Юрий Ноткин: Уходит ХX век

 369 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Банальны все многочисленные, старательные, добросовестные исполнители воли фюрера, но в этом случае разве не банален и сам фюрер. Банальны десятки если не сотни тысяч советских граждан, строчивших доносы и аккуратно поставлявшие вертухаев и полицаев. Но разве не банален при этом их родной и любимый отец?

Уходит ХX век

Юрий Ноткин

Почему спро́сите уходит, а не ушел в тот самый день декабря 31, 2000, в преддверии которого предсказывалось столько критических событий, включая приход Мессии.

За год до него января 1, 2000 г. предрекали колоссальные финансовые потери, которые должны были вызвать сбои в компьютерных программах из-за так называемой проблемы Y2K.

Дни эти миновали. Проблемы с компьютерными программами были преодолены с потерями, по крайней мере, на порядок меньше предсказанных, а Мессия не пришел.

Но самое главное не исчез ХХ век ни в тот день, ни в последовавшие дни, месяцы и даже годы.

Конечно век — это одно из понятий, изобретенных человечеством, обязанных не то победе десятичной системы счисления в некомпьютерной реальности, не то измышленному кем-то и когда-то сроку человеческой жизни. Во всяком случае в отличие от годовых колец в растительных и животных тканях, мы не находим никакого отражения века в окружающей нас природе.

Но, так или иначе, понятие век укоренилось в человеческом сознании: «как посравнить, да посмотреть век нынешний да век минувший…» — остается не только актуальной темой рассуждений современных фамусовых, но и предметом исследований и баталий в СМИ.

ХХ век не ушел, поскольку не ушли еще люди, сознание которых формировалось в этом веке. Конечно, не следует представлять это сознание чем-то единым даже у ровесников. С другой стороны, оно явно отличается у тех немногих, кто, жданно или негаданно, сумел перешагнуть последний миллениум, родившись в тридцатых или даже двадцатых прошлого столетия, от тех, куда более многочисленных, кто появился на свет после временн’ого экватора века, в пятидесятых и позже.

Есть и другие временн’ые зарубки, оставившие свой различимый след в сознании тех, кто пришел из прошлого в новое столетие, в том числе и моем, однако, не претендуя на большой объем статьи, я ограничусь лишь полюсами века и его экватором.

Ограничив себя во временных координатах, я теперь расставлю и пространственные вешки. Удастся ли мне ограничиться пространством Мастерской или я не устою перед соблазном использовать почти афористические высказывания в Гостевой, загляну ли я мельком в блоги или в журнал «Семь искусств», какие бы ресурсы я не использовал, я все равно останусь в виртуальном пространстве портала «Заметки по еврейской истории» со всей спецификой, которое оно вольно или невольно накладывает на в нем обитающих.

Я отношусь к тем вышеупомянутым, дата рождения которых была куда ближе к веку XIX нежели к XXI. Согласно обещанию, я не стану здесь говорить ни о поэтах Серебряного века, ни о столь важных некогда в моей жизни шестидесятниках, но скажу, что в моем сознании двумя самыми главными событиями были и остались: Вторая Мировая Война и Холокост.

Наверное, я буду возвращаться к ним ниже, но пока скажу, что оба они в разной степени сыграли значительную роль в моем полном осознании себя евреем и в пробуждении во мне несвойственного, казалось бы, моей специальности интереса к истории вообще и еврейской в частности.

Когда, к моему неудовольствию, закончилась моя жизнь трудоголика, я поневоле стал оглядываться вокруг и пытаться сформулировать, хотя бы для себя, что же такого особенного не нравится мне в наступившем новом веке, в который меня, собственно говоря, никто за руку не тянул, но в котором не дано предугадать, сколько выпадет еще прожить с незамутненным сознанием среди мне подобных, а главное среди тех, которые по праву рождения могут назвать себя людьми XXI века.

Мне хватило ума не стать новым Фамусовым и не делиться без конца своими «открытиями» с дочкой, а тем более с внучкой, но и того, что прорывалось, хватало, чтобы утратить значительную часть собственной былой привлекательности при общении с окружающими.

Все же человек разумный, пока не покинет его разум, остается существом социальным и потому нуждается в социуме. Под последним я не имею в виду традиционную трактовку социума, близкую к коммуне, или раннему кибуцному движению, где разделялось все, и в том числе взгляды. Мне достаточно социума, раздумывающего пусть и по-разному на важные для меня темы. В определенной степени вот уже несколько лет эту роль играет для меня портал «Заметки по еврейской истории».

Итак, первая вещь, которая останется в ХХ веке, когда он, наконец, уйдет это книга. Почему, если общие тиражи книгопечатной продукции постоянно растут, несмотря на конкуренцию со стороны все уменьшающихся в объеме электронных гаджетов и начитанных порой достойными исполнителями аудио-книг, которые можно носить в крохотной «флешке» и слушать даже за рулем?

Один заезжий в Израиль музыкант с очень громким именем, давая прощальное интервью, на стандартную просьбу собеседника, приезжать почаще, ответил: «Вы знаете, хорошего, по-моему мнению, должно быть мало.»

Я, пожалуй, соглашусь с этой формулой, хотя отнюдь не тоскую по знаменитому «дефситу». В огромном океане масс-продукции начинающему читателю сегодня очень трудно отыскать «свою» книгу, которая могла бы наградить его небывалым ощущением — интимности общения. С ней обязательно хотелось остаться один на один — в комнате, в тишине библиотеки, в одном тебе известном потайном месте, даже под одеялом, даже на дереве. Только тогда начинался таинственный процесс, который язык не поворачивается назвать восприятием и обработкой информации. Твое сознание начинало создавать индивидуальные, только тебе доступные образы людей, стран, невероятных существ, прекрасных и уродливых, ты переживал настоящие эмоции — от слез до смеха. И все это наедине с книгой, конечно, если она была написана Мастером.

Вы скажете, чем Гарри Поттер хуже Тома Сойера? Да для начала вот этим самым –его очень много. В конце Июля нынешнего года выйдет по обещанию Роулинг последний восьмой том. Конечно, он разойдется миллионами тиражей. К этим восьми томам надо добавить еще и официальные дополнения, и коллекционные издания. Его очень много и вокруг него очень много денег. И, конечно, он один и един на всех, в игровых и анимационных фильмах, в бесчисленных портретах, он бренд. Но только и всего.

Где уж тут лепить в своем сознании свой особый образ, где там искать юмор и иронию. А так уж ли это надо нашим внукам? Они и без этого поражены, захвачены, прилеплены к светодиодным и плазменным экранам. Правда, на мой взгляд, поражены, захвачены, прилеплены — это не то же самое, что увлечены. Все же мне кажется, что книга, та самая, что была изобретена еще до Гутенберга, уходит вместе с ХХ веком. А может быть просто уходят Мастера, их, настоящих Мастеров, и всегда-то было не так уж много.

ХХ век «наградил» XXI продолжающимся и ныне торжеством процесса дезинтеграции над интеграцией. Я не оцениваю полезность или вредность этих процессов. Лопнула Оттоманская империя. Сжалась до острова Великобритания. Возник и развалился Советский Союз. Возникла, но была разбита на осколки Югославия. Тахрирные и майданные процессы, бурные «весенние» потоки смыли диктаторов и корыстных правителей, но на глазах у изумленной публики за этим последовал полный развал освобожденных государств и братоубийственные войны. Правда возник и держится Европейский Союз, но…Нет я вовсе не собираюсь предсказывать тотальный Exit. Но в это же время поскрипывают Квебек в Канаде, Шотландия в Великобритании, Каталония в Испании. Как-то не по себе от слов, казалось бы, ушедшей в прошлое песни «Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем, мы наш, мы новый мир построим — кто был ничем, тот станет всем». Как-то не хотелось-бы, чтобы даже внуки дожили.

Продолжается из прошлого в нынешний век яростный, непримиримый спор между либералами и консерваторами. Он идет не только в политических кругах, но и в университетах и в литературных, и в философских кругах, полностью захлестывает СМИ, он идет в головах людей, наделенных разумом, конечно, тех, кто привык им пользоваться — размышлять.

Что выше — права человека или судьбы народов и человечества в целом? Что важнее — свобода или порядок и процветание?

Имеет ли право любой человек на свободное отправление своих идеологических, религиозных, физиологических потребностей или он должен подчиняться правилам, установленным в обществе, где он обитает?

Имеют ли право родители с детства применять принуждение к собственному ребенку, если это происходит против его желания— заставлять его чистить зубы, соблюдать элементарные правила вежливости, делать уроки, терпеть, если ему иногда отказывают в приобретении того, чего ему хочется, запрещать ему водить дружбу с теми, кто не брезгует воровством, алкоголем, наркотиками? Любовью, убеждением говорите действовать, а, если, не выходит? Отказаться, положиться на общество — детский сад, школу? Уступить ему — вырастет, образумится ? А если шлепнул дрянной сосед, а то и дал подзатыльник своему дитяти — донести полиции?

Я не говорю, что в ХХ веке у всех были ответы на эти вопросы, но в XXI их принято во весь голос обсуждать в популярных ТВ шоу. Туда также принято выносить куда более интимные вопросы, семейные разборки. Это к лучшему?

Я сед, а потому, как и положено, консерватор. Мне кажется, что прокалывать ноздри, пупки и другие интимные места и вставлять в проколы различные предметы, расписывать все свое тело татуировками — это возвращение к временам племен мумбо— юмбо. Я понимаю, что меня сразу же подловят и скажут, но и вы в свое время прокалывали мочки для сережек, выкалывали якоря и писали «не забуду мать родную», а это прогресс. Возможно, но тогда я ретроград.

Я сам видел в эвакуации как четырнадцатилетняя пацанва растлевала мальчишек— малолеток и только чудом избежал этого. Я забыл об этом детском видении и никогда не думал, что доживу до парадов гордости и десятки тысяч людей обоего пола будут заявлять, что родились именно с этими наклонностями. И здесь я ретроград.

ХХ век, как и все предыдущие был отнюдь не беден гомосексуализмом, но только XXI возвел его в норму в ведущих странах Старого и Нового света. Но мне ужасно жалко уходящую в прошлое «Вечную весну» Родена.

Нет, я понимаю, что достигать оргазма можно многим способами и совсем не обязательно всегда связывать это с оплодотворением, с зарождением новой жизни. Есть пробирки, есть яйцеклетки у тетенек-доноров, в конце концов, и партогенез это не столь уж невероятная фантазия, да и мужчина, как пишут, при сильном желании может забеременеть.

Зачем все это по-прежнему объединять в рамках сложнейшего процесса, называемого по старинке — любовь, да ещё и «со вздохами на скамейке или прогулками при луне»?

Естественно, мне скажут, что у религиозных людей, памятующих как создавал бог первую человеческую пару, что завещал им, что категорически порицал, не может быть этих проблем и это, увы, будет неправдой. В любых сообществах, замкнутых вынужденно в однополые рамки — будь то в бурсе или женском монастыре, в йешивах или среди католиков, соблюдающих целибат, в армии или тюрьме — природные инстинкты ищут выхода и не всегда их может усмирить разум.

Но почему в свободном и открытом обществе это надо сначала возводить в норму, затем гордиться этим, потом чуть ли не прибегать к компенсирующей дискриминации, и тем самым все дальше распространять это, не возьму в толк.

История человеческая. Согласен с тем, что открытие новых документов, неоспоримых свидетельств может и должно влиять на то, как ныне живущим надо корректировать летопись истории, предназначенной для современников и потомков.

Но делать коррекцию в связи с изменением мейнстрима, как это делалось в «1984», все равно не стоит. Не стоит вначале разрабатывать концепцию, а затем подгонять под нее историю.

Можно написать еще десятки и сотни произведений о Наполеоне Бонопарте, но факт, что все свои завоевательные войны он начинал по личной инициативе, от этого не изменится, как и то, что в этих войнах по очень приблизительным оценкам погибло около 1 миллиона человек (пустяк по нынешним временам) во всех странах-участницах.

Можно сделать фильм в сто пятьдесят серий о Сулеймане Великолепном, но фактом останется, что по его повелению отрубали головы или душили людей удавками с той же легкостью, с какой сегодня это делают правоверные из ИГИЛа.

Можно сказать, что там и тогда это было принято, и это верно, и потому полководец Суворов ничем не лучше полководца Наполеона, а Петр Великий по числу отрубленных голов превзошел Сулеймана Великолепного, но ведь история, описывающая Османскую империю времен Сулеймана Великолепного, или империю Петра Великого, от этого ничуть не изменится.

Конечно, я могу извлечь из ХХ века вероятно обреченное на бессмертие выражение Х.Арендт «банальность зла» и попытаться применить его к тем двум событиям, которые я объявил выше самыми главными для себя в ХХ веке.

В отрыве от действительно банальной физиономии и банальных попыток самооправдания Адольфа Эйхмана на процессе в Израиле, это ставшее крылатым выражение, таит в себе, по моему мнению, немалую опасность.

Ведь синонимы этого слова в русском языке — заурядный, обычный, неоригинальный. А в английском banal понимается как некое скучное общее место, неоригинальное настолько, что его можно было даже предсказать заранее.

Банальны все многочисленные, старательные, маленькие и покрупнее, добросовестные исполнители воли фюрера, но в этом случае разве не банален и сам фюрер.

Банальны десятки если не сотни тысяч советских граждан, строчивших доносы и аккуратно поставлявшие вертухаев и полицаев всех типов. Но разве не банален при этом их родной и любимый отец? Чем он оригинален? Тем, что «он один лишь бабачит и тычет»?

А может быть они оригинальны тем, сколько по воле каждого из них извели миллионов человеческих жизней? Кто больше? Ведь не зря о Сталине и Гитлере написаны, пишутся и будет написано столько книг, создано столько фильмов, а труды последнего даже переиздаются сегодня?

Нет уж, если о чем и стоит говорить, то о банальности добра.

Возьмите, к примеру, Луи Пастера и Александра Флеминга. Ведь благодаря их трудам и трудам их учеников и последователей были спасены от смерти, которую готовы были принести оспа и чума, холера и сибирская язва, туберкулез и гангрена и пр. миллионам человеческих жизней, общим количеством вполне возможно не уступающим тем миллионам, которые были угроблены благодаря «трудам» упомянутых «исчадий зла», их учеников и последователей. А написано ли о Пастере и Флеминге столько же книг, да и помнят ли столь же отчетливо их имена благодарные потомки?

Выходит из этого, что добро банально, а зло многолико и уникально, чума ли это, или Гитлер, оспа или Сталин.

Так что уж извините, но я останусь в ХХ веке с той откорректированной, но не переписанной историей, где Гитлер начал вторую мировую войну 1 Сентября 1939 г. и, как никто, способствовал ее превращению в небывалую бойню, перейдя границу с СССР 22 Июня 1941г.

И пальму первенства в Холокосте у него никак отнимать нельзя.

А к Сталину свой счет, огромный и по сию пору до конца неоплаченный.

И все народы, принимавшие участие в той превеликой бойне с обеих сторон, счета свои расписать обязаны, зло отдельно, добро отдельно, как бы банальны их творившие ни были.

А сам я до конца остаюсь благодарен тем, живым и мертвым, кто меня от тех зол заслонил, кто мою жизнь сохранил и даже позволил заглянуть в XXI век.

Но если позволить себе, сидя в безопасности, посмотреть на всё со стороны, то за что не возьмись, все палка о двух концах, или говоря ученым языком все дуально. Не так уж неправ был старый софист, говоря Левию Матвею: «Не будешь ли ты так добр подумать над вопросом: что бы делало твое добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с нее исчезли тени?»

Да и сам Левий Матвей вызывает какое то двоякое отношение. Ведь по словам Йешуа: «ходит, ходит один с козлиным пергаментом и непрерывно

пишет. Но я однажды заглянул в этот пергамент и ужаснулся. Решительно

ничего из того, что там написано, я не говорил». А сам-то Йешуа: «я не помню моих родителей. Мне говорили, что мой отец был сириец…». Ведь не мог же подлинный Йешуа, лгать даже во имя добра.

Впрочем, эти двое, как и все остальные в романе, созданы силой воображения Мастера, а до него дотянуться и спросить — не получится.

И все же продолжу насчет палки о двух концах — конечно, от «Аннушки» не уберечься, но, пока она занята другими, у каждого человека есть выбор и мы обязаны на него отвечать. Кто мы? Да вы и я. И Берлиоз и Йешуа, если он, конечно, сын человеческий. Перед кем обязаны? Перед собственным разумом. И не говорите мне, что он ничтожен по сравнению…И не верю я, что от него— то и есть одно зло, если он без… И зла немало, но от него же такие понятия, как совесть, честь, достоинство, понимаемые или не понимаемые каждым в соответствии с его разумом.

Спустимся на землю и обратимся к нашим американским коллегам. В зависимости от того, сколько эта статья пролежит в портфеле редакции, у них будет, есть или был выбор — Трамп или Клинтон.

Делайте что угодно, только «думайте сами, решайте сами, иметь или не иметь». Главное, не ходите к соседке-бабушке, «из наших», которая Вам скажет:— Ну что ты, милочка, какой Трамп?! Ведь он типичный альфа — самец!Дело не в том, что она может быть и не очень четко разбирается в мангустах сурикатах или обезьянах мандрилах, а если и разбирается, то ей кажется, что этим довольно новым расхожим определением она «изничтожает» Трампа круче, чем если бы употребила истёртое — фашист Гитлер. Дело обстоит хуже — она просто старается Вам навязать, чтобы Вы пользовались ее, а не своим разумом.Конечно, если Ваш всезнающий, к примеру, внучатый племянник говорит, что Хиллари — бета-курица и если она обделалась в Бенгази, то обделается и сев на место Обамы, то тоже отнеситесь к этому скептически. Во-первых, возьмите на себя труд изучить со всех сторон, что именно там произошло в Бенгази, а также, как именно проявила себя Хиллари Клинтон не только в связи с Бенгази, но и на местах сенатора и Госсекретаря.И еще одно замечание: звезда предыдущего республиканского номинанта в президенты, сегодня резко осуждающего Трампа, Митта Ромни на тех выборах резко покатилась вниз, когда 17 Мая 2012 г, выступая перед своими спонсорами, он заявил, что 47% американцев не платят подоходные налоги. Подумайте, хотели бы Вы сегодня изменить это соотношение, и если да, то в какую сторону, и какую роль Вы отводите для себя или ваших тружеников-родных и близких. И об эмигрантах из Мексики и арабских стран, и как, и за кого, и где должна сражаться Америка, но только не «ваще», и не для общества «Долой рутину с театральных подмостков», в котором вы возможно состоите, а лично Вам, как все это «каэтся», а потом смело ступайте делать свой выбор — это Ваш гражданский долг.

Ну, или вот поговорим о том, что сегодня всем близко Интернет или о двух его ипостасях: Гугл с одной стороны и Фэйсбук с другой. Я здесь не беспристрастен, поскольку с первым я успел поработать в хай-теке, как с совершенно незаменимым помощником, касалось ли это того, где найти требующийся мне немедленно электронный компонент, или, к примеру, какой именно рекламируемый одновременно всеми гигантами электронной индустрии от Texas до National Semiconductors, извините за выражение, трансивер сверхскоростной связи, наиболее устойчив к изменению импеданса линии.

Да и сейчас, когда хайтек обходится вполне без меня, Гугл остается мне верным другом, помогая ориентироваться в озерах фэйков, не тонуть в морях грязи, не задыхаться в океанах ненависти. Правда, как раньше: без усвоенных когда-то фундаментальных основ электротехники Гугл был бы мне без надобности, так и сейчас: не имея внутреннего камертона, я бы немедленно заблудился бы и на суше и на море. Коротко, говоря, и там и там необходим собственный разум.

С другой стороны верно и то, что задавшийся целью соорудить бомбу, способную разорвать ближних на как можно более мелкие кусочки, спокойно найдет для этого принцип действия, наиболее простую конструкцию и все необходимые компоненты которые можно добыть, если не в лавке, то в аптеке, пользуясь тем же Гуглом. Гугл не моралист, а величайший кладезь знаний, имеющий, как и всё, два конца.

И все же я и сегодня отношусь к Гуглу с гораздо большим почтением, чем к его более состоятельным родственникам Фэйсбуку или Твиттеру. Цель этих социальных сетей на первый взгляд была весьма благородна — связать всех людей на земле через преграды границ, сословий, чинов, завел себе страничку и чирикни или, иначе говоря, «твитни» на своем языке, что тебе в голову придет, и у какого-нибудь премьер-министра страничка и у любого «нищего духом» страничка, и «фрэндами» обзавестись — плевое дело.

А только он мне с самого начала не понравился –вынь да положь ему о себе всякие данные. А только кому ему? Марку Цукенбергу? Или его команде? Или…?

Нет я, конечно, понимаю, что всё, как говорят сегодня, «дискретно» А все же как-то не по себе. И потом уж больно он назойлив, того и гляди вылезает в твоем компьютере или телефоне, когда ты что-нибудь ищешь или читаешь — делайте со мной, делайте, как я. Как-то телескрином Оруэлла попахивает.

Но это, конечно, не главное. Справедливо, что с помощью Фэйсбук можно кинуть клич «Эй, люди, помогите! Ребенок погибает! Нужны деньги и лекарства», и очень даже возможно, помогут. Но почему-то чаще слышишь, что с его помощью вызвали массы молодежи на площадь и призвали разрушать и убивать. Или призвали вступать в стройные ряды ИГИЛА. «Френд» приводит «френда»! И пояснили, как это делать, не вызывая помех со стороны родителей и властей предержащих. И такое тоже очень даже возможно.

Основатель Фэйсбук сегодня утверждает, что рост социальных сетей должен убедить людей оставить надежды на privacy — как бы это перевести получше — сфера исключительно личной жизни человека, уединение, конфиденциальность..

И еще: Нет рыночной экономике с ее играми с нулевой суммой.

Сверхприбыли Цукерберга, Джобса, Гейтса — это не чьи-то потери, это только нормальная плата за продукт, который они создали.

Нет конкуренции в прежнем понимании. Все продавцы конкурируют, но никто не разоряется, а покупатели продукта всегда в выигрыше.

Америка не должна стремиться одолеть Китай на рынке. Обе эти страны должны разделить новые идеи социальных сетей.

Новые и новые волны террора захлестывают мир, но так говорит Марк Цукенберг:

«Я уверен, что единственный ответ тем, кто пытается разделить нас — это создание мира, где взаимопонимание и сочувствие распространяются быстрее, чем ненависть и каждый индивидуум в каждой стране ощущает себя связанным с другими, чувствует на себе заботу и любовь. Это мир, который мы можем и должны построить».

Здорово! Действительно звучит заманчиво. Правда, кажется, я это уже где-то слышал. Хотя тогда не было интернета. Может быть, интернет действительно поможет решить все.

Удачи! Мне даже немного грустно, что я остаюсь в ХХ веке. Все же я не присоединяюсь к Фэйсбук. Вот так, как есть, целиком — не хочется, а под ником— какой смысл, ведь это уже буду не я, и потом это несколько хлопотней, чем входить с ником или даже безымянным в Гостевую. Ну и, наконец, я же ограничил в начале статьи свой социум в пространстве и во времени.

И еще об одном. Здесь я основываюсь на одной из теорий ученых, пытающейся объяснить, почему человеческому разуму, несмотря на все попытки до сих пор не удалось установить контакт с иным разумом, предположительно обитающим в бесчисленных вселенных. Основывается она на следующих положениях, которые я привожу без обоснований. Средний срок жизни любой цивилизации составляет около десяти тысяч земных лет. Расстояния до ближайших звездно — планетных систем, где, опять таки по предположению ученых, возможно зарождение жизни, таково, что даже при субсветовых скоростях распространения сигналов, невозможно за десять тысяч лет дождаться подтверждения контакта.

Оставим пока в стороне возможность контактов и остановимся на среднем сроке жизни цивилизации 10 000 лет. Если нашу земную цивилизацию вести от шумеров, оставив в стороне совсем уж призрачных аннунаков, то нашей земной цивилизации идет восьмое, а то и девятое тысячелетие. Впору задуматься о том, как хотя бы сделать срок жизни нашей цивилизации выше среднего.

Говоря о нашей цивилизаци, я не имею в виду нашу планету, я подразумеваю обитающий на ней человеческий род. В связи с этим я позволю себе повторить, уже описанный в публикующихся отрывках «Хай-тек» реальный эпизод.

На Президентской конференции Ш.Переса в Израиле, проходившей под общим лозунгом «Глядя в завтра», англичанин Роберт Т.Ватсон — крупнейший специалист в области изменений климата и экологии, занимающий в частности пост Главного Ученого и Старшего Советника по устойчивому развитию при Всемирном банке, обратился к переполненной аудитории со следующим вопросом: «Есть ли здесь люди, желающие спасти планету?» Когда в ответ ему поднялось множество рук, ученый продолжил:

«Вы можете спокойно покинуть аудиторию. Планета не нуждается в вас. Она выживала миллиарды лет без нас, переживет и нас. Нашей проблемой является не спасение планеты, а спасение нашего собственного биологического вида… Какой еще серьезный «шлепок» от планеты мы должны получить, чтобы до нас дошло, что время наше на ней весьма коротко… Задумайтесь, мы всего лишь один из видов биологической жизни, если мы не сумеем изменить ситуацию, мы просто будем вышвырнуты, и планета от этого вовсе не пострадает. Мы должны изменить парадигму — не спасение некой утопической Земли, а спасение нас самих, наших потомков и тех живых созданий, которые делят с нами эту планету. Да «Титаник» тонет, но это наша работа построить спасательные лодки и надеть на людей спасательные жилеты…»

Опять-таки, как утверждают некоторые ученые, работающие в области молекулярной биологии, в нашем «собственном биологическом виде» имеются гены «добра» и «зла», точнее «альтруизма» и «эгоизма». Тотальное преобладание одних при полной деградации других ведет к вырождению нашего биологического вида.

Начну с последних. Полная деградация генов эгоизма приводит к тому, что человек, вышедший из детского возраста, неспособен сам позаботиться о себе ни в нормальном, ни тем более в экстремальном случае, как на «Титанике». Конечно, в глобальной «паутине» интернета, он может посылать сигналы о помощи. Но всегда ли дойдут они и всегда ли вовремя она подоспеет. И вообще в нашей нынешней цивилизации давным давно был поставлен вопрос: «Если я не за себя, то кто за меня?» Что можно ответить на него сегодня? Сказать— все? Даже, если представить себе солнечную паутину Цукерберга, наполненную милосердием и состраданием, то, на мой взгляд, сказать все, равносильно тому, что ответить — никто. Да и что представляет собой индивид, постоянно взывающий о помощи? Муравья в муравейнике? Пожалуй, и там не пройдет. Бррр! Страшные фантазии.

Однако, если эти гены гипертрофированы, если они стремятся к уничтожению своей противоположности, то снова возникает страшная угроза уничтожению человеческого вида, так было в моем ХХ веке. По моему мнению, спасение пришло отнюдь не с помощью любви и милосердия, встретивших главных носителей зла.

Человечество уцелело. И принялось рассуждать о банальности зла. И хорошо, в рассуждении участвует разум. Разум создал и интернет. И это тоже хорошо, в том случае если им пользуются люди, у которых гены эгоизма и альтруизма достаточно сбалансированы, хорошо бы с некоторым преобладанием последних.

Заканчивая, я не могу поделиться своим супербанальным открытием — перед человечеством, как видом, снова стоит угроза уничтожения. На этот раз имя ей мусульманская экспансия — можно делить ее на две части: террор (изм) и «мирная» экспансия, можно придумать массу других определений.

Вы можете спросить, а я–то чего так «раскудахтался»? Ведь сам— то я успею нырнуть в «свой» ХХ век. Верно. Я на это очень надеюсь.

Но пока я жив, я человек, часть человечества. Перед моим разумом стоит выбор, и я обязан его делать.

Print Friendly, PDF & Email

11 комментариев к «Юрий Ноткин: Уходит ХX век»

  1. Интернет, виртуальное общение, океан информации, более быстрое передвижение в пространстве и т.п., конечн_о бросили нас в ХХ1 в.далеко вперёд, но ухода, хотя медленного, но неизбежного, бумажной книги жалко. Спвасибо, Юрий.

    1. Юрий Ноткин: Очень хотелось бы на это надеяться
      ————
      Надеятся это разумно, но впереди лежат ОГРОМНЫЕ проблемы. Когда я читаю «умные» речи Марка Цукенберга, то я понимаю, что миллионы таких как он просто НЕ ХОТЯТ применять собственный разум в этих делах, но это ещё «цветочки».

      «Ягодки» это апология Глобализма в статье Steven Horwitz: http://fee.org/articles/why-trump-and-sanders-see-losers-everywhere
      «Why Trump and Sanders See Losers Everywhere» («Почему Трамп и Сандерс видят везде проигравших»)
      Профессор экономики говорит всё очень правильно, но в его «модели мира» есть только «потребители» и «фирмы производители», у него абсолютно НЕТ КОНКУРЕНЦИИ «государств !!! В его модели мира американцы могут свободно иммигрировать в Китай, подавляющее экономическое или военное превосходство Китая над США ну никак не может изменить саму суть этой «модели мира» — но в США должно быть сильное «социальное государство» и государственное стремление к сокращению «имущественного неравенства».
      Это прямой путь в «1984». Я конечно надеюсь, что выход будет найден, но вполне допускаю, что только после новых 1914-45.

  2. Если «хорошего должно быть мало», и наш век это век информационного и технологического прогресса, то «хорошее» в 21 веке будет:
    1) крепкие и дающие удовлетворение личные отношения.
    2) критическое мышление и активное применение именно собственного разума в важных делах.
    3) чувство принадлежности к сообществу и сознание, что другие члены сообщества (даже не знакомые тебе лично) тебя ценят.

    Проблема с этими 3-мя вещами в том, что они вроде бы и не так сильно нужны, их легко можно заменить эрзацами — но постепенно их отсутствие становятся ФАТАЛЬНОЙ опасностью для всей цивилизации — и тогда уже будет поздно. Наверное, милосердный Б-г сотворил джихадистов для того, чтобы у нас был стимул решать эти проблемы пока их ещё можно решить.

  3. Михаил
    21 Август 2016 at 16:29
    Дорогой Юрий! Вы совершенно правы, задав вопрос:» А написано ли о Пастере и Флеминге столько же книг, да и помнят ли столь же отчетливо их имена благодарные потомки?» Свидетельством этому является упомянутый абзац, в котором перечислены болезни, к которым ни Пастер, ни Флеминг не имели отношения. Пастер нашел способ избавиться от бешенства, а Флеминг открыл пенициллин, который не помогает при гангрене. Но взятый ими на вооружение курс был все же правильным и привел к описываемым Вами результатам.
    ++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++=
    Уважаемый Михаил, насколько мне известно открытый А.Флемингом в 1928г пенициллин, благодаря работам ряда других ученых стало возможным получать в промышленных дозах, если не ошибаюсь только в 1940 -1941. Сам А.Флеминг был весьма скромен. Но весьма известный профессор медицины Оксфордского университета медицины сэр Гери Харрис говорил « Без Флеминга нет Чейна или Флори ,без Флори нет Хитли, без Хитли нет пенициллина» Чейн и Флори разделили с Флемингом Нобелевскую. Хитли был к сожалению оценен позже
    Но главное среди многих прочих болезней (читайте в Интернете), против которых начал применяться пенициллин была именно газовая гангрена (существуют и другие виды гангрены). Все это вы легко найдете , читая о пенициллине, гангрене и Флеминге.Правда о Сталине и Гитлере литературы много больше.
    Что касается Луи Пастера, то его заслуги перед человечеством далеко выходят за пределы лечения бешенства или сибирской язвы (из «моего» списка). Именно ему удалось помимо основания микробиологи и иммунологии, а можно сказать с их помощью, разработать метод приготовления прививок из болезнетворных возбудителей болезни, откуда произошла вакцинация. Именно благодаря массовой вакцинации были побеждены оспа, чума, холера, ранняя вакцинация применяется успешно и против туберкулеза. Про Пастера и других многчисленных но не столь широко известных, как Жуков или Роммель,героях этого фронта я начал узнавать в детстве из удивительно интересных и затрепанных книжек «Враг под микроскопом» и «Охотнитки за микробами».Рекомендую.
    В целом нахожу Ваш комментарий несколько категоричным, но ни А.Флеминга, ни Л.Пастера он не заденет.

  4. Мне, Юрий, понравилось. Хотя стало немножечко грустно.
    По поводу столетий.
    Если не ошибаюсь, то Эренбургом сказано про позапрошлыой век:
    «Век был долгим, начался в июле 1789 и кончился в августе 1914.»
    А боюсь, что про теперешний век скажут:
    «Он начался 11.09.2001»

  5. Дорогой Юрий! Вы совершенно правы, задав вопрос:» А написано ли о Пастере и Флеминге столько же книг, да и помнят ли столь же отчетливо их имена благодарные потомки?» Свидетельством этому является упомянутый абзац, в котором перечислены болезни, к которым ни Пастер, ни Флеминг не имели отношения. Пастер нашел способ избавиться от бешенства, а Флеминг открыл пенициллин, который не помогает при гангрене. Но взятый ими на вооружение курс был все же правильным и привел к описываемым Вами результатам.

  6. Путаница с календарной датой начала XXI века объясняется следующим:
    Если предположить, что когда вводили грегорианский календарь, первому году присвоили №0.то сто лет накопится к концу года №99. И можно будет сказать , что 1 Января №100- начинается второе столетие, то есть второй (II-ой) век. И так далее, то есть 1 Января 2000 года начинается XXI –ый век.
    Но если взять за основу, что первому году, вводя новый календарь, присвоили №1, а нулевого года вовсе не было, что соответствует действительности, то первый (I-ый) век кончился тогда, когда закончился год №100, и век второй (II-ой) начался 1 Января 101-го года. Аналогично XXI век наступил 1 Января 2001 года.
    Дополнительную путаницу вносит возраст человека, который отсчитывается с нуля, и, если ему довелось родиться, к примеру, 1Января 1900 года, и ему повезло дожить до 1 Января 2000 года, то в этот день его законно поздравляют со столетним юбилеем, и говорят, что он прожил целый век.
    Но всякая путаница на то и путаница, чтобы ее распутать, а арифметика- наука достаточно точная.

  7. Забыли про глобальную угрозу под титулом ИГИЛ
    В нашем Московском подъезде на изолированной лестнице собираются пирующие компании, которые не стесняются оставлять после себя отработанный мусор. Кто-то из них регулярно бьёт стекла в дверях, выходящих на лоджии. Как я понимаю, он недоволен жизнью. Кругом — относительно вписавшиеся в новый век люди, а он — нет. Со слабым общем образованием, и без специального. Амбиций много, амуниции мало. Вот и вымещает свою злобу. Пока на безответном стекле. Но при благоприятных условиях выместит её и на благополучных гражданах
    lbsheynin@mail.ru

  8. ХХ век не ушел, поскольку не ушли еще люди, сознание которых формировалось в этом веке.

    20-й век не ушел потому, что мы еще лет сто не будем знать, что означает ушедший век. Переход века формально — это переход от 23:59 31 декабря к 12:00 1-го января 2001 г. (или 2000-ного? я никогда не знал), и он ничем не отличается от любого нового года. Но в переносном смысле под веком все-таки понимается какая-то его характериситка. 19-й век я бы назвал веком революций против просвещенной монархии, которая всми силами старалась удержаться как гуманитарная альтернатива в рамках Западной цивилизации. С этой точки зрения 19-й век начался 14 июля 1789 г., а закончился сараевским убийством 28 июня 1914 г. Просвященные монархии провалились. На их почве выросли демократии 20-го века.

    20-й век характеризовался невиданной в Западной истории жестокостью тоталитарных режимов и попытками демократий им противосотоять. Хотя формально демократии победили, конец 20-го -начало 21-го веков не выглядят убедительно как победа добра над злом, как победа гуманизма, как «конец истории» в известной статье Фукуямы в конце 80-х. Плохо выглядит будущее демократий. Поэтому мы не можем сейчас знать, как через 70-100 лет историки (если еще будут существовать историки и их читатели) будут характеризовать суть 20-го века и его границы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *