Евгения Кравчик: Операция “Йонатан” — Последний бой Йони. Окончание

 730 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Мне никогда бы и в голову не пришло начать независимое расследование обстоятельств гибели старшего брата, но, как сын историка, я сознавал и чувствовал, что обязан сделать это во имя будущих поколений, что мое предназначение — восстановить факты, факты и одни только факты, — подводит черту доктор Идо Нетаниягу.

Операция “Йонатан” — Последний бой Йони

Евгения Кравчик

Эксклюзивное интервью доктора Идо Нетаниягу
Снимки из семейного архива Идо и Дафны Нетаниягу
Окончание. Продолжение. Начало

Поздно вечером в четверг ни один боец подразделения 682-го Спецназа не верил, что правительство санкционирует операцию в Уганде. Часть воинов-резервистов приехали на базу утром — и сходу приступили к учениям.

— На протяжении дня каждый раз — стоило разведке передать в Спецназ новые данные — программа действий менялась, — рассказывает Идо Нетаниягу. — Лишь в час ночи бойцам стало известно, что начальник Генштаба получил от правительства “добро”. Многие тут же задались вопросом: «Готовы ли мы ко всем возможным неожиданным поворотам? Если что-то упустим из виду – это закончится катастрофой, нас мало, а вокруг может оказаться добрая сотня угандийских солдат». Задача действительно была сверхсложной: четырем бойцам предстояло прорваться в зал, где террористы держат сотню заложников. Что если угандийских солдат в аэропорту не десятки — сотни, а наших бойцов — всего 33?! Той ночью офицеры, ответственные за проведение операции, собрались еще раз и детально обсудили все возможные повороты.

На каком-то этапе было решено, что Омер Бар-Лев, офицер подразделения 682, съездит к своему отцу Хаиму Бар-Леву, бывшему начальнику Генштаба, занимавшему в правительстве пост министра и входившему в узкий кабинет по вопросам безопасности. Омер просто обязан рассказать отцу всю правду: подразделение недостаточно подготовлено к операции, она может завершиться катастрофой.

Несмотря на то, что Йони — руководствуясь соображениями секретности — категорически запретил солдатам и офицерам покидать базу, Омер Бар-Лев раздобыл ключи от грузовичка и поехал к отцу.

— По дороге Омер притормозил на светофоре, и грузовик внезапно «закапризничал» — крышка, которая закрывает мотор, сорвалась и «встала на дыбы», заслонив переднее ветровое стекло, — рассказывает Идо Нетаниягу.

Омер Бар-Лев (бойцовский инстинкт никогда не подведет) воспринял это как знак. Он вышел из кабины, захлопнул крышку, развернулся и поехал обратно на базу.

Что произошло бы, если бы Омера Бар-Лева, ныне — депутата Кнессета от «Сионистского лагеря» — этот инстинкт подвел?

— Вполне возможно, что операция была бы отменена, — предполагает Идо Нетаниягу.

В пятницу утром, когда Йони приехал в Лод, командир эскадрильи Иегошуа Шани отозвал его в сторонку.

«Видишь того пилота? — спросил Иегошуа. — Он сядет за штурвал четвертого “Геркулеса”. В Энтеббе он проработал много лет, тесно сотрудничал с командующим угандийских ВВС».

— На том этапе нашим бойцам все еще не хватало информации, — рассказывает Идо Нетаниягу. — Опубликованные уже после операции сведения, что здание аэропорта в Энтеббе якобы проектировали и строили специалисты израильской компании «Солель Боне», недостоверны. Терминал был построен колониальными британскими властями, его внутреннее устройство никоим образом не было для нашей разведки “открытой книгой”. Например, оставалось неясным, как из первого помещения, куда прорвутся бойцы, подняться на верхний этаж, на котором имеется отверстие, позволяющее сверху контролировать зал, где держат заложников.

Йони поспешил к пилоту четвертого “»Геркулеса”.

«Ты знаком с внутренним устройством терминала?»

«Еще бы! Работал в Энтеббе три года — до тех пор, пока в 1972 году израильтян не выдворили из Уганды».

— Пилот внес в план-схему аэропорта существенные коррективы — Йони тут же передал это заместителю командира Спецназа Ифтаху Райхеру, — рассказывает Идо Нетаниягу. — Информация, которую предоставил пилот, оказалась бесценной — благодаря внесенным коррективам бойцам удалось быстро подняться наверх, а там, как выяснилось уже в ходе операции, находилось немало угандийских солдат.

Сейчас участники операции — бойцы Спецназа и бригады “Голани”, пилоты, воины-десантники и команда военных медиков — располагали гораздо большим объемом информации.

“Геркулесы” вылетели из аэропорта в Лоде и взяли курс на Шарм-Аль-Шейх, чтобы там дозаправиться. На Синае, который в 1976 году находился под контролем Израиля, бойцам предстояло дождаться окончательного решения правительства. Заседание, однако, затянулось. Стало ясно, что совершить посадку в Уганде в полночь — в идеальное, с оперативной точки зрения, время — уже не удастся. Йони скрупулезно проинструктировал бойцов, настроив на достижение поставленной цели при любых — даже самых неожиданных — раскладах.

В конце концов, терпение командиров иссякло. Так и не получив санкции правительства, они дали пилотам команду: «На взлет».

Йони Нетаниягу со своей матерью Цилей после окончания офицерских курсов

“Геркулесы” взяли курс на Энтеббе.

— В самолетах часть солдат и офицеров тут же сморил сон — сказалась усталость, — говорит Идо Нетаниягу. — Многие были уверены, что, в конечном счете, самолеты совершат посадку в Лоде. Один из офицеров даже пошутил: «Как только пойдем в Лоде на посадку — разбуди меня»… Йони заснул прямо в кабине пилотов.

За полчаса до прибытия в Энтеббе Йони разбудили. Он поспешил в хвостовую часть самолета, обошел всех бойцов, каждого приободрил, настроил на самый решительный лад, после чего приказал занять свои места в джипах, а сам сел в “мерседес”.

— Чтобы сэкономить время, Йони велел заранее открыть погрузочный люк в хвостовой части “Геркулеса”, — рассказывает Идо Нетаниягу. — В салон хлынула волна свежего воздуха.

«Заводи», — сказал Йони офицеру, сидевшему за рулем “мерседеса”, но стартер, как назло, заело.

Йони Нетаниягу на церемонии окончания офицерских курсов с начальником Генштаба Ицхаком Рабином

— Накануне ночью пришлось отвезти эту развалюху в один из гаражей в Тель-Авиве и в авральном порядке заменить покрышки, а затем выкрасить вручную спреем в черный цвет, — объясняет Идо Нетаниягу. — На базе с машиной провозились целую ночь — вначале чинили зажигание, потом мотор… Наконец, после того как один из находившихся в “Геркулесе” джипов подтолкнул злосчастный «мерседес», его удалось завести. Первыми на аэродром высадились десантники. Подали фонариками сигнал, указывающий на то, где находится взлетно-посадочная полоса. Благодаря им третий и четвертый “Геркулес” совершили посадку, ориентируясь по миганию фонариков.

Первым совершил посадку “Геркулес”, в котором — в джипах и “мерседесе” — в полной боевой готовности находилась штурмовая группа. Еще три самолета сели спустя семь минут.

Белый «мерседес» покрасили вручную спреем в черный цвет (фото из архива ЦАХАЛа)

— “Мерседес” с включенными фарами на обычной скорости выехал на летное поле, сделал поворот налево и поехал по направлению к терминалу, — рассказывает Идо Нетаниягу. — Примерно в 200 метрах от здания внезапно возникли фигуры двух угандийских охранников. Дежурили они в том самом месте, которое Йони заранее отметил на схеме, а вели себя точно так, как предсказал пилот, три года проработавший в Энтеббе: при виде “мерседеса” (даже если бы в нем ехал Иди Амин) они подали водителю знак остановиться. «Если вы не остановитесь, по машине откроют огонь», — предупредил пилот-резервист. Так и получилось: один из охранников взвел курок и приказал остановиться. Приблизившись к нему, Йони и сидевший в «мерседесе» офицер выстрелили в охранника и его напарника из пистолетов с глушителями, однако нейтрализовать одного из них не удалось. Началась перестрелка. Часть бойцов утверждает, что стрельбу открыли угандийские охранники, другие считают, что то были наши солдаты, следовавшие за “мерседесом” в джипах. Как только оба охранника были ликвидированы, наступила полная тишина.

Йони Нетаниягу после окончания с отличием офицерских курсов

Сейчас — уже на максимальной скорости — “мерседес” и джипы подъехали к зданию аэропорта. Вокруг по-прежнему — даже когда автомобили объехали диспетчерскую вышку — было тихо.

— Подрулив к зданию, бойцы — в полном соответствии с заранее утвержденным планом — вышли из автомобилей и спокойным шагом, а не бегом, направились к терминалу, — говорит Идо Нетаниягу. — На аэродроме по-прежнему было тихо. Внезапно офицер, который шел перед Йони, резко свернул влево, укрылся за углом здания терминала и безо всякой причины начал стрелять. Йони крикнул ему: «Вперед! Вперед!» — но офицер продолжал стрелять и с места не двигался. Обогнуть его невозможно — попадешь под пули. Столь же внезапно офицер прекратил стрелять. Йони и другие бойцы тут же бросились к входу в здание, оставив позади открывшего стрельбу офицера (этот эпизод подробно описан участниками штурма в книге ««Операция “Йонатан” — от первого лица»).

Тем временем из здания терминала по нашим бойцам был открыт ответный огонь.

— Все это произошло в считанные секунды, но роковой заминки хватило: на начальной стадии нашим бойцам удалось ликвидировать лишь одного террориста, по-моему, женщину, — остальные успели укрыться, — констатирует Идо Нетаниягу. — К счастью, террористы не успели забросать заложников гранатами либо застрелить. В какой-то момент Амир Офер, сослуживец Йони, обогнал его и на бегу застрелил распластавшегося на полу с оружием террориста-немца, которого заметил еще до того, как бойцы ворвались в здание. Не увидев своего командира, который должен был ворваться в здание со второго входа, другой солдат — Амнон Пелед чудом успел заметить сидевших на корточках с винтовками наготове двух террористов, и выстрелить в них прежде, чем они откроют огонь. Третий — Амос Горен вовремя заметил в зале с левой стороны еще одного террориста — и успел выстрелить в него первым. Таким образом, четверо террористов, находившихся в зале с заложниками, были ликвидированы.

Тем временем в другой части аэропорта десантник Шломи Райзман ликвидировал еще не менее двух террористов.

Возвращение заложников в Израиль (фото Моше Мильнера, правительственное пресс-бюро)

— В отличие от публикаций СМИ, в которых рассказывалось об офицерах либо одном офицере, который ликвидировал террористов, в книге «Операция “Йонатан” — от первого лица» приведены показания десятков участников операции. Из них однозначно явствует: никого из террористов тот офицер не ликвидировал, — говорит Идо Нетаниягу. — Их убили три бойца и офицер, имена которых приведены выше.

— Йони был ранен сразу после того, как бойцам удалось справиться с “заминкой”, допущенной шедшим впереди него офицером, — говорит Идо Нетаниягу. — Он успел увидеть, что заложники живы. В его направлении выстрелили через пару секунд после того, как бойцы ворвались в зал. Надеюсь, он успел осознать, что операция удалась, но точно сказать не могу — этого я никогда уже не узнаю. Он получил ранение в грудь — по нему дали очередь из «калашникова». Хотя прежде было принято считать, что стреляли в него с диспетчерской вышки, это нелогично: «калашниковыми» были вооружены только террористы и бойцы Спецназа. У угандийских солдат, находившихся на вышке, было другое оружие. Прежде считали, что в Йони стреляли сзади, но ранен он был в грудь, так что и это утверждение не соответствует действительности. Ранил его либо один из террористов, либо… он был ранен так называемым “дружественным огнем” — очередью, выпущенной одним из наших бойцов…

В ходе перестрелки в зале, где находились террористы, трагически погибли трое заложников.

— А на другой день люди Иди Амина убили пожилую репатриантку Дору Блох, которую до того уложили в больницу, — говорит Идо Нетаниягу.

Встреча в аэропорту в Лоде (фото из архива ЦАХАЛа)

В течение часа все заложники уже сидели в самолетах, — продолжает он. — Йони скончался в “Геркулесе”, доставившем в Уганду военных врачей. Спасти ему жизнь не удалось. Его сослуживцам стало об этом известно лишь после того, как самолет, в котором они летели, совершил посадку в Кении. Йони был доставлен другим “Геркулесом”, на борту которого находились освобожденные заложники. Изначально предполагалось, что перед вылетом в Израиль самолеты заправятся в Энтеббе, но тем временем президент Кении Джомо Кениата дал разрешение на заправку на территории своего государства — очень благородный поступок. Самолеты не стали задерживаться в аэропорту Энтеббе — они пошли на взлет, чтобы совершить посадку в Кении, а уже оттуда вернулись в Израиль. Так завершилась эта уникальная, беспрецедентная операция, в ходе которой каждый из бойцов Спецназа и бригады «Голани», воины-десантники и пилоты в равной мере рисковали жизнью. Все, за исключением одного-единственного офицера, сознавали: если в ходе операции возникнет сбой, спасти товарищей по оружию не удастся, потому что проводится она вдалеке от дома, на чужой территории. И если по самолету дадут залп из RPG, а может — из винтовки, и пули попадут в двигатель либо в бензобак — мы теряем самолет, а это значит, что целая группа солдат из Энтеббе не выберется.

Альтернативный план у офицеров тоже имелся, но — невероятно сложный: если какой-то из самолетов выйдет из строя, бойцам предстояло отбить у угандийских солдат несколько автомобилей и попытаться проехать на них по территории враждебного государства, добраться до границы с Кенией — и уже с ее территории вернуться на родину.

Сурин Гершко, воин-десантник, в которого угандийский полицейский выстрелил с диспетчерской вышки, получил в ходе операции в аэропорту Энтеббе тяжелейшее ранение: пуля размозжила ему позвоночник. Сурина полностью парализовало. Вот уже 40 лет он обездвижен, прикован к инвалидной коляске.

Биньямин Нетаниягу с Сурином Гершко (фото — правительственное пресс-бюро)

— Более 25 лет назад в ходе частного расследования я сосредоточил все внимание на действиях бойцов Спецназа и пилотов военно-воздушных сил, — говорит Идо Нетаниягу. — Действия десантников и бойцов бригады «Голани» остались за скобками, хотя именно десантники, в их числе Сурин Гершко, взяли штурмом новое здание аэропорта, куда обычно доставляют пассажиров гражданских рейсов. Мой старший брат Биби близко знаком с Сурином Гершко и часто повторяет его высказывание: «Если бы Йони пришлось еще раз участвовать в той операции, он пошел бы на это без малейших колебаний».

— За последние 20 лет мне довелось прочесть на иврите не одну статью, в которой факты, касающиеся операции по освобождению заложников в Энтеббе, подаются в совершенно ином свете…

— К несчастью, вы правы. Все эти годы меня удивляло, почему сослуживцы Йони отмалчиваются, отчего не опровергают дезинформацию, тиражируемую СМИ. Неужели с момента операции должно было пройти 40 долгих лет, чтобы правда стала всеобщим достоянием?! С другой стороны, я безмерно рад, что после выхода в свет книги «Операция “Йонатан” — от первого лица» всё встало на свои места. Жаль только, что наши родители не дожили до этого дня…

Возвращение (фото из архива ЦАХАЛа)

— Какую роль сыграла израильская пресса в заговоре молчания?

— СМИ сыграли в этой истории решающую роль, потому что не столько поощряли заговор молчания, сколько поддерживали и раззадоривали тех считанных офицеров, которые представляли операцию субъективно, не придерживаясь известных их сослуживцам фактов. Журналисты были уверены, что, нападая на Йони, они навредят главе правительства. Кроме того, смею предположить, что многие израильские журналисты не приемлют и не разделяют нравственные ценности, которые исповедовал Йони, — говорит Идо Нетаниягу.

Израиль — нестандартная страна, с любой точки зрения. Чем более агрессивно атаковала пресса (посмертно) Йони Нетаниягу, тем больше израильтян спешили прочесть книгу, в которой собраны его письма. 30-летний подполковник Йони Нетаниягу стал национальным героем Израиля не благодаря многочисленным публикациям, а вопреки им!

— Мне никогда бы и в голову не пришло начать независимое расследование обстоятельств гибели старшего брата, но, как сын историка, я сознавал и чувствовал, что обязан сделать это во имя будущих поколений, что мое предназначение — восстановить факты, факты и одни только факты, — подводит черту доктор Идо Нетаниягу. — Надеюсь, с выходом в свет книги «Операция “Йонатан” — от первого лица» конфликт по поводу фактов исчерпал себя.

Print Friendly, PDF & Email

39 комментариев к «Евгения Кравчик: Операция “Йонатан” — Последний бой Йони. Окончание»

  1. Не удержался и решил написать пару строк о легендарном Мерседесе (1968 Mercedes-Benz 600 Pullman in Raid on Entebbe), сыгравшем свою роль в освобождении заложников. Дело в том, что публикуется противоречивая информация об этой автомашине и даже кто-то дошёл до утверждения, что никакого Мерседеса вообще не было, а была модель из цемента, которую везли из Африки(!).
    Несколько лет назад по местному берлинскому ТВ был показан документальный фильм о некоем Роберте Шверцензере (Robert Schwerzenser), берлинском еврее, бежавшем вместе с отцом из Германии в конце 30-х годов. У семьи был опыт в организации фирм такси. Поэтому в подмандатной Палестине они также успешно занялись этим бизнесом, попутно занимаясь быстрой доставкой почты на маршруте Иерусалим — Тель-Авив. Роберт принял участие в Войне за Независимость, служил в армии, а потом вернулся в Берлин. Здесь он снова открыд фирму такси. Вернулся в Берлин агентом Мосада, о чём свидетельствовали награды и специальные значки секретной службы, которые он представил для работы съёмочной группе.
    В процессе подготовки операции по освобождению заложников Израилю срочно потребовался этот самый Mercedes-Benz 600 Pullman, 1968 года, на котором разъезжал Иди Амин и в котором потом сфотографировались бойцы израильского спецназа. Для рейда в Энтеббе автомашина улетела на самолёте в Израиль, а после военной oперации вернулась в Берлин.
    Последние годы жизни, после воссоединения Германии Роберт Шверцензер посвятил борьбе за семейные права на земельные участки в центре Берлина. Я присутствовал на его похоронах на одном из муниципальных кладбищ.! יהי זכרו ברוך

  2. Юрий Ноткин
    13 Июль 2016 at 23:51

    найденный по Вашей ссылке материал Амита Офера –офицера спецназа, ворвавшегося первым в терминал, вместо его командира М.Бетсера, мешкавшего сначала в попытках зарядить оружие, а затем найти нужную дверь и явившегося к шапочному разбору, опровергает версию Муки Бетсера.
    ——————————————————-
    Юрий, я страшно не люблю, когда коверкают имена, причем повторно — в этом есть определенное неуважение к их владельцу.
    По существу. Я по-новой не начну снова просматривать материалы, а что отложилось в моей памяти и в наметках для себя.
    АмиР Офер (сколько помню, он ст.сержант) вошел через другую дверь. С дверьми проблема, в некоторых описаниях их две, в одном — целых пять.
    В любом случае, нападающие должны были \»распределиться\» по дверям.
    \»Разброд\», как я понимаю, происходил следующим образом:
    — мимо дисп.вышки должны были проехать на машинах, вместо этого шли шагом (кто говорит, что бежали. Вполне возможно, что кто-то бежал, а кто-то заставил себя шагать) (1)
    — звенья нападающих перемешались (2)
    — относительно вышки настороже (если начнут стрелять) должен был быть Натанияху со товарищи, но он, видя сбой в действиях, побежал к терминалу (3)
    — с вышки начали стрелять, поэтому уже на подходе к зданию атакующие стали отстреливаться, Муки в их числе, но кроме ружей у них ничего не было (вышки подавила только другая группа на бронетранспортерах пулеметами и гранатометами, и то, когда последние солдаты бежали уже к последнему взлетающему самолету, опять начали стрелять с вышки.)
    — то, что Муки Бецер пришел не к \»шапочному разбору\», вообще ни с чем не согласуется, ни с одним свидетельством. Муки шел с Амосом Гореном, Гади Иланом (кажется, из рассказа капитана Амнона Пеледа)
    — одно из свидетельств о том, что запланированная дверь (куда должен был войти Муки со товарищи) то ли была заперта, то ли ее фактически не было. Проверить это можно только по плану до операции и по фактическим схемам зданий и помещений после операции. Это есть в отчете МО, но на экране разобраться в этом страшно тяжело, и я не стала копаться, поэтому и привожу разные, даже противоречивые, свидетельства.
    — всего террористов было: 4, что вышли из самолете), 3 (6 по одному из описаний) палестинцев, что прилетели из Сомали прямо в Энтеббе. Т.е. имеет 7-10 террористов.
    Еще один любопытный, но непроверенный момент (а проверять, кто где и как убит, понятно, никто не стал): француз, что дал информацию в Париже, сказал, что, возможно, и на вышке был кто-то из террористов (кроме угандийцев), а это может объяснить пулю Калашникова, которой, как утвердают, был ранен Йони. НИГДЕ я не нашла и следа медицинских данных — все на воде писано.
    — залов в терминале было два — ВИП и заложники. Террористы находились в обоих.
    Кто-то атаковал в одном, кто-то в другом, кто-то зачищал коридор и т.д. Данные по количеству атакующих — минимум 15 спецназоцев, где-то видела и 20. Сколько человек может сесть в лендровер? Помножить на 2 и прибавить 9 человек, что ехали в Мерседесе.
    — пару раз читала свидетельства, что два человека, а может и более, стреляли одновременно в одного и того же террориста, что более чем понятно. Поэтому я бросила подсчет \»кто кого и сколько\», чай не в кино.
    Пока Вам хватит на обдумывание. Если Вы мобилизовались на минимизацию роли Муки Бецера, то флаг Вам в руки. За исключением семьи Натанияху пока никто в этом не преуспел — таково мое восприятие свидетельств десятков участников.
    Повторюсь: если Бецер никого не убил, то и Натанияху никого не убил. Что дальше? 🙂
    У меня есть некоторые данные о Натанияху (кое-что и Вы должны заметить в моих ссылках), но так как они касаются личных дел, я не хочу в это вмешиваться. И в последний раз: все они герои, и живые, и погибший — так считает народ, так считаю я, а отдельные мнения отдельных товарищей легитимны, но и только.

    1. Cильвия,
      я приношу свои извинения Вам и читателям за искажение имени Амира. В таких случаях спешка и обилие материала не могут служить оправданием, и искажение, вполне справедливо, может быть принято кем-то за неуважение. Дальнейший отрывок из текста по Вашей ссылке я привожу в оригинале, дабы не повторять своих ошибок. Эта выборка из полного текста, описывает наиболее важные на мой взгляд эпизоды. Надеюсь, перевод с английского не составит большого труда Вам и читателям. Против Муки Бетцера (Betzer) пока ничего не имею, за исключением одного сугубо личного предубеждения — позволить себе или писателю, или издателю публиковать книгу на основе собственной автобиографии, с названием «Величайший боец Израиля» -некрасиво.

      «Muki (Betzer, one of the team leaders —ed.) led the force, as planned. I stayed close to his right. Yoni gave him the job considered most crucial in hostage situations: being the officer who charges first into the hall where the hostages were being kept, through the first entrance. Amnon’s team, which I was a part of, was meant to go in through the second entrance, a bit farther away.
      «Around us, it was completely silent. But that silence was broken by a short burst of gunfire. A Ugandan soldier suddenly appeared to our left, in the space between the control tower and the terminal, and before he could realize what was happening, he was shot—I believe by Muki. And still, we didn’t hear any sounds of gunfire from inside the terminal, and no one was shooting at us.
      «We kept moving, walking faster. We already walked past the control tower, which was looming over us to the left. In front of us, we saw the big structure of the terminal. Out front were large crates scattered around. The walls and the plaza outside were faintly lit by yellow flashlights. We were now only several steps away from the terminal building: the most critical stage of the operation. All we had to do was storm it, get to the hostages quickly, and hit the terrorists before they would have a chance to pick up their weapons.»
      Yiftach Reicher-Atir, the deputy Sayeret Matkal commander who also led his own team, remembers, «I was moving quickly with Muki and Yoni towards the building. Near the entrance, Muki stopped and started shooting into the building. I didn’t see any target, and Yoni yelled to Muki that he should continue advancing and even made a step towards the building, as if he was going to go past Muki. I went past Muki myself and entered the room I was assigned to raid.»
      Betzer himself explains, «I saw a terrorist—ostensibly a German one—coming outside, looking at us, crouching and preparing to open fire at us. I fired the second half of my magazine at him and didn’t hit him. He jumped back into the passengers’ hall. I stopped for a second to change my magazine. I didn’t announce that I was changing my magazine (as is standard in such operations —ed.), because I wanted to lead.»
      Amir Ofer led the troops instead. «Officers and soldiers immediately got past Muki, who was standing still, and continued on their missions without waiting for him to keep leading. Seconds later, I saw Yoni fall and someone yelled, ‘Yoni was hit.’ I saw all of this through the corner of my eye, and it happened a few dozen meters away from me while I was running as fast as I could to reach the building.»
      Amir Ofer was the first commando to enter the terminal. “When I was 10–15 meters away from the building, I saw the glass wall shatter, and a long burst of gunfire was shot directly at me by a terrorist who was lying down right in front of the door, about five meters into the building. The bullets flew past me on the left and right, but luckily missed. I was counting the bullets left in the terrorist’s magazine—he fired 17 bullets. I returned fire, and we shot at each other at the same time, while he remained lying (on the ground). I shot four bullets at him in quick succession through the glass wall. Two of the bullets were tracer bullets, and I could see them connecting, his head slumping, and his gunfire stopped.
      «I went inside, made two or three steps, and shot him again at close range. I looked to the right and saw that none of our troops were inside the room, so I realized I was first in the terminal and immediately realized I was in far graver danger. I was completely alone inside a massive hall into which eight soldiers were supposed to storm at the same time from two different entrances, and in which over 100 hostages were, with some of the terrorists among them. It was likely these terrorists were already aiming their weapons at me from several locations in the big hall. It was clear to me that I couldn’t stay where I was for even a fraction of a second longer, because in a moment a burst of gunfire would be aimed at that spot. I leapt backwards and pressed up against the wall, while ducking and looking left to the other side of the hall where, I assumed, there were other terrorists.
      “During that time, several meters behind me, a real drama was unfolding. Amnon was several meters behind me and running as fast as he could to catch up to me.»
      «I went inside right after him and saw two terrorists, a man and a woman, with their weapons aimed at Amir’s back,» says Amnon Peled, a captain who led the Amnon Team. «I fired two bullets into each of them and kicked their Kalashnikovs away. It later turned out they were the Germans. Amir was yelling into a megaphone in Hebrew and English, ‘Everyone on the ground; we’re here to take you home.’ Several more seconds passed in which Amir and I were alone in the big hall. And then Amos Goren, Gadi Ilan and Muki Betzer came. I didn’t know why they came in through our entrance and not their own.»

      1. Юрий Ноткин
        14 Июль 2016 at 11:05
        Против Муки Бетцера (Betzer) пока ничего не имею, за исключением одного сугубо личного предубеждения — позволить себе или писателю, или издателю публиковать книгу на основе собственной автобиографии, с названием «Величайший боец Израиля» -некрасиво.
        —————————————————————————————
        Учтите, исправляю в третий раз: Муки БеЦер, т.к. русско-ивритскую «ц» в латинице представляют чаще всего «ts» (это и по двум американским стандартам), иногда как «tz».
        Книга Бецера на английском: Secret Soldier: The True Life Story of Israel’s Greatest Commando», на иврите «לוחם חשאי» («Тайный воин»). » Commando» переводится как «диверсант»/ «диверсионно-десантный отряд», так что не вижу необходимости в литературной изобретальности, но даже если и покуражиться по Вашей схеме, то на английском мы получаем «масло масляное», потому что «диверсант» и есть «тайный солдат» (а я имею некоторый респект к редакторам издательств).

        Относительно свидетельств, приведенных Вами, я больше не хочу мучаться писанием в Мастерской (текст то исчезнет, то не появится – вечно в страхе), в которой Выпускающий редактор наложил на меня санкции. 🙂 Я не хочу здесь повторять многое из того, что уже так или иначе цитировала и комментировала, поэтому, если Вам не мешает, продолжу свой ответ в Гостевой, как и, если появятся, новые посты.

  3. Второй комментарий (заключительная часть).
    Йони Нетаниягу уже 40 лет нет на этом свете. Его младший брат Идо, как и два его старших брата прошел службу в спецназе, но естественно, как и Биби, ни слова не слышал о готовящейся операции ни от Йони, ни от многих хорошо знакомых ему спецназовцев участников операции, вплоть до ее завершения и известия о трагической гибели Йони. Он не знал об операции, но он ближе всех ее участников знал Йони. Знал обо всех его делах и в Ливане, и в войне Судного дня, о его невероятном умении концентрироваться на поставленной задаче, умении проявить железную собранность и выдержку. Думаю, что знал и отзыв о Йони бывшего начальника военной разведки, отмечавшего необыкновенный аналитический ум Й.Нетаниягу. Идо не мог поверить в версию Муки и именно поэтому стал расспрашивать о происшедшем во всех подробностях непосредственных участников. Обсуждения были бурными, но не выходили наружу. Ведь все участники давали подписку о неразглашении.
    Первая книга «Последний бой Йони» была опубликована от лица Идо, но она не остановила все более распространяемую в СМИ и соответственно в умах израильтян версию Муки. И тогда Идо решил собрать и опубликовать документально показания спецназовцев. Время ли истекло или терпение молчать у них лопнуло, не знаю, но только они согласились.
    Вот возникшая из этого версия происшедшего. Подготовку плана захвата терминала, нейтрализации террористов возглавлял и составлял непосредственно будущий командир группы Йонатан Нетаниягу. Верно, что последнюю ночь, пока ремонтировали дряхлый «Мерседес», он провел в обсуждении с Муки, назначенным командованием его первым заместителем, в обсуждении многочисленных деталей. Но и Муки не знал некоторых согласованных с высшим командованием заранее, решений для нештатных ситуаций. К ним относилась и ситуация, которая могла возникнуть, если охранники при въезде в терминал, не возьмут под козырек, как уверял Муки, а направят на загримированных пассажиров Мерседеса оружие и попытаются открыть огонь. При этом Йони и водитель были «случайно» снабжены пистолетами с глушителями, более нигде не применявшимся в операции. Остальным, включая Муки, действительно была дана команда, не открывать огонь до того, как группа ворвется в терминал. Выстрелы с глушителями еще не вызвали паники и Муки со своей подгруппой, как и было положено выскочил из машины и бросился к входам в терминал в сопровождении своих спецназовцев. Но внезапно он остановился и стал возиться с рожком, который не то успел опустошить неизвестно где, не то в нем заело патрон. Подробности менялись по мере новых интервью. Выскочивший из машины Йони, обязанный прикрывать операцию сзади крикнул: «Муки, вперед!», но Бутсер промедлил драгоценные секунды. Началась стрельба со всех сторон и одна из пуль не то от «дружественного» огня, не то от террористов попала в грудь Йони. Затем была и пуля с вышки, но она попала в позвоночник молодого спецназовца Сурина Гершко, превратив его в калеку. Когда, наконец, Муки с уже опережавшими его офицерами спецназа нашли нужную дверь и ворвались в терминал, большинство террористов ликвидировали указанные в статье спецназовцы. Муки и следом за ним еще один офицер выстрелили в грудь поднявшегося, несмотря на команду не вставать молодого французского заложника. Конечно, вины их в этом нет, разобраться в этой обстановке стоит ли перед ними террорист или заложник, было невозможно.
    Вот так это было по свидетельствам 33 спецназовцев, которые опубликовал Идо. Свои эмоции, я уже высказал. Сошлюсь еще раз на первую фразу своего первого комментария.
    Важно ли, какая из этих версий верна? Повторю свое мнение — для израильтян исключительно важно. Ну еще и для тех, кто верит, что стоит разыскивать островки правды в океанах лжи.

  4. Прошу извинить. Второй комментарий (часть первая).
    Должен сознаться, что мой первый комментарий носил несколько эмоциональный характер и послав его я осознал, что так и не понял до конца ни из текста Е.Кравчик, ни из цитат из интервью с Идо Нетаниягу, почему последнему, после того как увидела свет его книга «Последний бой Йони», потребовалось снова взяться за перо и издать фактически докуметальную книгу «Операция Йонатан от первого лица» где записаны практически слово в слово рассказы 33 спецназовцев той самой «Сайерет Маткаль» в ту самую ночь Июля 4, 1976 г. Поддержав высказывание В.Гольдшмидта, я не отнес его к «Операции Энтеббе» и не придал большого значения фразам в тексте статьи:
    «Об обстоятельствах гибели Йони усиленно распространяли лживую, извращенную информацию… ложью, домыслами и сомнениями обрастало представление о беспрецедентно дерзкой операции по спасению еврейских заложников в далекой Уганде, навязанное общественности СМИ».
    Ну подумаешь- СМИ они и есть СМИ- а, по-крайней мере, все подобные мне израильтяне с 25 летним стажем и ,конечно, уважаемые старожилы, бывшие уже во время «Энтеббе» жителями Израиля, неважно оставшиеся в нем или уехавшие в другие страны, знают подлинную историю этой фактически беспрецедентной и поныне операции, показавшей всему миру, что Израиль не торгует, не меняет на террористов евреев, а может спасти их и дать достойный ответ террористам с фантастической дерзостью и смелостью за тысячи миль от своей крохотной территории. Ну а то, что этой операции позднее присвоили имя Йонатан, это естественно, учитывая ту роль, которую сыграл в ее планировании и подготовке трагически погибший во время первого и главного этапа операции командир головной группы подполковник спецназа Йони Нетатиягу.
    Так то оно так, да не так. Стоило заглянуть в самые популярные израильские сайты и газеты, в более легком для меня и по сей день англоязычном варианте (да простит меня Сэм), как стало ясно, что существуют две противоположные версии произошедшего, при том версия первая — все более преобладает по количеству публикаций над второй и вот-вот ее вытеснит из поля зрения.
    Автор первой версии МИКИ Бутсер (Бутцер), майор спецназа, участник «операции Энтеббе, заместитель Йони в головной группе, атаковавшей терминал. Подробней узнать о нем можно, прочтя книгу https://www.amazon.com/Secret-Soldier-Israels-Greatest-Commando/dp/0871136376 , название которой на русском языке звучит как «Тайный Солдат — Величайший Израильский боец», немного напоминает знаменитую книгу другого незаурядного спецназовца «Солдат №1». В любой момент по требованию редакции я готов дать ссылки на все использованные источники.
    Версия Бутсера, такова- во –первых он лично планировал «Операцию Энтебе» в целом, а не только какую-то часть, связанную с проездом до терминала, его захватом, уничтожением террористов и освобождением заложников. Упоминания о его участии в планировании в разной степени важности присутствуют в иврито-, англо- и русскоязычной версии вики об операции Энтебе.
    Муки с самого начала убеждал всех, что охранники при подъезде к терминалу не осмелятся стрелять в «Мерседес Амина» и если все же откроют огонь, то на него не следует отвечать. Эту идею Муки подтвердил соответствующими инструкциями командующий всей операцией Дан Шомрон. Но при подъезде к охранникам, при их приказе остановиться под угрозой открытия огня, у Йони Нетаниягу не выдержали нервы и он выстрелил в охранника из пистолета с глушителем и его примеру последовал другой спецназовец. Один охранник был нейтрализован, а второй бежал в направление к терминалу, где был убит. К этому моменту уже шла вовсю стрельба. Опустошив рожок, Муки на ходу сменил его на другой, ворвался в здание терминала и уложил четырех террористов. В это время, услышав стрельбу, с вышки выстрелил охранник и попал в Йони, который находился снаружи терминала. Иони упал. Муки, узнав об этом, взял командование группой на себя и завершил операцию. Таким образом Йони Нетаниягу погиб по собственной вине, что подтвердил начальник Генштаба Мота Гур, услышав доклад Муки о происшедшем. Но помимо этой вины, Йони своей несдержанностью поставил под угрозу успех всей операции, открыв огонь. Героем Йони сделали и назвали операцию «Йонатан» под нажимом семьи Нетаниягу и утвердилось это окончательно, когда Б.Нетаниягу стал премьер-министром. Муки, единственный из группы Йони, кто составлял отчеты о действиях группы захвата, а затем давал многочисленные интервью СМИ, добавляя постепенно новые подробности. Мики с с помощью писателя –профессионала опубликовал вышеупомянутую книгу о себе. Мики жив и сегодня.

    1. Юрий Ноткин
      12 Июль 2016 at 13:03
      «Автор первой версии МИКИ Бутсер (Бутцер)…
      —————————————————————————
      Моше (Муки) Бецер.

      1. Сильвия 12 Июль 2016 at 16:30
        Моше (Муки) Бецер.
        ——————————-
        Александр Фишман: «И подростки, будущие солдаты, и отставные генералы 70-летнего Моше иначе как Муки не называют».

    2. Юрий Ноткин: … Важно ли, какая из этих версий верна? Повторю свое мнение — для израильтян исключительно важно. Ну еще и для тех, кто верит, что стоит разыскивать островки правды в океанах лжи.
      ———-
      Интересно, есть ли в книге Идо интервью с напарником Йони (второй солдат с пистолетом с глушителем) ?
      Он может сообщить СВОИ точные инструкции, но даже он не обязательно может знать то, что заподозрил-почувствовал-увидел Йони в момент, когда он открыл огонь. Реальность таких операций в том, что для успеха иногда необходимо нарушать инструкции: ведь вполне возможно, что Йони понял, что угандийский охранник узнал врагов в пассажирах Мерседеса.
      Муки Бецер и Дан Шомрон не могли не понимать, что в таких условиях это преступно не открывать огонь первым (из тихого пистолета с глушителем) : разве можно было позволить солдату-угандийцу стрелять (из громкого калашнокова) в следующие за Мерседесом Лендроверы?

      Очень важное замечание, без всякой связи с комментарием Юрия Ноткина:
      Поиск истины в этом вопросе очень важен (даже если она «грязная» и неприятная), но производство новой «грязи» во время такого поиска, и тем более массовое производство — это что-то запредельно мерзкое. Тут нет «случайно», тут есть «халатно».

  5. Фаина Петрова 11 Июль 2016 at 4:25
    В последнем интервью Мука Бецер, можно сказать, прямо обвиняет Йони в ошибке, которая стоила последнему жизни. В свете таких высказываний становится очень понятна позиция Идо Нетаньху.
    ============
    Вполне может быть.
    Читаем в http://www.lechaim.ru/9456 :
    \»… На вопрос, совершил ли Йонатан ошибку, выстрелив в угандийского солдата, Муки Бецер утвердительно кивает: «Он не предполагал, что будет столько шума, стрелял ведь через глушитель. Но, услышав стрельбу со всех сторон, Йони сам пришел в ужас. Именно поэтому он и побежал с нами, с моими бойцами, отвечавшими за проникновение в терминал. Он понимал, что времени на спасение заложников уже не оставалось. И вместо того чтобы занять свою огневую позицию в нескольких метрах от здания, он устремился за нами ко входу в терминал». …\»
    ———————
    Но невозможно прочитать мнения других участников освобождения именно по этому эпизоду. Что именно, где и когда они говорили брату погибшего героя?

    1. Soplemennik
      11 Июль 2016 at 15:12
      Но невозможно прочитать мнения других участников освобождения именно по этому эпизоду. Что именно, где и когда они говорили брату погибшего героя?
      ———————————————————
      Ох-хо-хонюшьки!… Чем больше читаешь, тем больше голова болит. Что там говорено брату героя, полагаю, можно узнать только прочитав его последнюю книгу. Свидетельства на сегодняшний, «юбилейный», год приведены в комплексе статей журналистов Ронена Бергмана и Лиора Бен-Ами.
      Ссылка на английский вариант:
      http://www.ynetnews.com/home/0,7340,L-12984,00.html
      Ссылка на ивритский:
      http://yedioth.ynet.co.il/articles/0,7340,L-4813818,00.html
      http://www.yediot.co.il/articles/0,7340,L-4815927,00.html
      http://yedioth.ynet.co.il/articles/0,7340,L-4816153,00.html
      http://www.yediot.co.il/articles/0,7340,L-4819119,00.html
      Не ждите перевода на русский, не знаю, кто возьмется переводить этот массив.

      Что следует из сегодняшних свидетельств? Много и опять некоторые несостыковки, которые замечают и авторы. Весь бой за терминал с заложниками + террористами + несколькими угандийцами идет считанные минуты:
      — один солдат говорит, что Моше (Муки) Бецер увидал тень в коридоре и обстрелял ее со входа (поэтому ему и пришлось
      перезаряжать ружье), другой, стоящий за его спиной, никого не видел
      — сам Бецер остается в статье парой предложений о том, что когда он увидел смертельно раненого Натаняху, он принял командование группой разведки Генштаба на себя
      — ст.сержант Адам Колман, ехавший в Мерседесе (первым ехал Мерседес – 9 человек, включая Йони и Муки Бецера, за ним два лендровера с остальными), заметил, что Йони и и Гиора Зусман стреляют с глушителями в 1-го угандийца на поле из очень неудобного положения, без всякой возможности успеха. И, действительно, не убили, тогда Алекс Давиди стреляет из Калашникова (1 очередь). Сзади, из лендровера второй очередью пристреливают угандийца, что справа,
      окончательно, а потом 3-й очередью, того, что слева от машины. Итого: 3 очереди. А.Колман: «Пропал сюрприз!»
      — ст.сержант Шломи Рейзман, уже шагая последние метры к зданию терминала, заметил, что было «странно тихо». Больше никто не упоминает о шуме/тишине. Перестрелка происходила в 40 м от термина, насколько было там тихо, не мне судить.
      — ст.сержант (все солдаты – ст.сержанты!) Амир Офер убивает террориста, стреляя с улицы через окно
      — другой солдат утверждает, что когда к нему подошли солдаты, что шли с Муки Бецкром, они «пришли не со своего входа» (было два входа). Возможно, что в горячке боя, когда солдаты кружат между стенами, коридорами и т.п., можно потерять и направление… кто знает, кто откуда и куда вбегал и выбегал.
      — считать сколько кто убил, мне уже претит, ибо вполне возможно, что «убитый» оказался раненым и его потом добил кто-то другой. Начала считать, баланс не выходит – бросила.
      И так далее… В общем, там было «жарко». Удивительно, что вообще что-тозапомнили.

      Напоролась на статью http://www.ynet.co.il/articles/0,7340,L-3268080,00.html
      От 2.07.2016
      «מוטה אמר: יוני נהרג באשמתו. ביבי יצא נסער»
      (Мота Гур сказал: «Йони убит по своей вине.» Биби вышел разгневанным)
      (Мота Гур – нач. Генштаба.) Кратко суть:
      Натанияху должен был оставаться вне терминала, чтобы нейтрализовать солдат с диспетчерской вышки, если начнут стрелять.
      Алик Рон, командир роты: …Но вследствие перестрелки на поле была «андроломусия», выходили из машин уже не по плану, пробегали под вышкой, а должны были проехать на машинах, и оттуда открыли огонь. Я бегу рядом с Йони и вдруг вижу, что он ранен… Добежал до Муки, сказал, что Йоги ранен и опять выбежал из здания, а там опять сумашедший огонь с вышки…
      На «30» (30 дней со дня смерти, когда устанавливают памятник на могиле) я навестил семью Натанияху. Отец начал «допрашивать» меня . Братья молчали, я почувствовал, что выстроена какая-то теория…. в конце концов, не выдержав, я сказал, что это был «бэд лак», и я тоже мог «схватить», но попали в Йони.

      בצר: «אני אמרתי לאבא: המבצע הזה הפך למיתוס, הוא קרוי על שמו של יוני שהפך בעצמו למיתוס בגלל סוג המבצע. אם הוא היה נהרג במלחמת יום הכיפורים — אף אחד לא היה יודע עליו והוא היה נותר אנונימי כמו כל שאר ההרוגים. ולכן הצעתי לאבא להשאיר את זה ככה ולא לגעת בזה — אבל זה לא סיפק אותו». הפצע, כמו גם שאלת האחריות למותו של יוני נתניהו, נותרו פתוחים
      (Муки Бецер: «Я сказал отцу: операция превратилась в миф, она назвалась по имени Йони, что сам по себе превратился в миф, благодаря виду операции. Если бы он был убит в войне Судного дня, никто о нем бы не узнал, он остался бы анонимным, как остальные убитые. Поэтому я предложил отцу оставить все как есть и не касаться этого, но это не удовлетворило его. Рана, как и другие вопросы к смерти Йони остались открытыми».)

      1. Спасибо, Сильвия! Вы даже не представляете себе, насколько найденный по Вашей ссылке материал Амита Офера –офицера спецназа, ворвавшегося первым в терминал, вместо его командира М.Бетсера, мешкавшего сначала в попытках зарядить оружие, а затем найти нужную дверь и явившегося к шапочному разбору, опровергает версию Муки Бетсера.

  6. Фаина Петрова
    11 Июль 2016 at 4:25 | Permalink

    В последнем интервью Мука Бецер, можно сказать, прямо обвиняет Йони в ошибке, которая стоила последнему жизни. В свете таких высказываний становится очень понятна позиция Идо Нетаньху.
    —————————————————————-
    В свете таких высказываний — по-человечески очень понятна, вопросов нет ( я уже ранее писала об этом). Если бы только в этом пункте заключалась позиция Идо Н., думаю, никто бы и не возникал. Но ведь все покатилось дальше и дальше вплоть до \»кто планировал операцию?\» — а планировал, конечно, Йони. Вот с этого момента любой здравомыслящий читатель, хочет-не хочет, начинает не просто читать, а начинает думать.
    То, что Йони Натанияху планировал (несомненно, с помощью подчиненных ему офицеров) действия своей (!) группы — сомнений быть не может, за него это никто не мог сделать — это его обязанность, когда ему сверху были представленны цели, средства, информация. Но ведь нигде мы не заметили вот это ма-а-ленькое уточнение: \»своей\», а не всей операции Энтеббе.
    Напоминает из А.Аверченко \»Неизлечимые\»:
    \»…Не помня себя, он судорожно прижал ее к груди, и все заверте…\»

  7. Выпускающий редактор
    11 Июль 2016 at 0:16
    Ну вот и всё касательно «русскоязычные газеты». Впрочем, не удивило. 🙂
    ———————————————————————————
    — Значит все в порядке?
    — В порядке.
    — Спокойной ночи.
    (Фаина Раневская \»а я с кем разговариваю?… \» к/ф \»Весна\»)

  8. То, что эта статья появилась, хорошо уже потому, что, благодаря спорам и комментариям, выявились некоторые очень важные детали: например, то, как удалось сесть незамеченными. Сильвия с присущей ей четкой логикой и умением анализировать заметила всякие мелкие нестыковки, и это тоже важно.
    В последнем интервью Мука Бецер, можно сказать, прямо обвиняет Йони в ошибке, которая стоила последнему жизни. В свете таких высказываний становится очень понятна позиция Идо Нетаньху.

  9. На другом конце света я узнал об этой удивительной операции в том же 1976 году от людей, которые, вероятно, получили информацию из запрещенных «голосов». Через 40 лет появилась возможность узнать наиболее полную картину.
    Мне кажется, в возникшей полемике наиболее последователен М.Фукс: «Идо Натаниягу не удовлетворён тем, как роль павшего в бою брата освещается в СМИ, он считает необходимым предпринять собственное расследование и довести его результаты до общественности.
    По завершении работы, он оформляет её результаты в виде книги… Е. Кравчик …. в свою очередь доводит эту информацию до нас».
    Как водится у евреев, прочно удерживается мировое первенство в стирании границ трагедии и комедии.
    Так, еще в 76 я слышал, что «Мерседес» был открытым и офицер, загримированный под диктатора, одним своим неожиданным появлением в аэропорту парализовал солдат, что дало несколько минут форы спецназу.
    Еще карикатурнее выглядит некое подпрыгивание и покусывание с разных сторон автора статьи, разные бодрые разоблачения, как будто это Е.Кравчик десятки лет скрупулезно собирала материал и писала книгу.
    Е.Кравчик презентует и дает вариант «расширенного синопсиса» того легендарного сценария, за что ей безусловная благодарность.
    Если г-же Сильвии очень хочется отметиться, критиковать нужно историка. Для этого можно привычно попользоваться сетью, в том числе и таким авторитетным источником, как русская служба «Би-би-си».

  10. > Очевидно эта статья была первоначально опубликована в одной из «русскоязычных газет»…
    > Эту статью я нашла вчера на нескольких (!) русскоязычных сайтах от 7 июля. Удивило….

    Признаться, процитированные утверждения двух читателей статьи меня заинтересовали. Вне всякой связи с предметом жаркой дискусии, а по факту: уж что-что, а даты и время написания, вёрстки и публикации статьи, кому знать, как не выпускающему редактору. Если «несколько русскоязычных сайтов» опубликовали материал, который лишь в этот день был написан и послан нам, то… сказал бы, что это чудо, но к сожалению мы уже с такими чудесами сталкивались — аккурат в израильском русскоязычном сегменте Сети. Мы публиковали какой-то материал, а он перепечатывался другими сайтами, причём дату публикации эти сайты ставили днём раньше, чем у нас… и чем у соседей, таких же копи-пейстунов, так что однажды статья о некотором событии оказалась на одном ретивом сайте с датой публикации за день до этого события (Нострадамус нервно курил в сторонке).

    Я предположил нечто подобное, поскольку не представлял себе, как кто-то может напечатать материал раньше нас. Автор закончила работать над текстом в 10 с минутами 7-го (это видно в компьютере), письмо от автора пришло ко мне через полчаса (тоже видно), мой ответ автору — не сразу, а через несколько часов, когда я пришёл с работы и сел за компьютер, ещё через час-полтора я сверстал и запланировал, как обычно, на полночь следующей даты (если статья датирована восьмым июлем, то опубликована она 8-го в 0 часов 1 минуту по среднеевропейскому времени). Мог я датировать публикацию 7-м числом? Конечно, мог, тем паче, что по факту закончил вёрстку когда было 23 часа с минутами (по среднеевропейскому). Но все эти игры с датами, часами и минутами… извините, кто-то пусть занимается, но не мы. Однако, коль было высказано читательское удивление, я провёл простое исследование: в каждой из трёх опубликованных частей взял по три характерных фразы и погуглил их. С седьмого числа прошло уже трое суток, так что, если что-то было опубликовано, это что-то уже давно, гарантированно проиндексировано Гуглом.

    Результаты: все девять поисков дали одинаковый результат — три URL-адреса. Один — персональный блог нашего уважаемого автора. Это ожидаемо: уже многие наши авторы перешли на “безвордовскую” технологию, готовят свои рукописи прямо в блогах, фейсбуке и т.д. Мы не против — автор берёт на себя первичную вёрстку и нудную возню с фотографиями, и редакции остаётся меньше технической работы — только навести лоск на вёрстку, проверить ссылки и подправить опечатки, буде такие мы увидим. Естественно, личный блог — это никакая не медия, и говорить о блоге, что он «русскоязычная газета» это… немножко не в ту степь. А как же два других «сайта»? Это тоже блоги, один, под названием «Кладовка», с хостингом в Калифорнии — хозяин копирует блог-постинги израильских авторов, похоже, даже не вручную, а программным путём; другой — страничка в российской социальной сети “Одноклассники” с названием «Мой любимый Израиль», куда также делаются репосты из многих израильских блогов и тоже “на автомате”. Естественно, всё это — частные проекты в социальных сетях, никакими соглашениями и разрешениями от авторов они себя не обременяют, никакими масс-медиями и «газетами» не являются, никакой обработки рукописи, редактирования, сверок и проверок не делают — тупо копируют per se с помощью программы… И это всё! Пока, разумеется — не сомневаюсь, что интервью с Идо Нетаниягу будет много раз перепечатано, без ссылок на первую публикацию (мы к этому, увы, привыкли). Однако, по состоянию на момент, когда я это пишу, никаких перепечаток в медиях ещё нет (найденные автоматические репосты записей в блогах не в счёт)…

    Ну вот и всё касательно «русскоязычные газеты». Впрочем, не удивило. 🙂

    1. Очевидно эта статья была первоначально опубликована в одной из «русскоязычных газет»…
      ——————-
      Признаться, процитированные утверждения двух читателей статьи меня заинтересовали. Вне всякой связи с предметом жаркой дискусии, а по факту: уж что-что, а даты и время написания, вёрстки и публикации статьи, кому знать, как не выпускающему редактору
      Выпускающий редактор 11 Июль 2016 at 0:16
      ================
      Уважаемый Выпускающий редактор!
      Вы же сами процитировали меня, а я ведь написал, что очевидно статья была опубликовано в ГАЗЕТЕ.
      Думаю, что лучше вам объяснит это дело Марк, ведь именно на основании его слов, что он прочёл статью ещё до опубликования на сайте, я и сделал такое предположение.
      Если же это эксклюзив, то это означает только, что моё предположение ошибочно. Только и всего и ни в коем разе не опровергает всего остального в моей реакции.

      1. Сэм
        — 2016-07-11 17:09:00
        ——————————————————
        Раз пошла такая пьянка…

        Господин под ником Сэм!
        Мне не доставляет удовольствия общение с вами и я, как вы это ощущаете всячески избегаю его.
        Но, если дело требует, то внесу ясность. Я с госпожой Е.Кравчик – «друзья» в социальной сети «Фейсбук», и я периодически просматриваю материалы, выставляемые ею, равно как и она удостаивает мои страницы вниманием. Седьмого июля, по линку (http://israelfacesplaces.blogspot.co.il/2016/07/blog-post.html) опубликованному госпожой Е. Кравчик я вошел в её блоги и прочел обсуждаемый материал.
        Статья представилась мне заслуживающей внимания, и я достаточно подробно и вразумительно мотивировал впоследствии почему. Я отошёл ко сну с твердым желанием утром дать в Гостевой ссылку на этот материал.
        К моему удовлетворению, утром я обнаружил, что он опубликован в «Мастерской» и счел своим долгам дат краткий отзыв о нем с акцентом на личности Идо Натаниягу.
        Я публично приношу свою благодарность госпоже Кравчик за систематическое предоставление в «Мастерскую» материалов об Израиле, ибо считаю, что их катастрофически мало и долг израильтян, обитающих на Портале в меру своих возможностей, способностей и желания таким образом проводить работу с нашими соплеменниками в Диаспоре.
        Факт состоит в том, что статья Е. Кравчик вызвала широкий резонанс, поток обсуждений, ценные замечания, подвигла к изучению документов и по моему разумению публикация вцелом является примером стоящего и достойного дела, когда уточняются не только позиции и политические пристрастия, обнажаются точки зрения, но и проявляются достойные уважения и белой зависти черты характера (имею в виду скрупулёзную работу, проведенную госпожой Сильвией).
        Для желающих привожу адрес документа, проштудированного и процитированного Сильвией: http://www.archives.mod.gov.il/pages/Exhibitions/yonatan/yonatan.pdf
        К сожалению, я вынужден отметить, что мы не умеем читать посты друг друга, не понимаем смысл написанного, сознательно или в чаде собственного «эго» уводим разговор в сторону от текста материала, его смысла и не рассматриваем его как материал к размышлению.
        Разве у меня было слово «Газета»? Я очень взвешенно и тщательно подбираю слова и придаю сделанному выбору смысл. Ну какого лешего вы пустились в рассуждения о неумеющих читать на иврите? Какое это имеет отношение к делу? К обсуждению? И как этот момент влияет на наши выводы о статье?
        Вам нужен Главный редактор для того, чтобы, использовав Гринвичский меридиан, прекратить ручеёк информации об Израиле на международном Портале с именем и репутацией?!
        Нет такого направления в обсуждении статьи, которого я не коснулся бы в своих постах, но чего там только (!) не заметили коллеги, не заметив неангажированности, отстранённости от политической полярности, желания донести объективную информацию.
        Печально.
        М.Ф.

  11. Только что получил 7 номер журнала «Лехаим», в котором напечатана статья Александра Фишмана (журналиста и медиаконсультанта, как сказано в разделе «Авторы»). Статья «Йони, операция выполнена!» основана на беседе автора с полковником в отставке Моше (Муки) Бецером. Вот, что сказал Муки Бецер: «»И тут Тамир Пардо — сейчас он глава «Мосада», а тогда был молодой офицер-связист -докладывает по рации: «Йони ранен!». Я (Муки Бецер) выбегаю на улицу и вижу, что Йони лежит на земле, а наш врач пытается оказать ему помощь».
    Пуля, выпущенная с диспетчерской вышки, пробила Нетаньяху верхнюю часть груди и вышла через бедро, повредив внутренние органы. Муки Бецер сообщает по связи всем подразделениям спецназа, что принимает на себя командование операцией. … Йонатан Нетаньяху умер на борту самолета, не приходя в сознание. … На вопрос, совершил ли Йонатан ошибку, выстрелив в угандийского солдата, Муки Бецер утвердительно кивает: «Он не предполагал, что будет столько шума, стрелял ведь через глушитель. Но, услышав стрельбу со всех сторон, Йони сам пришел в ужас. именно поэтому он и побежал с нами, с моими бойцами, отвечавшими за проникновение в терминал. Он понимал, что времени на спасение заложников уже не оставалось. И вместо того чтобы занять свою огневую позицию в нескольких метрах от здания, он устремился за нами ко входу в терминал».

  12. Все участники операции по освобождению заложников в Энтеббе – герои. И вечная память погибшему в этой операции и чьим имя она в последующим получила — Йонатану Нетанияху. Это настолько очевидно, что писать об этом излишне. Единственно, что я бы добавил, что ИМХО командир самолёта и его экипаж, оставшиеся вместе с заложниками, тоже заслуживают, чтобы их назвали героями.
    Теперь собственно о статье. Я тоже не нашёл в нём чего-то сенсационно нового. Такое впечатление, что уважаемая Сильвия знает больше и лучше об обстоятельствах дела.
    Но при этом не могу не отдать должное профессионализму автора. Очевидно эта статья была первоначально опубликована в одной из «русскоязычных газет». Иначе как мог уважаемый Марк ознакомиться с её содержанием, учитывая, что сайт не повторяет, и правильно делает, материалы, появившиеся на других сайтах?
    Я уже много лет не читаю эти газеты, но определённый круг читателей у них есть. И эти читатели характеризуются, как бы помягче сказать. не полным владением ивритом, и сл-но, именно эти газеты являются для них источником информации в т.ч. и об истории страны. Не все, конечно, к примеру уважаемый Марк историю страны знает прекрасно, но очень-очень многие.
    Ну а теперь посмотрите, что останется в голове у такого читателя. Какая фамилия будет первым делом и с огромным отрывом ассоциироваться у такого человека с операцией в Энтеббе?
    Я не реагировал на эту статью до опубликования её последней части, но предвидя то, что прочту, провёл вчера маленький эксперимент. В том садике, где по вечерам меня выгуливает мой пёсик, обычно тоже по вечерам, когда не так жарко, собирается компания, человек так 10 джентльменов, бывает иногда одна дама, все в возрасте 75++. Язык общения, как не трудно догадаться, родной для всех нас. Имя дамы – Танюша, как зовут всех джентльменов, не знаю: но слышны имена: Коля, Сергей, Петя и одно, экзотическое – Исаак.
    Джентльмены играют в домино и гоняют блитц,с часами. Ещё Made in USSR.
    Так вот, подошёл я к ним, поприветствовал и состоялся примерно такой диалог:
    «Хаверим, что такое операция в Энтеббе знаете?» —
    «Конечно, наших захваченных террористами заложников освободили. В Африке»
    — «В Уганде», добавил эрудированный Исаак.
    — «А кто командовал операцией?»
    — «Как кто, конечно же Нетанияху!»
    — «Только не наш, а его старший брат», опять таки уточнил Исаак.
    — » А кто тогда был Премьер-Министром?»
    -» Бен Гурион?»
    -«Да нет, конечно, он умер раньше» опять уточнил Исаак. «Может Голда Меир?»
    Кто тогда был МО спрашивать смысла не имело.
    Альтернативная история на марше.

    1. Сэм
      10 Июль 2016 at 16:52
      Очевидно эта статья была первоначально опубликована в одной из «русскоязычных газет». Иначе как мог уважаемый Марк ознакомиться с её содержанием, учитывая, что сайт не повторяет, и правильно делает, материалы, появившиеся на других сайтах?
      ———————————————————————
      Эту статью я нашла вчера на нескольких (!) русскоязычных сайтах от 7 июля. Удивило….

  13. Чтобы не повторяться, использую высказывания, которые считаю важными. Согласен с В.Гольдшмидтом , что
    «… в специфических условиях фальсификации, фабрикации и подлогов, в условиях необъективности, непрофессионализма, высокомерия и амбиций, никакая наука, со всеми ее широкими формальными и логическими возможностями, не поможет ни истории, ни современности.»
    Исключительно важным считаю вопрос, заданный Эллой. Изматывающая неопределенность не могла не влиять отрицательно на душевное состояние бойцов, а промедление в решении было почти столь же опасным, что и промедление в атаке. К сожалению человек, от «да» или «нет» которого все зависело, никогда в своей жизни публично не признал ни одной своей ошибки, и как никто умел их обращать в достижения. Интересно, кто все-таки был тот командир, который взял на себя ответственность в этих условиях отдать команду: «На взлет!»
    Мне представляется, что квинт – эссенция всего написанного заключается в словах Идо:
    «У угандийских солдат, находившихся на вышке, было другое оружие. Прежде считали, что в Йони стреляли сзади, но ранен он был в грудь, так что и это утверждение не соответствует действительности. Ранил его либо один из террористов, либо… он был ранен так называемым “дружественным огнем” — очередью, выпущенной одним из наших бойцов…»;
    и в приведенном высказывании Дана Шомрона:
    «Несмотря на то, что я говорил им тысячу раз: «Даже если в вас будут стрелять – не отвечайте. Мы едем прямо к зданию аэропорта, не останавливаясь. Если промедлим — там начнется резня». Но кто-то выстрелил от напряжения. Думаю, именно из-за этого погиб Йони.»
    Могу себе представить сколько раз повторял это предупреждение сам Йони. В связи с вышесказанным не могу согласиться с теми, кто полагает, что в этой публикации не содержится ничего нового.
    Никто вероятно не станет после нее разыскивать имя непосредственного виновника смерти Йони, но братья Йони имеют право знать о его гибели все до последней крупинки правды.И еще думаю очень важно для всех израильтян, чтобы имя Йони Нетаниягу осталось навсегда ярким, чистым, незамутненным.
    Последнее- позволю себя высказать чисто интуитивное ощущение, возникшее у меня задолго до этой статьи, всего лишь на основании знакомства с биографией Идо Нетаниягу, его лицом на портретах и единственного ранее известного его интервью русскоязычным журналистам. Мне он, сам по себе, представляется человеком глубоко порядочным, совершенно независимо от того, чей он сын и брат

    1. К сожалению человек, от «да» или «нет» которого все зависело, никогда в своей жизни публично не признал ни одной своей ошибки, и как никто умел их обращать в достижения. Интересно, кто все-таки был тот командир, который взял на себя ответственность в этих условиях отдать команду: «На взлет!»
      Юрий Ноткин 10 Июль 2016 at 16:30
      ——————
      Ответ давно известен.
      רבין אישר את היציאה לדרך, ברגע שהתקבל האישור של אהוד ברק לגבי נחיתת התדלוק בקניה, עוד עוד לפני שהממשלה אישרה את התוכנית
      http://he.wikipedia.org/wiki/%D7%9E%D7%91%D7%A6%D7%A2_%D7%99%D7%95%D7%A0%D7%AA%D7%9F#.D7.AA.D7.9B.D7.A0.D7.95.D7.9F_.D7.94.D7.9E.D7.91.D7.A6.D7.A2
      Перевод: Рабин разрешил взлёт тогда, когда пришло сообщение от Эхуда Барака о полученном разрешении на посадку для заправки в Кении, ещё до того, как правительство одобрило этот план. (Интересно, что перед этим Рабин получил разрешение главного раввина Израиля на полёт в субботу).
      Кроме того хорошо известно, что тогдашний МО Шимон Перес был главным проталкивателем силовой опции. Кто же это по вашему тот, кто «никогда в своей жизни публично не признал ни одной своей ошибки?

    2. Я просто потрясен тем, как в момент любой славной годовщины прошлого Израиля поднимается вакханалия правых по клевете и искажению. Г-жа Кравчик написала подробное изложение сбытий, в котором для меня, следившего за событиями прямо в тот момент, нет ничего нового, кроме спекулятивного сообщения, что Йони, возможно, погиб от огня своих.

      Никто вероятно не станет после нее разыскивать имя непосредственного виновника смерти Йони, но братья Йони имеют право знать о его гибели все до последней крупинки правды.И еще думаю очень важно для всех израильтян, чтобы имя Йони Нетаниягу осталось навсегда ярким, чистым, незамутненным.

      Не имеют права! Если не было преступления убийства, а была случайная своя пуля (что сейчас и установить, наверно, невозможно), то кто ее выпустил, вряд ли об этом сам знал, и любой розыск аморален. Это в любом случае коллективная ответственность и заслуга.

      Вообще что же это за государство мы имеем?! Оно родилось в клевете, трусости, насилии и обмане, и все его достижения были, оказывается, рождены с помощью пьяного или потерявшего волю нач. ген. штаба, лживого Бен-Гуриона, только обманами да подкупом. А тут еще и армией, которая берет инициативу вместо трусливого правительства.

      Зачем нам такое государство защищать и за него болеть? Правы арабы и др. гои, что евреи — обманщики и воры, что они украли у арабов землю и т. д. Я просто понять вас, господа, не могу, почему приехав из Советской России, вы так ненавидите израильское прошлое?

  14. \»… Что если угандийских солдат в аэропорту не десятки — сотни, а наших бойцов — всего 33?!\»
    Любой аэропорт — это вышки, здания и множество всякого разного, разбросанного на заметные расстояния друг от друга. Группа Натанияху должна была сосредоточиться только на одном — старом терминале. Как бы медленно она бы не сработала, времени на подход угандийцам, даже на машинах, потребовалось было бы гораздо больше.

    \»Поздно вечером в четверг ни один боец подразделения 682-го Спецназа не верил, что правительство санкционирует операцию в Уганде… На каком-то этапе было решено, что Омер Бар-Лев… съездит к своему отцу Хаиму Бар-Леву… занимавшему в правительстве пост министра… Омер просто обязан рассказать отцу всю правду: подразделение недостаточно подготовлено к операции…\»
    Так верили или не верили, что разрешат?

    \»…Несмотря на то, что Йони — руководствуясь соображениями секретности — категорически запретил солдатам и офицерам покидать базу, Омер Бар-Лев раздобыл ключи от грузовичка и поехал к отцу.\»
    Ничего себе дисциплинка в части!

    \»Например, оставалось неясным, как из первого помещения, куда прорвутся бойцы, подняться на верхний этаж, на котором имеется отверстие, позволяющее сверху контролировать зал, где держат заложников.
    Йони поспешил к пилоту четвертого “»Геркулеса”.
    «Ты знаком с внутренним устройством терминала?»
    «Еще бы! Работал в Энтеббе три года — до тех пор, пока в 1972 году израильтян не выдворили из Уганды».
    — Пилот внес в план-схему аэропорта существенные коррективы…\»

    И это после того, как Оперативным отделом Генштаба и группой планирования были выявлены все люди, имеющие хоть какие-то сведения об Уганде и Энтеббе. Надо полагать, что такое делалось не по дружеской случайной подсказке, а после изучения личных дел всех участников операции, тем более пилотов. И, кстати, откуда известно об \»отверстии на верхнем этаже\»? Да оттуда же, от опроса освобожденного французского заложника, что уже был произведен в Париже. А теперь вопрос: какое отношение внутренность здания имеет к \»план-схеме аэропорта\»?

    \»Йони и сидевший в «мерседесе» офицер выстрелили в охранника и его напарника из пистолетов с глушителями, однако нейтрализовать одного из них не удалось. Началась перестрелка. Часть бойцов утверждает, что стрельбу открыли угандийские охранники, другие считают, что то были наши солдаты, следовавшие за “мерседесом” в джипах.\»
    Откуда такое несогласие во мнениях. В Мерседесе сидело 4-5 человек — Муки Бецер, Йони и другие.
    А вот кто начал стрелять первым, Идо Натанияху неясно. А \»неясно\» потому, что первыми открыли огонь израильтяне, с чего и начинается процитированный параграф.
    Еще раз: \»Йони и сидевший в «мерседесе» офицер выстрелили в охранника… однако нейтрализовать одного из них не удалось. Началась перестрелка….\»
    Так кто \»открыл стрельбу\»?

    Еще один более чем странный абзац.
    \»Внезапно офицер, который шел перед Йони, резко свернул влево, укрылся за углом здания терминала и безо всякой причины начал стрелять. Йони крикнул ему: «Вперед! Вперед!» — но офицер продолжал стрелять и с места не двигался. Обогнуть его невозможно — попадешь под пули.\»

    Если неизвестный миру офицер \»укрылся за углом\», то как Йони мог знать, что он не идет \»вперед\»?
    Если этот неизвестный \»укрылся\», то откуда известно, что он начал стрелять \»без всякой причины\»?
    Может он, завернув за угол, уже увидел врага? Почему было невозможно его \»обогнуть\»? Потому этот офицер стрелял в направлении своих товарищей, что остались за углом? Воля ваша, но ничего не понятно. Непонятно, начиная с того, кто этот \»офицер\», когда далее по тексту нам известны имена не офицеров, но Амнона, и Амира и сержанта Амоса Горена? А вот офицер, идущий первым, остался миру неизвестнен. Потому что это был Муки Бецер? 😉
    Это уже смахивает на черный анекдот.

    \»Тем временем в другой части аэропорта десантник Шломи Райзман ликвидировал еще не менее двух террористов.\»
    В какой части аэропорта? Все террористы находились в одном здании, которое атаковала группа Натанияху.

    \»— В отличие от публикаций СМИ, в которых рассказывалось об офицерах либо одном офицере, который ликвидировал террористов, в книге «Операция “Йонатан” — от первого лица» приведены показания десятков участников операции. Из них однозначно явствует: никого из террористов тот офицер не ликвидировал, — говорит Идо Нетаниягу. — Их убили три бойца и офицер, имена которых приведены выше.\»

    Кто этот \»тот офицер\»? Имена трех бойцов мы уже знаем, а кто ТОТ офицер, что убил? Откуда \»десятки участников операции\» могли знать, что делалось в считанные по пальцам минуты, которых хватило на ликвидацию террористов в терминале? Амир, Амос и Амнон убили 4-х мужчин-террористов, а кто убил террористку, что пала первой?
    А теперь \»убил-не убил\». Кому почет?
    Операция по бомбежке иракского реактора известна читателям? Я слушала лекцию одного из пилотов, принимавшего участие в этой операции. Сколько помнится, на это пошли три самолета, один из них пилотировал командир эскадрильи. Бомбили все три. Самолет командира своими бомбами в реактор не попал. И такое бывает. Не начать ли рассказывать Городу и Миру, что этот командир — полная бездарность и \»никого он не ликвидировал\»?

    Идо Н.: \»Все эти годы меня удивляло, почему сослуживцы Йони отмалчиваются, отчего не опровергают дезинформацию, тиражируемую СМИ.\»
    Не пора ли уже сообщить народу, о какой дезинформации речь? Ведь именно для того книга и написана. Неужели все эта суета ради изничтожения \»того офицера\», который никого не убил? Так ведь и Йони Натанияху никого не убил? И что?

    Идо Н.: \»Чем более агрессивно атаковала пресса (посмертно) Йони Нетаниягу, тем больше израильтян спешили прочесть книгу, в которой собраны его письма. 30-летний подполковник Йони Нетаниягу стал национальным героем Израиля не благодаря многочисленным публикациям, а вопреки им!\»
    Известная \»семейная\» нелюбовь клана Натанияху, когда журналисты не раздают им комплименты. 🙂 А вот национальным гером Йони стал задолго до \»книг\» и не \»вопреки публикациям\».

    Итак, наблюдаем случай, когда журналист делает промоушен какому-то автору. С этого все начинается и этим все кончается. Легитимно и такое, если журналист очарован авторским подходом к теме книги. Но когда речь идет не о романе, а об исторической ситуации, которая автором книги предполагается спорной, то \»продвигать\» такую книгу следует все-таки более корректно, чтобы читатель поверил, что журналист неподкуплен, что в этом есть зерно, а не просто человеческое сведение счетов.
    Е.Кравчик меня ни чем не убедила, а Идо Натанияху в ее подаче еще менее, вплоть до ощущения, что он не очень умный человек, во что не хотелось бы верить, не имея других доказательств этому, кроме данного интервью.

  15. Марк Фукс
    10 Июль 2016 at 7:52

    …мне кажется, не должны сосредотачиваться на порядке и хронологии принятия решений, уточнении деталей для данного исследования имеющих второстепенное значение.

    То есть? А на чем тогда сосредотачиваться, если «защита» Йони строится именно на вроде бы «второстепенном»? Еще раз прочтите статью Р.Бергмана, ссылка на нее в 1-й части. А без хронологии лучше вообще ничего не писать на темы, принадлежащие истории — мое суровое мнение еще со школьных времен.

    (http://www.data24.co.il/?p=26582 ), в которой также приводятся слова свидетелей очевидцев и
    Дан Шомрон:
    «… Я не верил, что солдаты армии Уганды откроют огонь по «Мерседесу», увешенному флагами Амина, по «Лендроверам», в точности таким же, как у него, по нашим людям, перекрашенным в такой же цвет, как они все….
    — Все так и произошло?
    — Не совсем. Случился прокол по дороге к зданию аэропорта. В «Меседесе»… у кого-то не выдержали нервы. Несмотря на то, что я говорил им тысячу раз: «Даже если в вас будут стрелять – не отвечайте. Мы едем прямо к зданию аэропорта, не останавливаясь. Если промедлим — там начнется резня»…. »

    Итак, Дан Шомрон поддерживает версию Муки Бецера.

    Из того же рассказа Дана Шомрона:
    «…удалось использовать посадку британского пассажирского самолета. Мы знали его расписание, и первый наш «Геркулес», где был я, другие командиры операции, первая штурмовая группа, садился вместе с ним. Аэродромные службы установили с ним связь, ему включили прожекторы. А мы без своих огней, под шум его моторов сели на халяву, незамеченными.»
    Наконец-то, я понимаю, как им удалось сесть, не замеченными с диспетчерской вышки. Браво!
    И тем более понятно, что надо было продолжать «режим тишины» до самого терминала. Даже если надо было дострелить недострелянного угандийца, почему это сделали другим оружием без глушителя? Патроны кончились? Никто пока на это не дал ответ.

    1. Взлет за четверть часа до принятия окончательного решения об операции был предпринят по команде Бени Пеледа (командование ВВС) по согласованию с командующим операцией Даном Шомроном и с ведома Генерального штаба (генерал Мота Гур).
      В данной ситуации полет до точки невозврата, не дожидаясь окончательного решения был возможным, оправданным, допустимым и необходимым по условиям полёта и посадки.
      Дорогая Сильвия! Меня в данном расследовании интересует только то, что связано по времени только с тем коротким промежутком, когда погиб Й. Н. т.е. от открытия огня нашими по охране терминала и до смертельного ранения Й.Н.
      Как я уже писал ранее, все междоусобные, политические и прочие моменты статьи в «Едиот Ахронот» я оставляю за скобками.
      М.Ф.

  16. Элла
    10 Июль 2016 at 12:00

    «В конце концов, терпение командиров иссякло. Так и не получив санкции правительства, они дали пилотам команду: «На взлет».»
    Скажите, это новое или всегда было известно? Мне интересно потому, что нынче Переса чуть ли не инициатогом операции любят представлять.
    ——————————————————————
    По некоторым источникам окончательное разрешение было получено, когда первый самолет был уже 15 минут в воздухе. Ничего страшного в этом нет, т.к. Синай тогда был в руках Израиля и можно было спокойно вернуть самолет. Почему это так, не нашла объяснения, может все было и не так.
    Относительно Ш.Переса: не надо искать там, где не теряли. Он не мог быть инициатором чисто военного решения, для этого есть Генштаб. Другое дело, что когда ему была представлена программа, даже еще не отработанная в мелочах, он как военный министр ее поддержал. А вообще, говорить о военном решении уже начали на второй день после захвата самолета, так что сюрпризов не было. А после неудачи в международной дипломатии другого выхода и не было, кроме, разумеется, как освободить заключенных террористов — чего никто не желал.

  17. В конце концов, терпение командиров иссякло. Так и не получив санкции правительства, они дали пилотам команду: «На взлет».

    Скажите, это новое или всегда было известно? Мне интересно потому, что нынче Переса чуть ли не инициатогом операции любят представлять.

  18. Статья Е. Кравчик, наряду с приведёнными в ней новыми ценными сведениями об операции «Йонатан», лишний раз показывает насколько тот или иной исторический эпизод может быть искажён в угоду тех или иных обстоятельств, буквально «на глазах» у современников. Что же говорить о событиях давних.
    В августе 2013 г. на этом портале в «Мастерской» была опубликована моя статья «Место истории в науке» с предисловием Е. Берковича. Статья посвящена дискуссии между мной в связи с моим отзывом на статью Й. Шефтеля «Грехи «Красного сионизма»» и доктором Ю. Ноткиным с его ответной статьёй «Существует ли подлинная история». Ю. Ноткин возражал против моей позиции, выраженной в частности в следующем:
    «На каждом временном этапе изучения прошлого, человечество пользовалось теми сведениями и теми средствами, которые имелись в тот исторический момент в его распоряжении. Естественно, что со временем, эти сведения и средства их получения могли меняться, пополняться, трансформироваться, что приводило к изменению представлений о тех или иных исторических событиях. Процесс этот бесконечный и, что совершенно очевидно, в зависимости от полноты информации, квалификации и добросовестности исследователя, получаемые результаты были и есть, далеко неоднозначны»…. «…какой может быть точность исторического анализа по прошествии даже нескольких десятков лет, подчас, по весьма сомнительным, частично утерянным, а иногда преднамеренно, в угоду каким-то или чьим-то интересам, искаженным источникам и документам. Тем более, что даже с современными конкретными событиями, происходящими «на наших глазах», трудно разобраться, что, правда, а что нет». Как сказал один математический классик: «Обобщать — легче, чем конкретизировать», а восстановление отдаленных по времени событий, это поневоле картина обобщенная, тем не менее, зачастую, даже общую картину восстановить сложно. Бытует мнение, что если отдалиться от объекта исследования, фигурально говоря, «приподняться» над ним, и отбросить мелочи, то легче оценить общие тенденции, поскольку «большое видится на расстоянии». Однако, суть проблемы в том, что обычные люди, и сейчас и раньше, реальную жизнь проживают не только «по большому», но и «по маленькому».
    Как известно «История никого не учит, но она наказывает за незнание ее уроков», поскольку «историю чаще всего пишут не те, кто её делает…». Таким образом, в специфических условиях фальсификации, фабрикации и подлогов, в условиях необъективности, непрофессионализма, высокомерия и амбиций, никакая наука, со всеми ее широкими формальными и логическими возможностями, не поможет ни истории, ни современности.

  19. Вот и подошла к концу публикация в «Мастерской» работы Е. Кравчик «Последний бой Йони» в ходе которой я написал один из первых отзывов и несколько раз вступал в переписку с заинтересованными читателями по вопросам «Операции Энтеббе – Йонатан».
    Это замечательно, что через сорок лет после того, как Государство Израиля вписало в свою историю эту блестящую страницу, мы с интересом и жаром обсуждаем эту в историю, бескомпромиссно ищем крупицы правды о том, как развивалась операция и реконструируем события.
    Этапное событие в истории страны и неудивительно, что даже скованные рамками (до сих пор еще!) секретности участники событий дают интервью, публикуют материалы, высвечивая не столько свой личный вклад, сколько коллективную работу сил безопасности Государства, увенчавшуюся небывалом успехом.
    Идо Натаниягу не удовлетворён тем, как освещается роль павшего в бою брата освещается в СМИ, он считает необходимым предпринять собственное расследование и довести его результаты до общественности.
    По завершении работы, он оформляет её результаты в виде книги и дает ряд интервью журналистам с целью довести результаты своего расследования до общественности.
    Наш коллега, Е. Кравчик среди тех, кто удостоился такой чести и доверия и в свою очередь она доводит эту информацию до нас.
    Мы не можем предъявлять претензии по тому поводу, что не все герои упомянуты в этой публикации, мы, мне кажется, не должны сосредотачиваться на порядке и хронологии принятия решений, уточнении деталей для данного исследования имеющих второстепенное значение.
    И. Натаниягу интересует, а). как погиб брат и какова его роль в подготовке и проведении начального этапа наземной операции и б). как эти события оцениваются и преподносятся нам с вами.
    Замечено что, когда речь заходит о таких чувствительных, близких к личным моментам, семья Натаниягу оказывает доверие журналистам, документалистам кино с «русскими» корнями. Так фильм «Йони» она попросила сделать С. Винокура (ссылка на фильм мной приводилась).

    Я бы обратил внимание заинтересованного читателя на публикацию, например, В. Бейдера (http://www.data24.co.il/?p=26582 ), в которой также приводятся слова свидетелей очевидцев и участников событий «Энтеббе» и позволю себе даже привести два отрывка:

    Дан Шомрон:
    «— Потому что эффект внезапности был столь велик, что даже если случатся небольшие сбои, на конечный результат это не повлияет. Там никто не мог нам противостоять. Мы в состоянии были удерживать взлетные полосы, сколько захотели бы. Я ведь знал, с кем мы имеем дело. Я не верил, что солдаты армии Уганды откроют огонь по «Мерседесу», увешенному флагами Амина, по «Лендроверам», в точности таким же, как у него, по нашим людям, перекрашенным в такой же цвет, как они все. Ну, могут кричать: «Стой!», но стрелять никто не посмеет. Так нам удастся пробраться в здание аэропорта и первыми открыть огонь.
    — Все так и произошло?
    — Не совсем. Случился прокол по дороге к зданию аэропорта. В «Меседесе» (в «президентском» «Мерседесе» разместилась штурмовая группа спецназа Генштаба «Саерет маткаль» под командованием Йони Нетаниягу. – В.Б.) у кого-то не выдержали нервы. Несмотря на то, что я говорил им тысячу раз: «Даже если в вас будут стрелять – не отвечайте. Мы едем прямо к зданию аэропорта, не останавливаясь. Если промедлим — там начнется резня». Но кто-то выстрелил от напряжения. Думаю, именно из-за этого погиб Йони. Потому что когда они выпрыгнули из машин, из диспетчерской башни, расположенной очень близко, раздались очереди. Возможно, там кто-то проснулся от выстрелов. Так Йони получил пулю в шею.
    — То есть вообще в самом начале?
    — Да, он даже не успел войти в здание. Его бойцы провели штурм уже без него. »
    и
    Эфраим Снэ:
    «Командир подразделения медиков в той операции, в прошлом заместитель министра обороны и министр транспорта, бригадный генерал в отставке, доктор Эфраим Снэ рассказывал мне, что у Йони Нетаниягу шансов выжить не было. Пуля прошла по диагонали через все тело, повредив многие внутренние органы. Командир «Сайерет маткаль» умер у него на руках. Единственный погибший.
    Тело Йони находилось в самолете медиков, где разместили и всех заложников. Как они себя чувствовали там, только что спасенные из ада, видел только Снэ.
    Командир французского лайнера (он, а вслед за ним и вся команда, отказался от освобождения вместе со всеми иностранными заложниками, остались с израильтянами), определив в Эфраиме старшего, отдал ему честь, торжественно сказал: «Мерси боку!» Когда уже взлетели, одна из заложниц, тучная женщина, обратилась к командиру медиков: «Господин офицер, мне кажется, подо мной что-то военное».
    — Я посмотрел, — рассказывает Снэ, — и мне стало не по себе. Это была «лимонка» особой системы. Она очень легко взрывается, поэтому в армии ее не используют – только спецназ. Видимо, выпала из бронежилета Йони, когда его загружали на борт. После этого туда завели сотню заложников. Только представьте, сколько человек могло на нее наступить. Взорвалась бы – никто не уцелел.»

    Погиб ли Йони от «дружественного огня»?
    Вполне вероятно. Бывает и случается, например, во время операции «Изотоп» (1972) нынешний премьер Б. Натаниягу был ранен дружественным огнем из израильского оружия.
    Не исключено, что книга-расследование И. Натаниягу вызовет публикацию официального заключения по поводу всех обстоятельств гибели Йони, возможно, что этого и не произойдет.
    Тайны разведслужб раскрываются редко.
    М.Ф.

  20. Честно: не увидел значимой новизны в работе Кравчик и цитатах из книги.
    Может быть кто-то пояснит, что именно, кроме неточностей, восстановлено, какие факты? Намёк на предательское поведение одного из участников?

    1. Совершенно согласен с Соплеменником: ничего существенно нового, кроме предположения, что Йони мог быть убит т.н. «дружественным» огнем, т.е. своими, но чисто случайно, как это, к сожалению, бывает на войне. И речи или намека нет, что кто-то хотел свести с ним счеты, как предполагает Фаина, а потому в моральном отношении тоже нет ничего нового.

      Удивлен названием второй части: «48 часов и… более ста жизней» — выглядит так, как будто Изриаль заплатил за освобождение ста жизнями. Уважаемый автор, конечно, имела в виду спасённые жизни.

  21. Я понимаю, что была необходимость засекретить некоторые стороны уникальной операции. Но так или иначе многое стало известно. Почему же молчали о такой детали, что Иони был ранен из калашникова, то есть точно не с вышки? При чем тут секретность? В статье, можно сказать, есть прямое подозрение, что Иони убил кто-то свой? Неужели сослуживцы могли простить такое? Как можно идти на такие риски, какие были у спецназа, если кто-то может свести с тобой счеты? Как можно после этого доверять друг другу? И как можно без доверия в таком деле?

    1. Фаина Петрова
      10 Июль 2016 at 4:00

      Почему же молчали о такой детали, что Иони был ранен из калашникова, то есть точно не с вышки?… В статье, можно сказать, есть прямое подозрение, что Иони убил кто-то свой?… Как можно идти на такие риски, какие были у спецназа, если кто-то может свести с тобой счеты? Как можно после этого доверять друг другу?
      ——————————————————————————
      То, что Йони был ранен из Калашникова, известно сравнительно давно. По тексту это оружие было у террористов и израильтян.
      Существует такое понятие у военных как «дружественный огонь», т.е. подстреливают/бомбят своих. В азарте боя (быстрей! быстрей!) зрение срабатывает быстрее, чем анализ увиденного — «кого я увидел?» В темноте, что была в данном случае, условия опознания своего/чужого ужесточаются. Летчики бомбят своих. Израильский самолет бомбил своих в 6-дневной войне. В Ливанской войне 1982г. израильский самолет тоже бомбил своих, а в таких случаях жертв гораздо больше.
      Речь не об отсутствии доверия, поверьте, такое даже в ночных кошмарах никто не предполагает, но опытные военные знакомы с явлением — смерть от своих.
      Откуда стреляли в Йони? Т.к. пуля прошла по диагонали, сверху вниз, то было предположение, что стреляли с вышки. Есть еще версия, что стреляли со 2-го этажа терминала. Йони, судя по отчету, стоял в открытом пространстве, в то время как атакующие бойцы уже находились на входе в здание, над которым был навес, прикрывающий их.
      Кстати, в ночь (большинство процессов подготовки происходили ночью для сохранения секретности) перед вылетом «тайная» пошивочная шила белые «шляпки» для воинов, чтобы они могли узнавать друг друга в темноте.

    2. Сильвия: … [1] Существует такое понятие у военных как «дружественный огонь», т.е. подстреливают/бомбят своих. В азарте боя (быстрей! быстрей!) … …. [2] но опытные военные знакомы с явлением — смерть от своих. …
      ——
      [1] Ещё хуже: даже на стадии планирования в «тиши кабинетов» нередко приходится соглашаться на определённый шанс «дружественного огня» — ради успеха операции и спасения жизней.
      [2] Сами солдаты и даже гражданские хорошо знакомы со «смертью от своих» — и если не было халатности и «балагана», то вполне нормально это воспринимают. К сожелению, за последнее время в Израиле было несколько таких случаев — и родственники погибших как правило воспринимали это благородно и по-настоящему великодушно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *