Марк Шехтман: Прогулки по Иерусалиму

 294 total views (from 2022/01/01),  1 views today

На торжественном обеде Монтефиоре оказался рядом с одним аристократом-антисемитом. Тот рассказал, что вернулся из поездки в Японию, которая достопримечательна отсутствием там «свиней и евреев». Монтефиоре тут же ответил: «В таком случае нам с вами надо туда поехать, чтобы восполнить и то, и другое».

Прогулки по Иерусалиму

Марк Шехтман

Взгляд на «Обитель умиротворенных» (Исайя, 32:18) — Мишкенот Шаананим со стороны города Давида. Квартал построен в 19-м веке по инициативе и при финан­совой поддержке Монтефиоре с целью вывести евреев за тесные, удушливые сте­ны Старого города.

С той же целью была построена знаменитая Мельница Монтефиоре.

Мозес Хаим Монтефиоре — один из известнейших британских евреев XIX века, финансист, общественный деятель и филантроп. Он родился в итальянском Ливор­но, умер на 101-м году жизни (1785-1885) и похоронен в Англии.

Монтефиоре посетил Палестину семь раз. Он стремился к созданию для местных евреев постоянных источников заработка и уменьшению зависимости от пожертво­ваний из-за границы. В 1839 году по инициативе Монтефиоре начата перепись ев­рейского населения страны, заложены основы продуктивной экономической деяте­льности евреев, арендованы земли для еврейских поселений, велось обучение евре­ев сельскохозяйственным работам на приобретенной цитрусовой плантации близ Яффо. Предметом особой заботы Монтефиоре было улучшение экономического положения и санитарных условий жизни еврейского населения Иерусалима: по его инициативе в городе были открыты аптека и поликлиника, в которую направлен доктор Френкель, первый дипломированный врач в стране; возведён первый еврей­ский квартал вне стен Старого города — Мишкенот-Шаананим (1860); позднее на средства основанного Монтефиоре фонда построен квартал Иемин-Моше и ряд других, носящих его имя, организована типография, куда он прислал из Лондона печатный станок, создана и оснащена оборудованием ткацкая фабрика, построена мельница Монтефиоре, открыта первая в стране ремесленная школа для девушек и многое другое. В намерения Монтефиоре входило также создание системы водо­снабжения столицы и прокладка железной дороги Иерусалим—Яффа. к святым ме­стам Палестины. Благодаря Монтефиоре была приведена в порядок гробница Рахе­ли и укреплена Западная стена . Ему удалось также добиться от султана фирмана о защите прав евреев в стране, в частности, их национально-религиозной автономии.

Монтефиоре знаменит своим остроумием. На торжественном обеде он оказался сидящим рядом с одним аристократом-антисемитом. Тот рассказал Монтефиоре, что недавно вернулся из поездки в Японию, которая достопримечательна отсутствием там «свиней и евреев». Монтефиоре тут же ответил: «В таком случае нам с вами надо туда поехать, чтобы восполнить и то, и другое». (В заметке использованы материалы из Еврейской Энциклопедии и Википедии.)

Взгляд на город Давида с одной из верхних лестниц квартала Мишкенот шаана­ним. Сейчас в квартале значительная прослойка людей искусства: художников, ар­тистов, музыкантов. Прогуливаясь здесь по вечерам, вы непременно наткнетесь на концерт или выставку. Но кое-кому будет уже утомительно подниматься по лест­ницам к своему дому или к машине.

Если свернуть к югу на дерех Хеврон, подняться на холм Гиват Ханания по улице Гихон, вам откроется вид на Храмовую гору с церковью Успения Богородицы и мечетью Аль-Акса.

Христиане всего мира посещают улицу Via Dolorosa — последний путь Христа.

Расцветающие ветки кораллового дерева (альмоган) в одном из переулков христианского квартала.

Арочные лабиринты в еврейском квартале.

Переулок в квартале Гиват Ханания.

Иерусалимский дворик.

Бейт-Джала, слившийся с Бейт-Лехемом—когда-то христианский городок. В нем и сейчас сохранилось много церквей. Колокольный звон слышен и в квартале Гило. Но после соглашения Осло численность христианского анклава резко сократилась.

Так во время второй интифады выглядела Бейт-Джала из простреленного окна на улице Ахот Иехудит в квартале Гило. Пуля пробила толстое стекло, прошла в дверь платяного шкафа и застряла в одежде. В квартире никто не пострадал.

А на другом конце города, в иерусалимском квартале Эйн-Керем спокойно функционируют христианские храмы.

Закончим нашу прогулку в густой, непробиваемой тени деревьев, которые так и на­зываются «цеелон»— дающий тень. Еще одно красивое название: «пуэнсиана». К сожалению, в столице их немного. Они предпочитают горячий влажный воздух прибрежной полосы.

Print Friendly, PDF & Email

7 комментариев к «Марк Шехтман: Прогулки по Иерусалиму»

  1. Действительно очень понравилось (кроме серой «Бейт-Джалы»), особенно «Обитель умиротворенных».
    Если честно, то эти пейзажи мне понравились ЗНАЧИТЕЛЬНО больше, чем прошлые работы, которые тоже понравились.
    Thanks a lot.

  2. Очень надеюсь, что никому не придет в голову хоть в какой-то степени связать отмеченные мной генетические болезни, с абсолютно здоровым и доставившим и мне большую радость творчеством Мастера и Художника М.Шехтмана.
    Обсуждать приведенное ниже «впечатление» Л.Б. здесь считаю неуместным.

  3. Большое спасибо автору за зрительное (физическое) и эмоциональное (духовное) наслаждение. Как в виду (и ввиду) такого возникает у Юрия Ноткина самоненавистнический навет: «… наши генетические болезни- самомнение, злоязычность и чувство зависти». Впечатление, что такая злоязычность — универсальная вакцина от его самомнения и чувства зависти. Я, старый еврей, близко общался с евреями разных категорий, жил среди местечковых и столичных евреев, много читал о них — ничто не подтверждает утверждения Ю. Ноткина о генетической триаде нашего порочного комплекса. Сказал бы он: закомплексованность, навязчивое чувство вины, готовность помочь в беде всем, кто не просит, — согласился бы осторожно. Хотя, конечно, местами и Ноткин прав: Ротшильды — явные завистники чужому богатству, а Вуди Ален — чужому успеху; наш писатель Кишон злоязычен, да и Шендерович этим грешит; а уж классический еврей Тевье молочник — образец самомнения, как и Анна Франк или Бен-Гурион — евреи совсем другого теста но одного генетического национального кода.Что говорить, да и у разных Ноткиных совсем разные генетические недуги, иногда противоположного толка. Извините многословие. Генетика.

  4. Марк, по моему мнению, судить ли о Вас по рассказам или по изобразительным работам, Вы мастер и художник. Желаю Вам лишь сохранять всегда небольшой запас универсальной вакцины, необходимой евреям всех категорий, смесь иронии и самоиронии, и Вам не страшны будут ни в жизни, ни в творчестве, наши генетические болезни — самомнение, злоязычность и чувство зависти.

  5. Интересная прогулка. И рисунки — просто чудесные. Судя по авторской справке, — работы самого автора.
    Дополнения к названию цеелона: на русском он называется по второму латинскому синониму — делоникс царственный (справедливый и точный эпитет), а на английском — ещё одно выразительное имя, Flame tree. Действительно, в пору цветения дерево словно охвачено пламенем, что и подтверждает рисунок.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *