертв не обошлось. По прибытию в город Херсон мы сразу же попали под бомбежку, при которой было много погибших.

Из Херсона нам удалось катером, под шквальным обстрелом неприятеля, переправиться на противоположный берег Днепра у станции Пойма. Здесь было сосредоточено множество эвакуированных. Они штурмом брали товарные вагоны и открытые платформы железнодорожных составов, отправляющихся вглубь страны.

Одним из таких эшелонов, потеряв многих погибшими во время налета авиации противника, мы прибыли в город Астрахань.

После нескольких дней нашего пребывания под открытым небом в холоде и голоде, представитель Министерства судостроения объявил нам, что завод С-10 кадрами уже укомплектован, и что нам надлежит отправиться на завод № 264 в город Сарепта возле Сталинграда.

С трудом добравшись до нового места назначения, я с 9 сентября 1941 года приступил к работе на заводе, изготавливающем корпуса для танков Т-34. В связи с огромным объемом токарных, электросварочных, монтажных и других работ, трудиться приходилось почти круглосуточно, имея лишь краткие перерывы на еду и непродолжительный сон.

Наш завод, нефтебаза и другие стратегические объекты, а также сам город систематически подвергались ударам с воздуха. И, однажды, когда я, получив несколько свободных от работы часов, был на базаре, в толпу поблизости от нас была сброшена бомба. Жену оглушило, а у меня в результате контузии на всю оставшуюся жизнь пропал слух.

Через год работы на этом заводе нам снова пришлось добираться вглубь страны, так как фашистские войска стремительно продвигались к городу.

15 августа 1942 года к нам прибыл представитель Ставки Верховного Главнокомандующего, и распорядился всем труженикам оставить завод, перебраться на другую сторону Волги и добраться в город Барнаул Алтайского края для работы на новом военном заводе №77.

При переправе катером через Волгу мы, как это уже не раз бывало, снова подверглись атаке вражеских штурмовиков. Но и на этот раз мне удалось разминуться со смертью.

По прибытию, после долгих мытарств на новое место назначения, мы были расселены по баракам и сразу же закреплены за станками согласно своей специальности.

В новых заводских корпусах еще не было смонтировано отопление. Оборудование для них лишь поступало из многих предприятий страны.

Перед коллективом завода была поставлена задача в кратчайший срок освоить выпуск 12-цилиндровых V-образных дизелей для танков Т-34.

Нормальные условия для работы отсутствовали. Для обогрева рук приходилось пользоваться вагранкой с коксом, установленной у каждого станка. Ежедневный многочасовый труд был не только тяжелым, но просто-таки изнурительным. Но прекрасно понимая важность его для страны, для победы над ненавистным врагом, мы не роптали на это, а самоотверженно выполняли ответственное задание Родины.

В конце сентября 1942 года, после изготовления первого дизеля, на завод прибыли представитель Ставки и замминистра машиностроения, поставившие перед коллективом задание изготавливать по 20 дизелей в сутки.

Оно казалось совершенно невыполнимым. Однако, внедрив в технологический процесс ряд рационализаторских предложений, позволяющих значительно повысить производительность труда, применив высокопроизводительное оборудование и специальный режущий инструмент, работая по 12 часов в сутки без выходных, мы уже в начале 1943 года наладили выпуск не менее 20 двигателей в сутки.

Учитывая, что одна » тридцатьчетверка» заменяла на фронте около тысячи солдат, мы гордились своим вкладом в разгром врага.

В авангарде нашего многонационального коллектива шли евреи Абрам Голков, Герман Хейфец, Наум Немировский и многие другие.

Хочу отметить, что жизнь во время войны была очень тяжелая. На зарплату прожить было невозможно и мне пришлось продать даже свой свадебный костюм.

Карточной системой предусматривалось выдача продуктов: хлеба на одного рабочего 800 граммов в день, служащим — по 600 граммов, иждивенцам — по 400 граммов. Соответственно были установлены месячные нормы получения мяса, круп, жиров и других, крайне необходимых для жизни продуктов. На их выкуп уходила вся зарплата. Некоторой поддержкой для нас, работающих на заводе, было обеспечение обедами, согласно выдаваемых на месяц талонов с указанием чисел месяца. Производственникам, работавшим сверхурочно, выдавались талоны на дополнительное питание. Передовики производства получали талоны для покупки в магазине промышленных товаров. Их мы обычно обменивали в селах на картофель. Однажды, получив и отоварив такие талоны, я с еще одним работником поехали поездом в деревню Топчиха. Нас предупредили, что от станции нам предстоит пройти семь километров, и при этом возможна встреча с волками. Для их отпугивания необходимо иметь с собой паклю и бидончик. Огонь зажженной пакли и звук ударов по бидончику отпугивают хищников. Этим мудрым советом мы и попытались воспользоваться, когда к нам стремительно приближались два матерых зверя. Стук по металлу заставил их остановиться на некотором расстоянии от нас. А вот паклю мы никак не могли зажечь из-за сильного ветра. Так что, возможно, наша участь была бы при этой встрече решена. Но, как говориться, на наше счастье в это время из-под горки появилась подвода с людьми и, после их выстрела волки убежали.

Променяв в селе полученные по талонам отрезы, мы, каждый с мешком картофеля на плечах, двинулись пешком в обратный путь. Но донести тяжелый груз до станции у нас не хватило сил. За два километра до нее мы высыпали из мешка часть картофеля, прошли около километра, оставили в поле оставшийся груз и вернулись забрать остальное. Так «короткими перебежками» мы, запыхавшись, совершенно выбившись из сил, еле поспели к отходу поезда. Если бы мы, не дай Бог, опоздали на него, нам грозила бы ужаснейшая неприятность за невыход на работу в военное время.

Весной администрация завода добилась для своих рабочих выделения земельного участка под огороды. На них нам приходилось тяжело трудиться в свободные от работы часы. Чернозем был очень плодородным. Осенью он порадовал нас обильным урожаем, что стало хорошим подспорьем для нас в голодные годы.

Для доставки людей на обработку земли и перевозки урожая нам было разрешено использовать прибывшие с фронта и ожидавшие ремонта танки. Заводские умельцы соорудили для этого специальные приспособления, позволяющие одним танком перевозить до 150 мешков картофеля.

Выращиваемый нами урожай значительно сократил потребность заводчан в получении государственного продовольствия, позволил увеличить его поставку на фронт.

После окончания войны я, как и большинство сослуживцев, изъявил желание вернуться в свой родной город. Однако предприятие продолжало работать, и администрация не вправе была распускать свои кадры. И мне еще четыре года пришлось трудиться здесь на инженерно— технических должностях. До 10 марта 1946 года я был заведующим тарифно-нормировочным бюро цеха, а затем начальником бюро труда и зарплаты.

Лишь 1 июля 1949 года, по распоряжению Министерства судостроительной промышленности я был возвращен на Николаевский судостроительный завод и был назначен технологом, а затем старшим мастером инструментального цеха.

Как молоды мы были, как нежно мы любили. Чета Фридманов с дочуркой Милочкой

В 1952 году я был переведен на должность заведующего тарифно-нормировочного бюро, а в 1957 году — на должность начальника бюро организации труда.

После достижения пенсионного возраста, я, по просьбе руководства завода, продолжал работать еще 11 лет. Лишь накануне 1993 года, я ушел с предприятия, имея общий трудовой стаж 58 лет, из которых 46 лет были отданы родному заводу.

Помимо основной работы, мне приходилось преподавать в заводском учебном комбинате, обучать поступающих к нам рабочих специальности станочника.

Я награжден многими медалями, в том числе и медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», рядом Почетных грамот.

Мои родители умерли в эвакуации, не выдержав военного лихолетья. Уже в Израиле ушла из жизни моя жена.

Дочь Мила и сын Саша работали тоже на нашем Черноморском судостроительном заводе. Мила проработала 36 лет инженером-технологом бюро распределения работ в отделе Главного технолога, а Саша (после окончания Ленинградского электротехнического института) — в отделе механизированной системы управления производством (АСУП) инженером, а затем старшим инженером. После окончания аспирантуры Саша защитил диссертацию на получение учёной степени кандидата, а через некоторое время и доктора технических наук, преподавал информатику в филиале Киево-Могилянской академии, в институте культуры, в пединституте.

Заканчивая описание своей жизненной одиссеи, не могу, хотя бы вкратце, не рассказать о значимости нашего завода для обороноспособности и экономики страны. На нем было построено свыше пятисот рыболовецких траулеров, в том числе и типа «Меридиан» длиной 104,5 метра, шириной 16 метров, водоизмещением 5715 тонн, громадные китобойные базы «Советская Украина», «Советская Россия» (водоизмещением 44 тысячи тонн). Авианосцы «Ульяновск», «Баку», авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» и другие тоже являются детищем нашего коллектива.

В 1959 году заводу было поручено изготовление баллистических ракет для атомных подводных лодок. И с этой задачей труженики предприятия справились с честью.

Огромен и объем жилищного, а также социально-культурного строительства, произведенного корабелами в послевоенный период.

С развалом Советского Союза, разрывом экономических связей с предприятиями— поставщиками из разных республик, производство пришло в упадок. Когда в 1993 году, прибывшие на завод премьер-министры России и Украины Виктор Степанович Черномырдин и Леонид Данилович Кучма, поставили вопрос: «Что необходимо для достройки авианосца «Варяг», директор завода Ю. И. Макаров ответил: «Советский Союз».

* * *

Считаю, что краткое жизнеописание героя этого очерка, героя, являющегося одним из бойцов многомиллионной армии тружеников тыла, красноречиво подтверждает правильность утверждения, вынесенного в заглавие «Победа ковалась и в тылу», является достойным примером для нынешнего и грядущих поколений самоотверженного выполнения своего гражданского долга, целеустремленности и патриотизма.

У внучки есть все основания гордиться своим дедушкой
Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Гарри Фельдман: Победа ковалась и в тылу»

  1. Благодарю.
    Никак не могу выяснить, откуда пошла, и что означает фамилия Фридман.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *