Мирон Амусья: Демократия и я (Преимущества и недостатки этой формы правления)

 269 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Печально, что несправедливо-критичное отношение к демократии и терпимость, а, нередко, и любовь к сильной руке и диктатуре насаждается теми, кто от этих рук и диктатуры улизнули, и устроились вполне хорошо при демократии… При любых условиях, человеку творческому с «сильной рукой» не по пути.

Демократия и я

(Преимущества и недостатки этой формы правления)

Мирон Я. Амусья

— Надо ввести не три, а четыре сигнала дорожного светофора — так будет гораздо удобнее и безопаснее.
— А вы сами управляете автомобилем?
— Нет.

Разговор в институтском буфете с рационализатором

Многие формы правления испытывались и еще будут испытаны в этом мире грехов и страданий. Никто не утверждает, что демократия совершенна или всеведуща. На самом деле, можно сказать, что она худшая форма правления, если не считать всех остальных, что были испытаны с течением времени.
У. Черчилль, лидер оппозиции, речь в Палате общин 11.11.1947

Уже сравнительно давно раздаются многочисленные голоса, осуждающие демократию, как форму правления сообществом людей, и отмечающие, что, по их мнению, в настоящее время либо этой демократии пришёл конец, либо большинство стран и народов до неё не доросли и не дорастут, возможно, никогда.

Негативное отношение к демократии широко распространено в России и среди выходцев из бывшего СССР. Тяжёлые неурядицы, связанные с гибелью империи в самом начале девяностых, крушение личных надежд столь многих и воцарение группки «выигравших», среди которых большую роль играли вчерашние натуральные бандиты, привело к глубокому разочарованию, которое ярко отразилось в изобретении нового слова «дерьмократия», и в ряде насмешек, вроде следующего стишка:

Нам демократия дала
Свободу матерного слова.
Да и не нужно мне другого,
Чтобы воспеть её дела
.

Одновременно с насмешками, начало всячески насаждаться утверждение, будто целые народы принципиально не способны, в силу своей истории или религиозной принадлежности, или того и другого вместе, воспринять демократию. Подобными причинами нередка объясняется неудача демократических преобразований на территории бывшего СССР, а в последнее время — в странах Ближнего Востока, где казавшаяся на первый взгляд демократическим движением, «Арабская Весна» обратилась в крайне неприятную для жителей этих мест и их соседей осень.

Высказывается и мнение, например, в статье Б. Гулько «Конфуз демократии», будто демократия как строй себя изжила и находится при издыхании. Гулько пишет: «Среди трех мессианских идеологий ХХ века — нацизма, коммунизма и неограниченной демократии — дольше всех продержалась последняя. Но настал черед и ее банкротства». Странно, конечно, читать про мессианство нацизма даже в теории. Да и от приравнивания демократии к первым двум идеологиям несколько коробит. Но если не реагировать на такую «шероховатость стиля», а отнестись к утверждению серьёзно, то приходится признать, что ровно никаких доказательств справедливости подобного утверждения у Гулько нет.

Не берусь судить про литературу и искусство, но могу сказать совершенно определённо про науку и технологическое развитие, что именно демократические страны внесли в них основной вклад. В особо близкой мне области — физике — исследования, определяющие общее направление её развития проводились в основном в демократических странах. Оно и понятно — научное творчество, свободное движение мысли неразрывно связано со свободой личности, которая у тоталитарных и диктаторских режимов не в чести.

Конечно, бывают периоды, когда военные нужды просто требуют решающего участия в их удовлетворении научных работников. Например, так было в период создания атомной бомбы, когда самих по себе данных разведки было явно недостаточно для создания СССР своей атомной бомбы. Приходилось терпеть свойственное крупным людям вообще и учёным в особенности определённое свободомыслие, допускать, что у некоторых людей, выполняющих важные научные задания, могут быть «порочащие родственные связи», например — мать за границей. Несомненно, что такое терпение было вынужденным, «через силу».

Разумеется, относительная свобода великих позволяла кое-что и средним, да и мелким перепадало. Это привело к развитию физики, в первую очередь — теоретической, и ближайших к ней областей. Германская наука времён нацизма была в руинах, техника и технологии развивалась только в применение к военному делу. Нацизм просуществовал двенадцать лет, уложившись в полпоколения. Советская же наука получила «ядерный толчок» весьма продолжительный, поскольку атомную гонку следовало если и не выиграть, то хотя бы свести в ничью. Это рассматривалось режимом как вопрос его и страны жизни или смерти.

Гонка ядерных вооружений и соперничество в этой области с демократическими странами тянулись долгие годы. Они были годами развития физики, притом довольно широкого, но всегда с подчёркиванием раскрывающихся этим развитием военных возможностей. Здесь я имею в виду прогресс, например, в области создания лазеров, эдаких «гиперболоидов инженера Гарина».

Однако и после войны основные работы в области теоретической, да и экспериментальной физики, формирующие, если позволено так сказать, стиль и моду исследований в данной области науки, шли главным образом в демократических странах, в первую очередь в США, оттуда уже приходя в СССР. Здесь имею в виду квантовую электродинамику и физику внутриядерных взаимодействий.

Сменилась эпоха, и на смену индустриальному обществу пришло постиндустриальное, где основой стали наукоёмкие производства. И в этой области — теории информации, вычислительной техники и технологии, квантовой электроники безоговорочное лидерство осталось за демократическими странами. Я бы даже сказал, что разрыв между ними и странами с тоталитарными и полутоталитарными режимами заметно увеличился. Именно в демократические страны переезжают на работу талантливые молодые люди. Их влечёт не только хорошая зарплата, хотя она также необходима для спокойной жизни. Но важнейшим фактором в решении переехать в другую страну, что требует изучения нового языка и позитивного восприятия новой культуры является личная свобода. Без неё творческий успех мирового уровня просто невозможен.

Каждый может взять программу сегодняшней научной конференции, и легко убедиться, сколько специалистов из России, да и всего бывшего СССР влились в Западные научные коллективы. Проиллюстрирую это российское «распространенье по планете» фотографией списка лекторов недавней школы-конференции. Эти люди работают там, где им лучше, и общение с многими подобными показывает, что в этом «лучше», помимо хорошей зарплаты, важнейшее место занимает личная свобода, все те права, которые идут в пакете с гражданством или просто проживанием в демократической стране, и именуются правами человека.

Значительнейших научно-технических успехов добился за последние десятилетия Китай, страна отнюдь не демократическая, но уже и не диктаторская. Однако университеты демократических стран, как в части студентов, так и преподавателей по-прежнему полны китайцев. В Китае этим людям создаются хорошие условия, позволяющие многим совмещать работу на Западе с работой на родине. Научно-технические и технологические успехи Китая огромны, но по-прежнему основной источник используемых там идей и новых технологий — демократический Запад.

Примечательно, сколь быстро перенимают крупнейшие страны мира — Китай и Индия — пусть ещё внешние, но явно видимые черты жизни демократических стран. Желание развиваться неизбежно приводит этих гигантов к демократии. По этому пути идут и знаменитые «Восточные тигры» — Южная Корея и Тайвань.

Говорят, что сегодня демократия выродилась, что она неспособна себя защитить, что она вот-вот падёт под напором мусульманских орд из Азии и Африки. Бывая совсем нередко на Западе, признаюсь — признаков его падения не вижу. Конечно, подчас демонстративная готовность стерпеть, а не ударить в ответ на грубые выходки в свой адрес того или иного мирового хулигана вызывает раздражение. Но если спокойно присмотреться к «сухому остатку», то он отлично выражается формулой «Вот он ударил раз, два, три — и сам лишился сил. Мне руку поднял рефери, которой я не бил».

Говорят, что к власти в западных странах приходят люди мелкие, своекорыстные, озабоченные лишь собственным политическим выживанием и набитым карманом. Что они не чета прошлым идеалистам во власти. Плохо знаю биографии этих прошлых и великих, но вижу у сегодняшних политиков острое нежелание воевать. Само по себе стремление жить в мире с соседями не есть, однако, недостаток. Эти, пусть и мелковатые, лидеры понимают отличие сегодняшней ситуации в мире от прошлой, когда кулак был основным, и, по сути, единственным аргументом. Думаю, что это совсем не плохо для страны, когда её не постигает счастье иметь великого лидера. Иные страны имеют по 3 на столетие, а уровень жизни хуже, чем при средненьких.

Сейчас много разговоров про скорые президентские выборы в США. Нередко говорят о том, что оба кандидата ужасны, что это позор, до чего опустилась Америка и опустило её, по мнению многих русскоязычных комментаторов, включая и Б. Гулько, быдловато-туповатое население. Для меня же важно, что, кто бы ни пришёл к власти в США в 2016, он (она) в 2020, т.е. всего через четыре года, должен будет вновь доказывать народу, что не зря тратил(а) своё время и его, народа, деньги. А могут ведь и попереть с высокого поста раньше. Народу такая процедура обычно приятна, внося существенное разнообразие по сравнению с системами, где пост лидера — пожизненный. Так что надо не США оплакивать, а жалеть того, кто живёт в отсутствие столь неизбежной и вполне целесообразной смены власти.

Сегодня, проводя внешнюю политику, лидерам стран приходится плести более тонкую, чем раньше, паутину, сознавая, что, хотя важность кулака как средства разрешения конфликтов вовсе не исчезла, она заметно уменьшилась. Зато резко возросла роль ума и того места, которое занимает страна в развитии науки и технологий. А вот эти области в демократических странах вчера, сегодня, и, полагаю, завтра развиваются успешнейшим образом. Там власть, во-первых, не мешают развитию, а во-вторых — помогает, где надо, развитию национальной и интернациональной науки умелым финансированием. Судя даже по недавним конференциям, на которых бывал, это развитие, и сопутствующие ему грандиозные планы просто поражают воображение.

Демократические страны достигли впечатляющего среднего уровня жизни своих граждан, решив проблему питания, медицинской помощи и отдыха населения. Они создали отличную систему социальной защиты. В результате, продолжительность жизни на протяжении пары последних поколений увеличилась чуть ли не на двадцать лет. И какой, по качеству, жизни! Несомненно, именно в демократических странах граждане имеют наилучшее жильё. Обустроенные города и посёлки, равно как и дороги, находятся в завидно хорошем состоянии. Не стоит удивляться поэтому потоку «искателей счастья» из средне— и слаборазвитых стран, чьи граждане стараются как-то уцепиться и найти себе пристанище именно в странах демократии.

Не могу не вспомнить, как сравнительно недавно увидел в Дании, в гостинице и церкви, дефибриллятор («электро-шокер») — прибор, абсолютно необходимый для спасения жизни человека при внезапной остановке или фибрилляциях сердца. В такой ситуации промедление буквально смерти подобно. И вот этому, хотя и сравнительно редкому заболеванию, уделяется большое внимание: изготавливаются и приобретаются необходимые приборы, обучается персонал, который умел бы их применять.

Это верно, что не армия, а другие приоритеты определяют сегодня развитие демократических стран. Особое место в них занимает энергосбережение, разработка новых, возобновляемых, источников энергии и видов топлива, охрана окружающей среды. Именно в демократических странах находят средства для строительства ветряных генераторов электричества, длина лопастей которых уже перевалила 250 метров, начинается выпуск электромобилей и водородных двигателей. Достижения здесь впечатляющи, притом проявляются иногда там, где их меньше всего ждёшь. Так, случайно узнал, что в одной из гостиниц, где останавливался, 90% энергии идёт от солнечных батарей, на крыше разводятся пчёлы, мёд которых кормит постояльцев, тщательно утилизируются пищевые отходы. Также вспоминаю, что на проспекте «Диагональ» в Барселоне обратил внимание на небольшие столбики, сравнительно часто стоящие у проезжей части. Оказалось, что это «заправочные станции» для электромобилей!

Последние двадцать лет ознаменовались тем, что можно назвать информационной революцией. Мобильный телефон в руке, а ранее — в первую очередь персональный компьютер стали мощнейшими орудиями, буквально преобразовавшими каждодневную жизнь как минимум пары миллиардов человек. Для меня Гугл и Википедия давно стали основными и невиданно мощными источниками информации, которыми пользуюсь буквально ежечасно. Нет нужды напоминать читателю, откуда, из каких стран это чудо пришло — ответ прекрасно известен.

Многие сейчас пытаются «подштопать» демократию, введя (или вернувшись — я не силён в истории) к всевозможным цензам — возрастному — разрешить голосовать не от, скажем, 18 лет, а от 21 года, имущественному — чтоб имели с чего платить налоги, образовательному — чтоб за плечами был университет. Предлагают резко ужесточить ценз оседлости, т.е. увеличить время проживания в стране, где участвуешь в выборах. Само собой, предлагают лишать права голоса всех солдат, заключённых, психически больных и т.п. Примечательно, что ни разу не встречал предложения ограничить избирательный возраст сверху, скажем, 70 годами, или возрастом выхода на пенсию. «Не работаешь — не выбираешь!», «Ешь, что дают!» — могли бы стать вполне подходящими популистскими лозунгами.

Видным противником демократии западного образца является журналистка Л. Латынина. Но ведь сама она живёт в стране, где выборы ещё в 2000 были проведены теми, кто удовлетворял самым жёстким цензовым критериям. И вот сегодня её в прямом смысле обливают говном в центре Москвы среди бела дня. Можно, конечно, говорить, что в действительности это совпадение, и между хулиганьём, которого полно и в самых демократических странах, и выборами в далёком двухтысячном нет никакой связи. Что ж, блажен, кто верует.

Говоря о «модернизации» демократии с помощью введения новых цензов, стоит иметь в виду и проблему её устойчивости. Сужение избирательной базы, на которую опирается система, сделает её неустойчивой по отношению к выступлениям групп недовольных. Чтобы обезопасить себя, власти придётся развивать репрессивный аппарат, и она прямо двинется по пути превращения в тоталитаризм и диктатуру. Для устройства устойчивой системы всегда полезно помнить про, например, восстания рабов.

Считаю уместным поговорить в связи с демократией и об Израиле, тем более, что его взаимоотношения с правительствами европейских демократических стран вовсе не безоблачны. Предлагаю, однако, для данного случая слегка перефразировать народную мудрость, превратив её в «Лучше с демократией потерять, чем с диктатурой найти». Израиль, на мой взгляд, демократическая страна. На выборах, в которых голосовал, никогда не видел ни малейшей примеси постороннего влияния. Излишними цензами участие людей в выборах не ограничено. Вновь прибывшие сразу получают право избирать. Обилие партий и противоречия интересов, отнюдь не всегда полезные, есть прямое следствие сложнейшей структуры израильского общества. Едва ли возможно или уместно этот фактор пытаться игнорировать. Однако это явная неправда, будто система управления Израилем прогнила и себя изжила. Напротив, в Израиле, как и в других демократических странах, система эффективно адаптируется к реалиям жизни, постоянно меняется и развивается. Тому есть множество примеров.

Полагаю, что впечатляющее развитие израильской науки и культуры, технологии, промышленности и сельского хозяйства, армии, системы социальной защиты немыслимы вне демократического строя, уже в течение почти семидесяти лет обеспечивающего государству Израиль устойчивое развитие. По его уровню Израиль находится среди самых успешных стран Европы. Приведу лишь один пример. С удивлением узнал сравнительно недавно, что в таких странах, как Германия и Дания одноразовый проезд в общественном транспорте почти вдвое дороже, чем в Израиле. Заметно дороже и жильё. Кстати, пару лет назад с «инспекторской поверкой» нагрянул гастролёр из Германии, «защитник» Израиля. Так он возмущался дороговизной и транспорта, и жилья, забыв сравнить, где что почём. А ведь Израиль — страна вынужденно воюющая постоянно, в отличие от тех же Дании и сегодняшней Германии.

Демократия обладает поразительной способностью к адаптации. Это ярко проявляется в восприимчивости демократических стран к новому в науке, искусстве, да и всех других проявлениях жизни. Неразрывно связанная с капиталистической формой производства, вполне индивидуалистская, эта политическая система позволила и позволяет поднять несказанно уровень социальной защиты. Иногда думаешь, что он просто высоковат и потакает злоупотреблениям. Но определённо эта защита лучше социального бандитизма, неизбежного спутника тоталитаризма и его крайнего проявления — диктатуры.

Печально, что несправедливо-критичное отношение к демократии и терпимость, а, нередко, и любовь к сильной руке и диктатуре насаждается теми, кто от этих рук и диктатуры улизнули, и устроились вполне хорошо при демократии. Сейчас их пугает, что ли, что новые группы улизнувших составят конкуренцию? При любых условиях, человеку творческому с «сильной рукой» не по пути. Если та достаточно сильная, она такого человека сломает. Как когда-то Кнуда Гамсуна. Не стоит забывать о таких судьбах, даже вводя неизбежную поправку на масштаб личности.

Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Мирон Амусья: Демократия и я (Преимущества и недостатки этой формы правления)»

  1. О-хо-хошеньки.

    >Значительнейших научно-технических успехов добился за последние десятилетия Китай, страна отнюдь не демократическая, но уже и не диктаторская.

    А что есть только демократия и диктатура? Форм государственного правления как собак нерезаных:
    https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Форма_государственного_правления

    Автор говорит о демократии. Посему в рамках статьи и не должена быть класиификация демократия и диктатура, а демократия и недемократия. Диктатура это просто одна из форм недемократии, если уж автор хочет быть последователен.

    >Однако университеты демократических стран, как в части студентов, так и преподавателей по-прежнему полны китайцев. В Китае этим людям создаются хорошие условия, позволяющие многим совмещать работу на Западе с работой на родине. Научно-технические и технологические успехи Китая огромны, но по-прежнему основной источник используемых там идей и новых технологий — демократический Запад.

    Вопрос надолго ли?
    On January 14, 2016, China’s State Intellectual Property Office held a news conference in Beijing and released data that put China once again in the patent spotlight: The number of invention patent applications received by China in 2015 broke the 1 million barrier, reaching 1.102 million and showing an increase of 18.7% over the previous year. This contrasts with the United States, where figures released by the USPTO for 2015 show an increase of 1.8% in utility patents from 578,802 in 2014 to 589,410 in 2015. What is more, 359,000 invention patents were authorized in China in 2015, with 263,000 being granted to domestic applicants, up 100,000 over 2014.
    http://www.tprinternational.com/china-vs-us-patent-trends-giants-stack/

    >Примечательно, сколь быстро перенимают крупнейшие страны мира — Китай и Индия — пусть ещё внешние, но явно видимые черты жизни демократических стран.

    Ну автор, что называется жжет! Индия какая-никакая, но именно демократическая страна и она не перенимает внешние формы, а является демократической страной. Там свободная пресса, множество политических партий. Вот там недавно прогнали из власти индийский национальный конгресс

    >Говорят, что сегодня демократия выродилась, что она неспособна себя защитить, что она вот-вот падёт под напором мусульманских орд из Азии и Африки. Бывая совсем нередко на Западе, признаюсь — признаков его падения не вижу. Конечно, подчас демонстративная готовность стерпеть, а не ударить в ответ на грубые выходки в свой адрес того или иного мирового хулигана вызывает раздражение. Но если спокойно присмотреться к «сухому остатку», то он отлично выражается формулой «Вот он ударил раз, два, три — и сам лишился сил. Мне руку поднял рефери, которой я не бил».

    Количество изнасилований выросло в 8 раз в рассчете на 100.000. Во сколько раз надо им вырасти, чтобы автор статьи пересмотрел свое мнение? Много банд как изящно выражается автор статьи в википедии состоят не из французов.
    Так что если мы рассмотрим преступность не просто в среднем на 100.000 а по религиозным группам, мы уже заране знаем, какая группа будет давать разительные отличия.
    https://en.m.wikipedia.org/wiki/Crime_in_France

    >. Зато резко возросла роль ума и того места, которое занимает страна в развитии науки и технологий. А вот эти области в демократических странах вчера, сегодня, и, полагаю, завтра развиваются успешнейшим образом.

    См. выше. Это не вопрос демократия/недемократия, а вложения денег.

    >Видным противником демократии западного образца является журналистка Л. Латынина. Но ведь сама она живёт в стране, где выборы ещё в 2000 были проведены теми, кто удовлетворял самым жёстким цензовым критериям. И вот сегодня её в прямом смысле обливают говном в центре Москвы среди бела дня. Можно, конечно, говорить, что в действительности это совпадение, и между хулиганьём, которого полно и в самых демократических странах, и выборами в далёком двухтысячном нет никакой связи. Что ж, блажен, кто верует.

    Вот этот абзац и заставил меня написать статью. Во-первых выборы 2000 были проведены с подтасовками. Не такими разумеется как в потом, но подтасовки были. Во-вторых интонация автора близка к злорадству, что не слишком хорошо, ибо Латынина один из немногих независимых голосов в России. В 90-е людей чаще убивали и реже обливали, сейчас обливают говном, но и убивают тоже. Но реже.
    Демократия очень капризный цветок. Где-то приживается, где-то нет. Да и еще надо смотреть, даже где прижился, чтобы его паразиты не сгрызли. Слепая вера, что демократия сама по себе все поправит неверна.
    И демократия не обязательно связана с успехами страны. Вряд ли Сингапур можно назвать демократией в европейском смысле этого слова, но успехи там впечатляющие.

  2. В демократических странах важно обеспечить контроль над спецслужбами. Важно, чтобы работники спецслужб, служа государству, не терорезировали население страны. Должен существовать строгий контроль над ними со стороны исполнительной, законодательной и судебной власти. Если такого контроля нет, то провозглашаемая демократия является фикцией. Слышал по радио, что глава спецслужб США был вызван на заседание двух комиссий конгресса и допрашивался долгое время. Он заявил: «Я даже не мог сходить в туалет». Я слышал, что в США есть специальный прокурор, контролирующий спецслужбы. Без такого контроля спецслужбы захватывают власть над гражданами страны, и трудно назвать такую страну демократической. Мне было бы интересно, чтобы уважаемый автор статьи проанализировал в этом вопросе положение в Израиле.

  3. Очень понравилось — что и немудрено, потому что совпадает с собственными ощущениями 🙂 Однако, применение принципа: «окинь холодным взглядом» может привести к менее оптимистическим результатам: невероятный прогресс в области новых технологий вытесняет все большие и большие массы людей на обочину производственной деятельности. В свое время считалось, что пост-индустриальное общество создаст достаточное число новых рабочих мест в сфере обслуживания, сейчас попадаются даже утверждения, что следующий шаг уже не «индустрия услуг», а «индустрия развлечений». Спорное положение — ну сколько народу найдет себе занятие в качестве рок-музыкантов или кинематографистов? И выходит, что будущее темно и непредсказуемо.

    Как, впрочем, всегда и было …

  4. До демократии нужно Доразвиться ! Не для всякого человеческого сообщества демократия является устойчивым состоянием.

  5. Статья интересная. К тому же, всегда приятно читатъ нечто оптимистическое, а не истерически — катастрофическое. Небольшое замечание: по-русски имя Гамсуна пишется так: КнуТ.

  6. Странно, что Мирон Амусья бесспорно высокоразвитый человек и успешный ученый-физик, не применяет научный подход к общественным явлениям. Он ограничивается чисто эмпирическим подходом, описывая свои впечатления путешественника. Никакой нормальный человек не станет спорить с тем, что демократия «лучше» всех остальных общественных устройств. Но это не значит, что она достигла своего идеала и не нуждается в коррективах. Наука требует, чтобы при исследовании любого объекта были прежде всего определены основные понятия. Понятие демократии отнюдь не исчерпывается ее названием — власть народа. В это комплексное понятие входят равенство всех граждан перед законом, независимые суды, разделение и сменяемость властей, права человека. Отсутствие хотя бы одного из основных признаков говорит о неполноте демократии в данной стране. Т. о. демократия предусматривает систему сдержек и противовесов, которая и придает ей стабильность. К этому разряду принадлежит и система цензов. Демократия предусматривает равенство людей перед законом, а не равенство вообще. Люди все разные, и если в обществе образовалась достаточно большая группа людей, чьи интересы в чем-то противоречат интересам общества, то это может привести к принятию властью неверных решений. Да, Израиль демократическая страна, широко распахнувшая двери для алии из б. СССР. И страна, и приехавшие испытывали большие трудности с жильем. Б. советские граждане, привыкшие, что гос-во/общество предоставляет жилье (неважно какое, как в СССР), проголосовали в 1992 г. за социалистов (Аводу), которые клятвенно его обещали. Но вместо жилья получили в 1993 г. — Осло. Помните: «В 1980 г. в СССР будет не обещанный коммунизм, а — Олимпиада». Если бы был ценз оседлости, вполне возможно, что стране не было бы той волны террора, который не прекращается до сих пор. Не напоминает ли это нынешнюю ситуацию в ЕС и США с нашествием мигрантов и наделением их избирательным правом? Только, прошу всех, не надо подозревать меня в том, что я ставлю знак равенства между репатриантами и нелегалами. Я говорю о разумном применении демократических принципов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *