Леонид Лазарь: «Два пальто» (почти правдивая история)

 539 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Что, текут у вас слюнки на ихний «кейк», похожий на кусок стекловаты, залитый пеной для бритья? А «куки»? Смело можете менять «у» на «а». А клубника, по размеру, цвету (да по и вкусу тоже) напоминающая свёклу? А этот ихний, извините, кофе?..

«Два пальто»

(почти правдивая история)

Леонид Лазарь

Когда Моисей женился на эфиопке, то его сестра Мириам, недовольная такой новой родственницей, за глаза стала порицать новобрачного, за что и была поражена проказой. Иосиф, повинный в подобном грехе, трижды был сурово наказан Небесным Cудом. Сам Бог мысленно упрекнул Сару, хулившую Авраама.

Адам и Ева, внимавшие хуле змия на Господа, «навлекли смертную кару на себя, на всё их потомство и на весь род человеческий».

Законоучители Талмуда относят проклятие к очень серьезным проступкам и считают хулой, поношение даже неодушевлённой материи. Посланцы, командированные осмотреть Землю обетованную, по возвращении распустили худую молву о ней. В результате — всем израильтянам старше 20 лет было суждено умереть, даже не вступив в неё.

А знаете, от чего царство Иудейское было разделено, народ Израиля впал в идолопоклонство и был изгнан из страны своей?

Всего лишь от того, что Давид внимал поклёпу на Мефибошета.

Большую часть своей жизни я прожил в стране под названием Советский Союз (помните, была такая?) и довольно-таки долго служил в обычном советском учреждении, со всеми, ему присущими, атрибутами: партбюро, профкомом, бухгалтерией, «Доской Почёта», стенной газетой «Прожектор» и туалетом с прошлогодней подшивкой газеты «Труд». Занимались наполовину пустым делом, особенно не потели, умеренно бездельничали, иногда выпивали. Но! Без повода — никогда! Правда повод был — всегда! Майские, ноябрьские, 8 марта, Новый и старый Новый год, база, колхоз, пенсия, премия, 60 лет вахтёрше, 300 лет русской балалайке…

Накануне какого-то праздника народ, разумеется, уже с утра не работал. Собрали, как обычно, по три рубля с мужчин, по два — с женщин и отправили гонцов в магазин. Вот уже кончили делить праздничные заказы и тащить из чьей-то шапки подписку на Пикуля и «Литературку», уже стихли страсти, по: «Дюма на Шукшина не равнозначно» и что: «как себе — так гречку, а как бухгалтерии — так рис». Уже все пишущие машинки снесли в «кадры» и опечатали, сдвинули столы и накрыли их прошлогодними оборотными ведомостями…

А на них — кто чего принёс!

На блюде холодец подрагивает, жирком покрыт, как замёрзший пруд, листики петрушки, яичные и морковные кружочки в нёго вмёрзли. Селёдочка под синим лучком, заправлена уксусом и подсолнечным, нерафинированным. Запах!!! Тут же капустка соленая, со льдинками, и какие-то грибочки: сизые, сопливые — смотреть не на что, а попробуешь, и жизнь отдать не жалко! Вот, в облупленном фаянсовом тазике, все в пупырышках, огурчики соленые из рассола выглядывают, густо зелёного цвета, в дубовых да вишнёвых листиках, и в укропных водорослях (сейчас помню, как хрустят и пахнут бочкой) запутались. В таком же, облупленном — помидоры. Как вампир, кожицу тонкую чуть прокусишь и кровь-то его всю выпьешь, а рука сама за вторым тянется… Пирожки с капустой, мясом, грибами, и рисом с яичками.

Салаты разные, ну и король-винегрет, конечно, (а как же селёдочка без него?) надушен рыночным, подсолнечным, но не золотистым, а коричневым, из пережареных семечек. Кто корочку от черного, в него не макал, потом подсаливал и в рот — тот и не жил!

Стол незатейливый, но: языку приятный, мозгам понятный, желудку знакомый, душе угодный и сердцу — любый!

А вот и гонцы пожаловали! Что ребята принесли?

Службу свою понимают: беленькая (3 р. 62 к.), коньячок азербайджанский для форсу (почему-то всегда пах клопами — 4 р. 12 к.), вина немного, для приличия — «Алиготе» и «Рислинга» (1 р. 80 к.), водичка конечно, для порядка «Московская минеральная» и фруктовая «Буратино» (22 к.), колбаска «докторская» (2 р. 30 к. — кило), «любительская» с жирком (2 р. 90 к.), и «хлеб ветчинно-рубленный» (1 р. 70 к.). Сырки плавленные «Дружба» (26 к.) и «Волна» (14 к.) для ассортимента, ну, и десерт, разумеется — торт «Прага» (3 р.), пастила фруктово-ягодная (1 р.90 к.), мармелад «Балтика», сахарным песком усыпан, (1 р.40 к.). Само собой, хлебушка обязательно — черного, круглого (по 18 к.) и белого — вдоволь, по 13 или 25 к. батон.

Ну, и что ещё нужно? Анчоусов, устриц и авокадо, извините, не было. А кому их и здесь надо? Впрочем, рыба конечно, была — треска (та, которая с головой, по 56 к. — кг), под маринадом.

Этим вашим «суши» с «ролами» рядом делать нечего!

И фрукты, конечно, тоже были, яблоки антоновские — янтарный бочок, на просвет взлянешь — семечки видно.

Укусишь… ой не могу больше писать, скулы сводит.

Иногда вот так посмотришь в окно и думаешь, чего это я всё для русскоязычной прессы пишу? Американцы что, не люди? Пора и их чем-нибудь порадовать. Конечно, не так почётно и гонорары не те, но, как известно — всех денег не заработаешь. Так ведь не поймут!

Сейчас проверим. Отсылаю последнюю страницу знакомому слависту Терри, шесть лет учил русский и, в отличие от меня, пишет почти без ошибок.

Через десять минут звоню:

— Что понял?

Немного.

— Зачем в туалете газета?

— Читать. Правильно?

-Не совсем. Почему с женщин взяли по два рубля, а с мужчин по три?

— Они зарабатывают больше?

-Нет. Считается, что женщины пьют меньше. Что такое холодец?

— Холодное мясное блюдо, синоним — студень.

— Правильно. Почему опечатали пишущие машинки?

— Чтобы не платить «овертайм»[1]. Правильно?

— Нет. Чтобы не напечатали чего лишнего. Кто такой клоп?

— Кровососущее насекомое, но я не знал, что из него делают коньяк?

— Как еда?

— Очень жирно и не полезно.

— Пошёл ты…

-Пошёл? Куда пошёл?

— Я говорю, что бы нашёл ты на вашем праздничном столе?

-Торт, печенье, клубнику, кофе…

Что, текут у вас слюнки на ихний «кейк», похожий на кусок стекловаты, залитый пеной для бритья? А «куки»? Смело можете менять «у» на «а».

А клубника, по размеру, цвету (да по и вкусу тоже) напоминающая свёклу? А этот ихний, извините, кофе?

Ну, чего для таких писать! Вот уж действительно — дикий народ! Наши дети знают куда больше.

Сейчас проверим. Даю прочитать последнюю страницу дочери-тинейджеру.

— Что поняла?

-Всё!

-Кто такой Пикуль?

— Огурец из банки.

— Что такое холодец?

— Ну-у… такая гадость!

— Почему он дрожал?

-Может earthquake?[2]

— Почему грибы сопливые?

— Инфекция?

— Кто такой клоп?

-Ну-у…такой, как таракан.

— Почему, те, кто распределяли праздничные заказы, себе взяли гречку, а бухгалтерии дали рис?

-Может быть, там работали китайцы?.. Папа, я хочу спросить…

— Пожалуйста! Как всегда, с удовольствием отвечу на любой твой вопрос!

— У вас там работали, те, кто моложе 21 года?

— Конечно.

— А как же они пили алкоголь, ведь это illegal! [3]

— Иди, делай уроки!!!

Потерянное поколение. Несчастные дети. Жалко их, рыдать и причитать хочется: ой, не макать им в солонку лучок с редисочкой, ой, не выуживать им из банки мелкого частика, ой, не насаживать им на вилку сопливого…

Поплакали, пойдём дальше.

Берёшь из морозилки очередную — заиндевелую, наливаешь, как положено, сначала дамам слева и справа, потом себе, ставишь ее родимую на стол, а на ней твои finger-prints[4], да почётче, чем «иммигрешн натурализейшн центр» делает!

Кладёшь себе, так культурно, всего понемногу.

Горбушечку чёрного «вологодским» слегка тронешь, селёдочки кусочек на вилку— от картошечки пар идёт…

Хорошо сидим!

Дамы раскраснелись, тоже ухаживают: вам что положить: «Оливье» или «Столичного»?»

Напротив меня, снабженец наш — Зайцев, по кличке «ходок», бо-о-ольшой не дурак выпить и покуролесить. Любители поддать вообще, а снабженцы из них, в особенности, это как масоны — члены единого братства. По едва уловимым признакам (например, запах вчерашней трапезы: две пачки «Примы», сто грамм ливерной «Собачья радость» и четырё бутылки «Алжирского») издалека узнают они брат брата, и всегда оказывают друг другу гостеприимство и поддержку.

Нет такого кладовщика, с которым бы наш Зайцев, соблюдая все необходимые элементы ритуала, не заседал в ихней ложе — близлежащей забегаловке. Не было такой сотрудницы отдела сбыта, с которой наш «Ходок» не состоял бы в более, чем дружеских отношениях.

Слева, фигуристая наша машинистка — Морковкина. Разведенная, хорошо за тридцать девушка, исполнительная и безотказная во всех отношениях. Охотно брала халтуру, ненавязчиво правила ошибки и никогда не торопила с оплатой.

Справа — консультант Евгения Дмитриевна. О ней чуть подробнее.

Была она специалистом по Ленину.

Это та самая кепка

Отправили её к нам, то ли из Института марксизма-ленинизма, то ли из университета одноимённого названия, где она даже чуть не защитилась с монографией: «Некоторые новые сведения о Ленинском гардеробе».

В этом многолетнем исследовании ею было убедительно доказано, что у Ильича было не одно, как думали раньше, а целых — два пальто!

Одно, черное на вате, ему справили в Польше, второе — серое, шинельного сукна, сострочили отечественные, красные белошвейки.

Революционер С.Я.Аллилуев, тесть Сталина, одолжил (для конспирации), это пальто (и парик) Ленину, когда тот уходил от шпиков.

Зимнее пальто Ильича

В этом пальто, на заводе Михельсона, полуслепая Фаня Каплан продырявила три дырки.

Эти её исследования никак не вязались с научными выводами академика, главного специалиста по Ленинскому гардеробу, сделавшего свою научную карьеру на исподнем вождя. Разгорелся нешуточный спор. Схлеснулись две научные школы: ещё бодрые учёные старички, поддерживаемые полуживыми соратниками Ильича с одной стороны, и желающая пробиться к кормушке наглая молодёжь — с другой. Заграничные командировки, научная полемика на страницах партийных изданий, симпозиумы обществоведов стран Варшавского договора, доносы и анонимки…

Дело дошло до комиссии ЦК. На её заседании Евгения с соратниками сделала научный доклад, выложив кипу документов, фотографий, и как главное доказательство — пуговицу, и кусок подкладки, обнаруженные в Швейцарии и Франции.

И тогда, интриган-академик выбросил главный козырь!

Сегодня — заявил он, — они начали ревизию Ленинского гардероба, а завтра приступят к ревизии Ленинского учения.

Комиссия насторожилась. В болоте не любят бултыханий. Никаких ревизий никто не хотел, всем и так было хорошо. К тому же академик и председатель комиссии были соседями по даче. Евгении Дмитриевне дали квартиру в Совминовском доме и через месяц сократили. К нашей конторе всё это не имело никакого отношения. Но, как известно, Ленин — всегда живой. Так у нас появился новый консультант, сразу же получившая кличку «Два пальто».

Надо сказать, что борьба за верхнюю одежду вождя не затихла, а только приняла подпольно-выжидательный характер. Время от времени наш новый консультант тихо предупреждала «Я — в архив» и пропадала на несколько дней.

По возвращении, загадочно улыбалась, всем своим видом стараясь показать, — ждать осталось недолго, и всё скоро встанет на свои места.

Лет ей было слегка за пятьдесят, ходила она в девицах и на столе держала портрет певца Захарова, в рамке.

Помните подругу Моники Левински Линду Трипп? Так вот, если она наденет лиловые туфли, и на башке начешет партийную халу, внешне, это и будет — вылитая наша «Два пальто».

С первого дня стала она наводить свои порядки. Повела борьбу с курильщиками, натащила откуда-то растений в горшках, завела икебану — сучки, ветки всякие, и каждый день бегала к начальству: капать и доносить. Народ платил ей тем же: регулярно удобрял флору остатками слабоалкогольных напитков, оживляя японские сюжеты головками от воблы, пробками, и окурками.

Теперь, когда вы знакомы с основными действующими лицами нашей истории, перейдем к её кульминации.

Уже почти всё выпили и съели. Приступили к десерту. К нему положены чай и кофе, а чайник в машбюро. За ним ушла Морковкина и пропала. За ней Зайцев — и тоже, как в воду канул. Демократичная Евгения Дмитриевна лично пошла узнать, в чём дело, распахнула дверь, а там…

Ходок наш, часто любил повторять: «некрасивых женщин не бывает, а бывает — мало водки». В тот день водки было много…

В понедельник утром, секретарша донесла, что «Два Пальто» целый час запугивала Шефа, он вызвал кадровика и велел уволить обоих.

Решили идти к нему. Секретарша устроила встречу на 10 утра — по понедельникам, к одиннадцати, Шеф ходил в бассейн.

Полчаса ушли на контрзапугивание. Пользуясь своими связями, он тут же, по телефону, отправил Морковкину переводом в архивное управление МИДа.

Дело мы обещали расследовать, Зайцева, на собрании пропесочить как положено, и в стенной печати тоже, да так — что взвоет!

Без двадцати одиннадцать Шеф сказал, что, к сожалению, должен бежать в Центральный комитет (правда, не уточнил — чего) и просил, чтобы «обязательно, в отношении… что б расследовать, и что б пропесочить, в отношении… да так, в отношении… чтоб взвыл!»

Проведение расследования поручили комиссии в след. составе:

Л.Лазарь — председатель, А. Метелин (бывш. Мильштейн) — зам., Е. Сопелкина — член.

В коморке художников, вооружившись двумя воблами и шестью бутылками «Жигулевского», комиссия начала расследование.

Председатель:

— Ты что — козел! — дверь не мог на ключ закрыть?

Зайцев:

— Да не успел…

Зам. председателя:

— Не успел! Надо успевать! Вот у меня был случай: прихожу как-то в архив…

Через пару часов ( подследственный еще пару раз сбегал в магазин) приняли след. план:

1) Зайцеву всё взять на себя, больше каяться и на собрание привести жену с ребёнком.

2) Поэту Байкову написать, обличающие этот нехороший поступок, стихи.

3) Художнику Дeдулину изобразить к стихам Байкова красочную иллюстрацию, что-нибудь типа того, как сладострастный заяц пожирает толстую морковку.

На следующее утро Байков принес судебно-медицинскую поэму:

В порыве пьяной дури
В машбюро ворвался,
Где, в форме извращённой,
Грязно надругался…

Поэтище он был матёрый, рифмой крыл правду-матку. Имел много и других положительных качеств: никогда не ломался, писал на любую тему и сам всегда просил: «если что не так — подправить».

Талант его, не имел сестры, и он один мог запросто заполнить любую газетную площадь. Правда иногда ему не хватало русского языка, и тогда он выдавал, например, такое:

…И ввысь и вширь струятся
Полотна кумача.
За ними — демонстранты,
Поя и хохоча…

Я был очень доволен нашим поэтом, по крайней мере его произведения полностью соответствовали глупости описываемых событий. Беднягу Зайцева нужно было выручать и совместными усилиями стихи немного пригладили, придав им санитарно-просветительский уклон:

…На крыльях бурной страсти
В машбюро влетел,
Где негигиенично
Ею овладел…

Собрание назначили на три часа, в среду. Каждую среду, к четырём, шеф ходил в баню.

Если на Хиллари Клинтон надеть цвета «электрик» нейлоновое пальто фабрики «Красная швея», слегка съехавшие сапоги-чулки Подольского обувного объединения, самопальную вязанную шапочку-букле, вставить ей в верхнюю челюсть золотой зуб, и научить по-русски, через каждую минуту, повторять: «а как же вы думали, ежели вчетвером на шишнадцати метрах», то вам будет легко представить мадам Зайцеву, держащую на руках, всю обмазанную зелёнкой, сопливую Челси.

В Красном уголке, большой оригинал, дружбан, и постоянный собутыльник нашего героя, художник Дедулин в спешном порядке дорисовывал иллюстрацию к поэме Байкова.

Собрание началось ровно в три.

Председатель — А.Метелин, зам. — Л.Лазарь, секретарь — Е.Сопелкина.

Председатель собрания:

— Поступок некрасивый, заслуживающий самого серьёзного наказания. Но… нельзя толкать человека в спину, надо протянуть руку…

Голоса с мест:

— Нельзя толкать! Надо протянуть!

Жена Зайцева:

— А как же вы думали, ежели вчетвером на шишнадцати метрах…

«Два пальто»:

— Мы на переднем фронте идеологической борьбы, нас могут посетить зарубежные гости…

Голоса с мест:

— А у нас пальто повесить не на что…

Председатель комиссии по расследованию:

— Была попытка…

«Два пальто»:

— Я не ребёнок…

Голоса с мест:

— Это точно!

«Два пальто»:

— И сумею отличить попытку от…

Голоса с мест:

— Научите нас…

Зайцев:

— Виноват, оступился, доверие оправдаю…

Жена Зайцева:

— А как же вы думали, ежели вчетвером на шишнадцати метрах ….

Шеф (глядя на часы):

— Наказать, в отношении… по всей строгости, что бы другим, в отношении… неповадно, на нас ровняются, нас знают, мировой резонанс, в отношении…

Жена Зайцева:

— А как же вы думали…

Шеф (наклонясь к уху председателя месткома):

— Чего она там всё долдонит про какие-то шестнадцать метров?

Предместкома (на ухо шефу):

— Да не выделяют жилплощади уже какой год!

Шеф (на ухо Предместкома):

— Так нельзя с народом, напишите письмо в хозяйственное управление, я подпишу…

Шеф (громко):

— Продолжайте, товарищи, я, к сожалению, к четырем должен быть у Министра…

Зайцеву объявили выговор и на месяц отправили в колхоз. Собрание кончилось. Народ повалил домой. В коридоре висел экстренный выпуск стенной газеты. Половину ее занимала поэма, вторую иллюстрация. На ней, подлец Дедулин изобразил стоящего спиной в полуобороте… певца Захарова в приспущенных брюках и в зайцевском кожаном пиджаке. Со скабрезной улыбкой взирал он на какую-то даму, стоящую перед ним на коленях, на расстеленных двух пальто.

Лица её не было видно, торчала лишь часть «халы» и огромная лиловая туфля.

«Редкая, в отношении… паскуда! Как, в отношении …от неё избавиться?» — причитал через неделю насмерть перепуганный Шеф, читая спущенное сверху письмо на трёх страницах.

Были там и «разложение коллектива», и «нетрудовые доходы», и «антисоветские анекдоты», и ещё много чего, кончавшегося угрозой жаловаться в «ЦК КПСС и выше»…

«Злой глаз, дурное начало и ненависть к людям сживают человека со света» — говорил еврейский мудрец Раби Йегошуа.

В то время выше ЦК КПСС был только Господь, который, получив жалобу, вдруг неожиданно… призвал жалобщицу к себе.

Хоть и была она не самым доброжелательным человеком, никто не злорадствовал.

«Когда падает враг твой, не радуйся, и когда спотыкается он, пусть не ликует сердце твоё. А то увидит Господь, и не будет это угодно ему, и обратит он гнев твой (против тебя)» — говорил ещё один еврейский мудрец, Шмуэль-младший.

Никто и не радовался, сожалели: «могла бы ещё пожить…».

На торжественной панихиде Шеф выдал речь: «Редкий, в отношении… души человек … Как нам, в отношении, будет её не хватать…»

Байков написал декадентско-ботанический реквием:

…Зачем нас так быстро покинула ты,
Ушла, и завяли твои все цветы…

Вот здесь наш местный Байрон немного приврал, т.к. растения, в которые перестали бросать мусор, наоборот, резко пошли в рост.

Живописец Дедулин (почему-то лиловым цветом) оформил траурный стенд. Незлопамятный академик прислал венок.

Два мордастых аспиранта поклялись довести дело усопшей до конца.

Певцу Захарову какой-то негодяй пририсовал траурный бантик.

Закатили грандиозные поминки.

Кто-то пошёл ставить чайник…

Жили трудно, но не скучно! Иногда спрашивают: ну чего вам там, в Америке, не хватает? Вот этого и не хватает.

Американская контора, в которой автор тяжким трудом зарабатывает себе на кусок «буррито с гаукамоле».

Подходит секретарша с толстым, глупым лицом:

— Будете выписывать какой-нибудь журнал?

— Какой журнал я могу выписать?

— По вашей специальности.

— Ну, если по специальности, то выпишите мне «Плейбой».

Через час подходит «human resources», кадровичка по-нашему:

— Лио, мы вас очень ценим, но, пожалуйста, не шутите так больше с нашей секретаршей. Вы же не хотите, чтобы нас судили?

Я не хочу. Представьте теперь себе, эту ситуацию — там. Хоть шутка и не особо затейливая, наша, тоже не большая красавица — секретарша аж трясётся вся от смеха, и пересказывает её ещё кому-то. Те — тоже веселятся. На шум подтягивается народ из соседних комнат. Анекдоты, случаи из жизни…

Тут и перерыв на обед подошёл. Все переместились в какое-нибудь близлежащее заведение.

Рассольник с маслинкой (87 коп.), антрекот (1 руб.13 коп.) с жареной картошечкой.

Опытная официантка ставит на стол «целую» ( 89 коп. — 100 гр.)

«Куда целую! Мы же на работе» — возмущается народ, — «и заказывали только 200 грамм?!»

Она: «буду я сто раз бегать, у меня ноги больные»…

Вот вам и культура обслуживания! Но, не гонять же её, действительно… и ноги больные. Пятьдесят грамм под рассольник, пятьдесят под антрекот.

А это кто там сидит, такая симпатичная? Ба! Да это же наша секретарша.

Эй, больноногая, неси ещё двести грамм!

Если честно, то контора наша была мало похожа на Белый Дом. Машбюро явно не дотягивало до Овального кабинета, и машинистка наша не особенно походила на ихнюю практикантку, разве что, была поумнее.

Да, Зайцев не умел играть на саксофоне! Ну и что? Да если бы Билл пропустил через свои почки лишь четверть выпитого Зайцевым портвейна и постоянно не отдавал бы своей Хилари получку, то ещё не известно, дожил бы ли он вообще — до известного скандала.

И тем не менее, и в той, и в другой истории — много общего.

Оба Ромео нуждались в улучшении жилищных условий, т.к. один имел всего «шешнадцать метров» в московской коммуналке, второй же, вообще был лимитчик, т.к. и в Литл-Роке, и в Вашингтоне, проживал на служебной площади.

Клинтоны перебрались в мало кому известный, скучный нью-йоркский пригород Чаппакуа, куда, небось, и автобусы-то не ходят. А вот Зайцевы, в весёлое, обжитое место, прямо напротив станции «Бирюлёво-товарная».

Причём, если Хилари с Биллом ещё и придётся писать мемуары, что бы рассчитаться за свои квадратные футы, то Зайцевым же, их квадратные метры достались совершенно бесплатно. Ну, чего там Клинтоны напишут? Ну Моника, ну Пола… Вот Зайцевым есть что описать, сразу можно кино ставить, и можете мне поверить, вещь посильнее «Сибирского цирюльника» будет.

По-разному сложились судьбы и обеих Джульетт. Одна вышла замуж за солидного, вдового МИДовца, её ценит и уважает трудовой коллектив Посольства в одной небольшой африканской стране, где она опять заведует пишущей машинкой и чайником. Другой же, болтушке и неряхе (за полгода не нашла времени простернуть свое несчастное платьишко) сделать это будет потруднее…

Цари и простые смертные, вельможи и нищие, хозяева и рабы — все равны в обиталище мёртвых. Куда отлетела душа нашего консультанта, рабы Божьей Евгении?

Один из самых значительных законоучителей эпохи Второго храма (конец 1 в. до н.эры — начало 1 в.н.э.), Хилел говорил, что те, кто колебался между добром и злом, вообще не попадают в ад. Грешники подвергаются там наказаниям только 12 месяцев, и лишь особые категории грешников, доносчики и те, кто отрицал воскресение мёртвых, либо ввёл в грех многих, обречены на вечное наказание.

Доносчик стоит в одном ряду с вероотступником и безбожником и обречён на вечные адские муки. Это по Талмуду.

В христианских же представлениях Ад — это место вечного наказания отверженных ангелов и душ умерших грешников. В этом застенке Божественной юстиции, где царствует сатана с чертями, по некоему потустороннему уголовному кодексу вершится правосудие. Русский фольклор так трактует эту тему:

И грешникам место уготовлено —
Прелютыя муки, разноличныя.
Где ворам, где татям, где разбойникам,
А где пияницам, где корчемницам,
А где блудницам, душегубцам?
А блудницы пойдут во вечный огонь,
А татие пойдут в великий страх,
Разбойники пойдут в грозу лютую,
А чародеи отъедут в тяжкий смрад,
И ясти их будут змеи лютыя;
Сребролюбцам место — неусыпный червь;
А мраз зело лют будет немилостивым;
А убийцам будет скрежет зубовный;
А пияницы в смолу горячую;
Смехотворцы и глумословцы на вечный плач;
И всякому будет по делам его.

В соответствии с духом архаического судопроизводства род наказания отвечает роду преступления и виновный терпит кару в погрешившем члене своего тела.

Лжесвидетели, таившие в устах ложь, мучимы огнём, наполнившим их рот; женщины, вытравлявшие плод, обречены кормить грудью жалящих змей; ленивцы, в неурочное время нежившиеся в постели, простерты на ложах из огня; клеветники, грешившие языком, за язык и подвешены. (Интересно, за что там подвешивают прелюбодеев?)

В любом случае, прочитав этот стих, каждый может сам определить — что его ждёт? Страшно конечно, но в то же время, а чего собственно в раю делать? У меня, например, там и знакомых никого нет.

На иконе «Воскресения» 1502-1503 гг., письма знаменитого Дионисия с учениками (хр. в Русском музее, СПб.), демоны, мечущиеся под ногами Христа, носят названия страстей: «ярость», «блуд», «мздоимство», «жадность» и т.п. Ангелы, образующие заслон вокруг Спасителя, разят их тонкими длинными копьями.

P.S. Возвращаясь к началу, Моисей сестру простил и воздал за нее молитву. В тот же день Мириам от проказы излечилась.

___

[1] Сверхурочные.

[2] землетрясение

[3] незаконно

[4] отпечатки пальцев

Print Friendly, PDF & Email

27 комментариев к «Леонид Лазарь: «Два пальто» (почти правдивая история)»

  1. «Славная бекеша у Ивана Ивановича! отличнейшая! А какие смушки! Фу ты, пропасть, какие смушки! сизые с морозом! Я ставлю бог знает что, если у кого-либо найдутся такие! Взгляните, ради бога, на них, — особенно если он станет с кем-нибудь говорить, — взгляните сбоку: что это за объядение! Описать нельзя: бархат! серебро! огонь! Господи боже мой! Николай Чудотворец, угодник божий! отчего же у меня нет такой бекеши! Он сшил ее тогда еще, когда Агафия Федосеевна не ездила в Киев. Вы знаете Агафию Федосеевну? та самая, что откусила ухо у заседателя…»

    «…Скоро вслед за ними всё угомонилось, к гостиница объялась непробудным сном; только в одном окошечке виден еще был свет, где жил какой-то приехавший из Рязани поручик, большой, повидимому, охотник до сапогов, потому что заказал уже четыре пары и беспрестанно примеривал пятую. Несколько раз подходил он к постели с тем, чтобы их скинуть и лечь, но никак не мог: сапоги, точно, были хорошо сшиты, и долго еще поднимал он ногу и обсматривал бойко и на диво стачанный каблук».

    1. Гений!
      Часто сквозь видимый миру смех льются невидимые миру слёзы.
      слезы(с).

  2. Талант, внутренняя свобода – гоголевского разлива! Дай бог – чтоб не скукожился!
    Стихи Байкова (особенно «с санитарным уклоном») и иллюстрирование – на высоте! (Потому-то определение «соответствовали глупости… событий» — неуместно. Какая же глупость, если всё «на самом деле»?)
    Иной раз избыток запятых; замеченные: «внешне, это и будет» — «в более, чем дружеских отношениях» — «Зайцева, на собрании пропесочить» — «обличающие этот нехороший поступок, стихи» — «золотой зуб, и научить по-русски, через каждую».
    «Ушла, и завяли» — лучше бы тире.
    «Где, в форме извращённой,» — запятые, ЕСЛИ подчёркивают иронию.
    «Талант его, не имел сестры» — требует некоторой неуместной эрудиции.
    Всех заслуженных вами удач!

  3. Многократное браво автору! Свои не забудут, чужие не поймут. Лазарь

    1. Захочешь забыть — не получится!
      Да и нужно ли, забывать?

      ХАГ ПЕСАХ САМЕАХ!

  4. Спасибо, очень художесвенно написано.
    И неужто вы привезли все меню с собой?

    1. Нет, конечно. Если в Вашем комп. стоит «google images search», Вам не трудно будет найти что угодно.
      К этой печальной истории было еще много, на мой взгляд, интересных иллюстраций. К сожалению ( наверное-по техн. причинам) не для всех нашлось место.

      ХАГ ПЕСАХ САМЕАХ!

      1. >…было еще много, на мой взгляд, интересных иллюстраций. К сожалению ( наверное-по техн. причинам) не для всех нашлось место.

        Да, вы правы, не для всех. К великому сожалению, всё никак не доходят руки написать подробные рекомендации (правила и пояснения) для авторов, как оформлять рукописи. Место на страничке правил зарезервировано, осталась сущая безделица — написать текст (как в старинном анекдоте: «осталось Ротшильда уговорить»; впрочем, текст «Как писать комментарии. Подробно: правила и пояснения» мы год назад героическим усилием сваяли и… его даже прочитали человека три-четыре)…

        Пока нет подробных инструкций, отвечу вкратце автору. И, надеюсь — другие авторы тоже прочтут. По техническим соображениям, дабы не раздувать чрезмерно занимаемое пространство на сервере (за которое владелец Портала платит), установлен лимит: не более десяти — дюжины иллюстраций на одну публикацию. Причём, размер каждой иллюстрации не должен превышать (или превышать совсем на чуть-чуть) 100 килобайт, так, чтобы суммарно на статью графические материалы не превышали одного мегабайта. Это важно для читателей, не имеющих скоростного соединения с Сетью — чересчур “тяжёлые” web-страницы грузятся медленно, что раздражает. Разумеется, есть исключения. Например, в недавней статье Э.Элькинда содержатся 42 авторских фото/скана уникальных коллекционных экспонатов, ранее никогда нигде не публиковавшихся. Конечно, тут мы пошли на многократное превышение лимитов. Вообще, материалы в рубриках «Галерея» (посвященные изобразительному искусству) и «Страны и народы» (содержащие авторские фотоотчёты о путешествиях) мы публикуем с нарушением собственных ограничений по числу фотографий. По понятным причинам — без видеоряда такие публикации потеряют изрядную долю своей ценности и привлекательности. В других рубриках отношение к иллюстрациям более сдержанное. Как пишет сам уважаемый автор, при помощи Гугла читатель может при желании «найти что угодно». Поэтому, мы отдаём предпочтение авторским фотографиям, сканам снимков из семейных альбомов, документов — старых “докомпьютерных” “бумажных” свидетельств нашей истории. Что до картинок, найденных в Сети — умеренно, “без фанатизма”. И для таких картинок/фотографий важно их соответствие ряду условий:

        — Легальные. если изображение защищено их автором (в него “впечатан” адрес web-сайта или что-то, вроде “(c) Вася Пупкин” или “© Basil Poupkin, Esq.”, то мы (журнал) обязаны получить разрешение на воспроизведение изображения у правообладателя. Читатель в своём блоге — не обязан, потому на подобные “мелочи” внимания не обращает. Нам же приходится. Даже если на фотографии нет “водяных знаков”, даже тогда изредка приходят возмущённые письма с требованием убрать ту или иную «мою замечательную фотографию» (которую наш автор нашёл в Сети). Мы тут же убираем и проблемы нет. Но если на фото есть явный копирайт — лучше это фото вообще не ставить, а то неприятностей не оберёшься.

        — Этические. Частные фотографии могут появляться в публичном обозрении либо с разрешения их владельца, либо по истечении долгого срока, когда все изображённые давно уже ушли, а частное фото превратилось в “историческое свидетельство”. То есть, автор может публиковать фотографии из своего семейного альбома, но не из чужого (если он, конечно, специально не заручился разрешением изображённых там людей или их наследников). Особенно жёстко мы следуем этическим ограничениям, когда видим фотографии, снятые в разгар застолья или иного веселья, снятые неожиданно для человека (а то и скрытой камерой), в смешном, неловком, “неформальном” контексте (с открытым ртом, корчащим рожи, ковыряющим в ухе, пьющим рюмку, а то и “из горлá”). Кто-то умилится, глядя на себя в молодости, а кто-то будет жестоко обижен. Поэтому, для таких фото нам нужно честное слово автора, что этических проблем после публикации не возникнет.

        — Технические. Представьте висящие рядом на стене ковёр и почтовую открытку. Как будет смотреться открытка рядом с ковром, превышающим её по площади на порядок (если не на два)? Вот такие изображения мы порой получаем: крохотульку 150 на 150 пикселей и рядом огромное панорамное фото 4600 на 1200. Как их скомпонуешь? MS Word — замечательный инструмент. Он позволяет компоновать коллажи, визуализировать часть изображения, скрывая остальное, увеличивать, уменьшать и т.д. Мы, увы, имеем дело не с Word, а с графическими файлами формата .jpg (которые, если автор не прислал иллюстрации в этом формате, нам приходится самим делать, “выдирая” картинки из Word-файла — дополнительная нудная работа). Для Web-публикации нужно, чтобы изображения были соразмерны и примерно одинакового качества. Если вы хотите, чтобы был коллаж — сделайте его сами и пришлите нам. У нас подобную работу делать некому (у меня, например, и фотошопа нет, делать нечем). Поэтому картинки, размером по ширине меньше чем 250 пикселей, мы отбраковываем сразу. Портреты (т.е. картинки, где высота больше ширины) желательны шириной по меньшей мере 350 пикселей (лучше 400-450), ландскейпы (где ширина больше высоты) — шириной 640 или больше. Но при этом — не более или чуток более 100 килобайт. И не менее 10-15-ти килобайт, меньше — если это не “Чёрный квадрат” Малевича — означает, что качество ужасное.

        Вот вкратце такие рекомендации к прилагаемым к рукописи иллюстративным материалам.

        1. Ещё раз — спасибо за информацию. Много из этого не знал. Жаль, что эти причины на позволяют разместить все иллюстрации, иногда они многое объясняют.

          Может быть модернизация имеющегося оборудования и программного обеспечения стоит не таких уж сумашедших денег, и многочисленные авторы и читатели смогут помочь в её осуществлении?
          А может быть кто-нибудь из авторов или читателей ( их компьютерных гениев- отпрысков) сможет помочь? Это большая мицва (мицва — всякое доброе дело), ибо сказано в умных книгах: «Он повелевает, и каждое исполнение мицвы содействует реализации Божественного замысла».

          Лично я не отказался бы и от услуг (платных) корректора, стыдно бывает за допущенные ошибки.
          А может быть кто-нибудь из авторов или читателей (уверен, много среди нашего брата училок и пр. завучей) возьмется за эту неблагодарную работу?

          В любом случае — с благодарность принимаю все замечания и обязуюсь соответсвовать.

          P.S.Один вопрос: в материале была фотография настоящего ленинского пальто с надписью под ней:
          «Революционер С.Я.Аллилуев, тесть Сталина, одолжил (для конспирации), это пальто (и парик) Ленину, когда тот уходил от шпиков. В этом пальто, на заводе Михельсона, полуслепая Фаня Каплан продырявила три дырки».

          Надпись осталась, фото исчезло. Нельзя ли фото кепки заменить на фото пальто?

          -Можно ли одно из трёх «меню» заменить на фото «брюк и рук», в тексте после слов «..а там….», а фото «буррито с гаукамоле» на икону?
          Если сложно, нет проблем.

          С увжением, Леонид.

          ХАГ ПЕСАХ САМЕАХ!

          1. > Нельзя ли фото кепки заменить на фото пальто?

            Увы, нет. Рад бы поставить пальто вместо невразумительной кепки, но… Три фотографии с гардеробом Ильича имеют “водяные знаки” — при увеличении, можно увидеть, что правообладатель — некий Михаил Брацило. Кто он, где его искать, чтобы брать разрешение… — головная боль! Ясно, что автор снимков сделал их в музее. Возможно, похожие фото есть в Сети, можно их поискать, но… прошу простить, на нашем Портале всё делается силами волонтёров и в свободное время, которого не хватает. Поэтому мы и просим авторов тщательнее готовить материалы для публикаций… Что до изображения иконы, то её вставить не сложно. У меня были сомнения в, так сказать, стилистической сочетаемости этого изображения с другими в данной публикации. Но, если автор хочет — вот, пожалуйста.

          2. По какому адресу отправить новое, безымянное пальто Ильича?

          3. > По какому адресу отправить?
            Как обычно, письмом в редакцию: redaktor@berkovich-zametki.com

            UPD: три “легально чистые” фотографии трёх разных ленинских “польт” (вот же словцо, ни падежи, ни числа его не склоняют) получены от автора и вставлены в рассказ.

    1. Так жизнь устроена, и не мы её придумали.
      Мозгам, к сожалению, апгрейд (upgrade), как компьютеру, не сделаешь.
      А может это и к лучшему?

      ХАГ ПЕСАХ САМЕАХ!

  5. Ва-а-а! Как говорят аборигены.
    Будете в Сан-Франциско, дайте знать. За такой текст полагается бесплатная экскурсия. С Вас только что-нибудь за 3.62, с меня селедочка под шубой.

    1. Будете в Сан-Франциско, дайте знать. За такой текст полагается бесплатная экскурсия. С Вас только что-нибудь за 3.62, с меня селедочка под шубой.
      ————————————

      Экскурсия по Сан–Франциско это не 3-62, это на «Еврейский стандарт» (кошерная водка на маце) тянет.

      ХАГ ПЕСАХ САМЕАХ!

  6. Боже, как хорошо, Леонид! Сегодня больше ничего не буду читать, чтобы сохранить послевкусие.
    Дорогая Инна! Ну зачем Вы их так? Они просто не ведают, что творят.
    Всех поздравляю с Праздником Песаха!

    1. Боже, как хорошо, Леонид!
      ——————
      Рад, что Вам понравилось.
      Так ведь всё и было! Почти.

      ХАГ ПЕСАХ САМЕАХ!

  7. Господи, Боже мой! Прости меня, атеиста, ради праздника!
    Она даже не понимает того, что написано русским языком.

    П.С. В тексте есть типовая ошибка малопьющего, но много об этом говорящего:
    «коньячок азербайджанский для форсу (почему-то всегда пах клопами — 4 р. 12 к.)»
    На самом деле ничего подобного! Это клопы пахнут коньяком.

  8. Супер! Так мы и жили. Это полезно прочитать все обозревателям, соплеменникам и км-шникам… Это здесь они выступают как непримиримые враги советской власти, которые только и делали, что протестовали, митинговали, да переходили из тюрьмы в тюрьму.

    1. Так мы и жили.
      ————————
      И так, и по-другому. По-разному.
      И хорошего было много, и плохого тоже. Глупости, дурости и лжи — особенно.

      Только юмор и спасал.

      ХАГ ПЕСАХ САМЕАХ!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *