Леонид Зарицкий: Портреты, воспоминания, судьбы. Окончание

 156 total views (from 2022/01/01),  1 views today

В тот день утром, как обычно, мы ехали в разные школы, и я закрывал двери. И вдруг я что-то почувствовал. Я вернулся домой, собрал все наши документы, деньги, мое обручальное кольцо и кое-что еще, не помню точно. Положил все в пластиковый кулек, обмотал клейкой лентой…

Портреты, воспоминания, судьбы

Леонид Зарицкий

Окончание. Начало

http://berkovich-zametki.com/2014/Zametki/Nomer1/Zaricky.jpg

Посвящаю моим детям и внуку которых люблю всей душой

Я бесконечно благодарен своим родителям, которые своим примером научили меня уважать людей и быть честным

От автора

Я не планировал эмигрировать, но в той ситуации и в то время, я думал что делаю (или надеялся, что делаю) правильный выбор. Я не мог оставить своих родителей, но жизненные обстоятельства толкали меня принять решение: семейные проблемы, невозможность иметь отдельную квартиру, нежелание, чтобы мой сын пошел служить в армию и испытал бы то, что пришлось мне. Я предложил родителям поехать со мной. Сказал, что брат тоже хочет ехать, но что сестра пока не готова. Однако, когда мы с вами и братом будем в Америке, то она тоже приедет. На что папа ответил, что без дочки Аси он не поедет. И выбора у меня не осталось — я хотел сохранить семью, но жизнь доказала, что я ошибся.

Часть 2

  1. Америка

Уже два месяца как мы в Италии. И вот пришел день, когда мы получили разрешение на постоянное место жительства в Америку. И 21 января 1980 года мы прилетели в огромный и красивый Аэропорт J.F.Kennedy города Нью-Йорка.

Встречали нас наши друзья Лиля и Сеня О. которые эмигрировали на пять лет раньше нас. Здесь, мы воссоединились с большинством наших друзей и родственников.

Они привезли нас к себе домой в Brooklyn, в район Canarsie, где они жили в одном из 8-ми этажных государственных домов. После вкусного обеда, приятных разговоров, воспоминаний, вечером мы сели в их машину и поехали по Belt Parkway в сторону Brooklyn Вridge.

B какой-то момент они сказали, чтобы мы закрыли глаза.

И когда я открыл глаза, то увидел на другой стороне реки Гудзон высотные дома и огни Манхеттена.

Огромные высокие дома и огни, огни, огни

Незабываемое зрелище. Вот уже 36 года живу в штате Нью-Джерси и каждый раз, когда я еду в Бруклин или в другие города и вижу эти прекрасные дома, я испытываю такие же чувства, какие испытал в тот первый раз.

Их красивой и хорошенькой дочке, которая игралась с моим сыночком, было 11 лет. Я любил с ней играть, но ей надоел, и она говорила “Leave me along” (“оставь меня в покое”), “Don’t touch me” (“не дотрагивайся до меня”).

Во все последующие годы — а она уже имеет двоих прекрасных детей — каждый раз, когда мы встречаемся или разговариваем по телефону, то вместо «здравствуй» и «до свидания», мы говорим друг другу “Leave me along” и “Don’t touch me”. И мы смеемся…

Через месяц наши друзья Аня и Мика О. нашли нам другую квартиру в их доме на Avenue «F». Рядом в других домах жили наши друзья.

Наша первая отдельная квартира была хорошая, но там было много тараканов, и мы не могли туда сразу переехать. Друзья нам очень помогли, разными методами прогнали этих непрошенных гостей.

Когда мы переехали в эту квартиру, то вся наша мебель была старая, данная нам разными людьми, то, что они нашли на улице. Единственно, что мы не могли себе позволить, так это спать на старых матрасах — купили новые.

Через несколько месяцев наша родственница тетя Беба познакомила нас с очень хорошими людьми Ирвингом и Соней.

Послевоенные эмигранты с Польши, которые организовали Brit milah для сына Геночки и впервые в нашей жизни пригласили в их большую семью на праздник Пейсах.

Все годы мы продолжаем дружить. Ирвингу сейчас 95 лет, жене Соне 90, no в хорошую погоду она продолжает водить машину. А их любви можно только позавидовать.

Мы ходили на курсы английского языка. Моя школа находилась на углу 42 улицы и Broadway, самое центральное и интересное место в Нью-Йорке, да и в Америке, с театрами и кинотеатрами. В некоторых кинотеатрах показывались фильмы о карате, в других, фильмы “только для взрослых”.

Был такой случай. Однажды когда я пришел домой после школы, я застал жену с подружкой Эммой М. сильно взволнованными. Они рассказали, что когда они пришли со школы, немного ранее меня, они обнаружили, что дверь в квартиру была открыта и воры прошлись по квартире — вещи разбросаны, продукты из морозильника валялись на полу. Жена сказала, что кое-что из украшений пропало.

А теперь самое интересное.

В тот день утром, как обычно, мы ехали в разные школы, и я закрывал двери. И вдруг я что-то почувствовал. Я вернулся домой, собрал все наши документы, деньги, мое обручальное кольцо и кое-что еще, не помню точно. Положил все в пластиковый кулек, обмотал клейкой лентой.

У входной двери слева была кладовка для одежды. И я — не знаю почему! — приклеил этот пакет на стену с внутренней стороны кладовки так, что когда открываешь дверь в кладовку, ты это место с пакетом не видишь. Когда воры были в квартире, они не догадались заглянуть туда.

Так, благодаря шестому (или какое оно по счету) чувству, я сохранил наши документы, ценности и нервы.

В канун нового 1981 года, друзья помогли нам переехать в Canarsie. Купили новую мебель. Сын пошел в садик.

Первую машину купили за $500, через некоторое время купили вторую за $1500, С машинами происходили проблемы в самое неудобное время.

После я сказал себе: никогда больше не ездить на старых машинах, одни проблемы. В машинах я не разбираюсь, и нет желания учиться. И купили новую, только что вышедшую модель Renault.

С тех пор были только новые машины.

  1. Работа в Америке

Первые четыре года я работал по специальности, маляром.

Кто-то из друзей порекомендовал меня знакомому контрактору.

Первая работа была вместе с другими рабочими, покрасили снаружи 2-х этажный частный дом, получая $5 в час. И с первой зарплаты в русском магазине купили деликатесы и погуляли с друзьями.

Работу я искал через агентство по трудоустройству, которое находилось на 2-й авеню в Нью— Йорке. Они занимались тем, что по запросам контракторов посылало им рабочих разных специальностей на столько дней и недель, на сколько им нужно было. Все работы были в дорогих квартирах района Манхеттен.

Интересная работа была у русского контрактора Миши. Квартира, которая принадлежала знаменитому певцу Rod Stewart, была на углу 66-й улицы и 5-й авеню и занимала весь 2-й этаж. Мы делали высококачественную альфрейную работу, расписывали потолочные молдинги, двери, панели и стены.

Для начала, грунтовали декоративные сложные потолочные молдинги кисточками, что занимало много времени, и я предложил контрактору использовать электрический краскoпульт.

Он удивился, сказав, что в этой квартире надо все делать вручную. Но на следующий день утром он принес электрический пистолет-краскопульт. Мы закрыли двери, тщательно закрыли полы, и за два часа сделали то, что вручную заняло бы несколько дней.

У последнего контрактора, венгра, который хромал в память о венгерских событиях 1956 года, я проработал 7 месяцев. И когда мы закончили покраску квартиры на 5-й авеню, он сказал, что на две следующие недели работы нет, что он перезвонит, когда будет.

Но ждать я не мог — семья. И в марте 1982 года организовал свою компанию “Leonid Zaritsky Painting & Decorating”.

Дал объявление в газету и начал. Работать приходилось в разных районах Нью-Йорка. Было очень нелегко, но это был мой бизнес.

  1. Работа в компании “АllZCorporation

Часто при встречах глава компании “ARTHA Management” Абрам Г. предлагал мне пойти работать к ним в компанию. Но я отказывался, говорил, что там, где работает мой товарищ Сеня О., который был партнером Абрама Г., у нас могут возникнуть конфликты и что нельзя смешивать работу и дружбу, тем более, что товарищ не предлагал работать вместе.

Однажды летом 1984 года Сеня О. позвонил и попросил приехать к нему домой. И вот мы сидим на балконе их квартиры в Бруклине, и товарищ предлагает мне пойти к ним работать. Я — в раздумье, а его жена Лиля помогает ему уговаривать меня. И я соглашаюсь. Так я — маляр, без высшего образования, со слабым английским — начал новую для себя работу.

8 августа 1984 года, первый день в ремонтно-строительной компании «Аll-Z” Corporation. Компания выполняла все ремонтные и строительные работы для “ARTHA” Management. “ARTHA” Management покупала дома на Манхэттене, в Гарлеме, Южном Бронксе, других районах Нью Йорка, осуществляла управление домами. Компания состояла из 9 человек — 4-x партнеров с женами и одной сотрудницы Риты в бухгалтерии. Всего 9 человек и вот я — десятый. Забегая вперед, скажу, что я был первый, которого спустя 6 лет уволили.

В 1984 году в компании было 20 многоквартирных домов, это более 1000 квартир. Моя работа заключалась в удовлетворении жалоб от жителей, в организации и учете ремонтных и строительных работ. Работы было очень много, английский был слабый, но помогло мои организаторские способности, умение находить контакт с людьми — контракторами, жильцами… Проработав несколько месяцев, сказал начальству, что работы очень много, и я не успеваю — дали одну помощницу, со временем их стало две, вскоре взял на работу молодого парня, испанца Чарли, который занимался сантехникой.

Создал книги учета, где в одной книге была информация о нескольких домах, номера квартир, фамилии жильцов, и когда и какие работы были произведены в этой квартире, и кто произвел работы. Вся информация записывалась в книги каждый день. Так что в любое время можно было узнать “историю болезни” квартиры и дома, что очень помогло менеджерам и юристам, особенно, если надо было вызвать жильца в суд. Через 3 года, в 1987, домов стало 60, это более 3000 квартир.

Образец моих организаторских способностей. В один из дней конца июня 1986 года в офисе к моему столу подходят оба моих хозяина, Абрам Г. и Алекс З., что было очень необычно, и говорят, дескать, на одном из домов возникла большая проблема, что судья дал компании срок, в течение месяца на этом доме закончить переоборудование ванных комнат, и что осталась всего одна неделя. И если мы не успеем за неделю закончить, компания будет платить штраф в тысячи долларов за каждый просроченный день. И они хотят, чтобы я всю основную работу отложил в сторону и занялся организацией необходимых работ только на этом доме.

Мои первые слова были: вы что, идиоты? Мы за 3 недели успели переделать только 20 ванных комнат, и что невозможно за одну неделю сделать оставшиеся 40, и как я могу оставить другие 40 домов, где продолжаются работы? Почему вы мне раньше не сказали об этом? Они начали давать какие-то объяснения и уговаривать, сказав, что помогут всем необходимым. У меня не было другого выхода, и я согласился.

Я начал работы на этом доме три недели назад. Поставил менеджером хорошего испанского парня Винсент и дал ему всех рабочих. Я каждые несколько дней посещал и проверял, как идет работа, мы не спешили, работали, как обычно, сроков никаких не было.

И я начал думать, как организовывать работу. Связался со всеми контракторами, всех спросил, сколько они хотят за работу, при условии, что они увеличат количество людей и не уйдут, пока не закончат делать то, что я им скажу.

Каждый день в 8 часов утра, 140 человек, испанцы, поляки, русские, итальянцы, стояли около входа в дом. Я давал указания, распределял, кто в какую квартиру идет работать и что они там должны делать, и когда закончат, чтобы пришли ко мне и я буду им говорить, что делать дальше, и конечно я все время ходил и проверял работу, подгоняя их.

Получился строительный конвейер, у меня все было под контролем, вся информация помещалась на ДВУХ листочках бумаги. В любую минуту я знал, кто, где работает и что делает, что сделано и что будем делать завтра.

И через неделю все 40 квартир были сделаны.

Но сколько мне стоило здоровья это сделать? В какой стрессовой ситуации я находился, знает и поймет лишь тот, кто побывал в такой ситуации.

Когда меня один из менеджеров спросил, какое вознаграждение я получил, я ответил. Он усмехнулся и говорит, что как минимум я должен был бы получить за эту неделю месячную зарплату. Через некоторое время Абрам предложил мне вознаграждение за мой самоотверженный труд: чтобы я нашел себе односемейный дом, в хорошем районе по своему вкусу, и не страшно, если этот дом будет нуждаться в большом ремонте, и что он поможет с первым взносом и с ремонтом.

Я нашел односемейный домик в хорошем городке штата Нью-Джерси. Пришел к нему и говорю, что нашел и что нужно дать первый взнос. Он отевечает: не волнуйся, одолжи, а я после отдам. Мы взяли в долг у родственников и дали первый взнос. Когда пришло время давать окончательную сумму за дом, я снова пришел к нему, и в ответ услышал разные извинения. Тогда я говорю и прошу, чтобы его адвокат помог мне отказаться от дома и забрать деньги, на что он ответил после разговора с адвокатом, что ничего нельзя сделать.

Вот так я купился на его обещания. Но мы выпутались и из этой ситуации.

В 1989 на моё место взяли другого человека. Новый менеджер взял себе заместителя и увеличил офис до 7 человек (делая то, что я делал с тремя).

Он убрал мои учетные книги и построил огромную восьмиметровую доску, на котором желтыми бумажками отмечалось на каких домах и в каких квартирах, проводятся ремонтные работы.

Когда я увидел это, я сказал себе, что это начало конца.

К 1990 году количество домов увеличилось до 100, количество работников в офисе увеличилось до 100 и более человек.

A еще через короткое время компания обанкротилась и судьбе Абрама Г. не позавидуешь.

  1. Наш Дом

Через семь лет жизни в Америке мы купили дом в Нью-Джерси, в хорошем городке, в 15 минут от Нью-Йорка. Пока жена упаковывала вещи и готовилась к переезду, я работал. Была зима. Как-то после выходных, в понедельник, во время обеденного перерыва я приехал посмотреть на дом. И обомлел — с наружной стороны дома вся стена со второго этажа до низа была вся в толстых ледяных сосульках. Оказалось, что на 2-ом этаже трубочка под умывальником в ванной, замерзла и треснула. Холодная вода льется на первый этаж, где потолок висит, паркетный пол поднялся, на нижнем этаже потолочные панели свисают, вода выше колена. Хорошо, что в багажнике были большие пластиковые черные кульки, я надел их на ноги, перевязал клейкой лентой, накрыв голову легкой потолочной панелью, спустился на нижний этаж что бы перекрыть краны с водой. С большим трудом, нашел и закрутил все краны. На следующий день купил помпу и вместе с приятелем Чарли откачали всю воду. После сделали большой ремонт и переехали.

И первое что я сделал — изготовил большой портрет жены, где она маленькая, и повесил на видное место.

  1. Мой бизнес “ Le Chateau”

По приезде в Америку, одним из моих желаний было: подготовить и предложить мои дизайны компаниям — производителям обоев. Однажды в самом начале 1992 года, когда были в офисе у доктора и ждали пока нас вызовут, просматривая журналы, я обомлел, я увидел красивую рекламную картинку, где показана комната, оклеенная обоями с бордюрами на потолках и стен, похожими на то, что я делал в Киеве.

Это была реклама компании «Bradbury & Bradbury Art Wallpaper».

Я попросил секретаря доктора сделать копию страницы с журнала.

Спустя некоторое время, взяв с собой фотографии моих киевских работ, я полетел в San Francisco, чтобы предложить компании мои дизайны. Встретился с Bruce Bradbury, хозяином компании ”Bradbury & Bradbury”. Ему понравились мои работы, но он сказал, что, к сожалению, они не подходят к викторианскому стилю, который они производят. Он ознакомил меня с их методом печатания обоев, а это шелкография, и ответил на мои вопросы.

Я для себя произвел расчеты, что мне необходимо и сколько будет стоить изготовить мои дизайны.

В 1993 году создал компанию “ Le Chateau” Wallpaper Border Design Studio. Зарегистрировал свое изобретение.

Изготовил портфолио, где описал свою идею с чертежами, расчетами и фотографиями моих киевских работ. Искал, встречался с хозяевами разных компаний и предлагал свои проекты. Многим нравилось, многие даже не отвечали на письма. Последнее письмо отправил в ноябре 2015 года.

  1. Шестое чувство, или как сосиски спасли мне жизнь

В середине декабря, 2000 года мы с дочкой пошли в магазин. Мы уже закончили покупки и идем к кассам. Проходя мимо отдела где лежат сосиски, я говорю ей, может купим и поджарим “Hot dogs”, сосиску в разрезанной наполовину булочке, она говорит: с удовольствием. Придя домой я съел парочку “Hot dogs”, почувствовал боль в спине, спросил у дочки, как она себя чувствует. Она ответила, что все нормально.

Я подумал, что давно их не ел и, возможно, это реакция организма.

На следующий день я опять съел несколько “Hot dogs”, и начались сильные боли.

Побежал к врачу. Доктор сделала анализ крови и сказала, если будет болеть, чтобы я поехал в госпиталь, дала направление на рентген. Утром, после того как отвез жену на работу, приехал домой, от боли не смог раздеться и позвонил жене. Она сказала, чтобы я забрал ее с работы и вместе поедем в госпиталь. В госпитале мне сделали укол, стало легче и мы уехали домой. На следующий день пошел сделать рентген, когда надел рубашку и пошел на выход, навстречу мне идет врач и говорит, что у меня на почке большая, 6,5 сантиметров опухоль.

Моя реакция была как в “Ревизоре” Гоголя. Я был шокирован. И начались мои переживания.

Пошел за советом к своему врачу, он говорит надо удалять, и предложил сделать новым методом, с помощью “механических рук”. Когда я спросил у семейного врача, она сказала что надо удалять, но старым способом, полосная операция, вытащить, чтобы случайно ничего не осталось. Чтобы узнать третье мнение, жена через подружек нашла хорошего уролога.

И вот мы пришли к доктору, мы были последние. Доктор был с ассистентом, и пока я раздеваюсь для осмотра, спрашивает меня, откуда мы родом. Я ответил и сразу спрашиваю его, откуда он.

Он рассказал, что его дед и родители убежали от погрома из Армении в Иран, оттуда во Францию и затем в Америку. Мы подружились, и сразу после нового 2001 года он сделал полосную операцию, удалив злокачественную опухоль, сказав, что если бы я обождал еще месяц или два, то уже было бы поздно делать операцию.

И в который раз шестое чувство подсказало мне, что нужно съесть сосиски.

  1. Мой бизнес “Шато Дизайн”

После операции я не мог физически работать. Я сделал презентацию своих работ в обществе объединяющих профессиональных оклейщиков обоев, “NGPP” (“Национальная Гильдия Профессиональных Оклейщиков Обоев”) и получил “Сертификат”.

После решил предложить свои дизайны Московской фабрике обоев. Договорившись о встрече, в августе 2002 года прилетел в Москву. Встретился с Президентом ассоциации “Рособои” Г. А. Семеновым и финансовым директором Русланом Глянцевым.

Им понравились мои работы, но сказали, что в настоящее время они не готовы к производству и что они строят новые здания, так что, возможно, они возвратяться ко мне.

Во время разговора Руслан сказал, что ему очень понравилось, как я сделал мое портфолио и предложил мне привезти хорошие дорогие обои, которых не было в Москве, а значит и в России.

Договорились создать компанию, где он даст помещение, а я все остальное.

И я создал все. Начиная от названия компании “Shato Design” (“Шато Дизайн”) и логотипа.

Я выбрал 25 самых знаменитых компаний. Договорился с большинством о эксклюзивных правах на продажу их обоев в России, некоторые предложили на мой выбор бесплатно каталоги и образцы, у некоторых мы купили каталоги.

Начал выбирать и собирать информацию о компаниях. Нашел профессиональных оклейщиков обоев в Лондоне, специализированных на поклейке особых и дорогих обоев, выполняющие работы в разных странах.

Организовывал доставку обоев, и материалов для поклейки.

Посылал тексты для перевода с английского на русский переводчику в Россию и платил ему. Добавлял фотографии в текст и создавал портфолио.

По приезде в Москву, напечатали листовки и портфолио о компаниях, которые мы представляли для раздачи декораторам, посетителям нашего салона и на выставках. Создал веб сайт “Шато Дизайн”.

Мы давали рекламу в журналы “Архидом”, ”Мезонин”, “Деко”, ”Четыре Сезона”. У меня меня брали интервью журналисты и Московское Телевидение. Я писал статьи для журналов.

Мы участвовали на выставках в Центральном доме художника “ЦДХ” и в Центральном выставочном зале «Манеж».

Всего мы участвовали в 7-ми выставках. Я организовывал и декорировал стенды. Сделали презентацию нашей компании в “Марриотт Москва Грандъ-Отель”. Работы, на которые приезжали оклейщики из Лондона, находились в центре Москвы, на Рублевке и в Нижнем Новгороде. Я обязательно контролировал их. Было много продаж.

Четыре раза побывал по работе на выставках в Париже и Лондоне. В ноябре 2002 года, приехал в Киев, зарегистрировал и получил “Свидетельство на регистрацию авторского права” на свои дизайны.

Познакомившись с владельцами магазина “Магия Декора”, предложил им мои услуги и расширить их ассортимент предоставив им каталоги и образцы обоев пяти компаний и дал им всю необходимую информацию. Купил и дал им для продажи инструмент для оклейки обоев, они добавили информацию на свой веб сайт. Но, к сожалению, за все время продаж не произошло.

Для того чтобы не было проблем с компанией в Москве, организовал свою американскую компанию “Mansion Interior Design”.

Мне было очень и очень нелегко организовать и вести бизнес в Москве, но я получал большое удовольствие от работы и это отвлекало от проблем со здоровьем и не только. Однако, в 2008 году из-за разногласий с партнером, мы решили закрыть наш бизнес “Shato Design”, и я вернулся домой.

  1. Заключение

За все годы было много трудностей, но и много радости. Сын женился на замечательной девушке, и подарил мне внука. Дочка вышла замуж за хорошего парня. Все они хорошо устроены.

Я достиг своей цели.

Я вырастил детей, которыми горжусь.

Я сделал все, что мог!

2016

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *