Евгения Кравчик: Подготовка к операции “Йонатан” — 48 часов и… более ста жизней. Продолжение

 212 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Об обстоятельствах гибели Йони усиленно распространяли лживую, извращенную информацию. И чем стремительнее продвигался к вершине политического Олимпа Биньямин Нетаниягу — тем большей ложью, домыслами и сомнениями обрастало представление о беспрецедентно дерзкой операции по спасению еврейских заложников…

Подготовка к операции “Йонатан” — 48 часов и… более ста жизней

Евгения Кравчик

Эксклюзивное интервью доктора Идо Нетаниягу
Снимки из семейного архива Идо и Дафны Нетаниягу
Продолжение. Начало

Несмотря на то, что книга доктора Идо Нетаниягу «Последний бой Йони» (600 страниц) целиком и полностью построена на стенограммах бесед с непосредственными участниками военной операции, офицер Спецназа Муки Бецер (при активной поддержке израильских СМИ) продолжал распространять собственную версию драматических событий, развернувшихся в аэропорту Энтеббе ночью 4 июля 1976 года.

В конце концов, неточности, которые постоянно допускал Бецер, привели в ярость сослуживцев Йони Нетаниягу: каждый из них рисковал в Уганде жизнью, каждый лично причастен к спасению более сотни отчаявшихся еврейских заложников и членов экипажа самолета компании Air France. Но… против Устава ЦАХАЛа не попрешь. В свое время бойцы обязались соблюдать секретность и поставили подпись под соответствующим документом.

— Когда молчать было уже невозможно, каждый из 33-х бойцов Спецназа скрупулезно записал свои воспоминания об операции, после чего они были собраны воедино и изданы, — говорит Идо Нетаниягу. — Так появилась книга «Операция “Йонатан” — от первого лица». Воспоминания сослуживцев моего старшего брата естественным образом совпадают с их же собственными рассказами, которые вошли в мою книгу «Последний бой Йони».

Братья Нетаниягу: Биби, Йони, Идо

Оглушенные болью потери, семьи многих павших бойцов ЦАХАЛа полностью посвящают себя поиску и сбору фактов, способных пролить дополнительный свет на последние часы жизни родных и обстоятельства их гибели. Семья подполковника Йони Нетаниягу — родители Циля и Бенцион (светлая им память), братья Биби и Идо, однако, столкнулись с совершенно иной проблемой, крайне нетипичной для страны, в которой нескончаемые войны, теракты и антитеррористические операции являются столь же неотъемлемой частью национального пейзажа, как жизнь и смерть, или смерть — ради спасения жизни. Об обстоятельствах гибели Йони усиленно распространяли лживую, извращенную информацию. И чем стремительнее продвигался к вершине политического Олимпа Биньямин Нетаниягу — тем большей ложью, домыслами и сомнениями обрастало представление о беспрецедентно дерзкой операции по спасению еврейских заложников в далекой Уганде, навязанное общественности СМИ.

Вызов был брошен — Идо Нетаниягу принял его хладнокровно, как и положено бойцу Спецназа. Аналогичным образом — пускай и с опозданием почти на 40 лет — поступили сослуживцы Йони, солдаты и офицеры “Сайерет Маткаль”.

— Надеюсь, сейчас, после выхода в свет книги «Операция “Йонатан” — из первых рук», моя жизнь изменится, — внезапно произносит Идо Нетаниягу, — и мне больше не придется отражать новые атаки тех, кто извращает факты.

— При подготовке корреспонденций об операции «Йонатан» профессиональные журналисты (грешна этим и я) обычно пользуются открытыми источниками, прежде всего — документами из армейского архива: ведь в ЦАХАЛе эту операцию изучают на офицерских курсах.

— Да, изучают, но — в той первоначальной трактовке, в которой ее документировали 40 лет назад на основании показаний одного-единственного офицера Спецназа, — подтверждает Идо Нетаниягу.

— Можно ли услышать от вас рассказ об операции?

— Факты таковы: операция была спланирована и подготовлена менее чем за 48 часов, — рассказывает Идо Нетаниягу. — В четверг, 2 июля, за два дня до вылета коммандос в Энтеббе, правительство решило уступить требованиям бандитов, захвативших заложников, и освободить из израильских тюрем несколько десятков террористов. Заседание правительства состоялось около полудня. Армейское командование, со своей стороны, не смирилось с решением политического руководства. Заместитель начальника Генштаба Иекутиэль Адам (погибший впоследствии, в 1982 году, на Первой ливанской войне) категорически настоял на том, чтобы найти способ провести операцию на территории иностранного государства и освободить заложников.

Если до четвергового заседания правительства можно было лишь выдвигать идеи относительно того, каким образом провести операцию в Уганде, то сейчас следовало срочно ее спланировать, чтобы представить правительству готовый сценарий и настоять на необходимости ее проведения.

Вот тут-то армия и столкнулась с проблемой: выяснилось, что разведка не располагает никакими сведениями о происходящем в Энтеббе.

Один из «Геркулесов» по возвращении из Энтеббе (фото Моше Мильнера, правительственное пресс-бюро)

Информация появилась лишь после проведенной террористами селекции, в ходе которой все заложники-неевреи были освобождены.

— Селекцию они провели в среду вечером и завершили в четверг утром, — рассказывает Идо Нетаниягу. — В одном из залов аэропорта террористы собрали израильтян и евреев-иностранцев, в подавляющем большинстве — верующих. В другой зал отправили неевреев, в том числе членов экипажа самолета компании Air France. Вначале были освобождены женщины с детьми, а затем мужчины, и все они вскоре улетели в Париж. Капитан французского лайнера заявил, что останется с заложниками. Так же поступили члены экипажа.

Тем временем освобожденные заложники-неевреи прибыли в Париж и стали рассказывать о пережитом кошмаре.

— Из их рассказов выяснилось: угандийский диктатор Иди Амин и его армия сотрудничают с террористами, — говорит Идо Нетаниягу, — местные солдаты охраняют аэропорт. Следовательно, бросать на выполнение операции небольшое воинское подразделение недопустимо. Более того: одной лишь ликвидацией террористов задача никоим образом не исчерпывается — нашим бойцам, скорее всего, предстоит вступить в вооруженное противостояние с солдатами угандийской армии.

В четверг утром в Париж (форма одежды гражданская) вылетел израильский офицер.

— К вечеру ему удалось собрать ценнейшие сведения, — рассказывает Идо Нетаниягу. — Он передал в Израиль, сколько террористов участвовало в захвате заложников, сколько примерно солдат Иди Амина охраняют аэропорт в Энтеббе, в каком помещении держат пленников (до сих пор оставалось неизвестным, находятся ли все в одном зале либо в двух). Он также передал, что угандийские солдаты охраняют аэропорт не только снаружи — немало бойцов находится в здании.

В четверг вечером командующий операцией бригадный генерал Дан Шомрон встретился с военнослужащими, которым предстоит в ней участвовать, и главную задачу — ликвидацию террористов и нейтрализацию угандийских солдат — возложил на бойцов Спецназа.

— По окончании встречи Йони и другие офицеры Спецназа вернулись к себе на базу и около 10 часов вечера приступили к планированию с тем, чтобы в пятницу вечером в присутствии начальника Генштаба провести учения-“симуляцию” и показать, как они будут действовать, — рассказывает Идо Нетаниягу. — На планирование оставалось всего 24 часа. Ключевой вопрос: как проникнуть в здание аэропорта, если снаружи его охраняют угандийские солдаты?

В середине 1970-х среди богачей в Уганде самым модным и востребованным автомобилем был “мерседес”. Разъезжал на машине этой марки и диктатор Иди Амин. Значит, если бойцы поедут по территории аэропорта на “мерседесе”, особых подозрений у охраны это не вызовет.

— Поздно ночью разведка передала новые данные, — рассказывает Идо Нетаниягу, — позволившие приступить к планированию той части операции, в ходе которой бойцы штурмуют здание терминала. Те из них, кому предстояло прикрыть штурмовую группу с тыла, подъедут на небольших бронемашинах, главное — впихнуть их в “Геркулес”. В первом самолете летит группа коммандос, которым предстоит штурмовать здание. Во втором и третьем — те, кто будут их прикрывать…

В ночь с четверга на пятницу Йони не сомкнул глаз, — продолжает Идо Нетаниягу. — В среду вечером он с бойцами своего подразделения участвовал в учениях на Синае — поспать не удалось, а сейчас!..

Йони провел ночь на базе — лишь под утро приехал домой и вырубился часа на полтора, чтобы восстановить силы перед “генеральной репетицией”.

— В пятницу в 10 часов утра Йони провел инструктаж, детально разъяснив каждому бойцу, какова его задача в ходе операции, — рассказывает Идо Нетаниягу. — Учения велись весь день — в лихорадочной спешке. Подразделению Йони еще не доводилось участвовать в подобных операциях. К тому же любая операция (говорить о большинстве из них я и сегодня не вправе) обычно планировалась загодя, ее детали отрабатывались месяцами, иногда — по полгода, а тут… К тому же Йони должен был съездить в Генштаб, встретиться с начальником, а тут еще в дополнение ко всему брата вызвал министр обороны Шимон Перес.

Беспрецедентный случай: министр изъявил желание побеседовать с глазу на глаз с молодым подполковником Спецназа!

— Позднее я понял: Перес хотел знать, можно ли в принципе провести операцию, — говорит Идо Нетаниягу. — Встреча продолжалась полчаса. Йони детально описал ситуацию. Не берусь судить, насколько повлияла эта встреча на Шимона Переса, хотя он утверждает, что она сыграла важную роль в принятом им решении санкционировать операцию.

Вечером на базу Спецназа снова приехал начальник Генштаба Мота Гур, чтобы присутствовать на учениях.

— Было ясно, что перед бойцами подразделения стоит архисложная задача: 33 человека на “мерседесе” и двух джипах Land Rover должны штурмовать здание терминала, в котором скрывается порядка 10 террористов, а охраняет бог весть сколько угандийских солдат, — говорит Идо Нетаниягу. — Тем временем возникла еще одна проблема: как посадить “Геркулесы” в кромешной тьме. Командир эскадрильи Иегошуа (Шики) Шани, подполковник, ровесник Йони, сказал начальнику Генштаба: «Не беспокойтесь — посадим самолеты во тьме». Начальник продолжал сомневаться. Иегошуа объяснил: «Мы применим особую технику с радарами»…

До 1976 года израильским военным самолетам никогда еще не приходилось совершать посадку в кромешной тьме, но на учениях новую технику действительно отрабатывали.

«Что ж, покажите, как это работает», — согласился Мота Гур.

Эскадрилья (а вместе с ней начальник Генштаба) тут же вылетела в Шарм-Аль-Шейх, чтобы на аэродроме в пустыне продемонстрировать, как сажают самолет в кромешной тьме.

— Иегошуа, впрочем, воспользовался небольшой хитростью, — говорит Идо Нетаниягу. — Накануне днем вместе с пилотами он слетал в Шарм-Аль-Шейх и тщательно “прорепетировал” посадку. Продемонстрировав начальнику Генштаба ту же посадку среди ночи в темноте, Шани подчеркнул: в Шарм-Аль-Шейхе аэропорт находится в непосредственной близости к морю, условия посадки вслепую здесь гораздо сложнее, чем в Энтеббе. Но даже в этих условиях пилоты успешно справились с поставленной перед ними задачей.

На другой день в разговоре один на один с Йони командир эскадрильи сказал: «Не беспокойся, если возникнут привходящие обстоятельства, мы свяжемся с диспетчерской в Энтеббе и выдадим свой “Геркулес” за иностранный гражданский самолет, который терпит крушение и просит разрешения на экстренную посадку».

«Со мной летит пилот “Эль Аль” — он знает, как на хорошем английском вести переговоры с диспетчерами, ему не откажут», — добавил Иегошуа.

В этом случае, однако, сажать “Геркулесы” придется в условиях полного освещения взлетно-посадочной полосы. Значит, и действия бойцов Спецназа будут иными.

Еще одна проблема, не дававшая покоя Генштабу и офицерам — участникам операции: сколько угандийских солдат занято охраной аэропорта? И как они дислоцированы?

— Все освобожденные заложники в один голос утверждали, что в аэропорту полно солдат, — рассказывает Идо Нетаниягу. — Пришлось в пятницу пилоту, служившему в Моссаде, взять в аренду маленький частный самолет и, выдав себя за предпринимателя, слетать в Энтеббе. “Бизнесмен” не просто посадил свою “стрекозу”, но и сфотографировал — как с большой высоты, так и с минимальной — аэропорт и всю прилегающую к нему территорию. Собранные им разведданные и снимки указывали на то, что снаружи аэропорт не оцеплен солдатами. Все эти сведения, собранные воедино, позволили правительству, в конечном счете, санкционировать операцию по освобождению заложников.

Окончание
Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Евгения Кравчик: Подготовка к операции “Йонатан” — 48 часов и… более ста жизней. Продолжение»

  1. Допущенные при расшифровке магнитофонной записи интервью досадные ошибки в датах исправлены. Автор и редакция благодарят внимательных и неравнодушных читателей, которые помогли исправить ошибки.

  2. Еще одно замечание: Йекутиель Адам был не зам.нач.Генштаба, а начальником Оперативного отдела Генштаба. В этом качестве он и его отдел были «крышей» подготовки всей операции. Замом он стал позже.

  3. только в полете, после Шарм-а-Шейха, рядовым участникам было сказано, что операция будет происходить в Уганде, а не в обещанном ранее Ливане.
    ====
    Неправдоподобно!
    При уровне шума внутри «Геркулеса» порядка 80-90 децибелл вновь объяснять каждому бойцу его задачу? И отчего такое недоверие?

    1. Soplemennik
      9 Июль 2016 at 16:04
      При уровне шума внутри «Геркулеса» порядка 80-90 децибелл вновь объяснять каждому бойцу его задачу? И отчего такое недоверие?
      ——————————————————————————
      Вся операция была сверхсекретной. Вы не представляете, сколько приказов по «полевой безопасности» — охранению тайны плана и действий — было выпущено для участников. На протяжении нескольких дней упражнялись летчики, спецназовцы, искали и подбирали врачей и санитаров, кто-то уезжал домой и т.п..
      Насчет дебицеллов спорить не буду, но даже в худ.-док.фильме (вчера Марк дал ссылку) сказано и разыграно (без слов, слава Богу), как Натанияху дает «последний инструктаж» в полете. Для последнего инструктажа несколько поздновато, а вот объявить, куда летим, братцы, самый раз.
      Информация об этом находится в отчете МО.

  4. Сожалею, но опять вынуждена вмешаться, хотя планировала дождаться окончания статьи.
    Но слишком много несостыковок по датам и по времени.

    В помощь читателям:
    http://www.bbc.com/russian/international/2015/07/150706_israel_entebbe_archives
    «…Из рассекреченных записей оперативных деталей:
    «Суббота, 3 июля 1976 года, время 15:15 – есть разрешение Иерусалима на операцию».
    «Время 16:15: первый самолет уже в пути. Ждем вторую группу»
    «Время 16:18: вылет задерживается на 10 минут, группа прибыла в военной форме, нужно переодеть их в гражданскую одежду».
    «Время 16:30: второй самолет пошел на взлет».
    «Время 22:30: Первый самолет сел в Найроби».
    «Время 23:18: Самолет приземлился в Энтеббе».
    «Время 23:48: В аэропорту Энтеббе тишина – заложников и раненных доставляют на один из самолетов. Идет подготовка к вылету в Найроби».
    «Время 23:51: Есть убитые среди заложников, один из бойцов тяжело ранен. Пока не ясно, удалось ли спецназу уничтожить МИГи угандийских ВВС».
    «Время 02:00: Все самолеты благополучно сели в Найроби для дозаправки. В Израиле готовятся к встрече самолетов»…».

    Далее по тексту Е.Кравчик.
    «…версию драматических событий, развернувшихся в аэропорту Энтеббе ночью 4 июля 1976 года»
    Маленькое замечание: драма все-таки развернулась 3 июля (суббота), вылет примерно в 1 час ночи 4 июля (воскресенье) — наши самолеты уже взлетели (от Найроби до Энтеббе — 48 минут лета (см.выше)).

    «рассказывает Идо Нетаниягу. — В четверг, 2 июля, за два дня до вылета коммандос в Энтеббе, правительство решило уступить требованиям бандитов… Заместитель начальника Генштаба Иекутиэль Адам… категорически настоял на том, чтобы найти способ провести операцию…»

    Четверг был 1 июля. Правительство просило у террористов отсрочки (с 1/07 обещан расстрел заложников) до 4 июля, т.е. тянуло время, т.к. никто не собирался освобождать террористов.
    «Способ провести операцию» уже был (из отчета МО):
    30/06 (среда) создана группа планирования — руководители Э.Барак. Д.Шомрон, Ш.Тамари
    1/07 (четверг) 16.00 — есть относительно отработанный план
    1/07 (четверг) 18.30 — план представлен Ш.Пересу — министру обороны.

    «…В четверг вечером командующий операцией бригадный генерал Дан Шомрон встретился с военнослужащими, которым предстоит в ней участвовать, и главную задачу — ликвидацию террористов и нейтрализацию угандийских солдат — возложил на бойцов Спецназа….»

    Шомрон мог встретиться только с командирами подразделений, ибо только в полете, после Шарм-а-Шейха, рядовым участникам было сказано, что операция будет происходить в Уганде, а не в обещанном ранее Ливане. Опять непонятно о каком спецназе речь. В операции участвовало три (!) спецназа: разведка Генштаба, разведка Голани, десантники (Центральный воен.округ). Все три нейтрализовали угандийских солдат, но террористов, которые были сосредоточены в старом терминале — разведка Генштаба (подгруппа М.Бецера).

    «…Ночь с четверга на пятницу, 3 июля, Йони провел на базе…»
    Это было только в ночь на 2 июля.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *