Элла Грайфер: “…изм” или не “…изм”?

 217 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Даже у нас в Израиле, после полувека весомой, грубой, зримой войны, более чем достаточно «умников», старательно развешивающих по своим и чужим ушам лапшу насчет «мирного процесса» и «спасительного размежевания» — чего же вы хотите от французов?

“…изм” или не “…изм”?

Элла Грайфер

«Не назвать ли нам кошку кошкой?»
С. Маршак

А ведь не ошибся Оруэлл в «1984», отметив Новояз как один из несущих столпов режима. Очень много значат слова — в особенности такие, что ничего не значат. Возьмем хотя бы модное ныне словечко «терроризм». Это что за зверь такой? То, что происходит сегодня по всему миру — от Ниццы до Кирият-Арбы с заездом в Дамаск? Да ничего подобного! У происходящего есть вполне корректное наименование: террор. Все его знают, все его понимают, чего же ради еще какой-то «изм» к нему присобачивать?

А вот именно ради того, чтобы понимание затруднить. Потому что с «измом» как бы перестает террор быть тем, чем на самом деле является: методом ведения войны. В старые времена использовался он больше в войне гражданской, а ныне, благодаря техническому прогрессу, и в межнациональных, межрелигиозных и т.п. войнах применяется эффективно. Солдат, который из пушки стреляет, артиллерист называется, а солдат, который в тылу противника среди населения панику сеет путем убийства кого ни попадя, называется террорист, вот и все.

Если просто назвать террор террором, сразу же возникнет вопрос, что за война, за что и против кого, а мудреное словечко «терроризм», вроде бы, сразу меняет дело: нет никакой войны. Просто у отдельных-нетипичных идеология такая — вроде как «коммунизм» или, там, «нацизм» — плохая идеология, вредная, ее надо выявлять, с ней бороться, адептов ее отлавливать — и будет нам щастье!

В результате какой-нибудь ХАМАС с полным основанием отвергает обвинения в «терроризме», какового и в самом деле в природе не существует. Он честно говорит, что ведет войну, а войну можно, в принципе, признавать справедливой или нет, а всякую войну против евреев Запад склонен признать скорее справедливой, чем наоборот. Да ладно, Бог бы уж с ними, с евреями — Запад упрямо отказывается признать, что войну-то ведут против него самого. Тут уж не просто традиционная юдофобия срабатывает — тут дело хуже.

Дело в том, что в мировоззрение современного западного обывателя война вообще не вписывается: не может такого быть, потому что не может быть никогда. Ну вот, верят они в это — так же как хомо советикус верил, что он — новый человек, куда более честный и справедливый, чем проклятые буржуины. В крайнем случае, если где чего не так, мы, так уж и быть, порядок наведем, опять же, по родной советской модели:

Пройдет товарищ все бои и войны,
Не зная сна, не зная тишины —
Любимый город может спать спокойно
И видеть сны, и зеленеть среди весны.

Товарищ наш хороший бомбить будет какие-то чужие города, а потом благополучно вернется домой, и любимый город ему улыбнется. Только так, по их мнению, и выглядит правильный миропорядок. И если вдруг послышится какая-то другая мелодия, типа «Враги сожгли родную хату», то это воспринимают не просто как печальное событие, но, прежде всего, как явление неестественное.

Естественная реакция на войну: «Нерушимой стеной обороны стальной разгромим, уничтожим врага!». Естественная реакция на нарушение естественного хода вещей: Куда смотрят начальники? Как вообще они допустили, что войны существуют и до сих пор не ликвидированы? Начальники, естественно, в панике, ибо, при всей их профессиональной лживости, либо искренне верят, что это — их недосмотр, либо притворяются, что верят, иначе — не изберут.

Но беда-то вся в том, что отменить войну они не могут. Не потому что редиски (хотя нередко и в самом деле таковыми являются), а потому что это свыше сил человеческих. Правда, при достаточной квалификации и решимости (с учетом технико-экономического превосходства) они могли бы обеспечить победу в войне, но для этого необходимо, как минимум, эту самую войну вести без дураков, теми методами, какие широкая общественность никогда не допустит. Ибо теми, которые она допустит, обеспечить можно только поражение, что успешно и проделывается, начиная с Вьетнама.

Даже у нас в Израиле, после полувека весомой, грубой, зримой войны, более чем достаточно «умников», старательно развешивающих по своим и чужим ушам лапшу насчет «мирного процесса» и «спасительного размежевания» — чего же вы хотите от французов?

Что им, беднягам, остается, кроме как безуспешно откупаться еврейской кровью да несуществующие «измы» изобретать?

Print Friendly, PDF & Email

26 комментариев к «Элла Грайфер: “…изм” или не “…изм”?»

  1. благодаря фальшивому и популистскому поведению Запада
    =================
    И только? Может быть «Запад» поставляет терористам деньги, документы, оружие, боеприпасы, взврычатку, продовольствие, топливо, запасные части и ещё сотни и тысячи тонн материалов для ведения войны повсюду?

  2. А фермеры, пролетариат, поденщики — все трансформации с ними обусловлены экономикой. Что с радикальными, религиозными фанатиками не имеет ничего общего.
    ==
    У фермеров, поденщиков и пролетариата имелись свои «религиозные фанатики», и помимо «мечетей» и террора, они баловались и созданием партийных армий, вроде Ротфронта. А в Англии в 1945 «умеренные исламисты» и вовсе пришло к власти, и много чего понаделали — например, национализировали все, что двигалось.
    В силу какого-то рокового стечения обстоятельств, Григорий Александрович, ты полагаешь меня оторванным от жизни «ботаником», используя российский новояз. Не спорю, жизненный опыт у нас несравним — но я довольно много знаю.

    1. Борис Маркович! Мне кажется, в этой статье обсуждаются несколько иные проблемы, нежели личные достоинства комментаторов. Не надо быть глубоким историком, чтобы понимать, что террор не сегодня родился. Но сегодня, в режиме онлайн, благодаря фальшивому и популистскому поведению Запада, он стремительно и весьма изобретательно приобретает новые формы. А бороться с ним пытаются прежними мерами. При этом, создавая благоприятную для него атмосферу.

      1. Арнольд Тойнби, сторонник «социального дарвинизма», утверждал, что не меняются только два типа обществ:

        1. Те, кто живет в раю (Таити?), и до поры (перенаселение? не видят нужды в изменениях.
        2. Те, кто живет в аду (бедуины, эскимосы) на самом краю способности к выживанию, и ничего не могут поменять.

        Все остальные социальные организмы непрерывно мутируют и меняются под давлением новых проблем — и тогда они или преодолевают проблемы, или погибают.

        Европа в период с 1913 по 2015 пережила две Мировые войны (эпицентром которых она оказалась), Холодную войну, полем битвы которой она могла стать, социальные движения от фашистов/нацистов и до коммунистов/социалистов, германский национализм/милитаризм, французский национализм/милитаризм, и даже Англия подхватила в 1945 социалистические микробы.

        Где-то в конце 60-х оказалось, что главные проблемы удалось преодолеть, Европейский Союз пережил СССР, и вроде бы вырисовывались розовые райские кущи — как вдруг, почти одновременно, взорвался Ближной Восток и лопнула идея «мультикультурных отечеств».

        Как из этого выкручиваться, не знаю. Но в букмекерской ставке «Европа-найдет-выход» против «Европа-умрет», я ставлю на вариант номер один.

    2. Вообще-то спор о том, наполовину пуст стакан или наполовину полон — занятие довольно бессмысленное. Но есть один фактор, говорящий, увы, в пользу пессимизма. Все приведенные вами примеры относятся к эпохе, когда Европа (включая Англию) мосты строила и детей рожала. Сегодня это, увы, уже не так.

      1. есть один фактор, говорящий, увы, в пользу пессимизма. Все приведенные вами примеры относятся к эпохе, когда Европа (включая Англию) мосты строила и детей рожала. Сегодня это, увы, уже не так.
        ==
        Элла,
        Про Англию: вот беру английский текст примерно 100-летней давности (чуть больше), и читаю о «… гибели Цивилизации, сокрушаемой варварами и рушащейся вокруг нас …». Под варварами имеются в виду пролетарии.

  3. Не имея в виду конкретно многоуважаемого БМТ, полагаю, большой ошибкой леволиберальной интеллигенции является подобное прекраснодушие: «Он перестроится, Элла». Запад перестанет нюхать розы с жасминами, осмотрится, нахмурится и начнет перестраиваться. Точно в русских сказках, где сладко мечтается на печи, что все плохое само по себе обернется всем хорошим. Если будет продолжаться лживая политика псевдотолерантности и прочей неомарксистской демагогии, он не перестроится. Его перестроят, нагло и цинично применяя различные неприглядные позы.
    А фермеры, пролетариат, поденщики — все трансформации с ними обусловлены экономикой. Что с радикальными, религиозными фанатиками не имеет ничего общего.

  4. и выйти из этого для Запада ничего хорошего по определению не может.
    ==
    Он перестроится, Элла. В Америке времен Трумэна фермеров было чуть ли не 40% населения, он сам был фермер — и где они? Куда делся пролетариат Германии, Франции? Куда делись поденщики Италии?

  5. Неумение и неспособность, в данном обсуждаемом случае, европейцев противостоять террору или терроризму исходит из их нежелания осознать и признать тот факт, что их планы на спокойную, обеспеченную и комфортную жизнь вдали от источников проблем оказались далекими от практики и потерпели крах.
    Европейцы в своем современном развитии сделали достаточно много ошибок и за уроки борьбы с террором-терроризмом платят и будут платить кровью. Другая валюта в данном случае не принимается.
    И мы, израильтяне, поднаторевшие на противостоянии террору, к сожалению, платим и платили в прошлом за, казалось бы, удобные и комфортные очки с розовыми светофильтрами.
    Такая болезнь нежелания осознания действительности и учета истинных намерений, желаний и надежд носителей террора свойственна цивилизациям, но желающие выжить быстро или медленно, лучше или хуже, решительно или не очень, ведомые не столько разумом, сколько инстинктом, приходят к правильным рецептам или погибают. Альтернативы нет.
    Дело не, по моему скромному мнению, в тонкостях толковании слов террор и терроризм, ибо в сознании современного человека эти однокоренные слова (от латинского terror – страх, ужас) слились в значительной степени и обозначают и явление, и политику, основанную на использовании, внедрении этого явления.
    За статью, высвечивающую важнейшую проблему существования цивилизации и безусловно заслуживающую обсуждения спасибо.
    М.Ф.

  6. Дополнение.
    Некоторые цитаты.
    Есть такой в Германии специалист по практике, теории и философии военных конфликтов, историк Херфрид Мюнклер:
    Из его статьи «Терроризм сегодня. Война становится асимметричной»:
    1. Постепенно становится ясно: терроризм в его современном виде — это одна из форм войны. Он полностью подпадает под восходящее к Клаузевицу определение войны как акта насилия с целью навязать противнику свою волю.
    2. Терроризм — это одна из новых форм ведения войны, которая, по всей вероятности, будет определять ситуацию с войнами в XXI веке, причем независимо от тесных связей, которые се¬годня существуют между терроризмом и радикальным исламом.
    3. Терроризм следует рассматривать не как форму выражения определенной идеологии, а как стратегию применения силы, которая в принципе доступна любому слабому игроку.

  7. «… чего же вы хотите от французов?

    Что им, беднягам, остается, кроме как безуспешно откупаться еврейской кровью да несуществующие «измы» изобретать? …».
    ==

    Если брать Европу, то она примерно за сто лет пережила следующее:
    1. Взлет воинствующих национализмов, что кончилось страшной войной в два раунда, с интервалом в одно поколение, и разрушило Европу, понимаемую как «Центр мира».
    2. Взлет воинствующей классовой борьбы, что кончилось установлением жуткого социалистического режима в России, синтезом национализма и социализма в Германии — прочие беды (вроде Испании) даже и не упоминая.
    3. Ядерную конфронтацию СССР/США времен Холодной войны буквально над простертым телом Европы, разделенной и в военном смысле беспомощной.

    Из всего этого выросла некая иллюзия рая — пацифизм, нежелание вступать в конфликт, стремление откупиться, и прочее, и прочее, и прочее.

    Америка в этом смысле поактивней, но и в США по накопленному негативному опыту в Афганистане и Ираке нарастает мысль: «… да пошли они все …». Нечто очень похожее было в США сразу после Первой мировой — стремление отгородиться …

    И вот, мне кажется, что нынешняя проблема именно и состоит в том, что Первый мир (он же т.н. «золотой миллиард») норовит всеми силами избежать новой конфронтации, на этот раз не с тоталитарными монстрами прошлого, а с голодным и сердитым Третьим миром, и откупается от него то «помощью угнетенным», то «клеймлением агрессоров», даже не обязательно сионистских.

    Как это решать, и во что все это выльется — неизвестно никому …

    1. Б.Т.: Америка в этом смысле поактивней, но и в США по накопленному негативному опыту в Афганистане и Ираке нарастает мысль: «… да пошли они все …».

      Х-Б: насколько конструхтивна сия политика, производимая нарастающей мыслью… пойти они конечно могут. Но отправленные пойдут не просто… они пойдут куда-то.
      Кстати, недавно искал один тематический стандарт, нарекаемый с номером. А потом глянул и увидел что группа этих же тематических стандартов отныне существует под своим наименованием — как тот же раздел и под брендом ГОСТ.

      1. Поправочко-с: «Кстати, недавно искал один тематический стандарт, нарекаемый DIN ….. с номером.»

    2. Все так и есть, и выйти из этого для Запада ничего хорошего по определению не может.

  8. Элла права, что Запад считает, что войны не будет, потому что не будет ее никогда. А ведь точно так же рассуждали французы и англичане, «насвегда» победив «тевтонов» в первой мировой. Грабли называется. А ведь исламский террор, под кодовым названием «исламизм» ничем не лучше нацистского. Денацификация помогла Германии и вообще Европе. Так будет ли «деисламизация»?

    1. «Денацификации» в странах ислама быть сегодня не может, ибо внутренняя структура общества там совсем другая, чем была в Германии.

  9. Элла, обсуждение этой темы – всегда полезно. Только вот не согласен я с некоторыми тезисами.
    1. «У происходящего есть вполне корректное наименование: террор. Все его знают, все его понимают, чего же ради еще какой-то «изм» к нему присобачивать? А вот именно ради того, чтобы понимание затруднить».
    Кому затруднить? Кто запутался в трех соснах из-за этого «изма»? Напротив моего дома расположена риэлтерская фирма. Это о них? Я потому спрашиваю, что те, кто занимаются этим вопросом, так легко не путаются.
    Тезис напоминает хорошо знакомое: «Как вы яхту назовете, так она и поплывет».
    2. «В старые времена использовался он больше в войне гражданской, а ныне, благодаря техническому прогрессу, и в межнациональных, межрелигиозных и т.п. войнах применяется эффективно. Солдат, который из пушки стреляет, артиллерист называется, а солдат, который в тылу противника среди населения панику сеет путем убийства кого ни попадя, называется террорист, вот и все».
    Да вот, не все. Терроризм стар, использовался в самых различных целях, причем и без гражданской войны. Очень подробно, на высоком профессиональном уровне разрабатывал эту тему Евгений Эдуардович Месснер — офицер, полковник Генштаба Русской императорской армии. Его книга «Хочешь мира, победи мятежевойну!» сегодня доступна в сети. В Израиле много работал над этой темой Мартин Ван Кревельд — военный историк, профессор Иерусалимского университета, специалист по стратегическим вопросам. Особо интересна его работа «Трансформация войны».
    Что-то мне не удалось заметить, чтобы их «изм» сбил с темы.
    «Солдат, который из пушки…» Не зря люди придумали «тезаурус». Кто такой солдат? Это человек в форме, с определённым и явственно видимым издали отличительным знаком, видимыми знаками отличия и государственной принадлежности и так далее…. Если этого нет, то он не солдат. С трудом могу представить себе солдата, «который в тылу противника среди населения панику сеет путем убийства кого ни попадя». Это как раз тот случай, о котором один вождь и учитель говорил, что «за путаницей терминов стоит путаница понятий».
    3. «В результате какой-нибудь ХАМАС с полным основанием отвергает обвинения в «терроризме», какового и в самом деле в природе не существует. Он честно говорит, что ведет войну, а войну можно, в принципе, признавать справедливой или нет, а всякую войну против евреев Запад склонен признать скорее справедливой, чем наоборот».
    Дело в том, что ХАМАС прав. Терроризм или террор это способ ведения войны. Об этом писал Ван Кревельд, назвал это явление «Война четвертого типа».
    Тема террора далеко не нова. Как победить террор – на эту тему написано много важного и не очень. То, что войну с террором нужно «вести без дураков» – общеизвестно. А вот почему не ведут, это осталось непонятным. Всерьез принять идею, что именно из-за неправильного названия, не получается. Маяковский пытался ответить на этот вопрос, но из-за НКВД написал только намеком: «Если звезды зажигают — значит — это кому-нибудь нужно? Значит — это необходимо». Прав был поэт. Если с террором или терроризмам, что то же самое, не борются, «значит — это кому-нибудь нужно». Только вот кому?

    1. Специалистов терминологическая путаница, конечно, обмануть не могла, но не для них она предназначена, а для «человека с улицы». Что же до определения солдата, то я по умолчанию принимала, что это — который воюет, но вы, наверное, правы: официально им считается тот, кто форму носит. Оттого и дополнительная путаница.

  10. … Если просто назвать террор террором, сразу же возникнет вопрос, что за война, за что и против кого, а мудреное словечко «терроризм», вроде бы, сразу меняет дело: нет никакой войны. …
    ——————-
    Террорист из Ниццы пил вино, ел свинину, имел проблемы с законом за «мелкую» уголовщину и был довольно несчастен в своей жизни.
    Но он был человеком исламской цивилизации — и поэтому я уверен, что когда он решился «умереть за джихад», то он был СЧАСТЛИВ.
    И он был счастлив не потому, что ЛИЧНО С НИМ что-то было «не так», а именно потому, что он был человеком СОВСЕМ ДРУГОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ, с совсем другими ценностями и совсем другой структурой общества.

    Выбор тут простой: придумать «мудреное словечко «терроризм»» ИЛИ совсем по другому оценивать «мелкую» уголовщину граждан-мусульман.

    1. Benny from Toronto: … Выбор тут простой: придумать «мудреное словечко «терроризм»» ИЛИ совсем по другому оценивать «мелкую» уголовщину граждан-мусульман.
      ——————-
      Я немного поискал в интернете, и оказалось что Обама и Олланд МНОГО говорят о «войне с террором» и о «войне с терроризмом».
      Поэтому теперь я думаю, что обыкновенному западному «человеку с улицы» ясно, что Террор и Терроризм это «одна из форм войны» — но ему ОЧЕНЬ НЕ ХОЧЕТСЯ признать, что это война идёт ВНУТРИ его страны а не на далёком «Ближнем Востоке».

      В такой ситуации люди сами ОЧЕНЬ хотят обмануть себя — и поэтому политики-полулисты просто говорят своим избирателям то, что те требуют: в Сирии-Ираке-Афганистане «Терроризм» это одна из форм войны, а в нашей стране — это не столько форма ВОЙНЫ сколько одна из форм ПРЕСТУПНОСТИ.

      Самое обидное, что великолепные идеи из книги Евгения Месснера «Хочешь мира, победи мятежевойну!» ОЧЕНЬ ПЛОХО применимы к ситуации «большинство избирателей Хочет себя обманывать».

  11. 1. Элла, про подготовку сегодня Холокоста в Европе мне бы было интересно узнать мнение живущих в ней со-сайтников.
    Так ведь не выскажут, как же сказать, что «классово свой» ерунду говорит.
    2. Конечно же, гестапо и как там звалось в фашистских Италии, Испании и пр. были всюду.
    И это, конечно, было, хорошо.
    Спокойно.
    Ordnung называлось.
    3. Я про такого военного эксперта как Ханна Арендт никогда не слышал.
    Я даже с экспертом по суду над Эйхманом Ханной Арендт не согласен.
    Такие мы «левые» упёртые, ужас прямо.

    1. Не трудно было предвидеть, что комментариев к Эллиному предвиденью нового Холокоста в Европе не появятся.

  12. отказ от сегодняшней идеологии современного общества, это возврат к той идеологии и к тем временам, когда почти в каждой третьей европейской стране была диктатура, мировые войны уносили жизни миллионов людей, ко временам, когда не был предотвращён Холокост.
    Диктатуры были, а вот районов, недоступных полиции, не было. И неизвестно еще, что хуже. Войны сейчас все больше локальные, но еще не вечер. А продолжение Холокоста в Европе готовится весьма активно.
    очень тут характерен пример вьетнамской войны. Американцы в ней испробовали всё, начиная от ковровых бомбардировок и кончая уничтожением джунглей. Оставалось только или сбросить атомную бомбу или уйти.
    Извините, но Ханна Арендт была на сей счет иного мнения, да не просто так, а проштудировав по окончании войны документацию Пентагона. Можно бы и победить, если бы войну вели толком, и атомная бомба бы не понадобилась, и с визитом можно бы не ждать 40 лет.

  13. Автор страдает, хотя страдает, наверное тут не подходит, скорее упивается, свойственным любому интеллигентному человеку неприятием окружающей действительности. И это вполне понятное свойство: любой интеллигент – это прежде всего оппозиционер.
    Но при этом неплохо бы понять, что отказ от сегодняшней идеологии современного общества, это возврат к той идеологии и к тем временам, когда почти в каждой третьей европейской стране была диктатура, мировые войны уносили жизни миллионов людей, ко временам, когда не был предотвращён Холокост.
    К какой тотальной войне «без дураков» призывает автор, на кого будет атомные бомбы бросать? И очень тут характерен пример вьетнамской войны. Американцы в ней испробовали всё, начиная от ковровых бомбардировок и кончая уничтожением джунглей. Оставалось только или сбросить атомную бомбу или уйти. Выбрали второе. И через 40 лет Президент приезжает во Вьетнам с дружеским визитом.

  14. Абсолютно по делу, товарищ Элла! «…для этого необходимо, как минимум, эту самую войну вести без дураков, теми методами…» — что, среди прочего предусматривает определенный, запланированный процент гибели мирных граждан или ковровую бомбардировку по типу Дрездена. А визг от только теоретической возможности такого будет громче взрывов поясов смертников. Но делать что-то, возможно, покуда неизвестное, новое все равно придется. Рано или поздно. Пока что надувать бюджеты на охрану Польши и Прибалтики от выдуманных угроз гораздо проще, топорнее и яснее, чем начинать войну с реальным террором.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *