Александр Левинтов: Февраль-апрель 16-го. Продолжение

 414 total views (from 2022/01/01),  3 views today

… Всё это хорошо известно нашим управленцам. Вот причина, почему они зорко следят прежде всего за неуправляемыми и теми, кто уклоняется от управления ими. А в случае чего, посадочный материал теперь ведь всегда под рукой, в Интернете, и выращивать его не надо — только успевай сажать.

Февраль-апрель 16-го

Дневниковые заметки

Александр Левинтов

Продолжение. Начало

Гетто

Итальянское ghetto дословно означает «литейная». Так назывался район Венеции, населённый преимущественно евреями, беженцами и выходцами с Пиренейского полуострова. По Альгамбрскому эдикту королевы Изабеллы I и короля Фердинанда II все евреи (а с ними и мавры) должны были креститься, чтобы остаться в Испании (их, крещёных евреев, стали называть марранами), не желающие должны были покинуть испанские пределы: мавры — через Гибралтар, евреи — через Пиренеи. При этом уходящие не имели права уносить с собой ничего ценного. Уходящие евреи составляли опись своего имущества, заверяли эту опись у раввина в присутствии 11 свидетелей и с этими бумагами отправлялись в Европу. Это был третий Исход евреев.

Жизнь евреев в европейских странах ограничивалась многочисленными запретами Им, например, не разрешалось жить в сельской местности и заниматься сельским хозяйством, служить в армии и занимать государственные должности. Это ущемление прав и свобод евреи умудрились превратить в свои привилегии: они занялись частным бизнесом и ремёслами, а также финансами и кредитом (христианам, благодаря размышлениям Фомы Аквинского, было запрещено «торговать временем» ибо время — в ведении Бога, а не людей).

Обогащённые мастерством мавританских ювелиров, кузнецов, литейщиков, евреи в Европе быстро оказались вне конкуренции в этих ремёслах. Занимались литейным ремеслом они и в Венеции. Но не только им: ещё финансами, торговлей и кредитом (ростовщичеством). Они быстро богатели, что вызывало зависть и нелюбовь венецианцев. Кроме того, они говорили на ладино, корявой латыне, более или менее внятной для итальянцев, но писали исключительно на совершенно невнятном иврите, что ещё сильнее увеличивало недоверие к ним.

Гетто вскоре стало самым богатым районом Венеции. То же самое происходило и в других европейских городах. Площадь Жидовска в Варшаве — одна из центральных и архитектурно богатых. Дома Еврейской улицы в Праге (самый центр города) украшены по фасадам золотом, Злата улочка на Градчанах была заселена еврейскими ювелирами и златокузнецами.

Постепенно понятие «гетто» распространилось на все компактные ареалы проживания национальных меньшинств. Первый американский Чайнатаун (в Сан-Франциско) — район не только центральный, но и один из богатых. В Нью-Йорке появилась Little Italy (тоже центральный, но, увы, бедный). И так далее…

В России, прежде всего, в Москве, существовало множество этнических гетто: ордынцев (Ордынка, Толмачёвские переулки, Басманные улицы), армян (Армянский переулок на Покровке), грузин (Всесвятская церковь, Грузинская улица, Тишинка), крымских татар (Новогиреево), цыган (Балчуг), немцев (Кокуй/Лефортово). Лишь волжские (казанские и астраханские) татары расселялись по всему городу благодаря своим привычным занятиям: они работали дворниками, держали бани, варили мыло; об их распространении по всему городу свидетельствуют и многочисленные, разбросанные по всему городу татарские кладбища.

Всё сильно изменилось в ХХ веке.

И произошло это независимо и практически одновременно в трёх странах: США, Германии и России/СССР.

Северная часть Манхеттена, Гарлем, оказался заселён афро-американцами. Здесь установились свои, весьма экзотические и экстремальные порядки и законы. Американский расизм обернулся своим реверсом: белым появляться здесь даже днём стало опасно. В значительной степени именно здесь начала формироваться специфическая афро-американская культура в своих рафинированных формах: в музыке, шоу, спорте и других сферах. Знаменитая баскетбольная команда «Гарлем Глобтроттерс» (Harlem Globetrotters) возникла в 1927-ом году.

Сегрегация и расизм привели к тому, что гетто стали появляться во многих американских городах, прежде всего, южных. В гетто стали концентрироваться и другие этнические группы: мексиканцы, пуэрториканцы, представители других латиноамериканских стран. После Пёрл Харбор всех японцев с тихоокеанского побережья, главным образом из Калифорнии, насильственно переместили в пустынные и малолюдные районы Запада, в лагеря-гетто. Ни отчаянный лозунг американских японцев «I am American», ни конституционные гарантии не помогли.

Фашистская Германия превратила расизм в государственную политику: все славянские народы презирались, цыгане уничтожались без суда и незамедлительно, евреи удерживались в гетто и уничтожались: планово и тотально. Бабий Яр в самом начале войны стал одним из самых массовых актов Холокоста.

Советские гетто большевики назвали концентрационными лагерями. Принципиальным отличием концлагерей было то, что это не были ареалы обособленного проживания — они предназначались для уничтожения. Второе существенное отличие — они имели не этнический или расовый, а политический («классовый») характер. Сюда сгонялись: служители культа, «буржуазные элементы», белые офицеры, мешочники, проститутки, «контрреволюционеры», «саботажники» — под одну из этих категорий мог попасть практически любой. «Всех белых офицеров, желающих уехать за границу, расстреливать, всех нежелающих расстреливать также», — эта директива Ленина точно описывает назначение советских концлагерей.

Вскоре возникла государственная структура по созданию и управлению советскими гетто-лагерями, ГУЛАГ (ныне ФСИН, вегетарианская версия ГУЛАГа).

Однако это была не единственная форма советских гетто. Индустриализация и урбанизация первых пятилеток породила уникальные формы промышленных гетто. Так называемые ТПК (территориально-производственные комплексы), помимо всего прочего, весьма преступного и варварского, привели к чудовищной концентрации населения по половому признаку: в районах и городах угольной промышленности, металлургии для женщин не было точек приложения труда и они вынуждены были уезжать, а в городах и районах размещения текстильной и другой легкой промышленности нечего было делать мужчинам. В результате в «мужских» городах Донецко-Приднепровского района, Урала. Кузбасса, Воркуты царили пьянство, поножовщина, проституция, а в «женских» (Ивановская, Костромская, отчасти Ярославская и Московская области) — безотцовщина (несчастных ткачих осеменяли солдатики военных гарнизонах, специально для этого размещенных вблизи текстильных городов и посёлков).

К этому надо добавить, что в целях экономии пространства и затрат на транспорт для рабочих селитьба располагалась в максимальной близости к промзонам, что, конечно, приводило к тяжелейшей экологической обстановке и тотальному распространению профессиональных заболеваний на всё население, включая детей.

На БАМе, уже в 70-80-е годы была осуществлена попытка (абсолютно бесцельная, а потому безнравственная и циничная) создания национальных и региональных гетто: Тынду строили москвичи, Северобайкальск — ленинградцы, Новый Ургал — украинцы, Кичеру — эстонцы, Ангоя и Улькан — азербайджанцы, Кюхельбекерскую и Звёздную — армяне, Муякан — белорусы, Нию и Икабью — грузины, Новую Чару — казахи, Таксимо — латыши, Новый Уоян — литовцы, Алонку — молдаване, Ларбу — туркмены, Солони — таджики, Куанду — узбеки, Хурмули — тамбовчане, Тунгал и Постышево — новосибирцы, Герби — саратовцы, Амгунь — пензяки, Джамку — волгоградцы, Этыркен — самарцы, Ижак — ульяновцы, Кувыкту и Хорогочи — свердловчане, Дюзабуль — пермяки, Юктали — челябинцы, Киренгу — ростовчане, Маревую — туляки, Тутаул и Дипкул — жители Московской области, Эворон — алтайцы, Февральск — красноярцы, Сулук — хабаровчане, Лену — ставропольцы и краснодарцы, Верхнезейск — башкиры, Кунерму — жители Дагестана, Чечено-Ингушетии и Северной Осетии. Как и всякая советская демонстративная символика, эти гетто быстро перестали быть этническими и районными — они стали прежде всего молодежными гетто, без стариков и почти без детей.

В самом начале войны была ликвидирована Республика немцев Поволжья, а все этнические немцы Поволжья, Урала, Северного Причерноморья, Крыма и Северного Кавказа высланы в гетто в Сибири и Казахстане, где были сформированы трудармии, по сути ничем не отличавшиеся от каторги (отличия всё-таки были — это делалось не по суду и распространялось не только на взрослых, но и на детей, а также стариков и престарелых).

В 1944 году были депортированы народы Крыма (татары, греки, армяне, болгары, цыгане) и Северного Кавказа, всего 61 народ (по советской политико-этнографической терминологии, генерализовавшей этнические группы в «народы»). Речь идет о нескольких миллионах человек. Единственная причина высылки всех этих людей на вымирание в Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию — разгон Гитлером колхозов в Крыму и на Кавказе. Два года жизни без колхозов превратили их, по мысли Сталина, в свободных людей, а что может быть страшней свободных в стране тотального рабства?

Несколько позже депортации были подвергнуты те, кто проживал на оккупированных территориях (что расценивалось как преступление): финны, прибалты, жители Украины, Белоруссии и Молдавии, независимо от этнической принадлежности. Впрочем, никогда не бывших под оккупацией турок-месхетинцев и корейцев также подвергли депортации.

Как ни странно, были и вполне благополучные гетто: сосланные на Алтай немцы возродили свою агрокультуру и этническую культуру, они составили наиболее выразительную струю немецкой эмиграции в Германию в конце 80-х-начале 90-х годов, принеся с собой ретронемецкий язык. Болгария, не имея своей Сибири, ссылала своих уголовников на лесоразработки в Коми. Болгары построили здесь несколько посёлков: Верхнемезенск, Усогорск, Благоево и Междуреченск (Усогорский район), чистотой и комфортом резко контрастировавших с окружающими леспромхозами. Болгарское гетто было закрыто в 1994 году.

Сегодня советские индустриальные города и соцгородки-гетто переживают страдания и несчастья, несравненно более тяжкие, нежели в советское плановое время. Большинство из них охвачено безработицей. Градообразующие предприятия, встав, превратились в голодообразующие. Сюда посторонним лучше не показываться. Советское гетто Уралмаш, небезопасное для приезжих даже днем в советское время, теперь опасен и для своих. Уралмаш стал по сути именем нарицательным для всех подобного рода городов, городских районов и посёлков.

Ситуация усугубляется ещё и тем, что в целях самообмана Россия не относит к безработным всех имеющих свои приусадебные хозяйства (а это — непременная деталь всех демидовских городов на Урале, например), а также тех, кто не уволен, а находится в бессрочном неоплачиваемом отпуске. Эти два обстоятельства увеличивают реальную армию российских безработных (4.3 млн. чел.) в несколько раз. О. Голодец в свое время озвучила цифру в 38 млн. человек, имеющих неопределенные занятия.

По сути, современная Россия превратилась по нравственным и криминальным критериям в одно большое гетто, откуда бежит всё больше и больше народу. Сюда же стали стекаться подонки, привлекаемые запахами легкой наживы и безнаказанности.

У человечества есть опыт трансформации гетто в благополучные безопасные поселения, но что делает с самой большой по территории страной мира, превратившей себя в гетто, не знает никто.

Россия из Космоса

Как утверждает известный отечественный географ Л.В. Смирнягин, административные и государственные границы СССР хорошо читались на космических аэрофотоснимках: они выделялись своим запустением, бесхозностью, ярко выраженной залесенностью и одичанием (так называемый эффект Ципиной). Этот же эффект ещё ранее обнаружил «пешим образом» другой географ, Б.Б. Родоман. Сам автор данного текста в 60-е обнаружил, что административные границы являются грузоразделами, трудно преодолимыми для путешествующего автостопом. Особенно ярок этот пограничный контраст в районах хорошо обжитых и густо заселённых.

Теперь эти границы весьма размыты: примерно в 60 «субъектах РФ» из 85 ничего не происходит, кроме деградации, вымирания, гниения: поля заброшены, промышленность стоит, население спит и пьёт, а этого из Космоса не разглядеть.

С середины 70-х и до конца 80-х, примерно полтора десятка лет, американские спутники-шпионы очень точно, с точностью до одного млн. тонн при общем объеме, доходящим до 60 млн. тонн (импорт + реэкспорт), прогнозировали объёмы закупок зерна Советским Союзом. Это делалось на основании майских съемок полей, где легко читалась всхожесть и озимых и яровых злаковых культур. Для нас же самих, из идеологических соображений, хронические неурожаи зерна в стране всегда оценивались, как непредвиденные катастрофы, импорт не планировался, средств на покупку и доставку зерна не предусматривалось, поэтому по разовым сделкам (что гораздо дороже долгосрочных договоров) расплачивались золотом (с американскими государствами), нефтью и газом (с европейскими).

По ночной аэрокосмической съемке можно судить о трёх типах территорий России: обитаемые (залитые электрическим светом) — несколько процентов всей территории страны, полуобитаемые (точечные искорки, напоминающие Млечный Путь) — около 20% территории РФ, а остальное — необитаемые (абсолютно чёрные провалы пространства. В хорошую погоду это отлично видно также во время ночных перелётов через всю страну в широтном направлении.

Раньше из Космоса хорошо была видна география промышленности — по цвету хвостов атмосферных выбросов и цвету рек и водоемов: рыжие «лисьи» хвосты означали производства, имеющие серные отходы (прежде всего медеплавильные заводы), ядовито-зелёные связаны с производством пороха и взрывчатых веществ — и так далее по всей палитре химических элементов.

Сейчас, когда отечественная промышленность не то встала, не то лежит, но во всяком случае уже не действует, по дымам и цвету вод уже невозможно декодировать страну. Зато легко читаются из Космоса ареалы и пятна «биологического покоя» — биологически мёртвые пространства, полигоны экологических бедствий и катастроф.

В первой половине 19 века И. фон Тюнен выделил концентрические кольца агрохозяйства вокруг городов: от самых интенсивных и нетранспортабельных культур в непосредственной близости от города до самых экстенсивных и транспортабельных на окраинах городского хинтерланда. Эти зоны и по сю пору хорошо просматриваются над Европой: Германией, Францией и другими крупными странами. Уже с 60-х годов все крупные советские, а теперь российские города окружены гарями, пустошами, вырубками, вторичными березняками-осинниками, полигонами свалок и помоек. Особенно отчетливо это видно зимой вокруг сибирских городов, даже небольших: зона БАМ из Космоса читается как почти непрерывная гарь длиной в три тысячи километров.

Из Космоса теперь хорошо различимы эшелоны с военной техникой и составы цистерн с нефтепродуктами. По интенсивности и направлению движения этих составов можно чётко определить, где, против кого и в каких масштабах будет осуществляться гуманитарная помощь.

Скоро из Космоса будет отчетливо читаться карта чемпионата мира по футболу 2018 года: 18 городов будут отмечены на аэрофотоснимках характерными кружками стадионов, а во всех других городах страны — никаких стадионов или спортивных сооружений, различимых из Космоса.

Мы ещё не можем дешифрировать карты планируемых результатов выборов (эта информация засекречена), цен на недвижимость и основные продукты питания, результатов ЕГЭ, алкоголизации, протестных акций, коррупционных потоков и другие жизненно важные карты. Но наша наука не стоит на месте, и скоро, возможно, появятся аэрокосмические атласы, снятые нашими аэрокосмическими силами непосредственно после бомбометаний и других антитеррористических мероприятий.

Дружба народов

«Русские» — в этом прилагательном, как и в любом другом прилагательном, мало сущностного и существительного. По одной из версий, русь — это просто вооружённые люди, рать. Ещё есть одна вполне достоверная версия, что это — производное от гидронима (реки) Рось: гидронимы — самые древние топонимы и редко меняют свои названия. Мы с охотой признаём своё славянское происхождение, но гораздо более сдержанно относимся к своим угро-финским корням, хотя большинство именно гидронимов в Центральной России — угорские, а точнее — мордовские (Москва, Ока, Яуза, Клязьма, Цна, Сура, Меча, Пахра, Вазуза, Нара, Протва, Мокша и т.д.).

Исчезновение народов и племён — явление глобальное и неизбежное при цивилизационном обмене, стирающем культурные, лингвистические и этнические особенности. Ничего нет необычного в том, что вятичи, кривичи, древляне, дебряне, русичи и другие славянские племена слились в несколько крупных славянских этносов.

Нет ничего необычного и в вытеснении одних народов и племён в другие, ассимиляции одних другими — примеров тому можно найти во множестве и в Европе, и в Китае, и на других плацдармах этнических столкновений и контактов.

Необычностью нашей это-истории являются три фактора:

— интенсивность этих вытеснений, поглощений и уничтожений,

— продолжение этих процессов и в наше время, обеспокоенное культурным и этническим разнообразием Ойкумены,

— нарочитое, умышленное забвение этих несчастных и поверженных: вместо того, чтобы с извинениями и раскаянием восстанавливать эти языки, истории и культуры, мы их просто вычищаем из нашей и, следовательно, общечеловеческой памяти.

Ниже они собраны в несколько групп, и в каждой из них даны лишь некоторые, далеко не все представители, лишь те, что помнятся мне с ходу:

Северные угро-финны: чудь, вепсы, савокаты, ижора, корелы, поморы, ингерманландцы, финны, кержаки, лопари, (лапландцы), саамы, ненцы (самоеды), великая пермь и др.

Чудь белоглазая — вероятно, самый кроткий народ нашей истории. При приближении руси они вырывали ямы, подпирая дерновый слой шестами, отмахивались палками и дрынами от нападавших, а когда сопротивление становилось бесполезным, они просто вышибали шесты и хоронили сами себя, уходили под землю. Неясным отголоском этого трагического времени является сказание о невидимом граде Китеже. Сохранилась эта традиция и до наших дней, теперь уже относительно нас самих. В середине 20 века, при создании волжского каскада ГЭС под воду частично ушёл Каргополь и полностью — Молога и Ставрополь на Волге. Я видел на Зейском водохранилище, как, не успев вырубить лес, его затопили, и потом ещё долго всплывали мрачные топляки, пугая и унося жизни местных рыбаков.

Уже на памяти людей произошло важное геологическое событие — балтийский глинт. В результате этой катастрофы восточная часть Финского залива превратилась в озеро Ладогу (ранее Нево), соединенное с заливом короткой, всего в 90 километров, рекой Невой, река Вуокса, вытекающая и озера Иматра, побежала не в Ладогу (Приозерск, шведский Кексгольм), а в Финский залив (Выборг). Те, что оказались на высоком коренном берегу, стали называться корелами или карелами, те, что внизу — «людьми болота», суоми. Ареал расселения карелов охватывал даже Тверскую область.

В ходе Второй мировой войны финны открывали школы, издавали газеты, книги, словари и учебники, вели радиопередачи, создавали рабочие места не только для освобожденных ими финнов и карелов, но и для ингерманландцев, вепсов, ижоры и других малых народов. По окончании войны всякий уличённый в финском просвещении был сослан и уничтожен — не вернулся никто.

От кержаков и кержацкой земли остались река и город Киржач да несколько слов.

Большинство этих народов не имело государственности, вело рассеянный и номадный образ жизни, а потому легко поддавался уничтожению. Например, ненцев Новой Земли почти всех вывезли в Ненецкий национальный округ, в Нарьян-Мар и его окрестности в связи с ядерными испытаниями в районе Маточкина Шара. Оставшиеся — погибли, но погибли и эвакуированные.

Южная древняя группа: скифы, сарматы, тавры — остатки их культуры, прежде всего курганы, были разграблены, а вот изучение до сих пор идет почти на любительском уровне.

Южная средневековая группа: половцы, печенеги, ногайцы, хазары, кипчаки, астраханские и крымские татары, таты, лаки и др. — лишь немногие из них присутствуют в новейшей истории, а об ушедших хранится только негативная и презрительная память: неразумные хазары, угрюмые печенеги, вороватые ногайцы.

Сюда же надо отнести и калмыков: в 17 веке их пришло из Западной Монголии около 600 тысяч кибиток (примерно 4 миллиона человек, расселились они от Волги и Каспия до Чёрного и Азовского морей, по переписи 1897 года их оставалось 190 тысяч, а ныне их 183 тысячи, на территории, в несколько раз меньшей.

Народы Северного Кавказа и Крыма в конце войны были депортированы в Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию, где были сломлены и сильно разрежены в численности. Официальная версия этого геноцида и преступления — массовое предательство. Реальная, однако, заключалась в том, что Гитлер, исправляя свою ошибку в операции 1941 года, распустил в Крыму и на Кавказе колхозы. И люди два года прожили без этого унизительного рабства, что было для Сталина и оскорблением его самолюбия и угрозой партизанской войны.

Сибирские народы: сибирские татары, нганасаны, тофалары, ханты, манси, ненцы, селькупы, ларьяки, якуты, эвенки, эвены, чукчи, коряки, айны, алтайцы, шорцы и ещё десятки других народов. В переписи 1897 года обо всех ни сказано: породный состав населения Азиатской части России ещё слабо изучен. Все они без исключения находятся на стадии вымирания и исчезновения.

Иудейские народы: караимы и крымчаки, горские и дербентские евреи. Караимы настолько были испуганы притеснениями евреев, что стали усиленно относить себя к тюркам. Иудей, однако, это не только и не столько кровь, но — Книга (письменный язык и вера). Те из них, кто уцелел в кровавом 20-м веке, в подавляющем большинстве своём эмигрировали.

Современные народы: татары — мешаре, волжские и все прочие, цыгане (с волжскими цыганами я успел познакомиться и пообщаться на теплоходе, шедшем из горького в Астрахань), гагаузы, болгары, полешане, волжские булгары, немцы, евреи. Болгары и гагаузы жили (живут ли?) на территории Одесской области и на юге Молдавии, но уничтожение их не было национальной политикой этих стран — это советская национальная политика, главным экспертом в которой был, разумеется, Сталин.

Мещеряки заселяли некогда не только Мещерскую низменность (Касимовское ханство), но имели очень широкий ареал распространения от Вятки на севере до Саратовской области на юге, Урала и Северного Казахстана на востоке. По переписи 1926 года их было более 6 миллионов человек, по переписи 1939-го — ни одного…

Трагическая история — история немцев, заселивших по приглашению Екатерины II всё Причерноморье от Тамани до Одессы. Включая Крым, а также Поволжье (республика немцев Поволжья в составе Саратовской области), Южный Урал и Алтайский край.

Спустя всего несколько десятилетий въезд немецких крестьян был запрещен (при Александре I). Гонения и притеснения начались уже при Николае I и настолько усилились к концу 19 века, что немцы вынуждены были бежать в Америку (Канзас, Айова, Миннесота, Миссури и другие штаты) впереди евреев.

Следующая волна антигерманских настроений была связана с Первой мировой войной, но всё это имело более или менее цивилизованные формы, в отличие от сталинских репрессий в ходе Второй мировой: все немцы были не только высланы в Сибирь и Казахстан, но были насильственно рекрутированы в трудармии, которые практически ничем не отличались от ГУЛАГа, более того, входили в его состав. В конце 80-х-начале 90-х немцы хлынули из СССР — возвращаться в свою республику, естественно, не пожелали. Некогда житница всей страны, эта земля теперь превращена в пастбища, по которым казахи гоняют свои отары.

А вот евреям никаких приглашений не посылали. Их массовое появление на территории России связано с присоединением царем Алексеем Михайловичем Тишайшим Литвы, Белоруссии, а также «добровольным воссоединением» с Украиной на Переяславской Раде (до сих пор существует песня про Богдана Хмельницкого «Богдане, Богдане, ты прóклятый сын»). Получив без боя Ковно и Вильно, царь повелел «всех жидов крестить», а не желающих креститься — топить в Немане. По сравнению с этим, инквизиция времён королевы Изабеллы — вегетарианская организация. Черта оседлости была установлена практически сразу же. Евреям запрещено было жить в сельской местности, заниматься сельским хозяйством, их резко ограничили в образовании, в любой государственной службе, не забывая при этом забривать в кантонисты с 12-ти лет.

Ярой антисемиткой была Елизавета Петровна, но и все цари открыто проявляли свой антисемитизм. Свою долю в разжигании бытового антисемитизма вложила и православная церковь. Собственно, она и провоцировала еврейские погромы.

В СССР антисемитизм был последовательной политикой. Начиная с 70-х и по сей день исход евреев из России продолжается волнами разной амплитуды.

Конфессиональные жертвы: нетовцы, староверы (запорожцы, липованы, Ветка), бегуны и др.

Всё началось в 17 веке как последствия Смутного времени и воцарения Романовых, абсолютизма, не допускающего никаких отклонений, вольностей, свобод и своеволий. Первыми попали под жесточайшие преследования нетовцы. Однако наиболее впечатляющими оказались гонения на староверов, уже хотя бы потому, что они составляли заметное большинство православного населения страны. Уже в конце 19 века, спустя полтора столетия террора, треть православного населения России составляли староверы, а ведь за переход в староверие и для переходящего и переводящего полагалось десять лет каторжных работ. Екатерина II разогнала за приверженность к старой вере и Запорожскую Сечь, и Ветку, колонию староверов на границе Брянской области и Польши. Староверы бежали на Запад, прежде всего на Дунай и в нынешний Даугавпилс в Латвии. Многие оказались сосланными в Сибирь («семейские»). С особой свирепостью преследовалась секта бегунов, возникшая при Екатерине II и распавшаяся только в годы Гражданской войны из-за инфраструктурной разрухи (секта паразитировала на транспортных путях и местах ночлега). Религиозные преследования продолжались и в советское коммунистическое время: в 20-е годы священники, монахи и упорствующие в вере потекли скорбным потоком на Соловки и Беломорканал, при Хрущёве многие секты были объявлены изуверскими и… шпионскими.

Арсенал средств уничтожения целых народов, не менее достойных существования, чем русские и православные, довольно широк. Сюда относятся:

— географический геноцид и насильственное переселение народов

Переселялись не только «провинившиеся» народы, но и те, кто не по своей воле оказались в зоне оккупации: власти боялись тех, кто испытал другие порядки, законы и отношения между людей.

— принудительная оседлость

Мы создавали колхозы и поселения для номадных народов, отнимали у родителей детей и помещали этих детей в интернаты, отучая от кочевого образа жизни и устоев быта; это касалось не только народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, но также цыган; принудительная оседлость — это безнадёжная маргинализация людей, обречённых не уметь жить по-старому и по-новому одновременно.

— отсутствие учебников, литературы, СМИ, лингвистика

Особенно остро это ощущали культурные и просвещённые народы: немцы, евреи, родственники финнов, а также староверы.

— образование и культура

Как только расформировывалась та или иная национальная область (Пинская, Молодечненская, Барановичская в Белоруссии, Измаильская на Украине, Выборгская в РСФСР, областное деление Латвии и т т.д.), в областных центрах автоматически закрывались: педагогический и медицинский институты, театр, филармония, местная национальная периодика и книгоиздание.

— уничтожение среды обитания, интервенция

Целенаправленно и по разгильдяйству мы уничтожали природные рыбные, охотничьи, собирательские угодья — повсеместно, но более всех пострадали от этого народы Сибири, Дальнего Востока и Крайнего Севера; никогда не забуду жалкую лачугу стариков-якутов на БАМе: нищенское жилище, ничего в доме, лес окрест вырублен, река испоганена, оба еле-еле говорят по-русски, ничего не понимают из происходящего вокруг них, оба больны сифилисом и алкоголизмом.

— пьянство и сифилис

Мы сознательно спаивали сибирские и северные народы, беззащитные от алкоголя и сифилиса, поголовно.

— болезни

Привычные и безобидные для нас простуды, гриппы и ангины — смертельные болезни для эндемичных и реликтовых народов…

Глюконарий, который мы привыкли выспренно называть дружбой народов — позорнейшая глава отечественной истории и одновременно — реальное основание российского шовинизма и тотальной ксенофобии: для нас всё иное — чуждое и враждебное.

О вреде гос.статистики

Когда приличным людям не о чем поговорить, они обсуждают погоду, когда ученым мужам, географам, экономистам, социологам и пр., не о чем говорить (а они очень часто попадают в эту ситуацию), они обсуждают недостоверность и бесполезность гос.статистики.

Попав на очередное такое обсуждение, я, заявив «если ты точно знаешь, чего ты не хочешь знать, используй гос.статистику», задумался не о её бесполезности, а о вредности, что, конечно, более радикально.

Тут же, конечно, вспомнилось, что в 80-е годы Госплан СССР впрямую запрещал отраслевым и территориальным институтам использовать при разработке перспективных документов цифры Госстата СССР как абсолютно недостоверные.

В ходе этого же обсуждения возник небольшой спор: один оппонент уважаемый оппонент утверждал, что обеспеченность Пермского края краеведческими музеями (150 штук на 2.6 млн. жителей) заметно выше, чем Москвы (500 музеев разного профиля на 11 млн. человек), другой уважающий себя оппонент утверждал нечто прямо противоположное: площадь Москвы (в пределах до 2012 года) в 150 раз меньше площади Пермского края, а музеев на этой площади втрое больше. Правда, тут же вспомнилось, что площадь Москвы теперь уже 2.6 тыс. кв. км, а население — 12.3 млн. человек, но это просто население, а дневное население — 22-24 млн. человек, музеи же только раз в году работают по ночам. Так что вся статистика сразу как-то в разы отличается от реальности.

Тут же возникло предположение, что обеспеченность музеями надо соотносить не с площадью или населением, а с культурной освоенностью места: в Москве максимальная мощность культурного слоя составляет 20-25 метров, а средняя — 2-3 метра, в Пермском же крае максимальная мощность — всего 2-3 метра, а средняя — несколько сантиметров, что меняет всю картину. И в довершение размышления: считать надо не по музеям, которые по преимуществу стоят пустыми, а по доходам, получаемым с туристического бизнеса в расчете на единицу культурной ёмкости территории.

Но это всё уже настолько недоступно для гос. статистики, что обращаться к ней — безумная трата времени, сил и, увы, денег.

Вредность статистики нагляднее всего на простейших примерах.

Вот типичное явление: пять тверских училок снимают в Москве однушку, работают всю учебную неделю и только на выходные возвращаются домой. С точки зрения гос.статистики все пятеро входят в численность населения Твери и никак не учитываются в населении Москвы, но фактически в Твери они суммарно — всего один человек, а в Москве — 4 человека. Это если по головам. А если в деньгах? — все 100% их доходов и более 90% расходов приходится на Москву (ведь в Тверь они возвращаются не порожняком, а нагруженные московскими товарами и получившими почти все услуги в Москве). Финансово это 4.95 человека москвичек и 0.05 человека тверичанок.

Всё тоже самое можно сказать про пять костромских проституток (костромские — самые дешёвые в РФ), с той лишь разницей, что им приходится снимать на пятерых не однушку, а трёшку, и, следовательно, они на 4.97 — москвички.

И училки, и проститутки — профессия и явления массовые, а, стало быть, статистикопригодные, но для гос.статистики — неуловимые.

И ещё один убедительный пример.

Известно, что богат не тот, кто много имеет, а тот, кто много тратит. С этой точки зрения самый бедный человек в нашей стране и, возможно, даже во всём мире и во все времена, — Путин: он уже, как минимум, 16 лет ни за что не платил и денег в глаза не видел. То есть, он, конечно (или наверно), следит за курсом рубля относительно доллара и евро, но для него это — как для советского человека ежемесячный неизменный курс валют на последней странице газеты «Известия»: интересно, но непонятно. Это всё равно что читать прогноз марсианской погоды на завтра.

Я уверен, что, спроси Путина о цене хлеба или картошки, он начнёт мучительно вспоминать своё пацанское детство — других оснований у него просто нет. Он не знает, почём часы на его руке, сколько у него попрятано по оффшорам, во что обходится его дружеская рыбалка всем нам, налогоплательщикам ему.

Один человек статистике неинтересен. Но ведь таких как он — около 2% населения, тратящих не менее 80% национального благосостояния (несогласных с этим утверждением прошу привести статистические опровержения). И понятно, что вся гос.статистика заточена именно на сокрытие этого факта. И только.

В споре о гос.статистике прозвучал, естественно, и голос в защиту её, так как куда же без неё? И тут я вспомнил, что за последние двадцать пять лет написал около двухсот статей и работ, где мог бы использовать её, но не использовал. И ведь ничего, вроде нормальные тексты получаются.

Средства нерефлексивного управления

Рефлексивное управление было изобретено в 60-е в СССР, но на местной почве оно не прижилось, потому что нам понимание и всякие другие умственные сложности ни к чему. Мы управляем просто, лингвистически.

Правило Ципфа

Ещё совсем недавно педагоги, ученые и управленцы перестали считать слово «рефлексия» ругательством и синонимом «нерешительности», «самоедства» и «слюнтяйства», а уже сегодня от зубов учителей и образованцев отскакивает как горох «мыследеятельность». Правда, что это такое, объясняется совершенно в духе Никифора Ляписа-Трубецкого: «волны перекатывались через мол и падали вниз стремительным домкратом». Нервная завуч, к которой я обратился со своим провокационным вопросом, сообщила, что у неё совершенно нет времени на пустую болтовню, так как у педсовета (мы находились вне школы в выходной день) жёсткий регламент.

Правило Ципфа гласит: значимость слова обратно пропорциональна частотности его употребления.

Вспомните советские времена: «миру — мир», «мы за мир», «мир, труд, май», «борьба за мир», «мирное сосуществование», «мирный атом» — и под это слово была создана самая страшная военная машина, готовая обрушиться на «мир во всем мире».

Мы затерли до дыр тогда же такие слова, как «коммунизм», «народное благосостояние», «хозрасчет», «перестройка». Сегодня истерты и истоптаны «победа», «рынок», «модернизация», «инвестиционная экономика», «образование» -— всё это уже более ничего не значит, вообще ничего. Понос слов порождает понос мыслей, а такая интеллектуальная диарея — идеальный объект управления.

Для тех, кто не желает быть управляемым: надо уходить в аристократию молчания, не произносить и не вслушиваться в высокочастотный поток, говорить только шёпотом и только на кухне, глубоким вечером, ночью или под утро.

Подмена смыслов

Ещё Дж. Оруэлл в «1984» описал в новоязе механизм подмены смыслов как механизм управления. Однако мы изначально переплюнули этого фантаста. В «Ответе товарищам колхозникам» Сталин от их имени спрашивает себя: «откуда идёт основная опасность» и сам себе отвечает: «справа, поэтому основной удар в классовой борьбе мы нанесём слева». Ещё в мае 1941 года мы называем немцев братским народом, а уже в июне — оккупантами, зверьми и т.п. На памяти одного поколения американцы побывали у нас в союзниках, смертельных врагах (дважды), партнерах. То все белые — Плохиши, а красные — Кибальчиши, то наоборот, то и то и другое одновременно, то вообще никак — не было ничего этого. Сталин — то злодей, то эффективный менеджер, но памятники ему ставят в любом случае.

Развитием теперь называется всё, любое изменение, от роста до гниения.

Мы говорим о социально ориентированной экономике, а производим только нефть, газ и оружие в размерах, явно превышающих потребности среднестатистического жителя страны.

Одно и то же явление мы можем называть словами противоположных значений, одно и то же слово мы употребляем для прямо противоположных явлений.

Мы призываем развивать и поощрять малый бизнес и одновременно применяем к нему бульдозеры и чудовищное налогообложение. Культурой мы называем ворующих её или с помощью её на государственном уровне, а потому приходится одновременно гордиться ею и вести или подготавливать уголовные дела по уничтожению культуры.

Это проникает даже в фольклор — так «крымнаш» превратился в «намкрыш».

Для тех, кто не желает быть управляемым: надо пользоваться словами только в полном соответствии с понятиями, объясняющими эти слова, а, если понятия за словом нет (так чаще всего и бывает), то слов таких и не говорить вовсе. Молчание в наши дни — это уже протест.

Уничтожение смыслов

Любое общество включает в себя собственно общество (90-95%), элиту, порождающую новые смыслы бытия, и подонков, эти смыслы уничтожающих. К сожалению, элиты у нас, кажется, вовсе не осталось, за то подонков — пруд пруди, от президентского генералитета до скромных (интеллектуально, а не по доходам) СМИ-подонков.

Бессмыслица — с этого мы начинали свою несчастную историю, долгое время называвшуюся «Историей КПСС», к бессмыслице же и пришли, потому что именно в этом абсурдном пространстве легче всего управлять и самодурствовать.

Для тех, кто не желает быть управляемым: бескорыстное, даже жертвенное порождение смыслов делает человека свободным — и от власти, и от социума, и ото всего внешнего вообще.

Всё это хорошо известно нашим управленцам. Вот причина, почему они зорко следят прежде всего за неуправляемыми и теми, кто уклоняется от управления ими. А в случае чего, посадочный материал теперь ведь всегда под рукой, в Интернете, и выращивать его не надо — только успевай сажать.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

11 комментариев к «Александр Левинтов: Февраль-апрель 16-го. Продолжение»

  1. Дорогой А.Е!
    Считаю своим долгом довести до вашего сведения, что публикуемое Вами на страницах Портала является объектом моего постоянного внимания и пристального интереса.
    Независимо от того появляются или нет мои отзывы под Вашими публикациями, они читаются и перечитываются мною и зачастую рекомендуются к чтению друзьям и товарищам.
    Кроме всего прочего, должен заметить с благодарностью, что Ваши слова порой выполняют еще одну — здравоохранительную функцию, избавляя меня при помощи приведённых Вами фактов, наблюдений, выводов и свидетельских показаний от необходимости вступать в объяснения с квасными патриотами Северо-Запада России по поводу целой гаммы вопросов самого разного плана и свойства.
    Спасибо.
    М.Ф.

    1. Марк, спасибо. Рад быть полезным. Как и вы. стараюсь не общаться с 86%. недавно услышал продолжение «крымнаш» — «намкрыш»

  2. Не понимаю смысла своими словами пересказывать книги по истории антисемитизма.
    Уж лучше просто взять и прочитать, а ещё лучше – перечитать, хотя бы Полякова.
    Говорить, что евреи в гетто богатели, это говорить даже не полуправду, а одну её десятую. Гетто было полно бедными ремесленниками, мелкими торговцами и пр.
    Были времена, когда гетто было просто символом нищеты.
    Перечисляя примеры расовой политики фашисткой Германии ставить пример её «политики» в отношении евреев на последнее место!??!
    Связывать появление евреев в России с царством Алексея Михайловича – не верно.
    Евреи «не появились» в Российской Империи, как появились когда то в Древнем Риме, Иберийском полуострове, в остальной Европе, потом – в Америке. Российская империя появилась (пришла) к жившим в Польше евреям, ликвидировав Речь Посполитую.
    Писать, что «все цари открыто проявляли свой антисемитизм» не соответствует историческим фактам. По крайней мере Александр 2-ой тут чист.
    Да и с Павлом и Александром 1-ым не всё однозначно.
    Аналогично с утверждением «В СССР антисемитизм был последовательной политикой. Гос. антисемитизм в СССР начался где-то во 2-ой половине Войны.
    Тут уже надо читать не Полякова, а Гроссмана.
    Всех с Праздником

  3. «… не желающие должны были покинуть испанские пределы: мавры — через Гибралтар, евреи — через Пиренеи …»
    ==
    Не в обиду уважаемому автору будь сказано: все-таки НЕ через Пиренеи. Во-первых, были беглецы, которые пытались уйти через Португалию, а потом двигались дальше — например, в Нидерланды. Во-вторых, основной поток испанских евреев-изгнанников пошел во владения султана — в северную Африку и в Грецию.

    1. Б.Тененбаум
      Во-вторых, основной поток испанских евреев-изгнанников пошел во владения султана — в северную Африку и в Грецию.
      ———————————————————————————-
      Часть евреев-сефардов перешла в пределы итальянских государств и там и осталась. Во «владениях султана» появились сефардские общины в Ливане и Палестине, а также в нынешней Румынии. Мне известно даже о сефардах в Литве, только не знаю, в какое время они там появились.

  4. В Сибири кержаками называли старообрядцев.
    Проверила по Вики: «Кержаки́ — этнографическая группа русских старообрядцев. Название происходит от названия реки Керженец в Нижегородской области [1]. Носители культуры северорусского типа.»
    Непонятно мне, как Нижегородская область оказалась в «культуре северорусского типа»?

    1. Киржаки, кержаки — этнос, сформировавшийся задолго до формирования губернского деления России. Древность обычно определяется гидронимами. В этом смысле и река Киржач (Владимирская область), и река Керженец (Нижегородская) указывают на примерный ареал расселения этого этноса — в лесной, преимущественно хвойной зоне (отсюда отнесение к северорусской культуре). Судя по кержацкому языку, теперь почти полностью утерянному, это — типичная угро-финская народность с древними языческими корнями. Примерно в этом же ареале жили и татары-мещары (мещеряки), мусульмане. Совместное проживание разных народов без смешения на одной территории — характерная особенность расселения на нашей территории от Балтики до Урала. Это до сих пор очень выражено в Удмуртии. Староверы — не этнос, а конфессия, державшаяся в этих местах на разных этносах, в том числе и потомках кержаков. Здесь же обитали и нетовцы, конфессия, предварившая староверие. «В лесах» и «На горах» Мельников-Печерский писал именно в Нижегородской области, и местные староверы до сих пор благодарны ему за этот честный рассказ. А вообще — тема интереснейшая, но я её уже не потяну.

      1. Александр Левинтов
        29 Апрель 2016 at 11:20

        Киржаки, кержаки — этнос, сформировавшийся задолго до формирования губернского деления России. Древность обычно определяется гидронимами. В этом смысле и река Киржач (Владимирская область), и река Керженец (Нижегородская) указывают на примерный ареал расселения этого этноса — в лесной, преимущественно хвойной зоне (отсюда отнесение к северорусской культуре).
        ———————————————————————
        Спасибо за разъяснение. О хвойной зоне как признаке отнесения к северорусской культуре не знала.

        1. граница между хвойными и мелколиственными лесами проходит прямо по Москве: на Севере — Сосновый Бор, улица Красной Сосны, Красногорск («гора, поросшая красной сосной»), на юге — Ясенево, Дубровка, липы и дубы Коломенского и т.д. Чем дальше на восток, тем граница тайги южнее. Северный берег Камы в районе Елабуги (родина Шишкина) — тайга, южный — степь. Природные зоны заметно сказываются на бытовой культуре, укладе, кухне людей даже в пределах одного этноса.

          1. Александр Левинтов
            Северный берег Камы в районе Елабуги (родина Шишкина) — тайга, южный — степь.
            —————————————————
            Любопытно: даже без «средней» зоны — смешанных лесов?

          2. Вообще-то Докучаев со своими природными зонами всех нас ввел в заблуждение, в том числе и с Камой. В Америке зональность заменена поясностью, а в Южном полушарии вообще всё не так. Мы, например, считаем что саванна — редколесье, а это — отдельно стоящие деревья, не дающие сомкнутой кроны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *