Юл Бердичевский: «Ты помнишь, как всё начиналось?» Нашему с вами кино — 120 лет!

 467 total views (from 2022/01/01),  1 views today

120 лет назад в Париже появилось на свет сероватое (чёрно-белое) чудо, которому предстояло стать одним из главных, если не главным, социокультурным феноменом ХХ века.

«Ты помнишь, как всё начиналось?»

Нашему с вами кино — 120 лет!

Юл Бердичевский

За повседневной суетой (увы, к ней сейчас вполне можно причислить и теракты…) мы редко вспоминаем о Вечном, ещё реже — о Прекрасном. Помните античное: «Vita brevis ars longa» — «Жизнь коротка — искусство вечно». Но речь пойдёт вовсе не об А.Макаревиче. Хотя в каком-то смысле о «машине времени»: самое время напомнить о том, что, без преувеличений, изменило облик нашего мира в 20-м веке.

Некоторые киноведы считают, что мировое кино началось с… Жозефа Плато, молодого бельгийского профессора, который, в 1829 г. повторил опыт Исаака Ньютона 1680 г. Великий физик смотрел правым глазом на отражение солнца в зеркале, после чего был вынужден провести три дня в темной комнате и поправился нескоро. Плато смотрел на солнечный диск 25 сек., проверяя предел сопротивляемости сетчатки человеческого глаза — и пожертвовал зрением ради науки. Но до того, как окончательно ослепнуть, ему удалось в 1832 г. построить «фенакистископ» — небольшой прибор, создававший у смотрящего иллюзию движущегося изображения и таким образом ставший одним из «прародителей» кинооборудования.

Но всё же историю кинематографии принято отсчитывать от первого публичного платного киносеанса, организованного братьями Огюстом и Луи Люмьер в Париже в «Гран кафе» на бульваре Капуцинок 28 декабря 1895 года. И именно братья Люмьер запатентовали киноаппаратуру и дали изобретению название «синематограф».

Вы спросите: где же тут были евреи? Не беспокойтесь, как и везде в истории человечества — неподалёку. Давайте перенесёмся в весенний… Берлин 1896 г. Там, в кабинете Беньямина Зеэва Герцля, внезапно появился экзальтированный молодой студент, фамилию которого — Нойман — еврейская история сохранила. Прямо с порога он сообщил будущему создателю Всемирной сионистской организации о необычайных возможностей недавно запатентованного братьями Люмьер синематографа. И что вы думаете? После недолгой беседы с неожиданным гостем, Герцль написал письмо, в котором призывал руководство общин разных стран всемерно поддержать съёмки и показ широкой публике «живых картин еврейской жизни в Палестине … в целях сионистской пропаганды». Да, именно так проницательно предполагалось использовать новинку!

Но не только это примечательное для нас событие заставляет с особым пиететом говорить о весне 1896-го. Именно тогда, в Палестину, даже не подозревая о письме Герцля, прибыла команда французов с полным комплектом новенькой аппаратуры по патенту братьев Люмьер, для того, чтобы отснять и явить миру, в числе прочих, и такие картины жизни и культовые места Св.Земли, о которых писал провозвестник нашего государства.

Можно спорить, где и когда был снят первый в истории игровой фильм по библейскому (читай — древнееврейскому) сюжету. Есть, например, мнение, что первые такие сюжеты экранизировались на территории Российской империи. Кстати, если кто не в курсе: этот год объявлен в России Годом Кино… Однако, неоспорим факт: первая в истории киногруппа прибыла в Эрец Исраэль, на задворки Оттоманской империи, именно весной 1896 г., и снимала не только христианские святыни, но и реальную жизнь небольших иудейских общин Яффо, Хайфы и Иерусалима. До сих пор та целлулоидная плёнка хранится в архиве Парижской Синематеки. По нашему мнению, именно так, там и тогда родилось еврейское кино — уникальный и удивительный феномен мировой культуры, как раз в эти дни имеющий полное право отпраздновать своё 120-летие!

До рождения кино израильского, совершенно понятно, оставалось ещё более полувека, за которые еврейское кино как таковое, непрерывно развивалось в большинстве стран.

Ясно, что не сразу кино вообще и еврейскоем, в частности, стало «Великим Немым», как назвали его в 20-е гг. прошлого века, «самой чистой формой кинематографа» — по компетентному мнению Альфреда Хичкока. Однако стремительность превращения его из аттракциона, балаганного, чисто коммерческого зрелища в подлинное, высокое Искусство, в «десятую музу», поражает. Оно может сравниться разве что с совпавшей с ним по времени, на рубеже веков, научно-технической революцией и прогрессом военных технологий. Представьте: от минутных первых роликов вроде «Прибытие поезда», «Выход рабочих с фабрики Люмьер в Лионе», «Купание ребёнка», «Политый поливальщик», за считанные годы технологии продвинулись до съёмок весьма сложных постановочных сюжетов, как в декорациях, так и на пленэре.

Кадр из фильма «Путешествие на Луну»

Взять хотя бы фильм Жоржа Мельеса «Путешествие на Луну» (1902 г.) или «Большое ограбление поезда» Э.Портера, снятый на студии Томаса Эдисона в Нью-Джерси уже в 1903 г. Имена первых профессиональных актёров до сих пор у нас на слуху: Мэри Пикфорд, Лилиан Гиш, Пола Негри, Аста Нильсен, Макс Линдер, Гарольд Ллойд, Дуглас Фэрбенкс, Бастер Китон и, конечно же, Чарли Чаплин, дебютировавший в образе бродяжки в феврале 1914 г. Признанные американские шедевры той поры «Рождение нации» и «Нетерпимость» были поставлены Дэвидом Уорком Гриффитом, превратившим кино из «операторского» в «режиссёрское», открывшим роль монтажа, в 1914-16 годам, и уже к 20-м годам кинематограф располагал широким набором художественных средств. Тогда творили выдающиеся мастера, превращавшие кино не только в искусство — но и в важнейшее из искусств: Фернан Зекка, Виктор Шёстрём, Кинг Видор, Мак Сеннет, Фридрих Вильгельм Мурнау, Пауль Вегенер, Георг Вильгельм Пабст, Карл Теодор Дрейер, Джованни Пастроне, Луис Бунюэль, а также Яков Протазанов, Александр Ханжонков и их лучшие актёры Вера Холодная, Иван Мозжухин…

Еврейская же тема, начатая на заре кинематографа библейскими постановками, до середины 30-х годов разрабатывалась практически синхронно и довольно интенсивно в ведущих кинематографических державах того времени — Франции, Германии, США, Италии, России, Австро-Венгрии. Например, в 1910 г. в Америке широко демонстрируются картины о притеснениях евреев в России: «Россия — страна угнетения», «Во имя царя», «Русская черная сотня» и др. Ну а первой самобытной художественной лентой еврейского кино в России считается снятая в том же 1910 г. режиссерами фирмы «Пате» А. Метером и К. Ганзеном мелодрама «Лехаим», в отличие от большинства прочих, дошедшая до наших дней.

Трудно поверить, но более сотни лент на еврейские темы было создано в России только за 1910-17 гг. В 1914 г. «Вестник кинематографии» сообщил, что

«…в петербургском электротеатре «Луна-парк» началась демонстрация интересной и прекрасно выполненной ленты «Жизнь евреев в Палестине»*, где особенно впечатляли сцены «Стена плача» и «Гробница Рахели». Картина скомпонована одесским товариществом «Мизрах», поставившим перед собой задачу «собирать кинематографические снимки из жизни евреев во всех странах». В фильме впечатляли первые еврейские земледельческие колонии на палестинской земле, вид сверху на город Хайфу. Экран позволил зрителю увидеть и девушек за ткацкими станками, и рыбаков на отмелях, и мастерскую скульптора, и техническую лабораторию Арона Аронсона, и многое другое».

«Киножурнал» писал в 1915 г:

«Помимо общего просветительского значения, кинематограф может сыграть в жизни еврейского народа исключительную роль в смысле ознакомления евреев с самими собою, с жизнью своих единоплеменников, рассеянных волею судеб по дальним странам и лагерям. Эту свою роль кинематограф начинает уже понемногу выполнять, благодаря неутомимой деятельности товарищества “Мизрах”, известного по серии картин “Жизнь евреев в Палестине”».

Возможно, именно эти фильмы смотрел когда-то в Праге и Франц Кафка, о чём оставил запись в своих дневниках…

Кадр из фильма «Трус»

Сценарий о еврейской жизни «Трус» написан в 1914 г. А. И. Куприным, а картина по нему впервые в истории была показана на сцене петербургского театра. Картины о евреях выпускало «Товарищество И. Ермольева». Примечательно, что критик С. Гинзбург тогда подчеркивал, что «в русских фильмах о еврейской жизни не было даже налета антисемитизма»**. Прокатный успех лент на такие темы объясняет Б.С.Лихачев в книге «Кино в России. Материалы к истории русского кино», опубликованной в 1927 году:

«Еврейские фильмы больше всего подходили к требованиям тогдашнего зрителя. Обладая большой дозой мистики и большим смысловым содержанием, они далеко превосходили русские психологические фильмы, и если бы не их специфичность, против которой восставали влиятельные юдофобы, то, безусловно, они имели бы еще большее распространение».

Еврейское кино иностранного производства, в том числе эмигрантов из России, также пользовалось успехом и у дореволюционного российского зрителя. Смотрелись такие ленты, как комедия «Ревекка выходит замуж» о жизни евреев Нью-Йорка, «Шейлок из Кракова» с известным немецким артистом Р. Шильдкраутом, который приезжал на съемки в бедные еврейские кварталы Кракова и Бердичева, «Еврейский Квазимодо», «Дочь раввина», экранизация знаменитой во всем мире пьесы К. Гуцкова «Уриэль Акоста» берлинской студии «Биоскоп». Ряд сцен фильма снимался в амстердамской синагоге, а главную роль в нем играл великий немецкий трагик П. Вегенер.

Уже в те годы стало ясно, какую неоценимую роль в создании и становлении национальных кинематографий разных стран играли умы, души и сердца наших соплеменников. В частности, Фрица Ланга, Макса Рейнхардта (Максимилиана Гольдмана, с 1905 г. и до прихода к власти нацистов возглавлявшего Немецкий театр в Берлине) в Германии, Жана Эпштейна, Бенуа Леви, американца Ман Рэя, Димитрия Кирсанова (родился в Риге под именем Марк Давидович Каплан) во Франции, россиян Александра (при рождении Абрам Иосифович) Дранкова, драматурга и журналиста Яакова Гордина, Сергея Эйзенштейна, документалиста Дзиги Вертов (при рождении Давид Абелевич Кауфман), Леонида Трауберга, Григория Козинцева, Евгения Габриловича, Алексея Каплера, Юлия Райзмана и других, впоследствии хорошо нам известных, мастеров российского и советского кино. С точки зрения развития кинобизнеса стоит напомнить про еврейский вклад в создание Голливуда и всех без исключения его кинофабрик, где в первые годы куда чаще английского звучал идиш и русский. А еще в 1897 г. предприниматель А. Гуцман открыл кинотеатр в … Новороссийске и вскоре сделал его передвижным, а затем кинотеатры в Москве, Риге и Либаве (Лиепае). Екатеринославский (днепропетровский) кинотеатр «Колизей» А. Спектора, рассчитанный на тысячу (!) мест, стал одним из лучших в России и, по мнению прессы, «мог бы украсить любую столицу Европы». В Москве славились киноиллюзионы А. Гехтмана и др., но и в глубинке, включая пресловутую «черту оседлости», кино становилось доступным. В 1911 г. один из провинциальных журналистов писал:

«В ближайшее время на Волыни не найдется ни одного более или менее порядочного местечка с пятитысячным населением, где бы не мигали по вечерам приветливые огоньки иллюзионов».

Ничего удивительного в столь огромном еврейском участии в мировом кинопроцессе нет. Известно: с конца 19 века почти повсеместно на волне демократических преобразований шло уравнивание еврейского населения в правах с титульными нациями, что приводило к массовому выходу за пределы гетто и местечек активного, трудолюбивого, целеустремлённого, предприимчивого, чуткого ко всем новациям, зачастую более образованного, молодого населения, направлявшегося в новые сферы деятельности. Одной из них и стала кинематография. Народный артист СССР Гр. Рошаль, поставивший в 1930 г. фильм «Человек из местечка», в 60-х гг. говорил:

«Знаете, многое объясняется сложным менталитетом еврейского народа. Годы скитаний, преследований, вечных поисков места на земле и даже профессии выработали у него особую остроту зрения, умение видеть такие детали, мимо которых люди проходят, наконец, чуткое восприятие окружающей жизни… Это и приводило евреев в кино».

Вениамин Зускин в фильме «Человек из местечка»

В значительной степени благодаря им, ставшим не только выдающимися режиссёрами, сценаристами, продюсерами, актёрами, художниками, композиторами, операторами, критиками, киноведами, но и журналистами, киноинженерами, визажистами, прокатчиками, модельерами, финансистами, юристами и другим специалистам высокой квалификации кино стало не только крупной отраслью экономики и культуры, а главное, в силу своей общедоступности — влиятельнейшим из искусств. Чем, кстати, уже в 30-х гг. не замедлили воспользоваться с большим успехом в своих интересах главари тоталитарных режимов: влияние кино на общественное сознание народа при Сталине и Гитлере трудно переоценить. Забавно: ещё в 1907 г. В.Ленин говорил, что «киноискусство в руках капиталистов приносит больше зла, чем пользы», а в 1915 г. сотрудник военного министерства В. Дементьев в своей брошюрке «Кинематограф как правительственная регалия» предложил превратить кино России в государственную монополию под эгидой специального Главного Управления, а частные кинопредприятия передать в собственность казны. Это, по его замыслу, должно было помочь возродить русскую национальную культуру, избавить Россию от безнравственных фильмов, занесенных в страну «германо-еврейскими предпринимателями». А 27.08.19 г. уже В.Ленин подписал Декрет о национализации кинофотопромышленности…

Известный кинокритик Мирон Черненко, написавший единственную книгу, посвящённую кинематографической истории еврейства в России 1919-1999 гг. «Красная звезда, жёлтая звезда», анализирует тему на примере 270 полнометражных игровых картин. Сколько из них мы с вами, читатель, сумели посмотреть? Среди них, например, «Мечта» Михаила Ромма и Евгения Габриловича, с мадам Скороход в гениальном исполнении Фаины Раневской, сыгравшей свою лучшую, шекспировского масштаба роль… И несправедливо забытый, чудом сохранившейся великий фильм Михаила Дубсона «Граница» 1934 г., в котором будущий режиссёр, народный артист, герой и ректор ВГИК Сергей Герасимов (всю жизнь скрывавший иудейское происхождение) сыграл, пожалуй, самую выдающуюся свою роль — местечкового еврейского сапожника. Можно упомянуть высокую оценку, которую дали этому фильму Р. Роллан и М. Горький, сравнившие ее — страшно подумать! — с классикой соцреализма «Чапаевым», вышедшим с ним на экраны одновременно. Не лишние было бы в дни 120-летия нашего кино напомнить и тот факт, что одним из первых советских звуковых фильмов, получивших международное признание, стал в 1932 г. «Встречный» С. Юткевича и Фр. Эрмлера с музыкой Д.Шостаковича. Вообще же, первым в мире коммерческим звуковым фильмом стал, как известно, «Певец джаза» (США, 1926 г., режиссёр А. Кросланд) с Элом Джолсоном в роли сына потомственного кантора, ушедшего из синагоги на эстраду. А когда великий Ч.Чаплин «не вписался» в звуковой формат, то место любимцев зрителя разных стран заняли пятеро братьев Маркс, о творчестве которых с восторгом отзывались, например, столь разные зрители, как У. Черчилль, С. Дали и Ж.-П. Сартр!

Возвращаясь в сегодняшние неспокойные времена повсеместного проникновения телевидения, интернета и т.п. в жизнь каждого из нас, подумаем о месте в ней кино, остающимся важнейшим из искусств ещё и потому, что оно по-прежнему является синтезом литературы, изобразительных искусств, театра, музыки, современнейших технологий. Это важно ещё и в связи с тем, что, кажется, последние несколько лет, в лучших своих произведениях, отрясая с себя прах агитации и пропаганды, кино всё чаще передаёт эти функции «зомбирования населения» телевидению. Как отметил режиссёр Андрей Звягинцев, любимец международных кинофестивалей, в нашей с ним беседе на Хайфском МКФ-32, куда он привозил своего «Левиафана», мировое кино возвращается к Искусству в его подлинном понимании, оставляя «злобу дня» масс-медиа. И в этом процессе лидирующая роль, как и в былые времена (см. выше), принадлежит нашей теме и «нашим людям». Так, ни одной из последних церемоний вручения премии «Оскар» не удавалось обойтись без еврейского акцента. Не стал исключением и Оскар-2015, где один и главных призов, за лучший фильм на иностранном языке, получила жёсткая, страшная венгерская картина Ласло Немеша «Сын Саула», герой которой состоит в зондеркоманде Освенцима. Этот дебют молодого режиссёра уже был удостоен Гран-при Каннского МКФ и приза «Золотой глобус».

Кадр из фильма «Сын Саула»

Впервые за всю историю «Оскар» в третий (!) раз за последние четыре года премию как лучший оператор (за фильм «Выживший» режиссёра А.Г. Иньярриту) получил родившийся в Мексике Эммануэль Любецкий, чья бабушка эмигрировала туда из России. Лучшим же фильмом в этом году признан «Спотлайт» («В центре внимания») режиссёра Т.Маккарти, о реальной истории расследования газетой «Бостон Глоб» случаев педофилии в католической церкви. В нём ключевую роль редактора Марти Барона, «неженатого еврея, не любящего бейсбол…», исполнил Лев Шрайбер, знакомый нам по роли Зуся Бельского в фильме Э. Цвика «Сопротивление» о белорусских еврейских партизанах. Лучшей актрисой стала Бри Ларсон, сыгравшая заложницу террориста в фильме «Комната» нашего соплеменника из Ирландии, режиссёра Ленни Абрахамсона. На мой взгляд, недооценённым киноакадемиками остался новый глубокий и актуальный фильм Стивена Спилберга «Шпионский мост», но в нём за лучшую роль второго плана — советского разведчика Рудольфа Абеля — «Оскар» получил Марк Райлэнс, вполне на равных сыгравший с любимцем публики Томом Хэнксом. Отметим также в числе номинантов из документальных короткометражек ленту молодого канадца Адама Бензине «Клод Ланцман. Призраки Шоа» об авторе знаменитой 9-часовой документальной эпопеи «Шоа», куда вошёл и эпизод драки К.Ланцмана с неонацистами.

Марк Райлэнс с «Оскаром» за роль Рудольфа Абеля в фильме «Шпионский мост»

…120 лет назад в Париже появилось на свет сероватое (чёрно-белое) чудо, которому предстояло стать одним из главных, если не главным, социокультурным феноменом ХХ века. Хочется верить, что не мы одни в этом «прекрасном и яростном мире» отмечаем юбилей нашего национального и в то же время, совершенно очевидно, такого международного кинематографа. Совпала с ним и «бар-мицва» Клуба друзей еврейского кино «Морешет», созданного нами, с благословения светлой памяти Юрия Штерна, в Беэр-Шеве вместе с Алисой Желудковой (ныне — начальником городского отдела абсорбции компании «Кивуним») на базе Центра «Мориа», при поддержке Ави Ворцмана и Шмаи Берковича. Оказалось, что к 13-й годовщине мы успели посмотреть и обсудить более 300 киноработ самых разных видов, жанров и стран происхождения, не вычерпав и сотой доли того мирового океана, имя которому — еврейское кино.

До новых встреч, добрый читатель и зритель, на его берегах!

___

*) От редакции: Спилберговский архив еврейских фильмов можно посмотреть на youtube-портале Еврейского Университета в Иерусалиме: 81 видеофильм, начиная с 1911 года.

**) От редакции: Вот, в качестве примера, полнометражный 40-минутный игровой фильм «Где правда? Трагедия еврейской курсистки», снятый в 1913 году в Риге (изложение сюжета здесь).

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Юл Бердичевский: «Ты помнишь, как всё начиналось?» Нашему с вами кино — 120 лет!»

  1. Здравствуйте!
    Живу в Бердичеве.
    Интересуюсь историей Бердичева.
    Подскажите, а где можно посмотреть фильм «Шейлок из Кракова»? Или купить копию за деньги?
    Заранее благодарен.

  2. Замечательно интересный материал. Искренне признателен автору.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *