Михаил Чабан: Перечитывая Бабеля (в оригинале и в переводах). Король. Продолжение

 175 total views (from 2022/01/01),  1 views today

А кто они такие — «бабы-молочницы». В России и в Одессе, в частности, это всем понятно. Всем, кроме переводчиков. Но их трудности можно понять. Как сказать по английски «баба»? Имея в виду простую житейскую русскую бабу, а не бабу-копер для забивания свай. Пороемся в словарях.

Перечитывая Бабеля

10. Сватовство Бени

Михаил Чабан

Продолжение. Начало

Во время налета

Что такое налет? Если разобраться. Вначале Бабель никак не квалифицировал действия Бени и его бандитов в ту ночь. Он написал просто — они пришли девятером с факелами и стали выводить и резать коров. Всего-то навсего. Так где же здесь налет? И на кого они налетели? На коров?! Они просто «слегка» намекнули Эйхбауму на серьезность их намерений. И они зарезали только шесть коров из его шестидесяти без одной. Чуть-чуть больше одной десятой части поголовья. Всего делов то.

И только потом, когда Беня собрался свататься к дочери Эйхбаума, Бабель объяснил ситуацию и назвал действия Бени налетом, ссылаясь на предыдущее событие. Если вы посмотрите в интернете, то налетом обзывается «бандитское нападение с целью грабежа». А какой здесь был грабеж. Они культурно зашли «в помещение», сели и по деловому поговорили о распределении прибыли. Ну, конечно, был некоторый элемент принуждения со стрельбой и убоем скота. Но ведь все это театр. Так что, если уже и был налет, то только чуть-чуть. Для декорации. Вы ж понимаете, Одесса!

Но переводчики поняли дело буквально. Налет, грабеж, караул, убивают! Куда полиция и ФБР смотрят! Когда надо — их никогда нет! При переводе для «налета» применены разные термины. Вот их перечень с основными словарными значениями для вашего собственного суждения:

raid — налет, рейд, облава

attack — атака, нападение, наступление, приступ, припадок, инсульт, критиковать,

robbery — ограбление, грабеж, разбой, кража, слишком высокая цена

Ну, какая же это была атака — attack. Это же не войнушка. Если только в переносном, иносказательном смысле. Ну, так это и жена мужа атакует, когда он поздно домой приходит. Если взяться за robbery, то это обычно ограбление. А что Беня награбил. Он, что вещи узлами выносил, телевизоры с компьютерами на телегу своего папаши загружал? Он пришел договариваться. Он, вообще, бы не пришел, если бы этот мосье Эйхбаум ответил хоть на одно из его трех писем. Это Эйхбаум во всем виноват, а не Чубайс. Ну, так, что же «ви хочити» — «ми» к вам писали. Чего же боле!

Вот raid — это действительно рейд. Но в обычной практике рейды проводят не бандиты, а как раз наоборот, против бандитов. Рейды, облавы проводит полиция. Так что куда ни кинь, везде то рейд, то атака, то ограбление. И некуда бедному бандиту податься!?

В ту грозную ночь

Употребляя выражение «грозная ночь» — Бабель, тем самым, накаляет страсти. Далее он употребляет это выражение еще раз. И все это с целью противопоставить те события сватовству Бени. Эту мысль он так и заканчивеет другим противоречием: победа — поражение.

Грозная ночь — ах, зачем эта ночь так была коротка! И еще помните, там же, или почти там же: «между тучами и морем гордо реет буревестник». А заканчивается все это: «Пусть сильнее грянет буря!» Ну, так и что, как вы знаете, она-таки грянула! И кому от этого лучше стало? Бабелю?! Буревестнику? Нам с вами? Так что лучше не надо нам этих грозных ночей с их горькими буревестниками.

Как вы думаете — мы слегка не отклонились от темы? Ну, так все же в мире связано. И не знаешь как развязать. Одни узлы. Так вот, за наши овцы: dreadful в переводе будет — страшный, ужасный, грозный, чудовищный, отвратительный, противный. То есть там есть «грозный». Так нехай и будет. А вот уже terrible этого «грозного» не содержит, а у него в смысле есть — страшный, ужасный, громадный.

Но больше всего это подходит для детских страшилок и фильмов ужасов. Но, опять, в здешней литературе существует кличка одного из наших царей Ивана Грозного как Ivan the Terrible. На самом деле это получается Иван Ужасный, а не Грозный. Но, слово dreadful здесь совсем не подойдет. Поэтому они и назвали нашего родного Ивана Грозного — Ivan the Terrible. И другого выхода у них не было. Ужасный был человек, ну совсем ужасный. Не то что нынешнее племя. Хоть любого назови, что были, что есть. Он им и в подметки не годится. Да, а Бабель здесь при чем?! А Бабель здесь совсем и очень даже не при чем. Он только маленькое колесико в большом механизме, которое смазывается кровью самих же механиков. Terrible!!

Доярка или баба-молочница

При налете на коровник Бабель описал поведения «баб-молочниц». А кто они такие — «бабы-молочницы». В России и в Одессе, в частности, это всем понятно. Всем, кроме переводчиков. Но их трудности можно понять.

Как сказать по английски «баба»? Имея в виду простую житейскую русскую бабу, а не бабу-копер для забивания свай. Пороемся в словарях. И тут вы без слова woman не обойдетесь. Это может быть countrywoman или peasant woman, но все равно woman — женщина. По английски просто «баба» сказать нельзя. Вот «леди» сказать можно. Они все здесь «леди» и это лучшее обращение к женщине. Вот такой здесь народ. Кричать на улице вслед женщине: Woman, woman! здесь, за границей как-то невежливо. Не оскорбительно, но невежливо. Хотя женщина может и обидеться. Не принято!

Поэтому Бабель задал переводчикам трудную задачку, которую они и не решили. Они «бабу» опустили и перевели только «молочницу»! Тремя разными способами. Все варианты грамматически правильные и все неправильные. По смыслу.

В тех же словарях farm-women — это скорей фермерша, крестьянка, а не чисто и узко по специальности — молочница. А вот milkmaids и dairymaids — это доярка, но ведь Бабель был грамотным и он тоже знал это слово «доярка», но он написал именно «бабы-молочницы».

А есть ли разница между «дояркой» и «бабой-молочницей»? Судите сами. Но Бабель, не смотря на ваше возможное мнение, почему-то написал именно «бабы-молочницы». Видимо это он и имел в виду. «Доярка» для него звучало сильно академично и не соответствовало духу его рассказа. «Доярки бегали туда-сюда» — абсолютно не звучит. Это уже колхоз. И нема музыки. Вот «бабы-молочницы» — совсем другое дело. Я это чувствую, а вы?

Что делают женщины в панике

На вопрос, что делают женщины в панике, Бабель ответил просто: «шарахаются и визжат». Но переводчики думают по другому. Так может быть в их странах женщины в таких условиях и ведут себя по другому. Но, с другой стороны, говорят, что женщины везде одинаковы. Не переживайте, мужчины тоже.

Как вы думаете «бросились обратно в ужасе» — lunged back in horror — (W) это то же самое, что «шарахались и визжали»? А где здесь, тогда, «визжали»? Если это одно и тоже, то, всегда пожалуйста. Вам нравится, тогда пусть так и будет.

Теперь о термине «шарахались». Он трудно дается переводчикам. А, кстати, попробуйте перевести еще один перл — «шандарахнуть»… Правда Бабель это слово не применял, возможно его попозже придумали.

Вот вопрос — куда надо шарахаться, в какую сторону? В принципе можно в любую. Даже и вперед. Смотря, где перед, а где зад. Почему надо объязательно шарахаться назад (lunged back). Бабы-молочницы, как раз и шарахались в разные стороны. Хотя бы потому, что бандиты во время налета были с разных сторон. И оттуда они и стреляли. Но все в воздух.

Если первый переводчик (W) и его заединщик (A) забыли, что женщины визжали, то два других, наоборот, уже обратили на это особое внимание. Кстати, визжать по английски можно по разному. Тут и yelp, и squeal, и screech, и shriek, и scream, и squall. И еще, наверно, есть.

Но зато первую часть — «шарахаться» они постарались предельно запутать, используя непонятные выражения. Scattered (P), как гласят словари, это что-то вроде разбросанный, разрозненный, но явно не шарахнутый. А dash (D) — это многозначное слово, от действия типа бросаться, рваться и до грамматического знака тире — черточки.

Ну, там где бросаться, там и шарахаться. Возможно. Потому, что шарахаться «это резко бросаться в сторону или назад от испуга, неожиданности» как объясняют специалисты. Но «резко бросаться» обычно это осознанное действие, а «шарахаться» более инстинктивное. Но, мы же с вами понимаем, эти тонкости трудно перевести на другой язык.

Как «дружить» с браунингом

С браунингом надо дружить по тыльную сторону дула. Иначе дружба может плохо кончиться. На то он и браунинг. Зачем он тогда нужен, если он «дружелюбный». Но Бабель, который и сам воевал и знал оружие, в данном эпизоде написал «дружелюбные браунинги». Он, естественно, имел в виду ситуацию, в которых налетчики не будут стрелять в «баб-молочниц».

Они их только отпугивали выстрелами. Чтобы не мешали процессу. И «дружелюбный» здесь имеет переносный смысл. Ни с кем они, эти браунинги, там не дружили. Они свое дело знали туго — стреляли, куда их направят. Почему-то читая фразу «дружелюбный браунинг» у меня возникает ассоциация с другим понятием — «дружелюбная теща». А у вас?

Но как по английски звучит это условное, кажущееся дружелюбие. А в буквальном смысле. Для чисто англоговорящих еще надо объяснить, что же это значит friendly Brownings. Там огнестрельное оружие есть у многих и они прекрасно знают, что это такое и с чем его едят. А вот что такое дружелюбный пистолет или винтовка — тут они надолго задумаются. Что же имел в виду автор — переводчик. Опять загадочную русскую душу? У них там есть другое понятие: friendly fair — дружественный огонь. Это когда свои стреляют по своим. По ошибке, конечно.

Да, забыл напомнить, что три из четырех переводчиков (кроме D) вместо friendly для естественного обозначения «дружеский», применили более редкое и мало сюда подходящее слово amiable, что, вообще-то, больше звучит, как любезный, а не дружеский. И еще каждый переводчик исхитрился для предлога «под» найти свою интерпретацию : from, from, before и under. Видимо, чтобы мы их отличали одного от другого.

Главное — во время … появиться

В Одессе говорят, что главное — это во время смыться. Но это касается обычно мужских дел. А у женщин совсем другой лозунг: «Главное — это во время появиться». И как при этом выглядеть. Особо важно подобрать момент. Циля Эйхбаум все эти тонкости хорошо понимала. Настоящая женщина!

Ну, вот вы себе на пять минут представьте. Циля в рубашке с глубоким вырезом среди бандитов, коровьей крови, выстрелов. Ну, вы ж понимаете, выскочила в одном неглиже, на других посмотреть и себя показать. Бедная девушка спросонья вскочила из-за стрельбы, на те же пять минут и в полной темноте «сделала себе лицо», прическу, маникюр и педикюр, и в одной рубашке выскочила во двор.

Причем все это было сделано с таким искусством и женской непосредственностью, что остается только удивляться. Даже Беня, битый и опытный, поверил и мгновенно купился. Ах, эти женщины! Ох, эти женщины!!

Если нам самим немножно повоображать, то Бабель нарисовал нам «картину маслом». Представьте себе сцену в театре. Скотный двор ночью при свете факелов. Люди — каждый занят своим делом — производительным трудом. Кто-то выводит коров из сарая-коровника, кто-то их мастерски забивает, кто-то стреляет в воздух и обеспечивает периметр сцены, кто-то визжит, как будто их щекочут, или режут. Затем … Те же и … Циля. Явление Цили народу! Все замерли, даже коровы. Беня стоит с открытым ртом. Пару минут немой сцены и … занавес. Совсем как в заключительной сцене «Ревизора».

Кстати, после этого эффектного выхода Циля у Бабеля не появлялась. Только легкое воспоминание о свадебном месяце: «Новобрачные прожили три месяца в тучной Бессарабии, среди винограда, обильной пищи и любовного пота.» И все. Циля исчезла. Нету Цили! Ее даже на свадьбе сестры Бени не было, пришел только ее отец. Повидимому за этим скрывается какая-то интригующе волнующая история, которую Бабель не захотел нам открыть. Потому что если откроешь, то как ее потом закрыть?!

Немножко поговорим, как выглядит основной женский ночной туалет по английски. Бабель обозначил его просто, как «вырезанная рубашка». Как вырезанная, где вырезанная, и, главное, насколько вырезанная, осталось вне нашего поля зрения. Поэтому здесь можно только строить догадки и фантазировать. Что и сделали переводчики.

Бабель сказал: «в вырезанной рубашке»! А вот вам набор переводов слов фразы, которую счел адекватной ситуации товарищ W.Morison и частично его редактор A.Yarmolinsky:

nought — ноль, ничто, ничтожество, бесполезный

nought save — ничто спасти, ноль экономит

save — спасать, охранять, защищать, беречь, экономить, избавлять, освобождать, за исключением, кроме,

V-necked — с V-образным вырезом.

Теперь попытаемся склеить какой-нибудь смысл из всего этого. Получаем вместо «в вырезанной рубашки» что-то типа: «носящая ее рубашку с V-образным вырезом ничто не спасающую». Кого и от чего надо спасать — save? Может быть действительно надо было Беню спасать от этой рубашки. Или от переводчика…

Ну, а три оставшихся товарища применили при переводе простой термин low-cut — низковырезанная, имеющая большой вырез. А почему рубашка была low-cut — низко вырезанной? У Бабеля такого нет. У него просто «вырезанная».

Зачем же низко вырезать. Я понимаю, они мужики, им чем ниже вырезана рубашка — тем лучше. Их только допусти до этого дела. И нечего удивляться, если бы они «бедную Цилю» вообще без рубашки во двор выпустили. Ну, вы теперь видите, что получается, когда мужики начинают описывать женское нижнее белье.

Вот, казалось бы, что за сложности перевести простую фразу: «дочь старика Эйхбаума — Циля». Да, но если сложностей нет, их можно придумать. И, конечно, каждый придумает по разному. Иначе же скучно. Посмотрите сами. Даже конструкции фраз разные.

Ну, конечно, Бабель один, а их много. Я уже не говорю про бедную Цилю, которую каждый изуродовал по своему. Прямо маньяки какие-то. Сексуально-лингвистические.

Победа — она же и поражение

Перед тем, как победа Бени стала его поражением, Бабель объяснил этот феномен. Вот как он это сделал, я позволю себе опять и полностью процитировать (шоб вы не забыли) эту шикарную полусексуальную фразу: «… в ту грозную ночь во двор выбежала в вырезной рубашке дочь старика Эйхбаума — Циля.» А затем уже и идет победно-пораженческая фраза: «И победа Короля стала его поражением.» Она выбежала и одержала полную победу по всем фронтам и направлениям. Это надо уметь. Причем находясь только в ночной рубашке. Правда, с глубоким вырезом. Я только опять могу с восторгом и восхищением (я думаю, что искренним) повторить: «Ах, эти женщины! Ох, эти женщины!» Загадка природы. Даже много загадок. Постоянные загадки.

И, вообще, философски рассуждая, я бы не сказал, что брак — это поражение. Хотя, соглашусь, что его можно толковать с разных женско-мужских сторон. У каждого свои проблемы. Прибыля и убыля. И нам ваших не надо. А тогда скажите мне — что проиграл Беня!? От брака с Цилей, дочерью Эйхбаума? Беня, на то он и Король, чтобы всегда выигрывать. Король выигрывает у всех, кроме тузов и козырных.

Спрашивается — какие у мужчин над женщинами могут быть победы? Сплошные поражения. Это мужчины думают, что это победы. Ну, так и нехай себе думают. Дурак думкою багатие.

Вы там потом, дальше увидите, даже мальчика-мужа для своей больной сестры Беня купил не на свои, кровные и кровавые, а на деньги Эйхбаума. А что проиграла Циля? Она получила в мужья не какого-нибудь сопляка, а страстно любящего Короля. Да, пусть даже и Короля бандитов.

Я уже не говорю о самом Эйхбауме. Зятем у него стал сам Король. И его бизнес стремительно пошел вверх, хотя Бабель далее не заостряет на этом внимания. Но это и так понятно. Такова логика экономического процесса по товарищу нашему, Марксу. Вы же знаете — если у тебя есть хорошая крыша, то твое дело правое, победа будет за тобой. Спокойненько можешь делать деньги-товар-деньги. А без «крыши» тебе никакой Маркс не поможет. Проверено временами и нравами.

А если уже начать говорить серьезно о победах и поражениях, то, конечно же, Бабель опять использовал иронию в качестве своего рабочего инструмента. Ну, как у некоторых паяльник. Поэтому не надо так сильно переживать! Никто не пострадал. Победили все. Победила дружба! Ура-а!

Конструкция фразы, на удивление, у всех переводчиков оказалась одинаковой. Правда товарищ (D) вместо победы — victory использовал triunph, что оригинально, но неравнозначно. Victory — это победа, а вот triumph — триумф — это ее празднование. Триумф наступает только после победы, в ее результате. Когда уже есть что праздновать. Сначала победа, а потом триумф. Это также просто, как «сначала деньги, а потом стулья». Или как дважды два … сколько там будет?

Поражение, разгром — defeat не то же самое, что downfall Список сокращений . Смысл термина downfall в падении, крушении, ну это, например, как падение с верхней полки в вагоне. Можно считать это поражением? Смотря, что вы там делали и как сильно пострадали.

Как надо входить в комнату

Беня знал, что он хочет и был уверен в себе — Король. Он шикарно по тем временам оделся, пришел и сразу же перешел к делу. А что тянуть? Как только вошел в комнату, так сразу и к делу. Без обсуждений погоды, мировых новостей, здоровья знакомых и близких. Надо еще уметь так войти в комнату. Конкретно и уверенно. Как к себе домой. Шо ви хочите?! Король!

И правильно сделал. Хорошо, что он не взял с собой переводчиков. Они бы его научили. Так он все-таки зашел пешком в комнату — walked into (W и A) или вошел-вступил — entered (P) -, или представил себя в визите — presented himself on a visit (D)? Повидимому — каждому свое.

Как и за что «хватает» удар

Что такое «хватил удар» с медицинской точки зрения. Это инсульт, кровоизлияние в мозг. Но Бабель не выступал в этом рассказе в качестве эскулапа и он не измерял старику Эйхбауму давление и не ставил ему медицинский диагноз.

Так вот, ребята, никакого строка — stroke у Эйхбаума не было. К нему пришел Король бандитов просить руки его дочери. Это было полной неожиданностью и конечно Эйхбаум сильно удивился. Еще даже больше, чем сильно удивился. У него даже перехватило дыхание от такого внезапного нахальства и наглости. Только что Беня его ограбил, и вот он тут — просит руки его дочери.

Но, не забывайте, что Эйхбаум был тертый и ушлый мужик, хотя и еврей. А может быть именно потому что еврей. У него же было 59 коров (шестьдеят без одной). Не считая шестерых коров, зарезанных парнягой-мясником Бени при налете. У него работало много баб-молочниц. Кроме того, коров надо кормить. Молочницам надо платить и, вообще, уметь иметь с ними дело. Молоко надо продавать или перерабатывать. Коровий навоз надо вывозить, а то в нем утонешь.

Да и сам налет был тоже большим нервным испытанием. Но Эйхбаум не сдал. Повел себя рационально и свел убытки к минимуму. И после налета надо было быстро распорядиться зарезаными шестью коровами. Разделать, продать. Корових туш много, один Привоз — самый крупный одесский рынок, их мог не «переварить». Нужны были другие варианты, например, кафэ, рестораны. Дел — выше крыши. Надо было думать и срочно решать — мясо могло испортиться. Проблемы, проблемы.

И что вы скажите — при этом каждый раз в обмороки падать!? Это большой бизнес и чтобы им заниматься, вовремя решать все вопросы и проблемы нужны хорошие мозги и здоровье. Так что тут не до сердечных приступов. Крепкий мужик был Эйхбаум. Как говорили в Одессе, его и оглоблей не прибьешь.

Тогда «легкий удар» из медицинской области перекочевывает в морально-бытовую. А там таких выражений сколько угодно. «Ой, ви знаете, я как это услышала, я просто очумела, меня прямо удар хватил!» Но при этом она сама вполне здоровенькая, достаточно полненькая и шибко красноречивая для «ударенной». И это в Одессе говорят сплошь и рядом. И Бабель так сказал. А почему бы и нет, если все так говорят.

Вообще-то «хватил удар» — это народное выражение. Врач же не запишет в историю болезни: «пацианта хватил удар». Там есть свои медицинсткие термины. Но»хватил» это же не had — имел и не suffered — страдал, как утверждают переводчики.

Перевести буквально слово «хватать», когда рядом стоит «удар» на английский — получится полная белиберда ивановна и читатели ее не поймут. Вот при переводе и приходится переводить не понятиями, а словами, понятными англоговорящим читателям. Но, заодно теряется и суть.

Такое бывает и часто. Ну, а что делать? Вот, кстати, как вы переведете на английский «дал дуба»? Буквально: gave oak — и кто вас тут, по заграницам, поймет? Они здесь совсем тупые. Придется применить что-то типа died — умер. И вся экзотика и внутренняя философия фразы «дал дуба» тут же умерла и исчезла. Вот такая наша жизнь!

Сколько в старике было той жизни

Бабель, как мы уже говорили, не был доктором и не мог точно определить сколько лет осталось жить старику Эйхбауму. А вы бы смогли? Бабель своим внутренним писательским зрением на взгляд прикинул и сказал приблизительно «лет на двадцать». Если бы он знал точно, он бы сказал «на двадцать лет». А перестановкой слов он и выразил приблизительность оценки: «лет на двадцать». Но без всяких гарантий, чтобы избежать возможные последующие претензии со стороны наследников.

Но, вот переводчики решили иначе. Они хором и без всяких сомнений назвали точную цифру: another twenty years. И все! Не девятнадцать и не двадцать один, а именно и точно — двадцать! И никаких гвоздей. Двадцать и с гарантией! Ну, правильно, кто в случае чего их потом в ихних Англиях — Америках достанет.

Кроме того, конструкцию фразы каждый из переводчиков соорудил по разному, что может быть и неплохо — вы теперь имеете разнообразие. Мыслю-то каждый выразил. Свою. Но где же изначальный бабелевский смысл?! С юмором и иронией. Они «обое» остались за бортом.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Михаил Чабан: Перечитывая Бабеля (в оригинале и в переводах). Король. Продолжение»

  1. 1) Навоз не требовал вывоза. По опыту других городских молочных ферм известно, что мужики привозили туда сено-солому и прочие объёмные корма и вывозили навоз. Возможно, с нулевым сальдо по расчётам, но возможно и не с нулевым. К сожалению, исследователи мало обращают внимание на подобные сделки, хотя в них — вся суть и вся прелесть полит-экономии.
    2) Баба по-английски (возможно) Скво (или Сквау — не знаю, как принято у индейцев Америки).
    3) В старом русском был термин Нарыск. (подозреваю, что Нарышкины взялись оттуда). Но был ли Нарыск Демонстрацией силы, как налёт ватаги Бени, или что-то большее — не берусь судить.

    1. Прошу прощения. Кто сказал, что бабы-молочницы суть штатные доярки ? Почему не могло быть так, что в сезон Большого молока Эйхбаум нанимал подёнщиц ? И что именно они собрались на ферме перед утренней дойкой.?
      lbsheynin@mail.ru
      И почему они вообще доярки ? Разве не могли они быть — выражаясь высоким стилем — дистрибьюторами ? У каждой была повозка для молочных бидонов (с осликом), которую каждая развозила по своему. маршруту по постоянным покупателям — клиентам фермы.
      Бабель знал, как был организован молочный бизнес Эйхбаума, его читатели тоже знали. Два слова «бабы-молочницы» объясняли картину.. Мы же ничего этого не знаем. И переводчики вряд ли знали. Тут надо до всякого перевода засесть за источники (если они есть) и выяснить в деталях , как работали городские молочные фермы — не только в Одессе, но и во многих др. городах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *