Александр Клековкин: Белорусская цыбуля. Идиш

 166 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Окончится где и когда этот вечный исход?
Какие ещё впереди ожидают барьеры?
Язык умирает, когда умирает народ.
Народ умирает, когда он лишается веры.

Белорусская цыбуля. Идиш

Александр Клековкин

Белорусская цыбуля

Была она худощава, будто высечена из куска гранита. Ее русые волосы, всегда плотно прижатые к голове, закручивались сзади в куксу. Сказать, что мы не любили ее предмет, значит ничего не сказать — мы его тихо ненавидели. Да и как можно любить эту колхозную, гакающую мову, считали мы. Учителка-белоруска была живым воплощением своего предмета. Потому очень органично звучала ее кличка — Цыбуля, луковица по-белорусски.

Но нелюбовь к предмету не переходила на Цыбулю, были мы к ней нейтральны. Не то что к «немке», которую все любили за какую-то мягкость и теплоту. Мы даже ходили к ней в гости, и она угощала чаем с вареньем. Ну и вкусны были эти прозрачно-янтарные «раечки». Свой «плюсквамперфект» она объясняла на нормальном русском, и воспронимался этот предмет без эмоций, как тяжелая необходимость.

Цыбуля же ВСЕГДА говорила только на белорусском. На уроке, в коридоре, в магазине — белорусский. Мы даже ходили подслушивать, как же она разговаривает в учительской. Сюрпризов не было — белорусский.

«На прастор, на шырокi прастор! Я люблю гэтыя прасторы, люблю неаглядныя ружова-сiнiя далi iх, поўныя жыцця, малюнкавасцi…», — с ненавистью зубрил я, чтобы обязательно забыть у доски… «Я учил», — канючили мы, пытаясь вызвать жалость. «Сядай, два», — рубила Цыбуля и очередная жертва поднималась на гильотину: «На прастор, на шырокi прастор…»

Цыбуля была безэмоционально сурова. «Цыбуля идет!» — и шум в корридоре сразу стихал. И не дай Бог, если не успел занять место до того, как она входила в класс. Только бросит свой взгляд на летящего к парте и упадет он бездыханным на свое место… Любимчиков у нее не было: «Сядaй, Кулакова, пяць. Сядaй Мiхлiн, два», — чеканил ее голос. «Когда — нибудь вы почуствуете всю красоту и напевность этого языка», — безучастно слушали мы, ожидая спасительной трели звонка.

Прошли годы. И я стал ловить себя на новом восприятии этого языка: «Зорка Венера ўзышла над зямлёю, Светлыя згадкi з сабой прывяла… Помнiш, калi я спаткаўся з табою, Зорка Венера ўзышла

Как-то в компании друзей вспоминали школьные годы. Было шумно, чтобы привлечь внимание надо было хорошо повысить голос. «А наша белоруска, Циля Абрамовна, — задорно выкрикнул я и… затихающим голосом, — всегда говорила по-белоруски» … А в голове вдруг высветилось — Циля Абрамовна?! Цыбуля…

Спасибо Вам, Циля Абрамовна!

Идиш

Александру Городницкому

Этот луч из глубин сердца
Ударяет в немую стену.
Частотой миллионногерцной
Обнажает за сценой сцену.

Не сценарий, а жизнь видишь,
Срежиссировал кто это?
Там когда-то звучал идиш,
А теперь его там нету…

Белый луч по стене скачет,
А стена — не экран вовсе
Превратилась в Стену Плача.
О чем она Бога просит?

Отражаются новые сцены,
Обнажается горькая правда.
Эти светлые лица, где вы?
Что-то в этой жизни не ладно.

Опустели, отпели местечки,
Не звучат голоса больше
На завалинках, на крылечках
В Белоруссии, да и в Польше.

В Могилеве, в Варшаве, в Минске…
В длинном географическом списке
Скрипок звуки, детей слезинки –
Отголосками где-то в Треблинке.

Где-то там, в глубине ямы,
Не родившись, лежат мамы.
Кто за это, когда ответит?
Нет ответа, а луч все светит!

А народ возрождается снова.
Только Песню Отцов не меняя,
Все идет он путем суровым,
Все идет, как в песках Синая.

Пусть одежды то стары, то новы,
Пусть язык изменяется где-то,
Все несет свой венок терновый,
Все несет, не уходит он в Лету.

Окончится где и когда этот вечный исход?
Какие ещё впереди ожидают барьеры?
Язык умирает, когда умирает народ.
Народ умирает,
когда он лишается веры.

Пилат, Иуда, Мастер

«Свободен…»
М.Булгаков, «Мастер и Маргарита»

Он был жесток. Тиран народа.
Забыто Цезарем был кто.
Ему же до скончанья рода
Быть во языцах суждено.
Он обречен. В аду кромешном,
В пустыне выжженной. Один.
Года мелькают безутешно.
Над ним лишь дьявол властелин.
Надежду Мира он казнил.
Сказал: «Я умываю руки».
Творец простил ему? Простил?
Ответа нет. Но на поруки
Явился Мастер взять его.
И не известно, что иль кто
Подверг его на это действо:
Простить Пилату все злодейства…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
А вот Иуде суждено
Стать жертвой.
Видно, для того,
Чтоб Заповедь отображать —
Не Ненавидеть, а Прощать.

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Александр Клековкин: Белорусская цыбуля. Идиш»

  1. «Прошли годы. И я стал ловить себя на новом восприятии этого языка: «Зорка Венера ўзышла над зямлёю, Светлыя згадкi з сабой прывяла… Помнiш, калi я спаткаўся з табою, Зорка Венера ўзышла.»
    Как-то в компании друзей вспоминали школьные годы. Было шумно, чтобы привлечь внимание надо было хорошо повысить голос. «А наша белоруска, Циля Абрамовна, — задорно выкрикнул я и… затихающим голосом, — всегда говорила по-белоруски» … А в голове вдруг высветилось — Циля Абрамовна?! Цыбуля…
    Спасибо Вам, Циля Абрамовна!»
    :::::::::::
    какой неожиданый финал; спасибо и Вам, уважаемый Александр.

  2. Наверно, из-за своего деревенского детства я всегда хорошо относился к беларускай мове. И поэты были очень хорошие, тот же Купала. Ну, а Максим Богданович, «Зорку Венеры», которого Вы процитировали — просто блестящий поэт.
    Смешно, но уже в городе, в 8-м классе нашим преподавателем белорусского языка и литературы тоже был очень приличный человек, инвалид войны, еврей, конечно. До сих помню наизусть всю эпопею Максима Танка «Цвёрда трымауся юнак на дапросе, тоячы думы и словы свае. Вораг-жандарм дакурыу папяросу и камсамольски билет атдае…» (русское «и» надо заменить на белорусское, а над «у» поставить дужку)
    Спасибо, многое вспомнилось.

  3. Дорогой Александр!
    Мне нравятся Ваши короткие рассказа-зарисовки. Полагаю, в основу их легли собственные наблюдения и выдуманного в них – самая малость. И еще мне нравится Ваш подход к теме и Ваша точка зрения.
    Спасибо.
    М.Ф.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *