Эммануил Диамант: Снова эхом отзывается в памяти: Бабий Яр… Окончание

 278 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Бабий Яр — это память о том, как фашистский режим и советский режим, каждый в свой черёд, пытались уничтожить еврейский народ и материальные атрибуты, связанные с его существованием. В некоторые исторические моменты им это удавалось.

Снова эхом отзывается в памяти: Бабий Яр…

Эммануил (Амик) Диамант

Окончание, Начало

Часть 8. Бабий Яр: отсюда — и в вечность

Готовясь к своей первой церемонии памяти Бабьего Яра в Израиле, мы решили, что тут, в Израиле, наши памятные церемонии должны начинаться с молитвы. Что читать и как читать? — по своему абсолютному невежеству, мы, конечно, не знали. Поэтому решено было обратиться к специалистам — в 1974 году кроме кибуцев-первопроходцев на Голанах было уже несколько религиозных поселений (Рамат Магшимим, Нов, Хиспин). Туда-то мы и обратились. И нам не отказали.

8.1.

Книга Пророка Иезекииля Глава 37

Готовясь к своей первой церемонии памяти Бабьего Яра в Израиле, мы решили, что тут, в Израиле, наши памятные церемонии должны начинаться с молитвы. Что читать и как читать? — по своему абсолютному невежеству (по этой части), мы, естественно, не знали. Поэтому решено было обратиться к специалистам — в 1974 году кроме кибуцев-первопроходцев на Голанах было уже несколько религиозных поселений (Рамат Магшимим, Нов, Хиспин). Туда-то мы и обратились. И нам не отказали.

Возникли, правда, некоторые трудности: Для удобства наших гостей, собирающихся со всех концов Израиля, мы устраивали церемонии Бабьего Яра не точно 29 сентября, а в ближайшую к этой дате субботу. Религиозные люди приехать к нам в субботу не могли. Но они готовы были приехать к нам накануне, ночевать у нас, а в субботу принять участие в нашей церемонии. И так это всё и было — в первый раз, в 1974 году, а потом это стало традицией. Они приезжали к нам со своими семьями, с жёнами и детьми, со своей едой и со своей посудой, и в назначенный час, в субботу, над головами собравшихся звучали (из их уст) слова… Так впервые в жизни я услышал (и вместе со мной все участники того митинга) слова пророка Иезекииля: «…и Господь… поставил меня среди поля, и оно было полно костей… (и говорил он) костям этим: вот, Я введу дух в вас, и оживете. И обложу вас жилами, и выращу на вас плоть, и покрою вас кожею, и введу в вас дух, и оживете, и узнаете, что Я Иегова… Я открою гробы ваши и выведу вас, народ Мой, из гробов ваших и введу вас в землю Израилеву» (Иезекииль, глава 37: 1-11).

Слова эти точно ложились на всё, происходящее с нами, здесь и сейчас: Это мы были пеплом и костьми Бабьего Яра. Это мы восстали и вышли живыми из Бабьего Яра. Это мы стоим теперь здесь, на земле Израиле. Мы, безбожники и технократы, с трепетом внимающие словам Пророка и находящие их очень даже уместными и соответствующими нашей сегодняшней жизни и нашим сегодняшним ощущениям. Никогда не было противоречия между заветами пророков и сионизмом. Была и есть пропасть между практикой сионизма и попытками религиозных партий заставить нас жить по указам Мудрецов Торы.

8.2.

Да, мы вышли из Бабьего Яра, но дорогу нашего исхода прокладывали не мы одни.

«Последний путь» («Бабий Яр»)

Картина рижского художника Йосифа Кузьковского «Бабий Яр», 1945–1948 г. Он писал её, когда в Киеве уже превратили Бабий Яр в мусорную свалку, а само слово Бабий Яр уже вслух не произносилось. Но даже в сравнительно либеральной Прибалтике, картина демонстрировалась только у художника дома, к официальному показу никогда допущена не была, хотя посмотреть на неё привозили гостей даже из-за границы — разыгрывалась видимость свободы творчества в Советском Союзе. В 1969 г Кузьковскому разрешили уехать в Израиль. В 1970 г картина «Бабий Яр» была признана национальным достоянием, приобретена Кнессетом и установлена в одном из его залов.

8.3.

В сентябре 1966 г свою дорогу в Бабий Яр начали прокладывать и граждане города Киева.

«Научи меня ярости, Яр, / Научи меня гневу, / Чтобы я не забыл, / Чтобы я не простил / Никогда…»

Это слова из поэмы «Бабий Яр» киевского поэта Юрия Каплана, написанные ещё в 1959 г. В них гораздо больше смысла, чем в стихах Евтушенко, написанных двумя годами позже. И потому они ходили только в списках, в самиздате — их не посылали за границу имитировать разгул советской демократии, как посылали туда Евтушенко с его стихами. Поэма Каплана передавалась из рук в руки в конце 50-х. Я услышал её впервые в 61-ом. Опубликована она была лишь в 1991 году.

8.4.

Когда великий вождь всех народов сдох, а его соратники публично осудили извращения культа личности, на выжженном пепелище еврейского бытия робко зазеленела первая трава еврейской самодеятельности — в Вильнюсе, Даугавпилсе, Каунасе, Риге и Кишинёве появились первые любительские (самодеятельные) еврейские ансамбли. Попытки организовать гастроли Вильнюсского ансамбля «Mir zеinen do!» в Киеве решительно пресекались. (Mir zеinen do — фраза из гимна партизан Вильнюсского гетто: «И наша поступь прозвучит тогда — Мы здесь!»). Выступать в Киеве им было запрещено. Но посещать Бабий Яр — им не могли запретить. В ноябре 1968 г., по дороге на гастроли в Кишинёв, «Мы здесь» остановились и выложили Звезду Давида в Бабьем Яру (если вы присмотритесь, вы увидите её в нижней части снимка). В этом принимали участие (по расшифровке Шмуэля Бен-Цви в 2016 г.): «Второй слева Лёва Кравчук, присел Валентин Полторакин, с белым шарфом Иехезкель Левин, потом Йосеф Срубисский, женщина Сарра Срубисская, 5-ый справа Муля Цвизон (Шмуэль Бен-Цви), 4-ый Наум Бакман, 3-ий справа Лёва Ритвас. Других или не узнаю или не помню».

8.5.

Бабий Яр никогда не был болью и заботой только киевских евреев — они были там первыми, но вслед за ними потянулись неравнодушные со всего Союза, а потом и со всего мира. На снимке Ида Нудель в Бабьем Яру, кажется, это 1973 год (просьба к Иде Нудель уточнить и добавить подробности).

8.6.

Торжественная церемония открытия Мемориального парка Бабий Яр в… Если я правильно помню, это Денвер, Колорадо, 1979 г. В эти годы, Натив пересылал мне всю, поступающую к ним, информацию об актах памяти Бабьего Яра, происходящих в мире. Что было написано на обратной стороне этой фотографии, уже никто никогда не узнает — у меня сохранилась только её электронная копия. Но выпускники Союза сегодня рассеяны по всей Америке, может кто-нибудь и опознает, что и когда запечатлено на этом снимке.

8.7.

А это точно известно и понятно где — Нью Йорк, Бруклин (Брайтон Бич Авеню), Babi Yar Triangle Park, заложенный в 1981 году.

8.8.

В конце 70-х — начале 80-х митинги памяти Бабьего Яра превратились во всесоюзное мероприятие. Я опускаю здесь определение «еврейские» (митинги). Потому что других митингов (памяти) Бабьего Яра никогда не было. После открытия памятника в 1976 г репрессии властей сделали почти невозможным чисто киевские акции в Бабьем Яру. В моём архиве просто нет никаких документов, которые свидетельствовали бы о киевских акциях того периода. Зато «Хроника текущих событий» (тех лет) полна сообщений об актах насилия против еврейских активистов, направляющихся в Бабий Яр из других городов Советского Союза: Шесть московских активистов задержаны на Киевском вокзале Москвы, Одесситы задержаны в районе Бабьего Яра и отправлены обратно в аэропорт, Ленинградцы добрались до Бабьего Яра, но были остановлены, задержаны и получили по 10 суток. В моей статье 2011 г (здесь) этому посвящена целая глава, из которой процитирую лишь: 1) слова сотрудника КГБ: «Запомните: Киев — это вам не Москва! Тут ещё крепка советская власть!»; и 2) слова Людмилы Алексеевой из её книги «История инакомыслия в СССР»: «Общее усиление репрессий с 1979 г. сказалось и на еврейском движении. Чрезвычайно увеличилось число кратких арестов — по 10-15 суток. Аресты с осуждением на лагерные сроки, как и активность, распределились между Киевом, Москвой, Ташкентом, Кишиневом и Харьковом. Киев получил «первенство» по числу осужденных: в 1979-1983 гг. здесь были осуждены 10 отказников.» Не имея возможности попасть в Киев, еврейские активисты организовывали памятные церемонии Бабьего Яра прямо у себя дома — на снимке (выше) годовщина Бабьего Яра в Москве. Кто-то может сообщить дальнейшие подробности? — милости просим, будем очень признательны.

8.9.

Ещё одна фотография с той же московской церемонии. Добрые люди опознали на ней: второй слева (в центре) Саша Сасон, за ним Миша Хмельницкий (в берете). Остальных — попробуйте опознать сами.

8.10.

Разворот книги Ю. Каповского «Бабий Яр. 70 лет»

В 1991 г советская власть рухнула. Немедленно рухнули все запреты и ограничения на упоминание слова «Бабий Яр» и на проведение связанных с этим церемоний памяти. Появилась масса публичных заявлений и выступлений о прежде замалчиваемой судьбе Бабьего Яра. Появилась и начала лепиться новая легенда, новый миф Бабьего Яра. Приводимая на снимке декларация Каповского не является каким-то исключением в этом смысле: «Первыми, кто поведал миру правду о трагедии Бабьего Яра, были четыре отважных, смелых, честных, и в высшей степени порядочных человека: Виктор Некрасов, Анатолий Кузнецов из Украины, Евгений Евтушенко и Дмитрий Шостакович из России. Честь им и слава!» Цитирую Каповского без всякого упрёка или злорадства — просто под руку попался. Такими благодарными признаниями полна сегодня вся литература о Бабьем Яре. Хотя, кроме как о невежестве и вопиющей некомпетентности эти пламенные декларации ничего не говорят.

Присоединение Евтушенко к этому списку святых звучит особенно комично. Трюки «по-евтушенковски» использовались советской властью всегда: В 1949 году Поль Робсон, будучи на гастролях в Москве, спросил, а почему он не может встретиться со своим другом еврейским поэтом Пересом Маркишем? К нему немедленно привезли (из Лубянской тюрьмы, предварительно помыв и переодев) другого еврейского поэта Ицыка Фефера, который должен был убедить Робсона, что с Маркишем всё в порядке, он сам видел его всего несколько дней назад (а Маркиша в это время допрашивали на Лубянке, с пристрастием).

В 1955 г. Борис Полевой доверительно сообщал Говарду Фасту, что еврейский поэт Лев Квитко по-прежнему живёт в Москве со своей семьёй (Квитко был расстрелян 12 августа 1952 г.).

Весной 1961 г Бабий Яр, который замывали, чтобы сравнять с землёй и уничтожить навсегда, неожиданно прорвало, и на Киев обрушилась новая катастрофа. Размер разрушений, количество жертв, само событие было немедленно объявлено государственной тайной. В августе приехал Евтушенко, увидел то, чего давно уже нет и в помине, не увидел (в упор), что на самом деле происходит (уничтоженный, распаханный тракторами Бабий Яр), и написал стихи, которые должны были успокоить всех, что с Бабьим Яром ничего не происходит (как в случае с Квитко: видел всё сам своими глазами). С этими стихами его немедленно отправили за границу, где он на грандиозных массовых митингах доказывал всем, что с Бабьим Яром всё в порядке. На внутреннем рынке его пожурил сначала Марков, а потом и сам Никита Сергеевич. Но от кормушки не отлучили, за границу пускать не перестали, более того, посылали повсюду и надолго.

Память о Бабьем Яре, однако же, продолжала сохраняться не трудами Евтушенко и его обожателей. За память о Бабьем Яре шла десятилетиями упрямая, можно сказать кровавая, борьба еврейских активистов и хранителей чести поруганных еврейских могил.

Людмила Алексеева пишет, что в 70–80-е годы были арестованы, судимы, осуждены и отправлены на перевоспитание в трудовые лагеря 10 киевских активистов. Не в блатную командировку заграницу (читать стихи и вешать на уши лапшу восторженным иностранным слушателям), а в Исправительно-Трудовые Лагеря Украинской Союзной Республики на перевоспитание! Слышите это?! Понимаете?!

Кто сегодня, собравшись у «памятника героям» 1976 года (отмечать очередную годовщину Бабьего Яра), ещё помнит (или вспоминает) об этом?

8.11.

В 2011 г., готовя свою публикацию (того года) о Бабьем Яре (здесь), я попытался ответить себе на этот вопрос. В Киеве около дюжины еврейских и нееврейских организаций, занимающихся историей местной общины — кто-то из них когда-нибудь слышал об этом (о «узниках Бабьего Яра»)? В Израиле — вот уж, казалось бы, где всё должны были б знать об этом — в Израиле тоже никто никогда слыхом не слыхал о «узниках Бабьего Яра».

В 2011 г мне удалось разыскать 8 имён. (Алексеева говорит о 10). Недавно, роясь в окаменевшем интернет-дерьме, наткнулся ещё на одно имя — М. Луцкер, осуждён в 1973 г., 2 года ИТЛ. (Алексеева говорит о конце 70-х — середине 80-х. Может он и не относится к той десятке, о которой говорит она). Больше ничего не нашёл. Интернет молчит. Кто-то может дополнить?

8.12.

Сцена мемориальной церемонии 2014 г: Президент П. Порошенко возлагает цветы к памятнику «героям». На Украине сегодня можно говорить о Бабьем Яре. Конечно, предпочитают говорить о Холокосте вообще — ведь в Бабьем Яру лежат не только евреи. Что правда, то правда, всё так и есть. Но в 1976 г, когда открывали этот памятник, его открывали 2 июля. Чтобы не было даже намёка на связь с сентябрём 1941 г, когда в Бабьем Яру убивали только евреев. Его открывали, чтоб положить конец «клеветническим измышлениям сионистов вокруг Бабьего Яра». Чтоб вычеркнуть память о еврейском присутствии в Бабьем Яру (Советская власть приложила немало усилий, чтобы и следа от этого не осталось). Так вот, пусть всё это так и будет — нельзя без конца переименовывать улицы и перетёсывать памятники — пусть будет 2 июля днём памяти Холокоста и Бабьего Яра «для всех». Но 29 сентября пусть останется днём памяти Холокоста евреев города Киева (Как это было все последние 25 лет, с 1966-го до 1991-го г.)

Хотя, извините меня, пожалуйста, — не знаю, чего это вдруг меня понесло давать вам советы. Не моё это дело! Моё дело фиксировать, записывать, фотографировать происходящее, так или иначе связанное с Бабьим Яром. Себе и людям на память.

8.13.

Вот стоят у памятника героям Бабьего Яра представители русской православной церкви, но в первом ряду, всегда ближе к власти, стоит на таких церемониях представитель еврейской религиозной общины. И по делу. У меня в архиве есть письмо из киевской синагоги Уполномоченному по делам религий по Киеву и Киевской области при Совете Министров УССР от сентября 1966 г. «При Совете Министров УССР» это для понта. На самом деле этот «Уполномоченный…» он при КГБ УССР. Вот ему-то, в КГБ УССР, ответственные люди из Киевской синагоги верноподданно докладывают (доносят), что накануне 29 сентября 1966 г в синагогу явились два подстрекателя (фамилии указаны), которые призывали верующих к участию в митинге памяти Бабьего Яра. Руководители синагоги дали решительный отпор этим провокаторам и выставили их вон из синагоги. О чём немедленно докладывают своему дорогому начальнику — Уполномоченному по делам религий по Киеву и Киевской области. Всегда приятно вспомнить, что религиозная еврейская община и Партия-Правительство во все времена и по всем вопросам (в том числе и по Бабьему Яру) были у нас едины.

8.14.

Столь же приятно видеть в почётном карауле у «памятника героям» израильских министров (Авигдор Либерман и Софа Ландвер, сентябрь 2011 г.). В этом году на их место встанут Президент Реувен Рывлин и Спикер Кнессета Юлий Эдельштейн. Забавная картинка. Что делают израильские государственные мужи в почётном карауле у памятника, который всегда считался отпором «сионистской пропаганде о трагедии Бабьего Яра», предназначенным положить конец «клеветническим измышлениям сионистов вокруг Бабьего Яра».

(Зачем Президенту Израиля принимать в этом участие? Мог бы оставить всё это Юлику Эдельштейну. Он справится).

* * *

Ладно… Что-то затянулась моя подборка заметок-записок, фотокопий документов и просто фотографий, с помощью которой мне хотелось неформально и ненавязчиво рассказать людям (особенно молодым людям) свою, другую историю Бабьего Яра, которая несколько отличается от общепринятой и широко растиражированной сегодня версии этой истории. Я старался, как мог, не навязывать вам своё мнение, оставляя вас один на один с документами. Живое воображение читателей, казалось мне, должно было б само воссоздать картину тех времён, когда к Бабьему Яру приближались не попиариться, а приобщиться к истории.

Я не уверен, что свою задачу я выполнил наилучшим образом. Поэтому, как незадачливый художник, я должен вам ещё и словами рассказать, чего же я там хотел изобразить на своей картине.

Я отдаю себе отчёт, что мои объяснения не совпадают с общепринятым каноном. Но если и вы это понимаете — тогда всё в порядке, тогда приступим:

Бабий Яр — это память о том, как фашистский режим и советский режим, каждый в свой черёд, пытались уничтожить еврейский народ и материальные атрибуты, связанные с его существованием. В некоторые исторические моменты им это удавалось.

Бабий Яр — это память о том, что однажды «некоторые граждане еврейской национальности» решили встать на защиту своих поруганных могил, и советская власть не успела вовремя подавить эти их предосудительные намерения.

Бабий Яр — это память о том, как борьба за защиту своих могил естественно перешла в борьбу за защиту чести и достоинства еврейского народа. А там уже сами по себе всплыли из исторического беспамятства идеи национального самосознания, национального возрождения, сионизма.

Бабий Яр — это память о том, что когда идеи овладевают массами, они становятся материальной силой. (Пусть даже не массами, пусть даже просто пассионарной группой идеалистов). Движение за защиту чести поруганных могил стало движением за сионизм, за свою историческую самобытность. Возвращение к Бабьему Яру обернулось исходом из Бабьего Яра, исходом в Израиль.

Об этом (и только об этом) можно и нужно говорить, когда мы вспоминаем сегодня о Бабьем Яре. Всё остальное — лукавое словоблудие, пиар-акции, сочинения и спекуляции на вольную тему. Бабий Яр переживёт это. Но после нас-то, что останется?

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *