Белла Езерская: Норвежская сюита

 295 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Мусульмане составляют 20 процентов населения. Они селятся кучно, живут по законам шариата, и требуют соблюдения этих законов от немусульман. В их районы в коротких юбках с непокрытыми волосами лучше не появляться. Девушки покрывают головы платками. Из района Грорудамн начался исход местных жителей…

Норвежская сюита

Белла Езерская

Путешествие на север было предпринято в преддверии жестокой жары в Нью-Йорке. Мы уехали в середине мая, в лучшее время года, а попали в мокрую стужу, которая на севере тоже почему-то называется маем.

В Осло я в первый раз побывала лет 30 тому назад, но нынешнее впечатление было иного качества. Если раньше это был телячий восторг от возможности все увидеть своими глазами, то сейчас — желание понять роль викингов в мировой истории, в истории России, в частности. Ведь рукописи свидетельствуют, что в VII–IX веках скандинавов называли, рос (рус), а древнейший памятник русской письменности « Повесть временных лет» описывает смуту, в результате которой князья пригласили варягов на царство. Со школьных лет помнится: «Се повесть временных лет, откуда есть пошла русская земля, кто в Киеве нача первее княжити, и откуда русская земля стала, есть». Очень актуальная тема, особенно в свете решения российского правительства поставить памятник крестителю Руси князю Владимиру, не в Киеве, где он княжил, а Москве, которой тогда не было и помине. Это к слову.

Первое тысячелетие нашей эры не случайно называют «эпохой викингов». Викинги были грозой Западной Европы. Они грабили европейские города, бесшумно пробираясь вверх по рекам; они были разбойниками, но и предприимчивыми купцами. Их торговые суда спускались из Балтики по Волге к Каспию, а из Нижнего Дона — к Черному морю, в христианскую Византию и страны исламского халифата. Они пересекли океан и добрались до Америки за 400 лет до Колумба. Знаменитый путь «Из варяг в греки» тоже проложили викинги.

Музей на острове Роскилл был построен для трех кораблей. Они из стратегических соображений были затоплены в фиорде и занесены песком и илом. Ладья Осеберг была раскопана в 1904 году. Она пролежала в земле 1000 лет и прекрасно сохранилась. Закончила она свою навигацию в качестве погребальной ладьи для королевы викингов. Тогда царских особ принято было хоронить на кораблях вместе с утварью, драгоценностями и рабами, которые должны были обслуживать их в царстве мертвых. Иногда ладью сжигали на берегу, а на месте пожарища насыпали курган. Сохранилась картина художника Свена Улофа Эрена, изображающая сожжение похоронной ладьи на берегу Волги. Боевые корабли типа Осеберга назывались драккерами. Они были изящными, быстроходными, и достаточно легкими для переноса по суше. Длина Осеберга — 22 метра, ширина 6 метров. Обычно на таком судне было от 40 до 70 гребцов. Он был весельный, но у него был и парус. Это не самый большой драккер: в 1990 году был обнаружен корабль длиной в 36 метров. Для обзора двух кораблей — Осеберга и Гохстада сооружены балконы, с которых не только можно увидеть корабли целиком, но и разглядеть детали: резьбу, швы, заклепки. Гохстад больше Осеберга, его длина — 24 метра. Он крепче, сделан из дуба, и вполне способен был пересечь океан. Скандинавы были отличными судостроителями. В 1893 году двенадцать умельцев сделали точную копию Гохстада, и пересекли на ней Атлантический океан. А в 1947 году четверо норвежцев и один испаноязычный член экипажа смастерили плот из бревен бальсового дерев, и за 101 день пересекли на нем Тихий океан от Перу до аттола в Полинезии. Цель этого путешествия — доказать, что полинезийцы прибыли в Полинезию не из юго-восточной Азии, а из Южной Америки — была блестяще достигнута. Организатор и вдохновитель этого путешествия Тур Хайердал страдал водобоязнью: он в детстве дважды тонул. Впоследствии он признавался, что если кто-нибудь в 17 лет сказал бы ему, что он несколько месяцев будет плавать в океане на связке бревен, он счел бы его безумцем. Имя этой «связки бревен» — Кон-Тики — ныне известно всему миру. Для нее в Осло в 1950 году выстроен музей, где она торжественно покоится памятником отваги и мужеству своему великому создателю и его бесстрашному экипажу.

В Кристиансанн мы прибыли 19 мая. Стоял теплый весенний день, и, совсем как в Одессе, цвели каштаны. Кристиансанн — южный город, в нем 80 тысяч жителей, это пятый по величине город Норвегии. Он был основан в 1641 году королем Кристианом 1V. Мы обратили внимание на величественное здание с колоннами и портиком, по виду храм или театр. Подойдя ближе мы обнаружили до боли знакомое лого… Макдонадьда. Прохожий, заметив наше удивление, объяснил, что раньше в этом храме общепита обитал банк. Ползучая экспансия американского фастфуда добралась и до норвежской глубинки, где рыбу едят на завтрак, ланч и ужин. Несмотря на ясный солнечный день главная улица отнюдь не кишела народом: продавцы были рады каждому покупателю, и не жалели времени на его обслуживание. Цены, впрочем, кусались, как везде в Европе. Норвежцы не принимают доллары, только евро и кроны, нас выручали кредитки. В магазинах много вязаных шерстяных изделий, очень красивых и добротных. Особенно хороши пончо, но что с ними делать в нашем субтропическом климате? Вязание в Норвегии популярно: зимы здесь суровые, этим Норвегия напоминает Россию. На главной улице, у обочины, сидели женщины, и споро орудовали спицами, не обращая внимания на прохожих. Рядом была разложена их продукция: шапочки, варежки, шарфики. Вспомнился Высоцкий: «твои подруги Зин все вяжут шапочки для зим». В посудо-хозяйственном магазине есть стеллаж для пряжи.

В поисках собора — главной достопримечательности города — мы набрели на Музей искусств, и даже посмотрели экспозицию. Музею всего 20 лет, но он уже считается вторым по значимости в Норвегии. Там собраны произведения исключительно норвежских художников. Очень привлекательны пейзажи южной Норвегии — Кнуда Бааде и Мартина Нильсена. Особенно впечатлили пейзажи Олафа Исаксена(1835–93) — блестящего представителя норвежского романтизма. В июле 1892 года в Кристиансанне произошел страшный пожар. Треть зданий была уничтожена огнем. Олаф Исаксен написал восемь полотен, которые воспроизводят эту трагедию. Эти полотна мы увидели в музее. Впечатление огромное. А в собор мы не попали, он был закрыт, мы осмотрели его снаружи. Это величественное здание в готическом стиле было построено в 1884 году на месте сгоревшего. Епископальую кафедру перевели из Станвангера, и собор стал центром религиозной жизни региона.

Норвегия — лютеранская страна с 1539 года, когда лютеранство сменило католичество. 80 процентов лютеран исповедуют официальную религию Церковь Норвегии, чуть больше одного процента населения — католики, православных и того меньше, евреев — от одной до двух тысяч. До 1851 года евреям въезд в Норвегию был запрещен. Сейчас в Норвегии две синагоги: в Осло и Тронхейме. Последняя считается самой северной синагогой в мире.

Мусульмане составляют 20 процентов населения. Они селятся кучно, живут по законам шариата, и требуют соблюдения этих законов от немусульман. В их районы в коротких юбках с непокрытыми волосами лучше не появляться. Девушки покрывают головы платками. Из района Грорудамн начался исход местных жителей, не выдержавших мусульманского бесчинства. В 2011 году группа мусульман изнасиловала девушку, которая покончила жизнь самоубийством. В процессе следствия стало известно, что они изнасиловали и других. Террористическая организация Ансараль-Сунна требует образования в Норвегии отдельного исламского государства, и угрожают терактами, если их требования не будут выполнены. В 2012 году был раскрыт заговор с целью убийства принца Хокона и премьер-министра Солтенберга. Прошли аресты…

Политики считают, что Норвегия стоит перед лицом исламского взрыва. Власти, годами сквозь пальцы, наблюдавшие за процессом исламизации государства, решили, наконец, принять срочные меры. Они ввели курсы европейских ценностей для мусульман, и штрафуют прогульщиков, которые пропускают занятия. Весьма сомнительна эффективность этих курсов даже для тех, кто их не пропускает. Еще один метод: отчаявшись интегрировать незваных гостей в норвежскую жизнь, правительство решило откупиться от них. За согласие покинуть страну оно платит по 10 тысяч крон (1.200 долларов) каждому беженцу. Уже набралась первая партия из 500 человек. А в стране мусульман от 120 до 150 тысяч. Остальные не торопятся.

Еще один эффективный способ: посадить отказников в автобус и отправить в Мурманск. Таким образом, сплавили еще 43 человека. Но россияне воспротивились: зачем им эта головная боль? Понятно, что такими способами решить исламский вопрос норвежскому правительству вряд ли удастся.

Стремление мусульман в эту холодную северную страну понятно: Норвегия — процветающая страна. Уровень жизни там один из самых высоких в Европе, эмигранты пользуются всеми льготами, включая бесплатное лечение и образование. Норвегия гордится своим мультикультуризмом. В соответствии с этим направлением (?), учением (?) она всячески поощряет явления, которые обычно считались патологией. Гомосексуализм тут называется «разновидностью нормы»; педофилия — «болезнью, которую надо лечить». Но, видимо, лечение неэффективно, потому что ряды педофилов, в том числе среди духовенства, множатся. Недаром Норвегию называют страной педофилов. Правительство, с одобрением парламента, признало однополые браки и всячески приветствует усыновление детей такими парами. Гомосексуальные родители устраивают для своих отпрысков пышные гей-парады (завидуй, отсталый западный мир!). Правда детишки пока еще не понимают, зачем их тут собрали, и что им надо делать, но им все разъяснят.

Уже образовано (внимание!) «Министерство по делам детей и сексуальном многообразию», а детских садах введено «альтернативное обучение». Правительство считает, что такие меры должны сплотить норвежское общество. С этой же целью введено « гендерное уравнивание»: нет больше мальчиков и девочек; нет понятия Он и Она, а есть безликое Оно. Классика в качестве обязательного чтения из школьных программ изымается, и заменяется книгами о гомосексуалистах и лесбиянках. Бедные Кнут Гамсун и Генрик Ибсен!

В Норвегии 30 видов брака, и все — законные. Еще одно новшество — « ювенальная юстиция», состоящая исключительно из геев, лесбиянок, трансвеститов и трансгендеров. На чью защиту направлено это юридическое новообразование нетрудно понять. Одна женщина написала в сети: «Норвегия, жди наказания: потопа, пожара, землетрясения». Она, видимо, хотела сказать: судьбы Содома и Гоморры, но не умела выразить.

О норвежском порте Ставангер, куда мы прибыли на следующий день, ничего сказать не могу, потому что лил проливной дождь, наша хлипкая обувь мгновенно промокла, и нам было не до экскурсий. Остро встал вопрос о приобретении чего-то непромокаемого. Пожилая женщина, у которой мы спросили дорогу в ближайший унивесам, самолично привела нас в торговый центр, хотя явно шла не в ту сторону. В этом центре мы заблудились, потому что он был, как город. А в отделе обуви сникерсов не оказалось. Никаких. В том числе и непромокаемых. И тут произошло чудо, о котором изведено столько чернил: нас нашла эта самая женщина. Она объяснила, что спортивная обувь продается в спортивном отделе, проводила нас туда, и помогла выбрать то, что нужно. Мы от избытка чувств чуть не разрыдались. Еще одна деталь: в универмаге туалеты — платные. У нас крон не было. Служащая в униформе просто открыла нам двери: в Норвегии доллары не в ходу. Уже выходя из торгового центра, мы решили заглянуть в церковь неподалеку, но она тоже оказалась платной, хотя это было обыкновенная приходская церковь. Впервые такое видела.

Я думала, что скупость — фамильное качество шотландцев, однако оно свойственно и норвежцам. Мы пошли прочь, но заметили у входа священнослужителя со сканером. Он отсканировал наши карточки пропустил нас, и мы осмотрели церковь. Ничего примечательного там не было. Мы мило побеседовали, и я сфотографировала его на память. Но, к сожалению, в тот, же день мой аппарат украли вместе с этой фотографией. Прямо с плеча из сумки с застежкой. Он не был застрахован, и поэтому никакой компенсации за его утрату нам не полагалось. Норвежцы страхуют все: от жизни до электроники и украшений.

Норвегия считается самой безопасной страной в Европе, и второй, после Сингапура, самой безопасной и стабильной страной в мире. На сто тысяч человек там приходится 0,71 убийств.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Белла Езерская: Норвежская сюита

  1. 1. Спасибо автору за интересные путевые заметки.

    2. Косметическая поправка:
    Первое тысячелетие нашей эры не случайно называют «эпохой викингов».
    ==
    При всем уважении: тысячелетие — это многовато. Условно говоря — от Тиберия(???) и до крещения Руси?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *