Мирон Амусья: Нужны ли стране «неприкасаемые»?

 249 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Вообще, неумение отличать победы от поражений стало почти национальной чертой израильтян. В желании доказать свою непредвзятость и объективность многочисленные комиссии оказывались и крайне предвзятыми и совершенно необъективными. Так, походя, осудили первую ливанскую войну…

Нужны ли стране «неприкасаемые»?

(О судебных преследованиях высших государственных чиновников, избранных общенациональным голосованием)

Мирон Я. Амусья

Любить —
это с простынь,
бессонницей
рваных,
срываться,
ревнуя к Копернику,
его,
а не мужа Марьи Иванны,
считая
своим
соперником.

В. Маяковский

За редчайшим исключением я не лезу с советами о том, как надо срочно реорганизовывать то или иное государство, целиком или даже только его юридическую систему. Твёрдо уверен, что такая задаче мне, во-первых, не по плечу, а, во-вторых, в применение к Израилю считаю систему в целом вполне приличной. Поэтому никакой необходимости срочной её замены, эдакой «перестройки», которая непременно выльется в «дубину на лучину», не вижу.

Предыдущий раз много лет назад я предлагал законодательно запретить передачу каких бы то ни было территорий, контролируемых сейчас Израилем, его противникам — государствам или «автономии», без специально проведённого по этому вопросу референдума. Конечно, я понимал, что референдумы можно и «организовать», и «повернуть» в «нужную» сторону. Естественно, что житель, например, Тель-Авива много легче согласиться отдать арабам кусок Голан, чем житель Тверии. Но, полагал я, референдум хоть какой-то, по меньшей мере, временной тормоз на пути бездумной скоропалительности, вызванной воплями СМИ «отдайте сразу, а то будет хуже».

Моё предложение люди отводили, что называется, с порога, в лучшем случае с ссылкой на Тору, где будто уже прописано всё, касающееся взаимоотношения народа Израиля и Земли Израиля. Однако я по-прежнему считаю своё предложение уместным и, увы, актуальным. По счастью, юридическими аспектами отмены идеи «отдавать землю Израиля» занимаются и вне этой страны. Так, на днях прочёл, что Республиканская партия США готовит платформу, где будет, наконец, исключено требование создать «два государства для двух народов», из которых одного, попросту нет в природе. То есть, как говорится, «на Бога надейся, а сам не плошай».

Сейчас я выступаю с предложением запретить законодательно, т.е. решением Кнессета, расследование дел, а тем более и проведение всяких судебных процедур, по отношению к трём, наиболее важным чиновникам государства, выбираемым, пусть и не напрямую, но всем народом: Президенту, Премьер-министру и спикеру Кнессета. Возможно, в этот список стоит ввести и председателя Верховного суда.

Я всегда был и остаюсь сторонником привлечения высшего руководства страны к ответственности, в том числе и уголовной, за ошибки и преступления, допущенные осознанно или по халатности во время пребывания их на высоком посту. Но речь должна идти именно о государственных проступках и преступлениях, а не о всевозможных злоупотреблениях другого ранга, включая бытовую мелочёвку, неизвестно, бывшую ли на самом деле, особенно если всё инкриминируемое относится к далёкому прошлому.

Тех, кто согласны со мной, прошу обращаться с письмами, электронными, а, предпочтительно, бумажными к самым, на ваш взгляд, влиятельным членам Кнессета. К тем, к кому надеетесь «достучаться». Адреса легко найти на сайте Кнессета. Сам я, естественно так и поступлю. Считаю данный вопрос не какой-то мелочью, а важной проблемой, нерешенность которой существенно сказывается на всей работе политического руководства Израиля.

Возможны очевидные ситуации, когда требуется немедленное отстранение высокого должностного лица от власти. Ясно, что у Кнессета, избираемого всенародно, должно быть, и, насколько понимаю, есть исключительное право большинством голосов, заранее определённым законом, отстранять президента, премьера и спикера Кнессета от должности. Соответствующая процедура в адрес президента называется в США импичментом. У полиции же, профессионально вынужденной копаться в грязном белье людей разных слоёв общества, нет права выставлять результаты своих раскопок на потеху публике, давая корм «цепным псам демократии» — СМИ.

По моему мнению, ни у кого, включая обладающего странно большой властью юридического советника правительства, не должно быть права передавать результаты этих раскопок, если они касаются упомянутых выше трёх лиц, для начала немедленного юридического расследования. При этом, я не считаю, что высшие должностные лица должны освобождаться от ответственности за проступки и, тем более, преступления, включая те, что они, возможно, совершили до вступления на высокий пост. Но эта ответственность может быть предметом обсуждения лишь после того, как они уйдут в результате выборов или по иным причинам, с этих должностей.

Конечно, предлагаемый закон есть некое ограничение власти судебной системы, которое она в Израиле вполне заслужила. Помню потрясение, которое испытал, когда член Верховного суда М. Хешин приказал отключить микрофон премьеру Шарону. И приказ судьи был исполнен! Он, Хешин, счёл слова Шарона предвыборной пропагандой и просто-напросто заткнул ему рот. А Шарон пытался оправдаться под градом грубейших даже по форме обвинений, которые на него тогда обрушили СМИ. Напомню, что происходило это существенно ранее приснопамятного «одностороннего размежевания». Свобода хамам из СМИ и запрет премьеру им ответить совсем не укладывались у меня в голове. Сейчас, как и тогда, считаю — подобным правом ни суд, ни прокурор, обладать не должны — это прерогатива только Кнессета.

Понимаю, что есть проблема срока давности — того времени, по истечении которого данное преступление уже не может быть наказано. Напомню, что по наиболее тяжёлым преступлениям, в первую очередь, предумышленным убийствам, срока давности нет. Но эту проблему просто решить, не засчитывая время пребывания на высших постах в срок давности. Разумеется, перерыв в расследовании может облегчить «заметание» следов. Но этот недостаток — ничто по сравнению с тем огромным минусом, которым является совмещение работы по управлению государством с периодическими допросами в полиции по делам, значимость которых не идёт ни в какое сравнение с управлением государством. Следует иметь также в виду, что обычно обвинения против высших должностных лиц имеют компрометирующие названия, вроде мошенничества, обмана и т.п.

Сказанное выше в первую очередь относится к премьер-министру. Разумеется, каждый в Израиле волен относится к своему премьеру, как считает нужным, и оценивать его лично, равно как и его деятельность по своему усмотрению. Но атмосфера недоверия и неуважения, провоцируемая непрестанными полицейскими расследованиями, несомненно, вредна, сказываясь на оценке гражданами Израиля политической системы своей страны в целом.

Толчком к написанию этой заметки послужило пару сообщений 9го канала ТВ о важном решении юридического советника Авихая Мандельблита провести проверку подозрений в отношении премьер-министра Нетаньяху, на сей раз подозреваемому ни больше ни меньше, как в «отмывании денег», которым он, якобы, занимался лет с десяток сему назад. Свидетель обвинения — миллиардер-мошенник, получивший последний титул недавним решением французского суда. Не считаю нужным обсуждать вопрос о том, сколь заслуживает доверия такой свидетель, находившийся сначала под судом, а теперь и осуждённый. Действительно, раз в год может выстрелить и метла. Проверку по «делу Нетаньяху» обещано проводить не только в Израиле, но и за границей. Почему-то не добавлено — на земле, в воде и под водой, и в воздухе.

ТВ упомянуло важное «вещественное доказательство» — снимок премьера с обвинителем — мошенником. На фото «есть и другие люди». В связи с фото, не обсуждая возможности сделать его современными компьютерными средствами, упомяну лишь один вспомнившийся мне случай. Некий Петрик, известный российский околонаучный махинатор, украсил свой сайт фото, где он был вдвоём с президентом Бушем, якобы на дне рождения у последнего. А оказалось, что это просто фото на благотворительной церемонии, в которой может участвовать практически каждый. Я сам видел в фойе Альберт-холла, в Лондоне, небольшую очередь, отстояв которую можно было получить фотографию себя с королевой Великобритании, на которой вместе с ней пил шампанское. Цена фото — 50 фунтов, но требовалось быть в вечернем костюме. Вырученные деньги шли, кстати, в помощь симфоническому оркестру…

Не вижу необходимости здесь и сейчас разбирать достоверность выдвинутых против премьера обвинений, премного способствующих усиленному слюноотделению у определённого класса публики. Но одно хочу сказать твёрдо — президента, премьера, спикера Кнессета народ Израиля выбирает не для того, чтобы они регулярно таскались на полицейские допросы. Эти «дела» по сравнению с государственными могут подождать. Замечу, кстати, что череда этих «дел» определённо влияет и на полицию. Конечно, безопасней и в определённом смысле прибыльней допрашивать премьера или его жену, чем вступать в огневой контакт с террористом. Но населению полиция нужна именно для этого огневого контакта, а не для пустяковых допросов.

А допросов и вопросов этих уже очень много. У них есть многие начала, но не просматривается интересный конец. Куда это всё девается, кроме архива полиции, хотел бы я знать. Чем, кроме пшика, кончилась история с пустыми бутылками из-под вина, выпитого охочими до дармовщины гостями премьера? Вина столь дорогого, что его не могут позволить себе слабые слои даже в праздники? А чем кончилось расследование о несметном количестве съеденного гостями премьера дорогущего мороженного? Каковы, наконец, результаты всенародного изучения истории со знаменитой самолётной кроватью Нетаньяху, которая оказалась как будто двуспальной? А ведь имел он строго юридическое право лишь на односпальную кровать, с ковриком при ней для этой своей, не государственной, Сары!

Вся страна в курсе взаимоотношений каких-то работников резиденции премьера — уборщиков, электриков, частичного использования в личных, а не государственных нуждах премьерского дома на побережье Средиземного моря и т.п. На очереди подозрение об использовании государственной туалетной бумаги в не полностью государственных интересах. И этой ерундой занимается прокуратура, полиция, юристы, адвокаты, работники СМИ. Журналист Бен-Каспит как будто просто прописался под кроватью у премьерской четы. Чуть что — в эту помойку окунается общественная организация, провозгласившая своей целью борьбу за «чистоту власти». И это называется чистотой?! Побойтесь Бога, господа и госпожи.

Я понимаю, что многими руководила сначала просто зависть к молодому и успешному политику Нетаньяху. Теперь, с уходом его и своей молодости, с осознанием неизбежности произошедшего, мощнейшая и древнейшая сила — зависть — сменилась обычной и стыдной ненавистью, которая слепит и сводит с ума. Но сходите, господа и госпожи, с ума за свой счёт, а не за счёт налогоплательщиков, и не в ущерб государственным интересам. Очевидно, что всё, упомянутое выше не стоило и не стоит выеденного яйца, и не должно быть предметом общественного внимания.

Сегодняшний премьер — отнюдь не единственный герой расследований «в офисе». Помню, как находящийся сейчас в заключении бывший премьер Э. Ольмерт, вместе с другими членами своего кабинета, были атакованы прессой вовсе не за попытку изгнать евреев из Иудеи и Самарии. Первым шагом этой попытки был погром, учинённый с ведома Ольмерта, вероятно, по его команде, над еврейскими жителями посёлка Амона. Удайся изгнание — за это его бы превозносили похлеще, чем А. Шарона за принудительное выселение евреев из Газы.

Его поносили на основании результатов работы специально созданной комиссии по расследованию хода 2ой Ливанской войны. Пронырливые репортёры и упомянутая комиссия выяснили, что начальником генерального штаба не может быть бывший лётчик, который к тому же потратил полминуты своего боевого времени на указание дилеру, что делать с банковским вкладом. Неважно, что тогдашние ракеты Хезболлы большого и среднего радиуса действия были уничтожены Израилем за считанные минуты, что по итогам этой якобы проигранной евреями войны «победитель» Насрала безвылазно пребывает в бункере уже без совсем малого 10 лет. Всё равно офицеры запаса бывшей советской армии, уже ни в каком запасе не состоявшие и ровно никогда не воевавшие, назвали 2ую Ливанскую военным поражением Израиля. Тут уместно просто позавидовать египтянам, которые свой очевидный разгром Израилем в 1973 до сих спор выдают за огромную победу.

Позднее, когда Ольмерта приговорили за взятку к шести годам тюрьмы, судья гордо сообщил, что рассматривал его высокий пост как отягчающее обстоятельство. А мне было плохо понятно, как и почему отданный им и успешно выполненный приказ по уничтожению Сирийского ядерного реактора, первая крупная войсковая операцию против Хамаса, и 2ая Ливанская стали вдруг отягчающими обстоятельствами, а «побоище у Амоны» — нет.

Вообще, неумение отличать победы от поражений стало почти национальной чертой израильтян. В желании доказать свою непредвзятость и объективность многочисленные комиссии оказывались и крайне предвзятыми и совершенно необъективными. Так, походя, осудили первую ливанскую войну, обвинили Шарона в непредумышленном прегрешении. Клевещущим на Израиль оставалось выбросить из длинного решения комиссии всего одно слово — и вот уже вечно озабоченная «мировая общественность», по сути, ссылаясь на чуть препарированное заключение собственной израильской комиссии, сделала А. Шарона убийцей «мирных палестинцев».

Было бы идеально, если бы наряду с принятием упомянутого закона, хотя бы культурная часть общества перестала в полемике, касающейся прошлых героев или крупных деятелей (а другим общая полемика не посвящается), пользоваться чуть ли не матросским жаргоном, то называя Г. Меир «кухаркой, управлявшей государством», то М. Даяна — «воякой». Дополняя это досужими рассуждениями «о поразительном убожестве высшего командного состава ЦАХАЛа». Впрочем, последнее пожелание ещё более проблематично, чем принятие закона, обсуждению которого посвящена данная заметка.

Print Friendly, PDF & Email

12 комментариев к «Мирон Амусья: Нужны ли стране «неприкасаемые»?»

  1. В стране нет контроля за деятельностью спецслужб. Любой гражданин может сколь угодно преследоваться этими службами, не имея возможности как- либо защититься. Необходим закон о контроле над этими службами. Необходима специальная прокуратура, контролирующая спецслужбы. В Израиле не к кому обратиться за помощью. Такое положение нетерпимо.

  2. Палестинцы – искомые «Десять колен» — пастухи и пахари, ненужные завоевателям, уводившим в плен элиту …
    Какие 10 колен? Где они были и сколько в ХХ веке, начале ХХ-го? Читайте Марка Твена о его путешествие в страну, которая тогда назавалась Палестиной. Копните родословную современного так наз. «палестинца» и выяснится, что его предок перебрался в Палестину в поисках работы, которую давали евреи, (что не свидетельствует о дальновидности последних).

  3. Но атмосфера недоверия и неуважения, провоцируемая непрестанными полицейскими расследованиями, несомненно, вредна, сказываясь на оценке гражданами Израиля политической системы своей страны в целом.

    Это, конечно, так. Но, с другой стороны, где ещё найти страну, где все равны перед законом. Вы можете себе представить, чтобы расследование велось, скажем, против Путина или Медведева?

  4. Автор абсолютно искренне не понимает: как так может быть, что бы какой то судья был (в каких то моментах) важнее, чем ПМ?!

  5. Уважаемый Мирон! Закон о депутатской неприкосновенности есть, а все министры — депутаты. Важно его исполнять. «Утечка» из полиции в СМИ — грубое нарушение закона. Нужен закон запрещающий публикацию в СМИ до подачи дела в суд.Причем для любого гражданина, а не только для депутатов.

  6. «Когда Ольмерта приговорили за взятку к шести годам тюрьмы, судья гордо сообщил, что рассматривал его высокий пост как отягчающее обстоятельство….Походя, осудили первую ливанскую войну, сделали А. Шарона убийцей «мирных палестинцев».

    Откровенно идиотским было осуждение президента Кацава – и тогда уже весьма пожилого отца пятерых детей. Да и спровоцировано «дело» было обращением самого президента с жалобой на шантаж его бывшей подчинённой. Представим, что «приставания» к дамам (термин УГОЛОВНОГО дела!) были. Во первых это неподсудно; во-вторых, почему эти дамы молчали годами? Надеялись на гешефт – обиделись на неполучение? И, наконец, что мешало характеризовать подобное как обычное ухаживание мужчины – и преподнести ему не семь лет тюрьмы, а элементарное моральное порицание?
    Справедливо мнение Путина по этому идиотскому делу: «С чем это связано? Это связано, на мой взгляд, и многие эксперты со мной согласятся, с тем, что значительная часть израильского общества не удовлетворена действиями своего руководства в ливанском конфликте. Многие рассматривают происшедшие события как поражение. И сразу начались атаки и на президента, и на премьер-министра, и на начальника генерального штаба… На мой взгляд, использовать такие инструменты, как защита прав женщин, для решения политических вопросов, не имеющих к этому никакого отношения, абсолютно недопустимо. Потому что это само по себе дискредитирует важную задачу борьбы за права женщин»

  7. Мирон Амусья: «На днях прочёл, что Республиканская партия США готовит платформу, где будет, наконец, исключено требование создать «два государства для двух народов», из которых одного, попросту нет в природе«.

    Вот с этой-то очевидной (они, палестинцы, у вас же перед глазами) чуши всё началось – и продолжается. Не было (во всяком случае, две тысячи лет подряд) и израильтян – и вот же налицо. Как и палестинцы. Вы, что же, полагаете, они сами по себе исчезнут? Что Луну хромой гамбургский бочар измыслил? Палестинцы – искомые «Десять колен» — пастухи и пахари, ненужные завоевателям, уводившим в плен элиту страны – тех, которые «плакали на реках Вавилонских», но на родину при Кире-благодетеле так почему-то не вернулись.
    Отделите религию от государства – и палестинцы (не сразу, конечно) станут обычными гражданами светского государства Израиль.

    1. Еврей и иудей — нераздельные понятия, поэому и иудаизм нельзя отделить от еврейского гос-ва. То, о чем Вы мечтаете, — это ликвидация еврейского гос-ва. Но надежда, что «палестинцы простят все евреям», если последние им уступят — призрачны. Мирное сосуществование возможно, но только при условии, что арабы поймут, что еврейская власть, т. с., нерушима. Доказателства этому есть: израильские арабы, мирные договора с Египтом и Иорданией.

    2. «Не было (во всяком случае, две тысячи лет подряд) и израильтян» (Маркс Тартаковский)
      Не историк я, и Тору прочел в переводе на русский. Но вот слово «израильтяне» в этом переводе имеется. Давайте поищем, как оно пишется в Торе и израильской прессе НА ИВРИТЕ.

      1. ше Крейдерман30 Июль 2016 at 12:18
        «Не было (во всяком случае, две тысячи лет подряд) и израильтян» (Маркс Тартаковский)

        Мне кажется, что надо все-таки правильно читать, что пишет комментатор. Он говорит, что две тысячи лет до образования Израиля не было израильтян (в государстве). Что можно на это возразить? Не было. Другое дело, что не было бы и сегодня, если бы не было в древности, как об этом рассказано в Ветхом Завете.

        1. Господин Элиэзер Рабинович, спасибо. Вы, однако, заметили, что я попросил «Давайте поищем, как оно пишется в Торе и израильской прессе НА ИВРИТЕ.»

  8. В США существует неписанное правило, касающееся импичмента президента: только за уголовщину. В ХХ века задействовалось дважды: как угроза Никсону, за незаконные попытки покрыть «взлом» в штабе демократов, и как уже включенная процедура в отношении Клинтона, за ложь под присягой.
    Но в Израиле, как мне кажется, уголовщиной норовят сделать что угодно, от «изнасилования» со сроком давности в 20 лет, и вплоть до «неправильно сданных бутылок» в резиденции премьера.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *