Эммануил Диамант: Снова эхом отзывается в памяти: Бабий Яр… Продолжение

 343 total views (from 2022/01/01),  2 views today

В 1983 г. в музее Яд-ва-Шем было начато сооружение грандиозного и действительно очень достойного памятника «Уничтоженным еврейским общинам», в том числе и Киеву с его Бабьим Яром. Появилось место, которое гораздо более выразительно и монументально увековечивало память Бабьего Яра.

Снова эхом отзывается в памяти: Бабий Яр…

Эммануил (Амик) Диамант

Продолжение, Начало

Часть 7. Бабий Яр в Израиле

Борьба за память о Бабьем Яре, за своё национальное достоинство, за еврейское национальное возрождение оказалась не столь уж безнадёжной — в марте 1971 г. железный занавес чуть-чуть приподнялся, и тонкий ручеек еврейской эмиграции вдруг заструился в Израиль. Мы уходили из Советского Союза навсегда. Мы оставляли за собой Бабий Яр и всё, что было с ним связано. Но, уходя, мы уносили с собой нашу память о Бабьем Яре. Он оставался с нами, потому что отделить его от нашей судьбы было уже не возможно.

Сказать, что это мы принесли с собой Бабий Яр в Израиль, что до этого ничего о Бабьем Яре в Израиле не знали, было бы сильным преувеличением. В Израиле знали о Бабьем Яре. Но знание это было умозрительным и поверхностным, со слов Евтушенко и Кузнецова (не самых надёжных свидетелей положения в Бабьем Яре. Довлатов рассказывал, что когда Бродский услышал, что Евтушенко выступает против колхозов, он сказал: «Если он против, я — за»). Мы принесли с собой новое знание о Бабьем Яре. Новую символику Бабьего Яра. Своё новое к нему отношение. Появившись в Израиле, мы принялись распространять это новое знание с азартом миссионеров, добравшихся наконец (живыми, через бури и штормы) до земли обитаемой, и видящих в этом предназначение и перст судьбы.

7.1.

29.09.71 г. газета «Маарив» вышла с моей статьёй о памятных церемониях в Бабьем Яру в Киеве 60-х годов. Иврита, как вы понимаете, я в то время не знал, статья была переведена с русского, а затем её пристроил в газету кто-то из дружественных нам старожилов, которые любовно окружали нас в первые дни в Израиле (говорить и общаться на иврите я тоже, конечно, не мог). (Добровольным помощником, скорее всего, был Аркадий Тимор — в те дни, инженер Предприятий военной промышленности и военный комментатор израильского радио, вещающего на Россию).

7.2.

Очевидно, это та же статья, что и в «Маариве», но напечатанная в русской газете «Наша страна» 28.09.71. На фотографии — акт перезахоронения костей из Бабьего Яра на кладбище Нахлат Ицхак в Тель Авиве.

7.3.

В 1973 г мы вышли строить в Израиле поселение нового типа, (чтобы слаборазвитое государство третьего мира могло хоть как-то справиться с приёмом специалистов, служивших до этого великой ядерной державе, — в 1971 г в Израиле было 9 000 инженеров, к 1975 г в Израиль должны были прибыть ещё 10 000. Что с ними делать?). Вот как оно выглядело, наше временное поселение на Голанском плато, на берегу Кинерета. Переехал с нами на новое место и Бабий Яр: в 1974 году мы впервые отмечали эту дату в поселении Алия-70 (вместе с гостями и товарищами, собравшимися со всего Израиля).

7.4.

У меня сохранились только случайные фотографии тех событий, потому что архив принадлежал теперь уже не мне, а всему коллективу, всем поселенцам. Себе я копий не оставлял, думал, что архив будет доступен для мня всегда. Оказалось, что всё не так. Оказалось, что членство моё в коллективе не вечно, и доступ к архиву не вечен, и сам архив тоже не вечен, а сгинул, не известно где и как. Но кое-что осталось — вот одна из фотографий Бабьего Яра 1974 года. Слева направо: Данька Шмуклер, Амик Диамант (спиной к аппарату), женщина (которую уже не помню), Гарик Квенцель (вполоборота), а дальше — все тоже уже выветрились из памяти.

7.5.

Ляля Бас и Ирина Диамант, Бабий Яр 1974 года в Алие-70. На заднем плане — народ «гуляет» после митинга.

7.6.

В 1975 г. Алия-70 раскололась, и Бабий Яр перебрался с нами на новое место — брошенный лагерь военизированного поселения Нахал Куразим (рядом с сегодняшним Альмагором). Так выглядели митинги памяти на новом месте, которое называлось теперь Аршах. (На заднем плане: один (а дальше ещё один) из караванов, которые выданы нам были для жилья).

7.7.

В 1976 г., по случаю 35 годовщины Бабьего Яра и 10 годовщины нашего первого митинга в 1966 году, мы решили пригласить Виктора Платоновича Некрасова в Аршах. Это было весьма амбициозное предприятие — Некрасова нужно было привезти в Израиль. Сам он, свежеиспеченный эмигрант, такое предприятие поднять не мог. Мы же, граждане Израиля, которым закон запрещал (до 1977 г.) держать на счету валюту, передать ему деньги в Париж не могли никак. Была проведена спец операция: по нашему представлению (Аба Эвену) Министерство иностранных дел Израиля (Шломо Авинери) ходатайствовало перед Эль Алом (Давид Лев-Ари) о предоставлении писателю Некрасову двух билетов для полёта в Израиль. Билеты доставили ему на дом. Некрасов приехал, и был с нами у нас на митинге, и описал это всё потом в своих воспоминаниях («Взгляд и нечто», стр. 58-59 в 13 номере «Континента»). А фото 7.7 может быть иллюстрацией, к тому, что там написано.

7.8.

Приезд Некрасова на митинг памяти Бабьего Яра в Аршах вызвал большое оживление и интерес в Израиле. На фото страница из газеты «Маарив» от 30.09.76 г, где описывается митинг, на котором, как утверждает корреспондент, присутствовало более 700 человек. У меня на память от этого митинга ничего не осталось (по причинам спорного отношения к общественным архивам, о котором я упоминал уже выше). Если у кого-то из 700 человек, присутствовавших там, остались какие-то фотографии, и он готов поделиться ими со мной — такой благородный поступок будет оценен наивысшим образом!

7.9.

Ещё одна из фотографий тех дней — В. П. Некрасов и Люсик Гольденфельд на пороге моего дома в Аршахе. Фотография взята из архива Некрасова (здесь). Автором фотографии указан Михаил Маргулис. Дата фотографии на сайте Некрасова указана неправильно — 5.11.76 г. (Это могло быть только 30.09.76 г.) Место съёмки тоже указано с ошибкой — мы назывались тогда Аршах и все события происходили только в Аршахе.

7.10.

Случайно сохранившееся сопроводительное письмо Мих. Маргулиса, из которого следует, что он передал в Аршах целую серию фотографий той памятной церемонии (и которые потерялись где-то в архивах Аршаха).

7.11.

Широкий общественный резонанс, который получили наши церемонии памяти Бабьего Яра в Израиле, подвигли нас придать максимально возможную значимость этому событию, привлекая к нему самые высокие общественные институты и персоны в Израиле. На фото ответ из Канцелярии главы правительства в 1977 г («К сожалению, Менахем Бегин занят и приехать не может»). Другие институты были более покладисты, и активно сотрудничали с нами в деле организации памятных церемоний Бабьего Яра в Израиле.

7.12.

Это одно из типичных газетных объявлений, публикуемых перед «очередным Бабьим Яром». Замечательно оно тем, что позволяет наглядно представить себе «размах» подготовительного процесса и количество добровольных сообщников, занятых в этом деле.

7.13.

В 1983 г. в музее Яд-ва-Шем было начато сооружение грандиозного и действительно очень достойного памятника «Уничтоженным еврейским общинам», в том числе и Киеву с его Бабьим Яром. Появилось место, которое гораздо более выразительно и монументально увековечивало память Бабьего Яра. (Перед лицом всего человечества, посещающего Яд-ва-Шем всегда и во все времена года). Бывшие киевляне, которые устали каждый год ездить на край света (в Аршах), для участия в памятных церемониях Бабьего Яра (в Аршахе), выразили желание перенести это всё в Иерусалим, в Яд-ва-Шем — и солиднее это, и сподручнее, и добираться легче. Взаимные обязательства, которые раньше связывали нас между собой и с Бабьим Яром, за годы жизни в Израиле несколько приувяли. С 1984 года памятные церемонии Бабьего Яра перешли в Яд-ва-Шем.

7.14.

Последний раз мы собрались «отмечать» наш Бабий Яр «бе Яр Бен Шемен» (в лесу Бен Шемена) 29 сентября 1991 года. На снимке запечатлены некоторые участники этой встречи: (слева направо) сидят в первом ряду: Люда Слободская, Ирина Диамант, Яна Пипко, Орна Диамант. Стоят за ними: Марина Рогатник, Нора Журабович, Эла Шехтман, Марк Мойзес, Миша Пьянко, Амик Диамант, Люба Котлярская, Лена Садогурская, (???), Гарик Голдовский (спиной). В последнем ряду: Гарик Журабович (выглядывает из-за Элы Шехтман), Марк Шехтман, (???), Петя Котлярский, (???), (???), Гриша Пипко. Почему-то не попали в кадр Нёма Садогурский, Валя Заславская, Ляля Бас, и ещё несколько человек, которые в этот день были с нами.

7.15.

Организаторы-вдохновители самого первого митинга (в 1966) году тоже сфотографировались на память. На снимке (слева направо): Гарик Журабович, Амик Диамант, Гарик Голдовский и Гриша Пипко. (Гарика Голдовского и Гриши Пипко сегодня уже нет с нами). А Бабий Яр остаётся в Израиле уже навсегда.

Окончание
Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *