Игнатий Ивановский: Переложения из Священного Писания

 329 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Игнатий Ивановский

Переложения из Священного Писания

ДУХОВНЫЕ ПУТИ

В отрочестве я начал писать стихи. Но вскоре ушел в стихотворный перевод и десятилетиями накапливал опыт работы над стихотворной строкой. Теперь я понимаю, что стихотворные переводы нужны были не сами по себе. Они были подготовкой к достижению главной цели моей жизни. Эта цель открылась мне только через много лет, в начале перестройки. Откройся она в моей молодости, и я очень скоро угодил бы в тюрьму, в лагерь «за изготовление опиума для народа». А рукопись не увидела бы света.

Если бы какое-нибудь издательство предложило мне написать свод стихотворений по всем Книгам Ветхого Заветак, я ответил бы отказом. Из-за непосильности, неразрешимости задачи.

Решения я не принимал. Не было решения, и не могло быть. А было вот что.

Знакомый певец искал новый репертуар. И я, совершенно неожиданно для себя, без всякого обдумывания, сказал ему:

— А что, если написать стихи по двум или трем псалмам? А потом найти композитора.

Сказал, и сам удивился. Певец был явно обрадован и просил начать работу поскорее. А я призадумался: как писать? Об этом у меня не было малейшего понятия.

Но как только я положил перед собой Псалтирь и стал вникать в текст, мне вдруг открылось мое довоенное детство. Я вошел в него, как в забытую комнату, и увидел, что в комнате этой всё прибрано, чисто, воздух свеж, стоят живые цветы, и перед иконой теплится лампада. Заходи и живи.

До войны отцу и матери приходилось тратить всё свое время на заработок, а моим воспитанием занималась тетка, Вера Игнатьевна Ивановская, женщина глубоко религиозная. Слова многих ее объяснений за полвека стерлись в памяти, а чистый и сильный свет остался.

Мне было девять лет, когда началась блокада. Отец погиб. Тетка, Вера Игнатьевна, умерла от голода, но внушенная ею Вера через много лет воскресла в моей работе. Блокадный мальчик и сам не должен был остаться в живых: предвестник смерти, водяной отек уже покрыл обе ноги, потяни кожу — и она лопнет, снимется чулком. И только теперь я понимаю, что не переживи я этой огромной, истинно библейской трагедии, я не мог бы почувствовать масштаба самой Библии.

Первые же строки первого стихотворения написал этот блокадный мальчик, а я только помогал ему литературным опытом и удивлялся тому, что у него получалось.

Написав эти строки, мальчик сделал самое важное: дал мне ключ к работе. Ключ непосредственности и полной искренности.

Меня несло по волнам работы, как щепку по Енисею. Танах, Новый Завет, Коран (опыт передачи смыслов), Индуизм, Буддизм, Конфуцианство и Даосизм. 15 лет, 16 тысяч стихотворных строк – и возникает рукопись: «Духовные пути. Шесть мировых традиций в стихотворениях Игнатия Ивановского».

Моим научным консультантом был Михаил Анатольевич Родионов, крупный востоковед, ведущий сотрудник Кунсткамеры. Не будь его – не было бы всей работы.

Я успел сделать то, для чего был рожден на свет: написал большой свод простых и понятных стихотворений, открывающих широкому читателю дорогу к главным духовным традициям. И нет предела моей благодарности Всевышнему за эту великую милость.

И.М. Ивановский

КНИГА ПРОРОКА ИСАЙИ

Я, Исайя, божественный свет увидал,
Непостижный земному уму.
На высоком престоле Господь восседал,
Серафимы служили Ему.
И пылающий уголь принес серафим,
И уста опалило мне жаром живым.
И сказал серафим, милосердно суров:
«Ты очищен от прежних грехов.»

И промолвил Всевышний: «Кого мне послать?»
И ответил я: «Боже, меня.»
И Господь повелел мне, как уголь, пылать
И не ведать ни ночи, ни дня.
Нечестивых отступников да обличу,
Да подвергну их домы огню и мечу,
И Всевышний, обрушив на них небосвод,
Наше семя святое спасет.

* * *

Я, Исайя, несу вам Господни слова,
И во гневе их молвил Господь:
«Беззаконное племя, дурная трава,
Чем еще поражу вашу плоть?
Как чумные, смердите вы кожей больной,
Из запущенных ран источаете гной.
Ваши жертвы обильны, но мерзок их дым.
Пир отступников Мне нестерпим.

Я князей и старейшин на суд призову
И спрошу: что тесните народ?
Для чего из жилища изгнали вдову
И похитили хлеб у сирот?
Я унижу надменных украшенных дев,
Возрыдают, богатством своим оскудев.
Я при толпах народа их срам оголю,
Ибо наглости их не терплю.

Я стеной из камней виноградник обнес
И работы усердные вел.
Ждал Я сладостных гроздьев от избранных лоз,
Но оскомину только обрел.
Виноградник — Израиль, его рубежи.
Но Я вижу, он тонет в крови и во лжи.
И Я стену разрушу, Я лозы предам
Сорным травам и диким ветрам.

* * *

Я, Исайя, влачился над бездной
И услышал оружия звон.
Скоро, скоро десницей железной
Покарает Господь Вавилон.

Гнев и ярость надвинет, как гору,
Станет ужасом дней и ночей
И как древле Содом и Гоморру,
Ниспровергнет по воле Своей.

* * *

Я, Исайя, о ложных богах говорю.
Не заменят вам идолы Бога,
И когда возвратитесь к Его алтарю,
То пристыжены будете много.
Плотник рубит дрова из кедровых стволов,
И он хлеб испечет, и согреет свой кров.
Но накличет беду и потерпит урон,
Если идола вырежет он.

Говорю вам с упреком про время поста:
Напоказ вы простерлись на пепле,
А на улицах ваших вопит нищета
И греховные речи окрепли.
Поспешите спасти не себя, но других,
Накормите голодных, оденьте нагих,
И тогда процветете в губительный зной,
Словно сад, напоенный водой.

* * *

Сказал Господь: «Вот Отрок малый,
Его Я за руку держу.
Ему Я жребий небывалый
Неотвратимо укажу.

Он не ослабнет, не устанет
И жар души не охладит,
Пока над миром не восстанет,
Пока Свой суд не утвердит.»

Ответил Отрок: «Мощной сенью
Меня Всевышний укрывал,
К необычайному служенью
Из чрева матери призвал

Затем, чтобы, минуя годы,
На дальних пажитях земли
Все племена и все народы
Источник света обрели.»
И говорю вам я, Исайя,
О том, что знаю наперед:
Сей Отрок, грешный мир спасая,
Грехи чужие понесет.

Его в бесчестии и сраме
Прилюдно будут истязать,
Глумиться над Его словами
И тело копьями пронзать.

Но в муках истекая кровью,
Спасет Он души и сердца
И завоюет мир любовью
И вечной истиной Отца.

* * *

Я, Исайя, услышал, что милость идет,
И неслыханной будет она:
На вершине Сиона Господь соберет
Все народы и все племена.
Увенчаются трапезой дни и труды,
Будут чистые вина, и тук, и плоды,
И мы скажем о Господе: вот наш Господь,
Нашу силу нельзя побороть.

И за трапезой горней, в застолье благом
Воссияет Господь наяву.
А Моав будет попран на месте своем,
Как солома в навозном хлеву.
И он руки раскинет, как некий пловец,
Но его словоблудью наступит конец,
И никто и ничто не поможет ему,
И падет он во прах и во тьму.

ПЕРВАЯ КНИГА ЦАРСТВ

Самуил

Был один человек, его звали Елкана.
И детей не имела жена его Анна,
И не скоро родился их сын, Самуил.
Но от самого детства владел он умами,
И Всевышний три раза воззвал к нему в храме
И пророческих дал ему сил.

И воссел он судьей над Израилем шумным.
Но евреи поверили сказкам безумным
И, собравшись, решили воздвигнуть царя.
И людей убеждал Самуил прозорливый,
Что возвысится царь и прельстится поживой,
Непомерные дани беря.

Но они закоснели в безумстве упорном,
И Всевышний сказал: «Дам царя непокорным,
Ибо жаждут поборов и царских темниц.
Оглянись, Самуил: у реки под горою
Бродит юноша рослый, прекрасный собою,
Там он ищет отцовских ослиц.»

Саул

И узнав, что Саул было юноши имя,
Самуил говорил с ним словами благими
И учил, и на царство помазал его.
И соседи страшились Сауловой длани,
И бежали надменные аммонитяне,
Но Саул не казнил никого.

И, врагов побеждая не сильных и розных,
Он искал филистимлян могучих и грозных
И внезапно разбил их охранный отряд.
Но поспешно, не в срок это сделано было,
Ибо должен он был подождать Самуила,
И победе Саул был не рад.

Самуил же сказал: «Ты ошибся жестоко.
Думал ты, что ослушался только пророка,
Но всевышнего Бога ослушался ты.
И теперь Он настигнет тебя и низложит,
И достойному взять твое царство поможет,
И низвергнет тебя с высоты.»

Давид

И Господь Самуила послал к Иессею,
Говоря: «Из детей его выбор содею,
Ибо сын Иессея весь мир удивит.»
Но пророк, увидав сыновей, затруднился.
И сказал Иессей: «Младший сын припозднился.
Он пастух, его имя Давид.»

И Давид появился с руном за плечами,
Невысок, белокур и прекрасен очами.
И Господь Самуилу сказал: «Это он.»
А Саул в это время, злым духом тревожим,
Тяготился и спальней, и царственным ложем,
И вдвойне тяготил его трон.

И сказали Саулу, что где-то на пире
Был пастух, знаменитый игрой на псалтири.
И Давид во дворец многостенный попал.
И звучала псалтирь, как из райского сада,
И на душу Саула сходила отрада,
И злой дух от царя отступал.

Голиаф

Но земля сотряслась от кромешного гула:
Филистимляне вторглись в державу Саула,
Иудейские пажити властно поправ.
И чтоб разом сломить непокорных упорство,
Предложили Израилю единоборство.
И на то у них был Голиаф.

Исполин, весь в броне из чешуйчатой меди,
Непреклонно уверенный в новой победе,
С мощным торсом и низким приплюснутым лбом,
Он издал восклицание: «Гибель еврею!
Пусть выходит на бой — я его одолею.
Быть Израилю вечным рабом!»

И ходил, не теряя надменного вида,
И соперника ждал, и увидел Давида,
А Давид шел навстречу стезею прямой.
И смотрел Голиаф, и глумливо смеялся,
Говоря: «Не соперник мне в жертву достался,
А младенец с пастушьей сумой.»

И сошел на Давида божественный пламень,
И в праще раскрутил он карающий камень,
И метнул им, и в лоб Голиафу попал.
И упал Голиаф, и враги побежали,
И евреи врагов, как овец, поражали,
Так что путь их в крови утопал.

И вернулись, и в груду трофеи бросали,
И гудели кимвалы, и девы плясали,
И вино возливалось от лучших точил.
Иудея всю ночь до зари не заснула,
И Давида восславили больше Саула,
И Саул пастуха не взлюбил.

Мелхола

И Давид стал вождем, столь любимым в народе
И столь мудро расчетливым в дальнем походе,
Что Саул поручил ему войско свое
И, спеша обезвредить угрозу престолу,
Выдал младшую дочь за Давида, Мелхолу,
Не без умысла выдал ее.

Но Мелхола надежды отца истребила,
Ибо мужа, как душу свою, полюбила
И однажды от гибели верной спасла.
Царь убийц подослал, но Мелхола на ложе
Положила фигуру, на тело похоже,
И укутала шкурой козла.

И убийцам сказала: «Давид тяжко болен.»
И Саул промедлением был недоволен,
На постели Давида велел принести.
Но Мелхола его на веревке спустила,
И Давид ускакал, и достиг Самуила:
Только он мог Давида спасти.

Гибель

И наутро Саул за Давидом погнался,
И от зноя устал, и в шатре освежался,
И уснул, и могучее тело простер.
А Давид приближался под солнцем палящим.
Царский стан он увидел беспомощно спящим
И проникнул в Саулов шатер.

И не тронул царя, и с копьем его вышел.
Царь проснулся и голос далекий услышал:
«Я убить тебя мог. Поищи, где копье.»
И ответил Саул: «Я искал тебя всюду,
Но отныне преследовать больше не буду.
Драгоценно мне сердце твое!»

Эти речи меж ними последними были.
Филистимляне войско Саула разбили,
Он был ранен, народ его с поля бежал.
И Саул умолял, чтоб его закололи,
Но никто не посмел, и стеная от боли,
Царь на меч свой отточенный пал.

ПСАЛТИРЬ

Псалом 1

Блажен, кто в участи земной
Бежит развратников и сводней,
Кто светлым днем и в час ночной
Хранит в душе Закон Господний.

Он — древо при потоке вод,
Чей лист до срока не увянет,
И вовремя поспеет плод,
И ствол с годами крепче станет.

А нечестивый — словно прах,
Взметенный яростным порывом.
На всех неправедных путях
Грозит погибель нечестивым.

Псалом 2

Зачем мятутся гордые народы
И тщетного желают племена?
Зачем цари хотят себе свободы,
Хотя она им свыше не дана?

Мятежникам, гордыней ослепленным,
Словами гнева возгласит Господь:
«Я вам Царя помазал над Сионом,
И вы его не в силах побороть.

Мой Сын, повелевай горам и безднам,
Прими под власть и царства, и царей,
А гордых порази жезлом железным
И, как сосуд горшечника, разбей!

Покайтесь, ибо воля господина
Послать рабу внезапный смертный час.
Но если кротко вы почтите Сына,
Рука Отца не покарает вас.»

Псалом 3

Господи! Множится сила врагов.
Вот окружают, стоят на дороге,
И про меня говорит пустослов:
«Нет ему больше спасения в Боге».

Верую, Господи, в мудрость Твою,
Злобных и яростных Ты прогоняешь.
Мирно ложусь я, и сплю, и встаю:
Знаю, Ты ложе мое охраняешь.

Ныне восстань и спаси от беды,
Ибо врагов поражаешь в ланиту.
Верой упрочу я дни и труды,
Истинной верой, подобной граниту.

Псалом 4

Твоей, о Боже, тайной силой
Ты в тесноте даешь простор.
Услышь молитву и помилуй,
Да ослабеет лжи напор.

Мне говорят: «Кто даст нам благо?»
Сомненья, Господи, развей.
В душе веселье и отвага
От близкой милости Твоей.

Псалом 5

Господи! Рано мой голос услышь,
Ибо я рано встаю на молитву.
Ты нечестивых как громом разишь,
Я же избрал себе храм, а не битву.

Гордых и злобных развей, словно дым.
Стала гортань их гробницей открытой,
Сердце их — пагуба людям Твоим,
Лесть источает язык ядовитый.

Пусть нечестивые в бездну падут,
Пусть вознесется блаженный и верный.
Благослови же молитву и труд,
Дай одоленье над всякою скверной.

Псалом 6

Душой и телом потрясен,
Не знаю отдыха от боли
И только испускаю стон:
Доколе, Господи, доколе?

Я дни в печали провожу,
Иссохло, обветшало око.
Как я хвалу Тебе сложу,
Во мрак опущенный глубоко?

Но вы, враги, пойдите прочь.
Живет в надеждах прозорливых
И облегчающая ночь,
И посрамленье нечестивых.

Псалом 7

Если заповедь нарушу,
Если зло в моих делах,
Пусть мне враг истопчет душу
И повергнет тело в прах.

Но Ты знаешь, Боже правый,
Что душа моя чиста,
Что клевещет враг лукавый,
Осквернив свои уста.

Зависть носит он в утробе
И на свет рожает ложь,
Но коснеющего в злобе
Ты к ответу призовешь.

Псалом 8

Господи! Что для Тебя человек,
Если Ты в скорби его утешаешь,
Пищу даешь, ограждаешь ночлег,
К ангелам близко его возвышаешь?
Птиц, и зверей, и волов, и овец,
Рыб, проходящих стезями морскими,
Дал Ты ему, всемогущий Отец.
Пусть же Твое прославляет он имя.

Псалом 9

О Господи! Многие ходят впотьмах,
Теряют в безумии годы.
Запутались сами в своих же сетях
Забывшие Бога народы.

Уже нечестивый надменно твердит:
«Нет Бога! С меня Он не взыщет»,
Закон отвергает, и совесть, и стыд,
И бродит, и немощных ищет.

В засаде сидит и мгновения ждет,
Как лев, прижимается к травам,
А после на жертву свою упадет,
И горе невинным и правым.

И всем устремлением злобной души
Крадется за новой поживой.
Восстань же и мышцу ему сокруши,
Да сгинет навек нечестивый!

Псалом 10

У нечестивых на уме
Доносы, козни и засады.
Находят праведных во тьме
И мечут стрелы без пощады.

Когда ни в чем опоры нет,
Что может праведник смиренный?
Но сохранит его от бед
Любви источник сокровенный.

И в грозный час, когда не ждем,
Господь разгневанный восстанет
И смертным огненным дождем
На нечестивых с неба грянет.

Псалом 11

Нечестивые ложью своей
Умащают народ, как елеем.
И уже говорит лицедей:
«Скоро всех языком одолеем».

Но промолвил Господь наш отец:
«Ради бедных и нищих восстану,
Положу притесненьям конец
И закрою дорогу обману.»

А Господни слова — серебро,
Раскаленное в чистом горниле,
Чтобы правду, любовь и добро
Нечестивые не осквернили.

Псалом 12

Доколе, о Господи, мне горевать?
Мой день обращается в ночь.
Доколе лицо Свое будешь скрывать
И мне не захочешь помочь?

Пускай не ликует, не хвалится враг:
«Мой верх, я его одолел».
И я воспою Тебя, Господи, так,
Как вечный Закон повелел.

(остальные переложения удалены по требованию наследника автора — Михаила Ивановского — 17.07.2022)

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Игнатий Ивановский: Переложения из Священного Писания»

  1. Это — переложения и мысли по поводу, и ни в коем случае не должно восприниматься как перевод. В дальнейшем многие псалмы просто уходят от их первоначального содержания. Возьмём, например Псалом 104 (по православной традиции 103). В оригинале он длиннен, в нем 35 длинных стихов-предложений, вот его начало (я беру перевод Михаила Ковсана из #10 «Заметок»):

    1. Благословляй, душа моя, Господа(а).
    Боже мой, Господи, Ты велик,
    великолепьем облекся.

    2. Как плащом, Ты светом окутан,
    как завесу, небеса простираешь.

    3. Делаешь крышею вышние воды, колесницею — тучи,
    на крыльях ветра Ты выступаешь.

    4. Посланцы Его — ветра,
    слуги — огонь пылающий.

    5. Утвердил землю на основаньях ее —
    вовек не пошатнется.

    6. Как платьем, водами1 ее Ты покрыл,
    над горами воды восстали.

    У г-на Ивановского псалм 103 состоит из 16 коротких строк, только отдаленно напоминающих подлинное содержание (я цитирую первые 8 строк):

    Ты, Господи, величьем облечен.
    Ты светом одеваешься, как ризой.
    В Твоей руке и лес, и небосклон,
    И пестрая змея, и голубь сизый.

    Тебе угоден дольний труд людей,
    Ты хлебом наши силы укрепляешь
    И для блистанья лиц струишь елей,
    И нам сердца вином возвеселяешь.

    Вот Псалом 126, с которого мы начинаем «Брехат hаМазон» — благословение после еды в шабат:

    126

    1. Песнь ступеней.
    Когда Господь возвратил плененье Сиона,
    были мы, как во сне.

    2. Уста были смехом, песней полны, разнеслось среди народов1:
    великое этим Господь сотворил(а).

    3. Нам Господь великое сотворил —
    на радость.

    4. Возврати, Господь, пленение наше,
    как в Негеве, реки(б).

    5. В слезах сеющий с песней пожнет.

    6. Плача, идет с сумою зерна на плече — с песней приходит,
    со своими снопами.

    Здесь же, в номере 125, только отдаленное содержание:

    Как будто во сне, совершался исход,
    И толки пошли в племенах:
    “Не чудо ли Божье – плененный народ,
    Забывший и рабство, и страх?”

    Да вызволит Бог наших пленных сполна,
    Да в праздник печаль обратит,
    И кто со слезами унес семена,
    Тот с песней снопы возвратит.

    При этом употребляется неуместное слово «исход», которое обычно относится к исходу из Египта, тогда как в этом псалме (если я не ошибаюсь) речь идет о вавилонском пленении.

    У меня есть сборник более точных стихотворных переводов Наума Гребнова, но в принципе я не понимаю, зачем нерифмованную еврейскую поэзию надо переводить рифмами — это одно уже делает перевод неверным. Сто страниц из ТАНАХа, опубликованные в «Библиотеке всемирной литературы» и переведенные Аптом, Аверинцевым и Дьяконовым, все напечатаны в ФОРМЕ стиха, как это делает и рабби Ковсан, но ни один перевод не рифмован, включая и «Песню песней» (И. Дьяконов).

  2. Я согласен с положительным отзывам Евгениея М., приняв что мы имеем дело с импровизациями на темы псалмов.
    Только хочу воспользоваться случаем и подчеркнуть, возможно, непревзойденную глубину самих псалмов. Например:

    Псалом 8 (в переложении)

    Господи! Что для Тебя человек,
    Если Ты в скорби его утешаешь,
    Пищу даешь, ограждаешь ночлег,
    К ангелам близко его возвышаешь?
    Птиц, и зверей, и волов, и овец,
    Рыб, проходящих стезями морскими,
    Дал Ты ему, всемогущий Отец.
    Пусть же Твое прославляет он имя

    Псалом 8 (в Библии).

    Господи, Боже наш! как величественно имя Твое по всей земле! Слава Твоя простирается превыше небес!
    Из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу, ради врагов Твоих, дабы сделать безмолвным врага и мстителя.
    Когда взираю я на небеса Твои—дело Твоих перстов, на луну и звезды, которые Ты поставил,
    то что [есть] человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его?
    Не много Ты умалил его пред Ангелами: славою и честью увенчал его;
    поставил его владыкою над делами рук Твоих; всё положил под ноги его:
    овец и волов всех, и также полевых зверей,
    птиц небесных и рыб морских, все, преходящее морскими стезями.
    Господи, Боже наш! Как величественно имя Твое по всей земле!

    В изложении И. Ивановского не передано:
    1.Не передано Исходное удивление и восхищение перед величием и всемогуществом Бога, столь важное для звучания следующих стихов;
    2. Это восхищение связано с сознанием человеком свой малости и ничтожности, что не передано упоминанием утешения и заботы. Бог предстает добрым, но это далеко не все, что передается словами «помнишь», «посещаешь» человека;
    3. Поэтому же не передано удивление и восхищение при осознании, что Бог поднимает человека до уровня ангелов, что должно дать силы человеку возвыситься!

    Отдавая дань Псалмопевцу, повторю, что прочитал стихи И. Ивановского с интересом, не без удовольствия и с восхищением перед его трудом передать свои чувства от прочтения Писания.

  3. Нельзя назвать эти стихи переводами. Скорее — это как бы импровизации на темы псалмов.
    Поэтически, по-моему, очень удачно. Дух и настроение переданы везде с вдохновенной силой.
    Даже привкус христанства кое-где ничего не портит.
    Спасибо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *