Борис Тененбаум: Линкольн (главы из книги). Продолжение

 170 total views (from 2022/01/01),  1 views today

«И всякий дом, разделившийся сам в себе, не устоит». Понятно, что оратор говорил о юридической системе страны. Она была безнадежно разъединена, разъединена в принципе. Соединенные Штаты не могут постоянно совмещать несовместимое — и существование рабства, и систему свободных штатов. Придется выбирать — или то, или другое.

Линкольн

(главы из книги)

Борис Тененбаум

Продолжение. Начало

Дом, разделившийся сам в себе…

I

Стивен Дуглас, как уже и говорилось, был человеком умным и нацеленным на успех. Если уж он заявлял о бестрепетной готовности «умереть за правое дело», можно было не сомневаться, что вот умирать-то он как раз и не собирается, а собирается бороться за что-нибудь, что ему очень желательно.

Так вот, в 1854 году он был готов умереть за «право граждан самостоятельно организовывать подходящую им форму правления». Еще бы — он готовился к президентской кампании и нуждался в поддержке Юга.

А в 1858 году подошел срок выборов, в том числе и выборов на пост сенатора от штата Иллинойс. А поскольку в конфликте вокруг Канзаса штат Иллинойс встал на сторону Севера, надо было срочно менять программу. И сенатор Стивен Дуглас ее и поменял, но теперь ему следовало убедить избирателей в том, что он, собственно, ничего не менял, а всегда, твердо и неуклонно, оставался на их стороне.

К августу 1858 года он уже знал, кто будет его противником.

Республиканская партия в Иллинойсе определилась со своим кандидатом — им стал Авраам Линкольн. Сенатор Дуглас не отмахнулся от такого соперника — они были давно и хорошо знакомы. Линкольн не мог похвастаться победами на полях политических сражений, он всего один раз прорвался в конгресс США, никогда не избирался в сенат и ни разу в жизни не занимал никакой государственной должности, кроме почтмейстерской, — но как кандидат был силен.

Это признавалось даже его оппонентами.

Линкольн был умен, и к нему было трудно прицепиться — он говорил просто, понятно и на языке, который доходил до избирателей. Так вот, в июне 1858 года Линкольн на одном из политических митингов произнес речь, наделавшую в Иллинойсе много шума, потому что это была сенсация.

В своей речи Линкольн привел пример постройки дома — дело, всякому фермеру Иллинойса известноe до мелочей. Как правило, это было слишком хлопотно для одного человека, обычно тут собиралась артель. Сперва плотниками изготовлялись стропила, потом их дружно поднимали в воздух, устнавливали как надо — и каркас дома оказывался готов.

А уж дальше можно было начинать «работу по заполнению пустот» — настилать крышу, сооружать стены и так далее. Главное — каркас и опоры.

И вот Линкольн сообщил своим слушателям, что события в США разворачиваются так: сначала принимается «Акт Канзас — Небраска». И оказалось, что территория, которая никогда не предназначалась для распространения рабства, теперь для него открыта, хотя, конечно, это не признается открыто.

Согласно «Aктy Канзас — Небраска»:

«Истинным намерением и назначением этого акта является не узаконивание или запрещение рабства на территориях и штатах, а только закрепление полного и свободного права их жителей формировать и управлять внутренними учреждениями так, как они посчитают нужным, опираясь исключительно на Конституцию Соединенных Штатов»

Как с этим спорить? Bедь тут, стараниями сенатора Дугласа, в дело вступил «известный аргумент поселенческого суверенитета, иначе называемого священным правом самоуправления».

Oказывается, рабство можно узаконить? Почему? Потому, что такова воля большинства избирателей данного штата, и оспорить это нельзя. Если один человек решит обратить другого человека в раба, то с этим нельзя спорить ни тому, кого поработили, ни тому, кто хотел бы вмешаться? Является ли такого рода решение окончательным? Может ли законодательная ассамблея отменить такое решение?

И тут Линкольн перешел к разбору дела Дреда Скотта, дошедшего до Верховного суда США.

II

Суть дела — если говорить вкратце — лучше всех как раз сам Линкольн в своей речи и изложил:

«Пока Акт Канзас — Небраска обсуждался в конгрессе, было принято судебное решение по вопросу о свободе негра [Дредa Скоттa], владелец которого по собственной воле сначала переехал в свободный штат, а затем перебрался на территорию, закрытую для рабства решением конгресса.

Раб долгое время проживал на этих территориях, и решением окружного суда Миссури ему была дарована свобода»

Дред Скотт

Так кто же теперь Дред Скотт? Он раб или он человек свободный?

Линкольн говорит своим слушателям, что, когда этот вопрос задавали Cтивену Дугласу, тот ответил: «Спросите у Верховного суда».

И Верховный суд принял решение, согласно которому статус Дреда Скотта остался таким, каким он и был изначально, поскольку он не был освобожден своим владельцем, а ссылается только на тот факт, что он проживает на территории свободного штата.

И тогда получается, что легислатура одного штата может принять решение о введении рабовладения на территории, к которой относится ее юрисдикция, — но легислатура другого штата HE может принять решение о запрете рабовладения на своей территории? Получается, что в этом случае «священное право поселенцев на самоуправление» можно проигнорировать?

И дальше Линкольн с точностью хорошего юриста расписывает по пунктам сложившееся положение дел.

Во-первых, никакой чернокожий раб не может стать гражданином любого штата: так полагает Верховный суд[i].

Во-вторых, никакой законодательный орган не может запретить рабство на любой территории Соединенных Штатов.

В-третьих, суды Соединенных Штатов не будут решать вопросы о свободе негра, проживавшего с владельцем в свободном штате.

И Линкольн делает вывод, что все происходящее есть согласованная попытка узаконить рабовладение по всей территории Соединенных Штатов, и сравнивает отдельные и вроде бы несогласованные действия разных людей как звенья одной цепи — они возводят стропила дома, которые потом останется только соединить вместе:

«Мы не можем точно утверждать, что все эти действия — результат предварительной договоренности. Но когда мы видим много разных досок, которые, как мы знаем, были распилены из деревьев разных пород, изготовлены в разных местах и разными рабочими… — и вот, когда мы видим, что из этих досок получаются ровные стены, доски идеально подходят друг к другу, все шипы и пазы совпадают, соблюдены все размеры и пропорции, когда каждая доска встает на свое место без какой-либо подготовки или эти доски взаимозаменяемы, — то нам трудно поверить, что [строители] не понимали друг друга с самого начала и не работали по общему плану еще до того, как был забит первый гвоздь»

Речь Линкольна была хорошо построена. Идея ее не ограничивалась аллюзиями о стропилах, воздвигаемых строителями дома рабства. Линкольн начал свое выступление словами, которые он позаимствовал из Нового Завета[ii]:

«И всякий дом, разделившийся сам в себе, не устоит».

Понятно было, что оратор говорил не только о принципах плотницкого дела, но о юридической системе страны. Она была безнадежно разъединена, разъединена в принципе. Соединенные Штаты не могут постоянно совмещать несовместимое — и существование рабства, и систему свободных штатов.

Придется выбирать — или то, или другое.

III

Стивен Дуглас, 1859

Стивен Дуглас начал свою избирательную кампанию в Иллинойсе самым впечатляющим образом — на личном поезде и в сопровождении огромного антуража. Повсюду вместе с ним появлялась его новая супруга — Стивен Дуглас овдовел в 1853 году, но 1856-м женился еще раз, и снова на юной красавице из хорошей семьи с Юга и с хорошими деньгами.

Красавица, следящая обожающим взором за выступлениями своего мужа — великого человека, великого оратора и крупнейшего государственного деятеля, — прекрасно дополняла общий облик сенатора Дугласа.

Делалось совершенно понятно, что он борется за свое место в сенате только потому, что так положено суровыми правилами демократии, а вообще-то, оно бесспорно принадлежит ему. И конечно же, сенатор Дуглас сразу же перешел в наступление.

Обвинение в том, что он участвовал в согласованных действиях по внедрению рабовладения, он отверг с порога. Он заявил, что нелепо подозревать в заговоре против свободных штатов и его, и президента Бьюкенена, одобрившего рабовладельческие установления в Канзасе, и большинство судей Верховного суда, вынесших постановление по делу Дреда Скотта, — все это чепуха и пустые домыслы.

Надо сказать, что вот как раз в этом пункте он аудиторию не убедил.

Было общеизвестно, что глава Верховного суда — южанин, глубоко преданный так называемому «южному образу жизни», и что президент Бьюкенен обязан своим избранием южным штатам и, как правило, действует в их пользу.

Но вот другой пункт нападения на Линкольна имел гораздо больший успех — Стивен Дуглас обвинил его в «потворстве аболиционистам», в желании «уравнять белых с черными» и в намерении создать условия для смешения двух рас в единое целое, вплоть до дозволения их общения и сексуальных связей. Вот это имело у публики успех. Негров в Иллинойсе не любили.

В свое время в законoдательной ассамблее штата даже рассматривался вопрос о том, чтобы запретить им тут селиться, и дело не сладилось только потому, что проблема особой остроты не имела, негров в Иллинойсе было мало.

Так что стрела попала в цель, и Линкольну пришлось оправдываться и говорить, что «его нежелание иметь негритянку в качестве рабыни не означает его желания иметь ее в качестве жены». Остроту оценили, но ущерб, что называется, был нанесен. В памяти избирателей осталось впечатление, что Линкольн ближе к аболиционистам, чем хотелось бы, — и это впечатление отразилось на результатах голосования.

Авраам Линкольн в 1857 году

Ну, оппоненты, конечно, поговорили еще. Состоялось семь публичных дебатов в разных графствах Иллинойса, где и Линкольн, и Дуглас выступали по очереди в надежде убедить своих слушателей в правоте своего дела. Конечно же, ни тот, ни другой не упустили случая ужалить противника: Дуглас сообщил аудитории, что Линкольн в свое время был владельцем преуспевающего питейного заведения и половину спиртного при этом потреблял сам.

Публика посмеялась вволю и за явную неправду на оратора не сердилась.

А Линкольн сказал, что «священный принцип народного самоуправления» в интерпретации Стивена Дугласа напоминает «питательный бульон, сваренный из тени голубя, скончавшегося от недокорма». Публика опять посмеялась. В политике во все времена присутствует элемент театра — так почему бы и не комедии?

Республиканская партия в Иллинойсе набрала примерно 125 тысяч голосов против примерно 120 тысяч голосов, поданных за демократическую партию, которую представлял Стивен Дуглас, но подсчет делался на основе победы в отдельных графствах. Здесь демократы победили, выиграв большинство в легислатуре штата, — а сенатора выбирала именно легислатура. Стивен Дуглас в очередной раз победил — он сохранил свое место в сенате.

Линкольн в очередной раз потерпел неудачу.

Продолжение

___

[i] «Дред Скотт» — известное дело Верховного суда Соединенных Штатов Америки. Суд постановил, что все привезенные в Америку чернокожие и их потомки не являются гражданами Соединенных Штатов, не имеют права на его получение, не имеют права обращаться в суд и не могут быть отняты у владельца без суда.

[ii] Евангелие от Матфея, 12, 25.

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Борис Тененбаум: Линкольн (главы из книги). Продолжение»

  1. М. П.16 Сентябрь 2016 at 19:30
    Анатолий Зелигер
    16 Сентябрь 2016 at 9:48
    ///////////////////////////СЧ/////////////////////////////////
    Я поддерживаю М.П. и прошу модерацию удалить комментарий Анатолия Зелигера, как не соответствующий комментируемому произведению. Произведения Бориса Тененбаума носят четкий отпечаток личности автора. Да они перегружены достоверными историческими фактами, которые как не излагай, ОБРЕЧЕНЫ ПОВТОРЯТЬСЯ С ДРУГИМИ ИСТОЧНИКАМИ. Но, с моей точки зрения, это плюс произведения, которое к тому же весьма легко читается. Обратный же пример, когда высосанные из пальца факты красиво изложены, имеет право на существование, но под названием фантастики или сказки. На мой взгляд, это и другие произведения Бориса Тененбаума, одни из лучших представителей исторической прозы.

  2. Анатолий Зелигер
    16 Сентябрь 2016 at 9:48

    Конспект автора интересен. Желательна ссылка на проработанную литературу. Грамматических ошибок я пока не обнаружил, что меня обрадовало.
    ………………………………………………………………………………….
    Вот такие комментарии я считаю оскорбительными и недопустимыми. Я бы выразилась сильнее, но эфир не пропустит. Здесь переход на личности очевиден.

  3. Конспект автора интересен. Желательна ссылка на проработанную литературу. Грамматических ошибок я пока не обнаружил, что меня обрадовало.

  4. Проигрыши в политике, согласно мнению многих, закаляют характер. Этой закалки Линкольну больше чем хватило. Она во многом сделала его Президентом. Вообще, эта дискуссия Дуглас-Линкольн 1858 года вошла в американскую историю как, возможно, самая интересная и важная после дискуссии по Конституции и дискуссии по ратификации Конституции.
    Отдельное спасибо за четкое разъяснение дела Дреда Скотта. Раньше я все время подглядывал в Вики, пытаясь вспомнить его суть. Теперь, кажется, понял и запомнил.

    1. «… спасибо за четкое разъяснение дела Дреда Скотта …».
      ==
      Игорь,
      Книга вышла в категории, которую ЭКСМО определяла как «научно-популярная литература для взрослых». В силу этого надо было объяснить происходящее так, чтобы оно было понятно людям, далеким от американской истории — и я начал с себя.
      А дальше получилось следующее:
      1. Себе я дело Дреда Скотта прояснил.
      2. Это оказалось никому не нужно — вы первый. Причем общую картину знаете лучше меня:)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *