Юрий Окунев: 25-летие падения советского коммунистического режима

 143 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Мы прожили бóльшую и лучшую часть нашей жизни при одном из самых мракобесных режимов в истории человечества, мы стали замшелыми пессимистами, но вопреки нашим прогнозам, люди вышли на улицы и предотвратили возврат к тому мракобесию… Мы тогда наивно думали только про светлое и доброе…

25-летие падения советского коммунистического режима

Юрий Окунев

21 августа 1991 года — одна из наиболее значимых дат в истории России. В этот день 25 лет тому назад советский коммунистический режим — один из самых мракобесных режимов в истории человечества — пал окончательно и бесповоротно. Но дело не только в падении крупнейшей на планете тоталитарной партийной тирании. 25 лет тому назад окончился длившийся более 70 лет, грандиозный и кровавый эксперимент по строительству социализма. Когда-то канцлер Германии Отто фон Бисмарк — один из самых мудрых политиков Европы — сказал: «Если вы хотите строить социализм, делайте это в стране, которую вам не жалко». Нашим предкам было не жалко ничего и никого, даже самих себя — они построили социализм в России. Бисмарк был отнюдь не единственным великим человеком, кто предупреждал о социалистической катастрофе. В ХХ веке выдающиеся философы и социологи научно доказали, что социализм неизбежно ведет к диктатуре и тоталитаризму. Социализм, предупреждали они, единственный общественно-социальной строй, при котором интересы низов и верхов полностью совпадают — первым он сулит призрачный путь к безбедному паразитическому образу жизни за счет государства, вторым обеспечивает неограниченную власть в этом государстве. Это взаимное притяжение крайних низов и верхов четко оценивают и умело используют жаждущие власти политиканы — они ясно поняли, что социализм открывает им кратчайший путь к бессменной власти и, в конечном итоге, к неограниченной диктатуре.

Увы, предсказания ученых в полной мере реализовались в самом кошмарном виде при строительстве социализма в России. Это строительство привело к кровавой сталинской диктатуре, многим миллионам жертв террора, и в конечном итоге — к маразму правящего режима, застою и коллапсу экономики.

Историческая значимость и величие августовских событий в Москве и Ленинграде в том, что эти события положили конец бесчеловечному эксперименту по строительству социализма и избавили Россию от вековой тирании правящей коммунистической верхушки, руками и ногами державшейся за социалистический фантом.

Не думаю, что в России будут отмечать это 25-летие как праздник. Тому есть много причин — политические интересы нынешней правящей элиты, массированная телевизионная пропаганда, инфантильность населения, невежество обывателей и многое другое… Современники великих событий вообще склонны прозевывать их: 20 июля 1969 года, когда миллиард людей на планете смотрел прямой репортаж с Луны о первом шаге человека на этом спутнике Земли, советские люди смотрели глупую кинокомедию «Свинарка и пастух»; 19 августа 1991, когда на улицах Москвы решалась судьба народа на многие годы, народ смотрел по телевизору гениальный балет «Лебединое озеро». Пусть социологи и политологи разбираются в всем этом, а я хочу пересказать читателям свои личные впечатления о тех трех великих днях Российской истории.

***

19 августа 1991 года мы с моим другом и коллегой по работе уезжали поездом из Кисловодска в Ленинград. Рано утром перед отъездом нас разбудил звонок нашего доброго приятеля из местных. «Включите телевизор» — жестко порекомендовал он. Я пытался отговорится — мол, зачем нам телевизор… Тогда он рассказал, что президент страны Горбачев снят, и власть в Москве захватила группировка во главе с вице-президентом Янаевым. В созданный Янаевым Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП) вошли председатель Совета министров, председатель КГБ, министр обороны и министр внутренних дел, а в Москву, Ленинград и другие крупные города страны вводятся войска. Больше никаких подробностей он не знал, и я немедленно включил телевизор. По всем каналам передавали заявление ГКЧП о введении в стране чрезвычайного положения. Ничтожный Янаев с трясущимися руками сетовал на тлетворное влияние Запада — выезжающие за границу советские люди, дорвавшись до заграничных шмоток, позорят советский общественный строй. Закрыть и не пущать! А потом по всем каналам стали передавать балет Чайковского «Лебединое озеро», но и без балета была ясна общая направленность путча.

В поезде на протяжении двух суток мы не имели никакой информации о событиях в Москве и Ленинграде — приемника у нас не было, а поездное радио не работало. Стоя у окна в коридоре, мы потихоньку обсуждали ситуацию, и картины одна другой мрачнее рисовались нам: этот путч не может быть неуспешным, ибо нет в стране таких сил, которые могли бы противостоять совместным действиям правительства, армии, КГБ и милиции, а если это так, то страна возвращается к коммунистической диктатуре, железный занавес снова опускается, чтобы возродить и оградить от остального мира гигантский советский концлагерь. Нам представлялось, что лидеры демократических реформ — Борис Ельцин в Москве и Анатолий Собчак в Ленинграде — уже арестованы, а, может быть, расстреляны. На каждой станции мы приставали к первым попавшимся прохожим и станционным служащим с одним единственным вопросом: «Что в Москве?». Нас потрясла индифферентность народа к происходящему — большинство вообще не знало, что в Москве что-либо происходит, а немногие знавшие отвечали невнятно и незаинтересованно. Народ, превращенный десятилетиями тоталитарного режима в стадо манкуртов, абсолютно не интересовался своим будущим — это убеждало нас в правильности наших горьких предчувствий. «О заграничных поездках можно забыть» — мрачно констатировал я. Мой друг пытался успокоить меня — все, мол, в мире относительно и временно, и Совок тоже не может быть вечным… Я сказал, что, по-видимому, уже никогда не увижу свою дочь, уехавшую в США: «Мы теперь просто не доживем до того времени, когда кончится это мракобесие». Было горько и страшно…

Мы приехали в Ленинград 21 августа в самом мрачном настроении, в ожидании самого худшего. Не исключали обыска и задержания прямо по приезде… На перроне вокзала оказался человек с раскрытой газетой «Вечерний Ленинград» в руках. Подскочив к нему и заглянув бестактно через его плечо, мы увидели на первой полосе огромный заголовок «Янаева — к суду!».

У нас перехватило дыхание — советский коммунистический режим рухнул окончательно и бесповоротно. Мы прожили бóльшую и лучшую часть нашей жизни при одном из самых мракобесных режимов в истории человечества, мы стали замшелыми пессимистами, но вопреки нашим прогнозам, люди в Москве и Ленинграде вышли на улицы и предотвратили возврат к тому мракобесию. С народом были мужественные лидеры — Борис Ельцин и Анатолий Собчак. И вооруженные до зубов мракобесы оказались бессильными перед ними. Великий день возрождения народа, великий праздник свободы России! Что нас ждет впереди? Мы тогда наивно думали только про светлое и доброе…

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Юрий Окунев: 25-летие падения советского коммунистического режима»

  1. Я вспоминаю мир доцентов, профессоров, заведующих кафедрами, лабораториями. Заведующим известной лабораторией ты Юра был. Это был сложный мир. С одной стороны, эти люди были прекрасно материально обеспечены. С другой стороны, они, как запрограмированные автоматы,обязаны были говорить на политические темы то «что надо». В частности, нельзя было говорить о придуманном властью еврейском вопросе. Не брякни что-нибудь невпопад, а то плохо будет. В условиях молчащего населения страна шла по неправильному пути и потерпела катострофу.Некому было ее остановить.

  2. Юрий! К чему эта патетика? Особенно такой пиетет к именам Ельцина и Собчака? Эти люди подобрали власть, практически самостоятельно упавшую к их ногам, как когда-то к ногам князя Львова, а потом Керенского. Но они не знали, что им с этой властью делать. Народу, как Вы правильно заметили, все это по …, и так до сих пор. Как был госкапитализм, так и остался. Только был большевицкий, а стал коррупционный. Правда, народ получает опилки от «распиливаемого» бюджета, надолго ли хватит?

  3. «…В этот день 25 лет тому назад советский коммунистический режим — один из самых мракобесных режимов в истории человечества — пал окончательно и бесповоротно. …»
    ———-
    Ой, Зинка, чтой-то мне не верится!

  4. Лучше не «Советский режим», а коммунистический. И даже Большевицкий.
    Советским этот режим был где-то до 1919 г, после чего Советы оказались на подхвате у правящих в стране партийных органов.
    Как экономический строй, коммунистическим этот режим не был. Сохранял все основные атрибуты того, что называют государственным капитализмом.
    Вот Большевицким он был. По отсутствию всякой щепетильности при обращении со своим и другими народами. И по своей основной цели — Покорению Мира.
    lbsheynin@mail.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *