Лев Мадорский: Королева второго плана (К 120-летию со дня рождения Фаины Раневской)

 207 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Палитра актёрского мастерства актрисы необычайно велика и разгообразна. Раневская не только талантливая актриса, но и необычайно талантливый человек. Фаина Георгиевна была талантлива во всём, что бы ни делала. Так она обладала несомненным литературным даром.

Королева второго плана

(К 120-летию со дня рождения Фаины Раневской)

Лев Мадорский

Фаина Раневская — уникальная актриса. То, что она сделала в театре и в кино, не имеет аналогов. Нет другой актрисы, которая играла бы, в, основном, роли второго плана и, одновременно, которую многие энциклопедии включили бы в десятку самых великих актрис, ХХ века. Это невероятно, но некоторые российские фильмы вспоминаются по тем крошечным эпизодам, где Раневская сказала знаменитые «Муля, не нервируй меня» («Покидыш» 1939 г.), «Красота — это страшная сила» («Весна» 1947 г.), «Королевство маловато. Разгуляться негде!» (Золушка 1947 г.).

«Я родилась в конце прошлого века, когда ещё было модно падать в обморок»

Так Раневская напишет в своих так и неизданных воспоминаниях. В начале следующего века Раневская, уже будучи начинающей актрисой, действительно, упала в обморок, встретив в Москве своего кумира, артиста МХАТа Василия Качалова. Позже они дружили до смерти великого артиста в 1948 году.

Фаина Григорьевна (Георгиевна) Раневская, (Фанни Гиршевна Фельдман) родилась 15 августа 1896 года в еврейской семье в небольшом городе Таганроге с крупной еврейской диаспорой. Дом 10 на улице Фрунзе, где Фанни (так звали её в семье ) родилась и прожила 19 лет, стоит до сих пор. Папа — Гирш Хаймович был человек весьма состоятельный. Он владел фабрикой сухих красок, несколькими домами и даже пароходом «Святой Николай». Мама, Милка Лейбовна, получила хорошее образование, но ни она, ни её муж, «владелец заводов, газет, параходов…», не были большими любителями театра, актёров в семье тоже не было и когда через много лет Фаина скажет, что хочет стать актрисой, поддержки родителей у неё не будет. У Гирша и Милки было трое детей. Младший сын умер совсем маленьким.

Несмотря на то, что в семье Фанни очень любили, она всегда говорила, что была в детстве несчастлива. И в школе (Фаина до шестого класса училась в Мариинской гимназии) она тоже чувствовала себя одинокой и несчастной. Некоторые биографы объясняли это лёгким заиканием, но, по моему, дело не в заикании. Дело, скорее, в особенностях характера. Думаю, что уже в детстве проявился характер будущей великой актрисы, который мало изменился до конца жизни: самостоятельный, замкнутый, как сейчас принято говорить, некоммуникабельный. Как позже говорила Раневская: «Я кошка, гуляющая сама по себе». Можно сказать без преувеличения, что одинокой и несчастной Фаина Георгиевна чувствовала себя всю жизнь. Не случайно уже в последние годы жизни она сказала: «Если бы я уступила просьбам и стала писать о себе, то это была бы жалобная книга». Такое у неё было предназначение, такой характер, можно даже сказать, такая судьба.

В шестом классе Фаина уговорила родителей из школы её забрать и к ней стали приходить домой учителя. Впрочем, учителя были хорошие, девочка любила читать и качество её образования если и отличалось от школьного, то, скорее всего, в лучшую сторону.

«Актёрскому мастерству нельзя научить — это в крови»

Фаину с раннего детства тянуло к лицедейству. Уже в 4 года она, как говорила сама, «изображала всё, что попадается на глаза». Любимое занятие малышки — кукольный театр, в котором над занавеской появлялся дворник, нищий, священник. Не только появлялся, но и говорил какие-то слова, которые придумывала сама Фанни. Но осознанное решение стать актрисой пришло позже, после посещения спектакля МХАТ «Вишнёвый сад» в 1910 году. Фаине повезло. Она увидела игру великих артистов: О. Книппер (Раневская), К. Станиславского (Гаев), В. Качалова (Петя Трофимов), И. Москвина (Епиходов), некоторых других. Позднее, уже работая в театре, Фанни Фельдман берёт себе как псевдоним фамилию главной героини этого спектакля.

Родители, как я уже упоминал, были против того, чтобы Фаина стала актрисой, и в 1915 году в возрасте 19 лет она уходит из дома. В московские театральные школы её не приняли и талант девушки, внешне не очень привлекательной и актёрскому мастерству нигде не учившейся (если не считать недолговременных занятий в частной студии А. Ягелло), оценить не сумели. Об этом можно судить по рекомендательному письму антрепренёра одного из московских театров Соколовского, с которым начинающая актриса приехала к директору подмосковного дачного театра:

«Дорогой Ванюша, — писал Соколовский, — посылаю тебе эту дамочку, чтобы только отвязаться от нее. Ты уж сам как-нибудь деликатно, намеком, в скобках, объясни ей, что делать ей на сцене нечего, что никаких перспектив у нее нет. Мне самому, право же, сделать это неудобно по ряду причин, так что ты, дружок, как-нибудь отговори ее от актерской карьеры — так будет лучше и для нее, и для театра. Это совершенная бездарь, все роли она играет абсолютно одинаково, фамилия ее Раневская…».

Так не просто начинались скитания Раневской по театрам: Малаховка (под Москвой), Керчь, Феодосия, Кисловодск, Ростов на Дону. В основном, это были роли в массовке. В феврале 1917 года семья Фельдман эмигрирует из России и материальное положение Фаины (за массовки платили гроши) становится особенно тяжёлым.

Лучшие роли в театре

У Фаины Георгиевны много прекрасно сыгранных ролей, но лучших, пожалуй четыре: Шарлотта «Вишнёвый сад», Васса «Васса Железнова», Зинка «Патетическая соната», Берди «Лисички», Сэвидж «Странная миссис Сэвидж».

Шарлотта (Театр актёра)

В это трудное, критическое время огромное дарование Раневской заметила известная актриса и театральный педагог Павла Леонтьевна Вульф и летом 1918 года её приняли в труппу Театра актёра в Евпатории. Первая роль Раневской — Маргарита Каваллини в спектакле «Роман». Однако, настоящим дебютом на сцене стала не Каваллини, а роль Шарлотты в «Вишнёвом саду».

Раневская сыграла Шарлотту необычайно ярко и убедительно, вызвав восхищение зрителей и труппы. Такое впечатление, что начинающая актриса, играя Шарлотту, играла саму себя. Свою судьбу, одиночество, оторванность от людей. П. Вульф впоследствии вспоминала: «Как сейчас вижу Шарлотту-Раневскую. Длинная, нескладная фигура, смешная до невозможности и, вместе с тем, трагически одинокая». Можно сказать без преувеличения, что в сентябре 1918 года родилась великая актриса. Таким образом, «Вишнёвый сад» стал определяющим спектаклем в жизни актрисы. С ним связаны и псевдоним, и первые театральные впечатления, и первая блестяще сыгранная роль.

Несмотря на большой успех в «Вишнёвом саду», Раневская долго в Евпатории не задерживается. Горячий, неуживчивый, не расположенный к компромиссам характер не позволяет ей долго работать в одной труппе, и скитания по театрам продолжаются: Баку, Смоленск, Архангельск… Актриса проходит хорошую театральную школу в спектаклях: «Живой труп», «Последняя жертва», «Без вины виноватые», «На всякого мудреца…», «Гроза», «На дне», «Ревизор», «Женитьба» и других. В 1931 году Фаина Георгиевна, наконец, попадает в Москву и с этого момента, её скитания по театрам продолжаются уже в пределах столицы.

Зинка (Камерный театр)

Это был любимый театр Раневской. Она попала на его открытие в 1914 году, а позже посещала в каждый свой приезд в Москву. В 1931 году Фаина Георгиевна пишет письмо главному режиссёру театра А.Я. Таирову с просьбой о приёме в труппу и Александр Яковлевич приглашает её на дебют в спектакле «Патетическая соната» Николая Кулиша. Это был трудный дебют для провинциальной актрисы. Вся роль происходила на большой высоте, а актриса страдала боязнью высоты. К ней даже вернулось лёгкое заикание. «Если бы Таиров сказал тогда «Не верю!», вспоминает позже Раневская, -я бы покинула театр навсегда». Но режиссёр верил в талант актрисы и поддержал её. Премьера прошла с большим успехом. Записи спектакля, конечно, нет, но очевидцы рассказывают, что Раневская сыграла проститутку Зинку блестяще. И опять, как и в роли Шарлотты, играла она свою судьбу — неприкаянную и одинокую. Как вспоминал артист Константин Михайлов: «В её глазах застыла безмерная тоска горького одиночества». Как выяснилось позже — застыла на всю жизнь.

После премьеры Таиров поднялся наверх по шаткой лестнице и обнял актрису. Поздравить Раневскую пришла в театр и Павла Вульф. Её первые слова были: «Мы победили!». Однако спектакль быстро сняли из репертуара, посчитав идеологически неверным, а Кулиш попадает на 10 лет в Соловки. В новом спектакле В.Вишневского «Оптимистическая трагедия» для Раневской роли не нашлось и она уходит из театра в ЦТКА, сохранив с Таировым самые дружеские отношения.

Васса Железнова (Центральный Театр Красной Армии)

«Режиссёры не любили меня. Я всегда проявляла слишком много инициативы».

В этом театре Фаине Георгиевне повезло и она сразу получает главную роль в пьесе Горького «Васса Железнова». Роль была очень трудная (Васса — необычайно сильный человек с мужским, волевым характером) и Раневская снова закомплексовала. Как изобразить такую женщину-колосс? Женщину, которая соткана из противоречий, в которой, как писала актриса: «…рядом с волчьей хваткой капиталистки живёт звериная тоска». Она даже пишет письмо Алексею Максимовичу с просьбой совета, но ответа не получила. Великий писатель вскоре умер, не дожив до премьеры.

«Вассу Железнову» ставили позже многие театры (последняя постановка в Тюмени в 2013 году), но Раневская была первая. Через много лет она даже написала статью о работе над этой ролью. «Я была потрясена силой горьковского гения, — пишет актриса,— а сама Васса внушала мне и чувство сострадания, и ужас, и даже омерзение. Образ Вассы неотразимо привлекал меня своей трагической силой, ибо в мировой драматургии эта пьеса навсегда останется одной из величайших трагедий собственности…». Театральный критик Ю.Юзовский, который видел спектакль с Вассой-Раневской, вспоминает: «Вот она, сложив руки на животе, несколько отступает от собеседника и посматривает на него с хитрой ухмылкой, с веселым огоньком в глазах, и вдруг как размахнется каким-либо словом! Походка вольная, широкая, руки свободные, большие: много какой-то просторности, энергии, которой у нее — запасы. Она любит подразнить, но не от ехидной придирчивости, а от этой вот ершистости, задиристости, презрения к людям, цену которым она знает».

1939 год — один из самых трудных в жизни великой актрисы. Её приглашают на работу в Малый театр. Она соглашается. Не только потому, что работать в Малом театре всегда было почётно, но и потому, главным образом, что в последнее время у Фаины Георгиевны были творческие противоречия с художественным руководителем театра Ю. Завадским. Увольнение проходит со скандалом. Директор театра Угрюмов, разумеется, с согласия Юрия Завадского, пишет статью в газету «Советское искусство» о борьбе с «летунами», где обвиняет Раневскую в погоне за длинным рублём. После такой статьи (вспомните, что это были годы, когда все ждали ночного звонка в дверь) актрису в Малый театр не приняли. В 45 лет заслуженная артистка России, широко известная и любимая народом, остаётся без работы, без жилья и без семьи.

Четыре года без театра

Павла Вульф

«Моим единственным педагогом была Павла Леонтьевна Вульф — прекрасная актриса и такой же человек».

Единственное место, где она могла жить, была кухня её подруги и наставницы Павлы Вульф. Там Раневская и прожила целый год. О бедственном положении актрисы узнал руководитель комитета по Культуре (сегодня это равносильно министру Культуры) Михаил Храпченко. Он вызвал Раневскую и написал две записки: «Принять в труппу Малого театра» и « Выплатить зарплату за год за вынужденнный прогул». Фаина Георгиевна уговорила министра обе записки порвать. Первую — потому что силовое назначение, по её мнению, неминуемо вызовет ненависть труппы, а вторую — так как не хотела брать деньги, которые не заработала. У Фаины Георгиевны всегда был независимый характер и она всю жизнь избегала обращаться за помощью к власть имущим.

Четыре года Раневская не работает в театре. 1939-1941 гг. — она актриса Мосфильма, а 1941-1943 — актриса Ташкентской киностудии.

Берди (Театр Драмы)

«Я не умею играть. Я живу в образе»

В 1943 году актриса возвращается из эвакуации в Москву и жизнь её постепенно налаживается. Раневской дают комнату в сталинской высотке на Котельнической Набережной и приглашают в театр Драмы (художественный руководитель Н. Охлопков), сегодня театр им. Маяковского. В эти годы Фаина Георгиевна много играет. Особенно известно её исполнение роли Берди в пьесе Л. Хеллмана «Лисички» из американской жизни. И снова это роль, несчастной, одинокой, мечущейся женщины, близка Раневской. Берди, примерно, также как Фаина уходит из дома. «Для меня,— позже напишет актриса, -это была перекличка с собственной судьбой». Действительно, Фаина Георгиевна не играет роль, она живёт в образе.

Пьесу «Лисички» критики называли американским «Вишнёвым садом». Когда мы сравниваем две пьесы, то видим, что всё здесь тесно переплетается и вызывает похожие ассоциации. И там и тут мечта, романтика, душевная тонкость вступают в борьбу с жёсткой реальностью, деловой практичностью, меркантильностью. Хотя и у Чехова, и у Хеллмана, вроде бы, побеждают деньги, для зрителей правда остаётся на стороне мечтательниц Берди и Раневской. Символично связывает два спектакля и то, что Берди играет артистка с фамилией-псевдонимом Раневская.

Миссис Сэвидж в «Странная миссис Сэвидж» (театр им. Моссовета)

В 1949 году Раневскую приглашают в театр им. Моссовета, который становится главным театром (с перерывом с 1953 -1964г.г. в театре им. Пушкина) до конца театральной жизни актрисы. В этот период Фаина Георгиевна много играет. Наиболее известные роли: Манька спекулянтка «Шторм», Люси Купер «Дальше тишина», Сэвидж «Странная мисс Сэвидж» американского драматурга Джона Патрика. Разногласия с художественным руководителем театра Юрием Завадским продолжаются. Об одном из столкновений актрисы и режиссёра рассказывает театральный критик Виталий Вульф. В ответ на замечания Завадского, касающиеся исполнения Раневской знаменитой роли Маньки-спекулянтки (некоторые зрители приходили специально, чтобы посмотреть сцену разговора Маньки с комиссаром и потом, не дожидаясь конца акта, уходили), Раневская отвечает: «Хорошо, Юрий Александрович. Я постараюсь играть похуже».

Роль миссис Сэвидж становится не только главной, но и любимой ролью Раневской. Тут, как и в ролях Зинки, Шалотты, Берди, личность героини тесно и глубоко перекликается с личностью актрисы. Странная, непонятная, одинокая Сэвидж, во многом, похожа на странную, непонятную, одинокую Раневскую. Снова, как и в роли Берди, романтика и мечта сталкиваются с деньгами и жестокой реальностью жизни. К сожалению, сегодня нельзя увидеть Раневскую-Сэвидж, так как сохранилось видео спектакля, где Сэвидж исполняет Марецкая. Однако, судя по оценкам критиков и рассказов очевидцев (в частности, моей жены, смотревшей этот спектакль с Раневской), в этой роли Раневская затмила Марецкую. Невероятное совпадение образа героини и исполнительницы создаёт настоящий шедевр.

Такого успеха театр, пожалуй, ещё не знал. Спектакль постоянно прерывался аплодисментами. Билеты были раскуплены на несколько месяцев вперёд. Вот, например, что пишет один из критиков: «Бледны и вторичны слова перед этим живым, неповторимым созданием большого, страстного, щедрого искусства Фаины Раневской». А писатель Збигнев Войцеховский в своей книге «Раневская», мне кажется, нашёл точные и щемящие слова «В какой-то момент зрителям стало ясно — до боли в груди ясно, что эта странная миссис Сэвидж ничего не придумывает, она вспоминает, она не утешает наивно — она рассказывает о своей жизни. Это у нее лично были такие вот проявления, это она лично видела в этих совершенно обыденных словах ту самую любовь, которой так дорожила, которая и сейчас согревает ее. Образ странной миссис Сэвидж вдруг наполнился настоящими живыми воспоминаниями, воспоминаниями любящей женщины, которая когда-то была счастлива с мужчиной…».

Работа в кино

«Я ничего не сделала из того, что могла»

Эти слова актрисы более всего относятся к кино, потому что Раневская хотя и снялась во многих фильмах, но это, в основном, роли второго плана. Если многие спектакли с участием Фаины Раневской не сохранились, то её киноработы можно увидеть, практически, все. Хотя роли эти, в основном, эпизодические, небольшие, иногда даже без слов (для таких ролей актриса, как 4-летняя Фанни в детстве, сама придумывала слова), но именно в этих ролях проявилось в полной мере комическое, сатирическое мастерство Раневской, её чувство юмора.

Вот, например, придуманные самой актрисой гениальные реплики к фильму «Лёгкая жизнь» 1965 г., где она играет спекулянтку Маргариту Ивановну:

— Здравствуйте! Я ваша родная тётя. Я приехала из Киева. Я буду у вас жить.

— И по ночам покоя нет. Во сне вижу только милиционеров.

— С ума сойти, какой вы интересный!

— У меня для вас есть галстук: там такое нарисовано, такое нарисовано, что мне стыдно вам показывать. Дома посмотрите!

— До свидания, дорогая, до свидания, моя прелесть!… Чтоб тебя чёрт взял!

— Дон Жуан-надомник! Язва на лице общества!

Готовясь к написанию очерка, пересмотрел эпизоды с Раневской из разных фильмов («Шторм» «Первый «, «Дума про казака Голоту».»Таперша»,»Слон и веревочка», «Подкидыш»,»Мечта», «Небесный тихоход», «У них есть Родина», «Весна»,»Карты не врут», «Свадьба»,»Человек в футляре»,»Драма».»Золушка») и ещё раз поразился её актёрскому мастерству: точности жеста, бурной выразительности мимики, удивительному обаянию даже в отрицательных ролях. Начинаешь понимать в полной мере, что титул «королевы ролей второго плана», присуждённый актрисе во многих энциклопедиях мира и вынесенный в заголовок, Раневская получила заслуженно. У Фаины Георгиевны невероятный дар перевоплощения. Она естественно и узнаваемо играет и злодейку, и ханжу, и странную чудачку, и хитрую, себе на уме торговку, и мечтательницу… Можно долго перечислять. Палитра актёрского мастерства актрисы необычайно велика и разгообразна.

Раневская не только талантливая актриса, но и необычайно талантливый человек.

Фаина Георгиевна была талантлива во всём, что бы ни делала. Так она обладала несомненным литературным даром. Дружившей с Раневской актрисе Нине Сухоцкой удалось прочесть часть книги-мемуаров, которые актриса написала, а потом сожгла. Сухоцкая пишет, что «это было одно из самых талантливых произведений мемуарной литературы ни на одной другое непохожее». А Сергей Юрский, которому тоже посчастливилось прочесть эту рукопись, написал: «Это была великолепная проза — сжатая, выразительная, глубокая и оригинальная». Когда Раневская попробовала писать красками, то стала писать один за другим прекрасные пейзажи. Потом, к великому сожалению, тоже их сожгла. Сохранился только один осенний пейзаж, который удалось спасти. Пейзаж висел в квартире Сухоцкой и, как писала актриса в воспоминаниях, «…служил объектом розыгрыша заходящих ко мне художников и искусствоведов: они восхищаются этим рисунком, а на вопрос «кто художник», называют известные имена». Кроме того, Раневская, которая никогда не училась музыке, прекрасно пела, аккомпанируя себе на гитаре или рояле.

К необыкновенным талантам Фаины Георгиевны я отношу и получившие широкую известность её изречения, многие из которых можно по праву назвать афоризмами. Вот некоторые из них, которые поразили меня лаконичностью, глубиной, неожиданностью сравнения.

  • Есть люди в которых живет Бог, есть люди которых живет дьявол, а есть люди в которых живут только глисты.
  • Трагедия мужчин: одни женщины — не по душе, другие — не по зубам, а третьи — не по карману.
  • Что-то давно мне не говорят что я бл*дь. Теряю популярность.
  • Женщина, чтобы преуспеть в жизни, должна обладать двумя качествами. Она должна быть достаточно умна для того, чтобы нравиться глупым мужчинам, и достаточно глупа, чтобы нравиться мужчинам умным.

Смерть Раневской

Раневская прожила большую жизнь. Была любимицей народа. Удостоена многих высших правительственных званий и наград. Но заканчиваю очерк на грустной ноте. Может быть ещё и потому, что в последние годы жизни великая актриса чувствовала себя особенно одинокой и несчастной.

Последние годы жизнь актрисы скрашивала дворняжка «Мальчик», подобранная на улице. Умерла Фаина Георгиевна Раневская от сердечно-лёгочной недостаточности 19 июля 1984 года на 88-ом году жизни. Похоронена на Новом Донском кладбище.

Несколько слов в заключение

Фаина Раневская — сплошное противоречие. Беспардонное хамство и нежная беспомощность души, умение обзаводиться врагами на каждом шагу и находить удивительных и верных друзей, необразованность с одной стороны и мощный интеллект — с другой, регулярное сиденье без ролей. И — одиночество. Постоянное ощущение одиночества…

  • Кто бы знал моё одиночество? Будь он проклят талант, который сделал меня несчастной.
  • Спутник славы — одиночество.
  • Ребёнка с первого класса школы надо учить науке одиночества.
  • Если у тебя есть человек, которому можно рассказать сны, ты не имеешь права считать себя одиноким.
  • Бог мой, как прошмыгнула жизнь, я даже никогда не слышала, как поют соловьи.
Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Лев Мадорский: Королева второго плана (К 120-летию со дня рождения Фаины Раневской)»

    1. И Вам, «правильный», спасибо. Самое неприятное при написании автобиографических очерков, когда тексты уходят в пустоту…

  1. Она сама сознательно и добровольно влезла в эту \»петлю\»
    Ты, Яков. на мой взгляд, правильно расставил акценты. Чем больше я знакомился с жизнью Раневской, тем больше понимал, что она ( можеи быть, вопреки своему гениальному дару, а, скорее всего, благодаря ему) была обречена быть одинокой и несчастной. Написал благодаря, потому что мы, простые смертные, не знаем как себя ощущает в мире гениальный человек. Это великая тайна. Когда Моцарту незнакомец заказал Реквием, то Вольфанг так погрузился в написание этой траурной музыки, которой раньше никогда не писал, что уже не смог встать с постели. Козьма Прутков написал: «Хочешь быть сачтлливым, будь им.» Это же относится и к несчастью. Очень часто мы становимся счастливыми или несчастными не потому что так сложились обстоятельства, а потому что это наш выбор. Быть несчастливой- выбор Фаины Герогиевны. Она так погрузилось в мысли, что она несчастна. что, действительно, стала несчастной. Рад, что ты разглядел суть очерка…

  2. Спасибо, Лёва, за очередную добрую статью, о великой Раневской.
    Наверное, к моему комментарию не надо относится серьёзно — я не большой любитель и знаток театра.
    Хотя, конечно, я не мог \»пройти мимо\» фильмов с участием Раневской, как и любой из моего поколения, видел и некоторые спектакли …
    Твой очерк вызывает только чувство благодарности и уважения к Актрисе Ф.Г.Раневской.
    Но (уж прости) мне этого мало. В тексте почти нет упоминаний о ней, как о человеке, женщине, которая жила среди огромной массы людей, в очень не простое время …
    Лев, ты всё время делаешь упор на её \»странный\» характер, приведший к одиночеству, и,
    вызывающий у нас, сочуствие к её тяжёлой (на мой взгляд) жизни …
    У В.Высоцкого есть такая \»проходная\» песня, в которой такие слова :
    \» Мой друг уехал в Магадан, снемите шляпу, снемите шляпу.
    Он сам уехал, просто так — не по этапу, не по этапу.
    … … … … … … … …
    Его не будет бить конвой — он добровольно, он добровольно. \»
    Эти слова можно отнести к самой Реневской. Она сама сознательно и добровольно влезла в эту \»петлю\» …
    Как человек, она, по меньшей мере, жила \»странно\», порвав ещё в юности, со своей имигрировавшей семьёй. Жизнь Актрисы Раневской, с самого начала, была ею поставлена ВЫШЕ жизни Человека, женщины Раневской.
    Нас, простых обывателей, Человек Раневская НЕ интересовала — только Актриса.
    Но, с нас то что взять ? Зритель — эгоист. Ему \»зрелищ\» подавай.
    А, её расплатой (за такой выбор) стала вся жизнь …
    Если бы она смогла посмотреть на свою жизнь \»со стороны\», назвала бы она её счастливой ?
    Думаю, вряд ли — отрицательный ответ \»сквозит\» во многих её высказываниях, особенно, к концу жизни.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *