Фрауке Петри в беседе с Die Welt. Перевод с немецкого Леонида Комиссаренко

 212 total views (from 2022/01/01),  2 views today

«Я понимаю, что англичане сыты по горло постоянным вмешательством брюссельских централистов в британскую внутреннюю политику, от которого страдают в основном бедные. Но я хотела бы, чтобы они остались в ЕС, так группа евроскептиков внутри ЕС была бы значительно большей, чем без англичан».

Фрауке Петри в беседе с Die Welt

Беат Бальцли, Маттиас Каман

Перевод с немецкого Леонида Комиссаренко

Предисловие переводчика

Пару лет назад я написал в Гостевой:

«Ислам — не религия, а человеконенавистническая идеология, сродни фашистской. В демократических странах следовало бы передать Коран Конституционным судам для анализа его соответствия Основным законам».

Отклика мой пост почти не было, если не считать язвительного замечания по поводу возможных результатов анализа по этим же признакам Торы.

Сегодня мог бы даже добавить: «Коран — это “Майн кампф” пророка Мухаммада».

Тогда я ещё и не подозревал о зарождении в Германии партии, не только придерживающейся в отношении ислама такого же мнения, но и выражающей его теми же словами (но по-немецки). Ничего удивительного, что не знал: партию, желая задавить в зародыше, замалчивали или навешивали на неё всех собак. Времена изменились, после указания несколько помятого берлинского Генсека о необходимости диалога интервью и ток-шоу с руководящими кадрами посыпались как из рога изобилия.

Ниже привожу перевод беседы журналистов Die Welt с лидером АдГ (Альтернатива для Германи, AfD —Alternative für Deutschland) Фрауке Петри (Frauke Petry).

Думаю, что надоедающее навязчивое возвращение журналистов к теме футбольной сборной обусловлено элементарным отсутствием у них достойных аргументов; а уесть хочется. Заместитель Петри действительно подставился. Проблемы, я думаю, у оппозиции те же, что и у правяших: дурак он, правда, с расистским душком.

Интервью даёт возможность пристальнее всмотреться в политический ландшафт сегодняшней Германии.

«Неконституционность ислама является фактом»

Председатель AдГ Фрауке Петри в интервью: У неё нет никаких проблем с портретом Боатенга на упаковке детского шоколада. Но на хадж Месута Озила в Мекку она смотрит не так спокойно.

Фрауке Петри критикует Месута Озила за его «публичное празднование паломничества» в Мекку. Можно было бы спросить его: «Хотел ли он этим сделать и политическое заявление», — Петри в»Welt am Sonntag» (WaS). Источник: The World

Накануне своего 41-го дня рождения (1 июня) Фрауке Петри держится подчеркнуто раскованно. Для интервью национальный пресс-секретарь и руководитель фракции АдГ в парламенте Саксонии пригласила в сад Дрезденского ландтага. Там Петри, которую в этот день сопровождал ее младший сын, сначала вытерла мокрые после дождя столы — но затем в интервью была очень резкá и остро атаковала «гильдию» журналистов. Вскоре после разговора начался дождь.

WaS: Г-жа Петри, вы как шеф АдГ, конечно же особенно гордитесь Германией.

Петри: Естесственно. Все политики должны гордиться своей страной. К сожалению, это со многими это не тот случай.

WaS: В таком случае Вы гордитесь и немецкой национальной сборной по футболу?

Петри: Несомненно.

WaS: Несмотря на то, что выигрывает она, благодаря игрокам с миграционным фоном?

Петри: Конечно.

WaS: Для Вас нет разницы, забил ли за Германию гол общепризнанной мусульманин Месут Озил или Бастиан Швайнштайгер?

Петри: Конечно, нет.

WaS: Тогда ислам является частью национальной сборной. И поэтому является немного и частью Германии, или нет?

Петри: Это не так просто. Потому что решающее значение имеет то, что ислам с его составными частями Шариатом и Кораном несовместим с Основным законом. Поэтому, те мусульмане, которые хорошо интегрированы, не согласны с некоторыми нетолерантными и призывающими к насилию положениями, стояшими в Коране. Эти мусульмане зачастую идентифицируют себя с духовной стороной своей религии, и ясно, что людям нужно что-то в этом роде. Но до тех пор, пока шариат и вытекающие из некоторых пассажей Корана политические требования являются неотъемлемой частью ислама, мы должны вести дебаты об исламе очень критично.

M. Озил в Мекке

WaS: Как же тогда с игроком сборной Месутом Озилем, который своим паломничеством в Мекку показал, сколь важен для него ислам?

Петри: Вероятно, Месут Озил не будет жить по правилам Шариата. Женщины, с которыми он появляется на публике, в любом случае головные платки не носят. Паломничество в Мекку относится к религиозным обязанностям мусульманина. Вопрос в том, нужно ли его представлять всему миру.

WaS: Ваша саксонская коллега по фракции АдГ Андреа Керстен считает непатриотичным, что Озил не поёт национальный гимн. С его публичной презентацией паломничества «обхаживается идеология, во имя которой неоднократно совершались массовые убийства». Как это понимать?

Петри: Действительно жаль, что Месут Эзил, образец для подражания для многих детей и подростков, не поёт национальный гимн вместе с командой. Это с одной стороны, с другой стороны — широко представленное общественности паломничество в Мекку: можно было бы спросить Озила, считать ли это его политическим заявлением.

WaS: При столь критическом отношении к футболистам вы, конечно, с пониманием относитесь к таким же критическим высказываниям вице-председателя АдГ Александра Гауланда по поводу прелести соседства с Жеромом Боатенгом.

Петри: Коснуться этой темы — проявление мужества с вашей стороны. Потому что ваши коллеги из »Frankfurter Allgemeine Sonntagszeitung« признали, что с цитированием Гауланда действительно сработали нечисто.

WaS: Гауланд не отрицает, что выразился по отношению к Боатенгу именно так, как был процитирован.

Петри: Ну да, ваши коллеги из «FAS» признали, что разговор был за пределами интервью, и имя Боатенга названо журналистами. А затем ещё и заголовок текста они перекрутили таким образом, что Гауланд якобы оскорбил Боатенга. Это еще один пример того, что по отношению к АдГ в вашей «гильдии» правила игры не соблюдаются.

«Люди не хотят иметь Боатенга соседом»

Люди ценят Боатенга как футболиста, но как соседа иметь его не хотят. Это говорит заместитель председателя АдГ Александр Гауланд. Федерация футбола Германии реагирует с возмущением. Источник: The World

WaS: Тем не менее из-за этого инцидента вы потом наорали на Гауланда.

Петри: Что, что?

WaS: Гауланд якобы говорил в партийных кругах, что вы накричал на него по телефону.

Петри: Я не знаю, что это за партийные круги. Но я со своей стороны придерживаюсь принципа, что из внутренних совещаний ничего наружу не выносится.

WaS: Хотели бы вы иметь господинан Боатенга соседом?

Петри: С этим у меня вообще никаких проблем.

WaS: А ваши дети едят шоколад с портретом Боатенга на обёртке?

Петри: Конечно, там на обёртках и другие изображения, это ведь только акция к чемпионату Европы. Это можно делать, но дети едят шоколад, как правило, не из-за упаковки. Но меня шокирует, насколько сильно СМИ и политическая конкуренция используют такие мелочи вместо того, чтобы реагировать на реальные проблемы в этой стране, но их задвигают на самый край, как например, массовые сексуальные посягательства на фестивале в Дармштадте, имевшие место в то же время.
Сторонники ПЕГИДА ведут кампанию травли против детского шоколада

В поддержку ЧЕ компания Ферреро изготовила специальный выпуск детского шоколада с детскими фотографиями игроков сборной. Сторонники ПЕГИДА глумились в Facebook над изображениями Боатенга и Гюндогана. Источник: The World

WaS: Расизм — реальная проблема в этой стране. ПЕГИДА возбуждает в массе настроение против образа темнокожего Боатенга на детских шоколадных упаковках.

Петри: Расизм, между прочим, возникает также за счет иммиграции расистов. Что делает ПЕГИДА, делает ПЕГИДА. АдГ очень рано провела четкую границу между тем, что предпринимается организационной командой ПЕГИДА, и людьми, идущими на уличные демонстрации.

WaS: Этой границы мы не видим в АдГ. Ваш коллега по партии Бьёрн Хёке из Тюрингии делает общее дело с ПЕГИДА, например, когда позволяет представителю ПЕГИДА выступать на демонстрации АдГ против строительства мечети в Эрфурте.

Петри: По этому поводу есть ясное решение руководства партии и единодушное выражение всех земельных советов: такого рода смешивания выступающих на соответствующих подиумах мы не хотим.

Член АдГ Хёке мечет громы и молнии против запланированного строительства мечети

Проблема беженцев не столь актуальна, как год назад, поэтому AдГ ищет новые темы. Бьёрн Хёке из Тюрингии яростно выступает против планируемого строительства мечети. Источник: The World

WaS: Ваши желания, по-видимому, Хёке не тревожат.

Петри: Посмотрим, что произойдет.

WaS: Что именно?

Петри: Увидим в ближайшие месяцы.

WaS: Вы не хотите ничего об этом нам сказать?

Петри: Я не могу, к сожалению, рассказать, что произойдет в ближайшие месяцы.

WaS: Вы хотите сделать выводы по Хёке?

Петри: Я прошу вас посмотреть на то, что закон о партиях позволяет, а что нет, и я протестую против того, что вы редуцируете АдГ до феномена ПЕГИДА. В действительности, между АдГ и ПЕГИДА нет никакого организационного переплетения, и так оно останется, и если люди своё отношение изменят, АдГ будет в случае необходимости реагировать. С другой стороны, мы не единая партия типа ХДС Меркель и уже выдержаиваем нескольких обструкционистов.

WaS: Заявления о национальной сборной …

Петри: … до чего же нравится вам эта тема …

WaS: … некоторые интерпретируют как типичный образец правого популизма: нарушение табу и медийная эскалация.

Петри: Назовите мне хотя бы одну партию, которая обходится без популизма. Самый сильный популизм, который я могу вспомнить — реакция госпожи Меркель на катастрофу Фукушима, когда она выходом из атомной энергетики абсолютно внезапно отказалась от своей прежней политики. Если заглядывают людям в рот, а это должны делать все политики, то никакая политика не может обойтись без популистских заявлений.

WaS: Итак, все — чистая калькуляция. Относится это и к прерванной встрече с Центральным советом мусульман? Гауланд ведь обвиняет Вас в непрофессиональной подготовке и постановке неосуществимых условий.

Петри: Я не даю интервью по поводу высказываний моих коллег по партии. Но я скажу вам по поводу Центрального совета, разовор с которым мы прервали через час, потому что Центральный совет не дистанцировался ни от своих неприемлемых заявлений об AдГ как о преемнице НСДАП, ни проявил воли и готовности ответить на конкретные вопросы о дистанцировании от шариата или о воспитани детей в смешанных религиозных семьях. И это организация, которая представляет лишь 10 000 из четырёх миллионов проживающих здесь мусульман, привержена антиконституционной идеологии и одновременно обвиняет в неконституционности нас. Это уже слишком.

Почему встреча между АдГ и мусульманами пошла вразнос

Рвы и прежде были уже достаточно глубоки. Правопопулистская АдГ и Центральный совет мусульман наконец рискнули сделать попытку сближения — и с треском провалились. Разговор закончился скандалом. Источник: The World

WaS: Итак, вы прекратили разговор, потому что Центральный совет обвиняет вас в неконституционности, но вы со своей стороны обвиняете в неконституционности их.

Петри: Поскольку неконституционность ислама является фактом и может быть легко доказана.

WaS: Мы видим это по-другому.*

Петри: Нам было, как я уже сказала, не просто брошено обвинение в неконституционности, но и в том, что мы практически наследники Гитлера, а это уже другой калибр. Корни радикального ислама, который угрожает нашему конституционному строю, лежат и по мнению многих исследователей ислама однозначно в Коране и его интерпретациях. Так как все мусульмане ссылаются на Коран, то не так просто найти различие между набожными мусульманами, радикалами и исламистами. Вы только послушайте, что проповедуется во многих немецких мечетях. Это политическая идеология, которая покоится на Коране. До тех пор пока это так, до тех пор проблема радикализации ислама неразделимо связана с Кораном и Шариатом.

WaS: Что могли бы ожидать правоверные мусульмане, если АдГ будет править в Германии?

Петри: Требование соблюдать Основной закон. К этому в настоящее время, по данным различных исследований, многие мусульмане не готовы, наоборот, они считают, что правила шариата важнее Основного закона. АдГ является партией, которая хочет, чтобы во всех сферах общественной жизни законы соблюдалиось. Именно поэтому мы в своём отношении к мусульманам не отступимся.

Одновременно мы будем препятствовать тому, чтобы мусульманские организации были на равных правах с христианскими церквями. Кроме того, мы требуем запрета на паранджу и закутывание, запрета минаретов и воплей муэдзинов, потому что всё это символы претензий на господство ислама. Это ведь, между прочим, сказали сам господин Эрдоган: Мечети — это казармы, минареты — штыки ислама.

WaS: Но ведь АдГ не хочет править страной.

Петри: Конечно, мы хотим когда-нибудь править. Но в настоящее время мы видим себя в качестве оппозиционной партии, и убеждены в том, что свою ещё очень молодую партию можем закрепить в оппозиции. В долгосрочной перспективе большинство членов АдГ видит нас также в правительстве.

WaS: А если в сентябре, по результатам земельных выборов в Мекленбурге-Передней Померании, АдГ окажется сильнейшей партией — станете ли вы игнорировать вотум граждан и откажетесь брать на себя ответственность?

Петри: В затруднительное положение АдГ там не попадёт, потому что никакая другая партия до поры до времени не захотет сформировать с нами коалицию.

WaS: Потому что АдГ не готова пойти на необходимые для коалиции компромиссы.

Петри: Мы не будем навязываться другим, как это очень часто делала СвДП да и теперь практикует в земле Рейнланд-Пфальц с СДПГ и даже с Зелеными.

(Всего через шесть недель после земельных выборов в Рейнланд-Пфальце СДПГ, СвДП и Зеленые договорились о светофорной коалиции. Открытыми остаются только кадровые вопросы. Источник: The World.)

WaS: Вы хотите возглавить оппозиционную фракцию АдГ в Бундестаге, став топ— кандидатом вашей партии на федеральных выборах 2017 года?

Петри: В надлежащее время по этому вопросу примет решение партия.

WaS: Ваши рейтинги популярности говорят несколько об обратном. По результатам опросов гораздо больше сторонников АдГ восторгаются шефом ХСС Хорстом Зеехофером, чем вами. Вас это разочаровывает?

Петри: Нисколько. Потому что наши избиратели точно знают, что Зеехофер только лает, но не кусает. Он нам вообще не конкурент, потому что у него нет мужества выступить со своей ХСС на федеральном уровне.

WaS: А вы это делаете и должны представить общегосударственную предвыборную программу. До настоящего времени планы АдГ представляются очень дорогими: больше денег для обороны и полиции, налоговые льготы для семей и деньги для ухаживающих за родственниками, да и налог на наследство вы хотите отменить. Какие налоги вы хотите увеличить, чтобы это финансировать?

Петри: В первую очередь мы требуем снижения налогов. У семей нужно высчитываать меньше денег, мы хотим облегчить социальные взносы для бедных семей. Финансирование должно быть обеспечено за счёт бездетных. Ведь до сих пор бездетные пары находятся в привилегированном положении, благодаря принципу расщепления доходов при налогообложении. С этой привилегией бездетных мы хотим покончить, введя семейное расщепление, при котором будут учтены и дети. Облегчение для семей может также привести и к большему количеству рождений и тем самым противодействовать демографическим изменениям.

WaS: Это может работать только в долгосрочной перспективе. Ещё до этого социальные фонды пострадают от растущего числа пенсионеров. Поэтому многие требуют пенсионного возраста с 73-х лет. Вы тоже?

Петри: Невозможно многочисленные ошибки, сделанные в течение прошедших десятилетий в пенсионной политике, исправить в кратчайшие сроки. Поэтому …

WaS: … нам нужно больше беженцев для демографической стабилизации?

Петри: Вы что, ведаете теперь и ироническими вопросами?

WaS: Нет, мы серьезно.

Петри: Конечно, не может быть никаких сомнений в том, что беженцы не только не разгрузят фонды социального страхования, но лягут на них дополнительно очень тяжелым бременем. Но даже и без дальнейшей нагрузки со стороны беженцев для пенсионных фондов наступают трудные времена. Без дальнейшего продления срока службы, поэтому, не обойтись. Это жестокая правда, точно так же, как и необходимость рассматривать сокращение пенсий. Нам также необходимы более тесные связи на внутрисемейном уровне для уменьшения нагрузки на социальное государство.

WaS: Когда дело доходит до ЕС Ваша программа не совсем ясна. Ваша цель — выход?

Петри: Мы убеждены в том, что ЕС должен быть значительно реформирован: прочь от центрального государства, назад к свободной ассоциации суверенных национальных государств. Если удастся, это будет решающим фактором в вопросе, правильным ли будет сохранить долгосрочное пребывание в ЕС. В настоящее время мы считаем, что эти изменения должны быть достигнуты вместе с другими государствами-членами. Так что не равнение на отдельное государство, как это делается между ЕС и Великобританией, где англичане обеспечили себе определенные суверенные права. Было бы лучше решать вопрос о реформах со всеми государствами-членами

WaS: Похоже, вы считаете правильным, если Великобритании останется в ЕС.

Петри: У меня нет единого мнения. С одной стороны, я хорошо понимаю, что англичане сыты по горло постоянным вмешательством брюссельских централистов в британскую внутреннюю политику, от которого страдают в основном бедные. С другой стороны, я хотела бы, с немецкой точки зрения, чтобы страна осталась в ЕС, потому что группа евроскептиков внутри ЕС в этом случае была бы значительно большей, чем без англичан.

*От переводчика.

Интересно бы узнать, а по-какому они это видят? Вот вам из суры:

Цитата

«Последний Час не наступит, пока Вы не будете сражаться с евреями, и камень, за которым прячется еврей, не скажет: “О, мусульманин! Здесь за мной спрятался еврей, убей его”»
Бухари 4:52:177, Муслим, 4:52:177.

Её что ли кто-нибудь, когда-нибудь отменял, или она согласуется с Основным законом? А побитие неверных жён камнями? Тоже согласуется с УК?

Print Friendly, PDF & Email

12 комментариев к «Фрауке Петри в беседе с Die Welt. Перевод с немецкого Леонида Комиссаренко»

  1. Янкелевич:
    … Есть Основной закон, есть структуры, которые должны добиваться его исполнения всеми, и все. ..
    ————
    Любой закон основан на реальной ситуации в обществе, то есть на обычаях и на институтах данного общества.
    Например, у израильских бедуинов принято убивать дочерей за «честь семьи» — и вся мощь израильской власти с этим ничего не может сделать: без «чести семьи» для этой семьи, хамулы и племени есть УЖАСНЫЕ последствия от других бедуинов.
    Современные бедуины убивают своих «позорящих честь семьи» дочерей как и сотни лет назад, и пока институты их общества не изменится — так оно и будет. Израильтяне конечно садят конкретных убийц «за честь семьи» в тюрьму, но их пособники (а это ВСЁ ПЛЕМЯ) не получают никакого наказания. Но если бедуин убивает по другой причине — то только тогда действительно есть «равенство перед законом» у бедуинов и у евреев: пособников убийства всегда наказывают.
    Вывод: Нет и не может быть общего закона для столь разных обществ — и в Израиле это прекрасно понимают.

    Сэм (291):
    Я же вижу врагов там, где видят врагом меня. Те арабы, которые не могут смириться с существованием моей страны – враги. Те, кто смирились – нет.
    ———-
    Вы полностью подтверждаете мой вывод 🙂
    Ещё раз: немец, который живёт в Берлине в 1943 году, и который симпатизирует евреям и категорически против их уничтожения — то этот человек мне НЕ враг.
    Но он ведь живёт не в США а в Берлине, он ЧАСТЬ «коллектива немцев-нацистов», которые СМЕРТЕЛЬНЫЙ враг мне.
    Поэтому этот человек тоже враг мне — как часть вражеского коллектива. Он может поменять свой коллектив (переехать в США) — и тогда он уже мне не враг а адмирал Нимиц.

  2. Уважаемый Бенни!
    Я ничего не могу сказать про то, что думают «правые». Я вот думаю, что правые есть всякие (впрочем, как и левые) и думают по-разному. Есть очень приличные, вменяемые правые, а есть те, кто злорадствуют в связи с последним терактом в Тель Авиве. (Не хотелось бы, но не могу гарантировать, что не найдётся считающий себя «левым», что будет вести себя также по отношению к теракту на территориях).
    Я же вижу врагов там, где видят врагом меня. Те арабы, которые не могут смириться с существованием моей страны – враги. Те, кто смирились – нет.
    Я м.б. в этом смысле и конформист, но это именно и является для меня «существенным признаком».
    В отношении статьи. Я не очень представляю себе психологию сегодняшнего бюргера, насколько глубоко укоренилась в нём новая идеология. Или есть. У кого не укоренилась. Но думается, что у высказанного мною предположения, что те, кто сегодня поддерживают Пегиду, АдГи пр., в своё время были не слишком рады решению о свободной еврейской эмиграции, какое то основание, но есть.
    И последнее. Повторю то, что написал в своё время уважаемой М.П.
    Я ещё и эгоист. И подхожу к различным вопросом с очень эгоистическим критерием: «А хорошо ли это для израильтян?». Так вот, сегодняшнее германское правительство во главе с самой влиятельной женщиной в мире г-жой Меркель, которую тут начали так ругать, — хорошо.
    Очень хорошо.

  3. Уважаемый Benni, спасибо за разъяснение. Вы очень облегчили мне жизнь.

  4. Дорогие коллеги! Я до понедельника без компа, отвечать по айфону не очень с руки. Светофор это по цветам партий: красные социал-демократы, желтые свободные демократы, зеленые понятно.

  5. Единственно, что я не понял в статье, так это что такое «светофорная коалиция».
    Нет, ещё одну вещь не понял: если бы эта АдГ была у власти тогда, когда принимали решение по контингентным беженцам, то с какого бы языка сейчас переводил бы уважаемый Леонид?

    1. Сэм: … ещё одну вещь не понял: если бы эта АдГ была у власти тогда, когда принимали решение по контингентным беженцам, то с какого бы языка сейчас переводил бы уважаемый Леонид?
      —————
      Уважаемый Сэм, между правыми и левыми евреями есть полной консенсус в том, «в чём наши разногласия».
      Левые: «индивидуум» это реальность, но «народ» это абстракция.
      Правые: «индивидуум» это реальность, «народ» это не меньше реальность.

      И левые и у правые дадут еду отдельно взятому голодному арабу, но дадут в морду отдельно взятому агрессивному арабу.
      Но только правые видят в самом арабском народе врага (на данный момент), а в немецком народе — НЕ врага (тоже на данный момент).
      Поэтому правым очевидно, что можно запретить иммиграцию арабов в Германию, но французов — разрешить.
      А для левых это просто бессмыслица: какой смысл разделять людей по не-существенному признаку ? Есть люди-арабы, люди-французы, люди-«имя начинается с буквы М», люди-«имя начинается с буквы Л» — какая это разница ?

  6. Вдогонку.
    Если бы полиция и суд Германии выполняли требования закона, то бесчинства исламистов были бы пресечены в корне и, возможно, не понадобилось бы организовать АдГ как национальное движение.

    1. Soplemennik: Если бы полиция и суд Германии выполняли требования закона, то бесчинства исламистов были бы пресечены в корне …
      ——-
      Очень НЕ верно.
      Мировоззрение немцев и Закон в Германии основаны на принципах «Индивидуальной ответственности» и «Лучше освободить виновного чем наказать невиновного».
      А в арабо-мусульманской мировоззрении есть ПРОТИВОПОЛОЖНЫЕ принципы.
      Для людей таких разных мировоззрений НЕ СУЩЕСТВУЕТ одного Закона, который бы не угрожал самому существованию одной из этих культур-цивилизаций.

  7. Идеология АдГ нашла отклик в Австралии, где совсем недавно организована аналогичная партия и они выходят на выборы. К сожалению, выборы у нас состоятся скоро, 2-го июля. Они не смогут серьёзно подготовиться и, конечно, проиграют всюду. Только зря оттянут очень нужные либералам голоса и, таким образом, сыграют на стороне лейбористов.
    —-
    Кстати, наши евреи, в большинстве своём, как и американские, голосуют за своих угнетателей-демократов (читай: лейбористов!).

  8. Леонид, материал очень интересный. Я пытаюсь следить за происходящем в Германии. Я понимаю, что это перевод, только бы мне хотелось бы видеть Вашу, более развернутую позицию.
    Мне многое непонятно.
    Петри говорит о необходимости превалирования Основного закона над всеми остальными, в том числе и религиозными требованиями. Она говорить об этом может, но вот полиция и суд — нет. Их дело такое — вот основной закон, и они получают зарплату, должности и всякие печеньки за его соблюдение. Кого убеждает Петри? Мусульман? Зачем? Есть Основной закон, есть структуры, которые должны добиваться его исполнения всеми, и все.
    Если идут уговоры про Основной закон, то это не закон, а благие пожелания. В таком случае нужно говорить не о мусульманах, а о тех, кто не исполняет свои прямые обязанности, судить их и дать им обдумать свое поведение в местах, охраняемых снаружи.
    Возможно я что-то не понимаю. Но что?
    Меня смущает и то, когда корень зла видят в Коране. Я жил в мусульманской республике — Азербайджан, никакого особого зла не заметил.
    Если посмотреть исторически, то католичество поднялось из крови и пыток. Сегодня — этого нет, а Библия та же. Так же и ТаНаХ, найти можно все, что угодно, если конечно опираться не на толкование а на прямой текст. Так что дело не в этом, а в том, что Основной закон должен быть один для всех. Кто его не соблюдает, должен нести ответственность. Так мне кажется.
    Но наступает время двойных или даже тройных стандартов. Это и позволяет всевозможным радикалам творить, что им вздумается. Если с улицы ушел полицейский, то на улице расцвели хулиган и бандит. Дело в этом, а не в Коране. ИМХО

  9. Л.Е!
    Вы нашли, перевели и познакомили нас с интересным материалом. Спасибо.
    — Я бы в эпиграф Вашей публикации вынес бы следующие слова из текста интервью:
    «…меня шокирует, насколько сильно СМИ и политическая конкуренция
    используют такие мелочи вместо того, чтобы реагировать на реальные проблемы в этой
    стране, но их задвигают на самый край…»
    Если Вы будете комментировать отзывы читателей, то мне бы хотелось услышать Ваши соображения о том почему львиная доля трезвомыслящих и активных граждан Германии, высказывающихся по затронутой теме оказалась из восточных земель (Саксония, Тюрингия).
    И второе. Не хотелось бы, чтобы вопрос затронутый Вами в вашем вступительном слове: «… язвительного замечания по поводу возможных результатов анализа по этим же признакам Торы.» повис бы в воздухе. Я был бы рад, если наши знатоки найдут возможным ответить на это.
    Еще раз благодарю вас.
    М.Ф.

    1. Из аудио лекции религиозного сиониста Пинхаса Полонского о взаимодействии треугольника «Мир Запада — Мир Ислама — Израиль»:

      Это не важно, что написано в священных текстах Иудаизма, Христианства и Ислама.
      Важно то и только то, как эти тексты актуализируются В ДАННЫЙ ПЕРИОД ИСТОРИИ: как они теологически объясняются и как по ним живут в реальной жизни.
      Конкретно в Исламе есть миролюбивые «суры начального периода» и агрессивные «суры позднего периода» — и в наш период истории арабы-мусульмане приняли решение жить по последним, агрессивным сурам. Если у них будут серьёзные стимулы, то они это решение изменят.

      Кстати, арабо-израильский «мирный процесс» и Западное мировоззрение милосердия-индивидуализма это очень серьёзные стимулы ПРОДОЛЖАТЬ ВЫБИРАТЬ именно агрессивные суры.
      Но «война всех против всех» в мусульманском мире даёт не менее серьёзный противоположный стимул — но только ПРОИГРАВШИМ, которым НЕ ДАЛИ право жизни, то есть право признать власть победителя и присоединиться к нему.

      P.S.: если надо, то могу дать ссылку на лекцию: ~90 минут, MP3 file, 183 Mb size.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *