Григорий Быстрицкий: Окно в Грузию

 363 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Как-то по дороге встретили колонну джипов со знакомыми флагами. Инструктор объяснил, что один раз работал с израильтянами и это было тяжело… Я напомнил слова Голды Меир к американскому президенту о том, что конечно, управлять 300 миллионами американцев сложно, но еще сложнее убедить 6 миллионов президентов.

Окно в Грузию

Григорий Быстрицкий

В советский период я бывал в Грузии. Тогда моей целью были пляжи Черного моря, прибрежные города Сухуми, Поти, Батуми. По курортным местам изучить страну невозможно, но в молодости это и не было моей задачей. С грузинами в студенческие годы сталкивался тесно. Неизменно общения перерастали если не в многолетнюю дружбу, но в очень близкие отношения. Потом, получив дипломы, грузинские друзья-приятели возвращались к себе, и оставались только воспоминания об общности, легкости, тонком понимании юмора и неспособности к подлости.

Так, по крайней мере, мне казалось. У других, возможно, оставались иные впечатления.

В сентябре 2016 решил проехать по стране, которая давно стала самостоятельной, и о которой в России можно услышать разное.

Первым моим чувством уже в аэропорту Тбилиси стало чувство несправедливости. Я приехал без визы, поскольку она не требовалась, никаких вопросов на границе, зачем, с какой целью, на какой срок, когда обратно, где билет, — не было. Мне просто поставили штамп в загранпаспорт и пожелали счастливого пути. Тут же от встречающего я узнал, что грузинским гражданам российская виза нужна обязательно и получить ее непросто.

Вероятно, это связано со специфическими мерами безопасности, не исключено, что вопрос свободного въезда грузин скоро решится, но сейчас визовый режим построен именно так.

По замыслу московской турфирмы путешествие должно было проходить по провинции, второстепенным дорогам, вдали от известных и привлекательных для туристов курортов. Для этого компания арендовала внедорожники, на которых мы, не выезжая к морю, проехали немного по Военно-Грузинской дороге, а потом сплошь по проселкам, иногда асфальтированным, а иногда и по грунтовым, среди маленьких городков, горных деревень, перевалов и альпийских пастбищ. Общая протяженность маршрута составила около 1500 километров.

Я не выступаю в роли гида, не пытаюсь пересказывать историю каких-либо памятных мест, не делаю выводов и обобщений. Ни о каких социологических исследованиях не может быть и речи. Мой рассказ — это всего лишь взгляд из окна автомобиля. Встречи и разговоры с местными проходили в обстановке бурных застолий, но были и мимолетные беседы с разными людьми. Поэтому и имен собственных, и географических и персональных у меня будет крайне мало. В качестве путеводителя для туристов мой рассказ явно не пригодится.

* * *

С утра следующего дня мы двинулись колонной в семь радиофицированных джипов, с местным проводником-инструктором и девушкой-гидом в первой машине, а также замыкающим инструктором в последней. Потеряться, выпасть из конвоя было невозможно.

Наш гид пару лет назад была очарована Грузией до такой степени, что приехав на неделю из СПБ по своим филологическим делам, осталась, выучила грузинский и стала сопровождать группы. По радио она увлеченно рассказывала нам о всех встреченных достопримечательностях.

Маршрут начался с самого винного региона страны — Кахетии.

Этими фотографиями я пытаюсь показать необыкновенную перспективу, открывающуюся с гор региона.

Первый же городок удивил наличием высшей шахматной школы, основанной не больше ни меньше чем Юдит Полгар, единственной в мире шахматисткой, достигшей супергроссмейстерского рейтинга и выигравшей блицы у Карпова и Каспарова.

Городок просто очаровал своей уютной безмятежностью, аккуратностью и органичным существованием в горном ландшафте.

Очень мне понравился этот старик с добрым, лукавым, довольно-таки свежим лицом и хитрыми глазками:

На подъезде к винодельческой компании стояла очередь различного транспорта. Грузовики, «жигули» и конные повозки сдавали виноград. Винные погреба компании растянулись внутри горы на несколько километров. Вход в этот заветный лабиринт венчает солидная арка:

Отели в глубокой грузинской провинции более чем успешно конкурируют с лучшими мировыми стандартами. Про меню в ресторанах можно и без меня догадаться — менее 15 блюд там не бывает, обслуживание на высшем уровне, а о зонах SPA на природе можно только мечтать. Интересно, что в каждом отеле организован прокат велосипедов.

В Грузии нет зависти. Не принято, как мне показалось. Потому что там есть гордость. Не та, которую пытаются впихнуть по телевизору, а своя, естественная, вековая гордость. За собственную землю, предков, историю, родителей. Там не заняты завистливым нытьем типа «… в Европе на Мерседесах ездят, а я тут баранов пасти должен…» Я не заметил стыда или просто недовольства у бодрых пастухов и чабанов. Все они с удовольствием отвечали на наши приветствия.

Убежища пастухов в горах

Грузины не бегут поголовно в города, в деревнях они строят двухэтажные дома, где на первом — родители, а на втором этаже живут дети со своими семьями. Им в голову не приходит сдавать родителей в дома престарелых.

Не говорю, что это хорошо, но они особенно не задуриваются внешним видом своих домов. Функционально в доме должно быть тепло, сухо, удобно и обязательно винный подвал.

Обратите внимание на окно позади этих замечательных детей: дом не оштукатурен и не покрашен, но окно — современный стеклопакет. Потому что так теплее. А заводскую пленку можно и оставить, несущественно.

Нет, конечно на пафосных курортах состоятельный грузин выложится, но приделает к своему особняку какие-нибудь финтифлюшки, башенки или фонтан с русалками. А провинция считает эти украшения не рациональными.

Вообще грузинская провинция учится живо контролировать себя с детства. Старший мальчик, правый на фотографии, в момент щелчка затвора отвлекся, и девочки начали его дергать и смеяться. Он тоже заулыбался, а я попросил его вспомнить, что он настоящий горец. Он тут же моментально преобразился в маленького, серьезного воина с внимательным, изучающим взглядом.

Памятники славной грузинской истории повсюду.

Ниже изображен один из главных объектов грузинской географии — вершина Казбеги:

Если вы соберетесь на восхождение на высоту более 5000 метров, можете встретить по дороге высокогорный монастырь Гергети:

Дорога по серпантину к монастырю заняла у нас 45 минут.

Пешие паломники поднимаются 2-3 часа. Один из них заинтересовал меня легкой маечкой на фоне тепло одетых туристов. На этой высоте, около монастыря дул сильный ветер и температура не превышала 10 градусов по Цельсию.

У пожилых канадок с палками для шведской ходьбы о времени их подъема я не решился ни спросить, ни сфотографировать их нелегкое прибытие к цели паломничества.

В Грузии очень живописные дороги. Часть нашего пути прошла по Военно-Грузинской, достаточно оживленной трассе.

С этой дороги открываются удивительные виды:

Но мы же не по автобанам приехали раскатываться! Поэтому встречались и такие:

Там на заднем плане можно заметить мотоциклистов. Когда я пробирался рядом с ними, перекинулись впечатлениями. У меня впереди был крутой и извилистый спуск, драматизм которого не сумел передать фотограф. Шестидесятилетний американец успокоил, что до этого они на мотоциклах пересекали снежный перевал на высоте 4 километра. Потом он сказал мне, что я, «пробабли», тоже не собираюсь скучать в старческой постели, а я сказал «оф кос».

Недалеко от границы построен памятник российско-грузинской дружбы — такой претенциозный шедевр соцреализма:

Екатерининский источник в Боржоми, обустроенный в 1841 году, выглядит более грациозно.

А это не облагороженный источник, минеральный состав которого покрыл часть горы:

Пещерный город Вардзия свидетельствует об отваге и независимости грузин. О его истории можно прочитать в любом справочнике, я лишь могу добавить, что просто не представляю, как там можно было обходиться без мостиков с перилами.

Келья одинокого монаха
Фрески
Проходы-туннели, пробитые в горе для сообщения между пещерами

Особенным образом на меня подействовали именно эти туннели с крутыми ступенями, вырубленными 1000 лет назад. Еще более впечатлительным туристам было сильно не по себе от давящего, замкнутого пространства. Но все остались живы.

***

Такой я теперь увидел Грузию из окна автомобиля. Гордость, благородство, отсутствие зависти и большое чувство юмора — вот мои впечатления о грузинах.

В какой-то деревушке на скамейке сидел дед, за его спиной висел большой, красочный предвыборный плакат. Наш парень спросил разрешения и присел с дедом сфотографироваться. Через дорогу напротив, у машины возились четыре здоровых мужика. Они оторвались от своего занятия и начали подтрунивать над дедом, что тот, мол, попадет в печать и прославит их деревню. Я спросил у них, не агитирует ли дед за этого, неприлично холеного в данной обстановке, плакатного депутата. Мужики из-за отсутствия разговорной практики на русском не сразу сообразили. Но через пару секунд эти заросшие, точно хрестоматийные абреки, устрашающего вида мужчины превратились в детей и попадали со смеху на капот автомобиля…

Или вот, например, стандартный ужин.

Длинный дубовый стол, крайний к берегу озера Лопота, уставлен несметным количеством закусок, бутылками грузинского вина и конечно «Боржоми». За столом вся наша группа, во главе расположился тамада, и тосты споро идут своей неумолимой, закономерной чередой.

Место устроено в виде большой, крытой, хорошо освещенной веранды. В углу у мангала трудится над шашлыками пожилой грузин в черном костюме и белой сорочке. Плавными движениями он разгоняет дым над уже подрумяненными кусками баранины и вообще больше похож на дирижера симфонического оркестра. Под крышей расположены еще несколько столов, за которыми с несколько недоуменным видом ужинают туристы из Европы.

Рядом с нашим столом, точно за таким же, но с более умеренным меню, расположились музыканты. Их пятеро, и сидят они лицом к нам по длинную сторону своего стола, где вместо бутылок домашнее вино разлито в графины. Поскольку наш стол крайний к озеру, а музыканты в своих национальных одеждах обращены в нашу стороны и спинами к остальным, получилось вроде отдельного, приватного застолья.

Над гладкой водой с отблесками огней отеля разносится колоритное пение. Стройный, чувственный, многоголосный грузинский вокал меня всегда поражал.

— Послушайте, уважаемый, — обратилась дама из нашей компании к самому старшему, седому, красивому артисту, — вы ведь по нотам свои партии поёте? Кто вам партитуру расписывает? Сами?

— Нот мы не знаем, — последовал вежливый, достойный ответ.

— Как же вам удаётся вот так точно и слаженно разложить вашу песню на четыре голоса?

— Мы так поем с детства, так пели наши отцы и деды. Сначала дети тихо подпевают, потом само получается. Сложного тут ничего нет.

— Удивительно, как это точно у вас получается! — Она выдержала небольшую паузу, потом посмотрела на солиста. — Очень чисто и правильно вы ведете свою партию. Думаю, даже профессор Элисо Вирсаладзе не смогла бы сделать Вам замечаний.

Дама, очевидно, посчитала, что неграмотные певцы далеки от таких академических тонкостей, и она сможет заполучить некий музыкальный гандикап. Но ошиблась.

— Элисо Константиновна для нас большой авторитет. Вы знаете, — обратился в свою очередь солист, — она не просто профессор.

«Профессор» у него звучало через «э» и с одним «с».

— Она профэсор Московской, Мюнхенской и итальянской консэрваторий, — с полным знанием дела излагал солист, что было неожиданно для столь удаленного от культурных центров места.

— Это хорошо, что она нас не слышит, — добавил он со славной улыбкой, — тогда бы мы вообще только у себя в коровнике пели.

После двадцатого тоста разговор за столом распался. Излюбленные толковища по технике вождения в горах, по преимуществам разных марок машин, но у части туристов осталась инерция темы об искусстве. Другая женщина помоложе пыталась растормошить сильно утомленного тостами, всклокоченного человека:

— Писатель… Так интересно, первый раз сижу за столом с писателем. Вы знаете, за 8 лет жизни в Швейцарии я так соскучилась по русскому языку! Расскажите, как это, быть писателем? Как вот проходит сам процесс?

Усталый писатель уже приготовился спать, однако интерес к его творческой натуре немного оживил его.

— Какой там процесс, все просто. Вы должны знать, голубушка, что писатели все врут. Они придумывают на ходу, а вы верите…

— Сидит вот за столом, — уже совсем проснулся неизвестный классик, — выпил, и стало ему скучно.

Надо полагать, что он имел в виду себя, так натурально он начал. Грузинские певцы поутихли и стали вслушиваться.

— От нечего делать, — с нарастанием продолжал писатель, — начинает озираться по сторонам. Потом видит, например, этот рог и придумывает к нему целую историю.

Грузины замерли. Писатель воодушевился:

— Про рог наш тамада знает от своего прадедушки. Во время бериевских чисток он был конфискован у потомка князей, потом из него на всех свадьбах пил начальник НКВД. Он и носил всегда этот рог на поясе, с другой стороны от револьвера. Чтобы всегда под рукой был. Потом начальника расстреляли, а прадедушка работал в исполкоме бухгалтером. Все боялись, а он забрал рог, и стал тот реликвией старинной армянской семьи. Переходил по наследству, пока не дошел до нашего уважаемого тамады, который тоже его всегда при себе держит. Меня вот заставил сегодня осушить. По моему, раза два…

— Так тамада же грузин!! — Испугалась швейцарка. Певцы тоже заерзали на своих дубовых стульях.

— Да? — Переспросил писатель и моханул мензурку чачи. — Совсем одичал я в одиночестве. Знаете, я ведь недавно из пещеры вышел.

— Какой еще пещеры? — Женщина уже была не рада.

— Чтобы написать про Вардзию, войти в образ тех монахов, понять их состояние, просидел я десять дней в пещере, вырубленной в горе. Здесь недалеко.

Музыкальные грузины не знали как реагировать.

— Без еды и воды? — С опозданием начала включаться женщина. Цюрих ведь не Саранск, просто так не проведешь.

— Натощак, — отрубил писатель, — иначе жизни той не поймешь.

— Совсем?

— Ну, не совсем совсем… — засомневался схимник. — Туристы в меня печеньем кидались.

Тут чача дошла и творческий всплеск иссяк. Он шумно всхрапнул, скособочившись на стуле.

Пора было заканчивать. Все засобирались, а двое энтузиастов подхватили писателя и поволокли к отелю.

— Большой человек! — Почтительно сказал самый молодой артист, провожая взглядом безвольно болтающиеся творческие ноги…

На русском в стране говорят все. Некоторый провал наметился в возрастном уровне 10-18 лет, но сейчас снова ввели изучение русского языка в школах. Молодые хорошо общаются на английском. Интересно, что в деревнях грузинских армян, переселившихся еще в 19 веке, русский язык сохранен полностью. Представители всех возрастов разговаривают свободно, а вывески исключительно на русском, правда, непонятно для кого. Туристы вроде нас туда добираются редко…

Я не знаю, сколько Мишико сжевал галстуков и к каким там одесско-губернаторским столам он притеснял бедную Машу. Это не мое дело. Грузины двояко относятся к Саакашвили: с одной стороны хвалят за победу над коррупцией в полиции и в ГАИ, с другой — ругают за прессование и обложение поборами бизнеса.

Еще говорят, что в стране нулевая криминогенная обстановка, квартиры не запирают, а в автомобилях на стоянках можно не закрывать окна. За добрым рогом хорошего вина оценки иногда смещаются, но так говорят.

Своими глазами я видел стеклянные стены зданий полиции, символизирующие открытость. А на дороге стал свидетелем такой сцены. В Тбилиси даже по оценкам старожилов была катастрофическая пробка. Москвичей ничего особо не поразило, тем более, что сошлись сразу и конец рабочей недели и сильный дождь. Специальной дорожной полиции, как я понял, в Грузии нет. Однако, во время пробки на дороги вышли десятки полицейских и стали вручную регулировать движение.

На одной улице встречный поток разрядился, а наше направление забилось до отказа. Несколько машин через две сплошные выехали на встречку для объезда пробки и прямо перед нашим конвоем их принял полицейский. Я злорадно приготовился к чужой расправе, поскольку для московской полиции такой маневр является щедрым подарком. К глубочайшему удивлению российских водителей грузинский страж сделал совсем неожиданное: он остановил наш поток, чтобы нарушители смогли в него вписаться. Все потащились дальше, по радио наши стали удивляться и предполагать в нарушителях каких-то блатных. Но грузинский инструктор спокойно объяснил, что в данном случае для полиции ПРИОРИТЕТ не в наказании, а в расчистке движения.

Эта ерундовая сценка, которая у меня заняла больше слов, чем у полицейского секунд, по-моему, говорит о многом.

Приезжайте в Грузию! Не пожалеете. Я не разбираюсь в ценах, но для справки отметил объявление в аэропорту: до проспекта Руставели такси стоит четыре доллара.

Как-то по дороге встретили колонну джипов со знакомыми флагами. Инструктор объяснил, что постоянные экскурсии организовывает израильская турфирма. Потом добавил, что один раз работал с израильтянами и это было тяжело. Потому что они все время спорили, где, у какого объекта остановиться, и у каждого экипажа было свое мнение.

Я напомнил слова Голды Меир к американскому президенту о том, что конечно, управлять 300 миллионами американцев сложно, но еще сложнее убедить 6 миллионов президентов. «И как поступала Голда?» — спросил грузин. «Она делала свое дело, — ответил я, — и тебе надо так поступать в следующий раз». Грузина этот ответ, похоже, мало успокоил, но суть он понял.

Мой друг Сандро Суламанидзе говорит: «Нас спрашивают, вы, Грузия, кто? Восток или Запад? Куда стремитесь, в Евросоюз или ближе к России, к Ирану или к Китаю? Мы никуда не стремимся, мы не Восток и не Запад. Мы — Грузия».

Print Friendly, PDF & Email

23 комментария к «Григорий Быстрицкий: Окно в Грузию»

  1. Грузия — МЦХЕТА:
    …Успех был таким ошеломляющим, что я рискнул блеснуть профессиональным анекдотом, вернуть кое-какие утраченные позиции.
    — Извиняюсь, — сказал я, и все столь быстро повернулись в мою сторону, что я даже вздрогнул. Теперь я был центром этого избранного круга. Сам жених опять попридержал свою даму под локоть. — Извиняюсь, я, конечно, не математик, я — спортивный тренер. Точнее — по плаванию.
    — Конгениально! — воскликнул вице-тамада, жестом приглашая всех присоединиться к своему восторгу. — Мы здесь все погрязли в своей высокой науке. Сейчас вы нас подарите чем-то новеньким!
    — Матч по водному поло между командами Тбилиси и Еревана… — Голос мой окреп при таком повышенном внимании; я невольно зажестикулировал. – Тбилисский нападающий завладел мячом, разбросал противников, устремился к чужим воротам… Тренер семенит за ним по бортику: «Слушай, отдай Гоги мяч! Мяч отдай Гоги!» «Зачем отдать Гоги? Я сам гол забью!» — и напролом к воротам… «Умоляю: отдай Гоги мяч!» «Зачем — Гоги? Сам, что ли, не могу?!» — и бац по воротам. Гол!!! «Видишь? Зачем Гоги отдавать? Гол!» «Какой гол?.. Зачем гол?.. Гоги утонул!»

    Это был классный анекдот, пользовавшийся неизменным успехом в нашем бассейне. Отчего же такая гробовая тишина вокруг?.. Даже Бетховен в глубине храма как-то сконфужено прищелкнул и смолк.
    Был слышен лишь галдеж туристов вокруг.
    Седой вице-тамада беззвучно раскрывал и закрывал рот, чувствуя себя обязанным сказать что-то, но не зная, что. С одной стороны, я был гость, лицо на Кавказе неприкосновенное, с другой — это я и сам уже понял — серьезно задета национальная честь.
    Что здесь, на Кавказе, тоже не приветствуется…
    http://berkovich-zametki.com/Forum2/viewtopic.php?f=15&t=1560&start=10

  2. Уважаемый Григорий! С большим удовольствием прочел ваш очень интересный, теплый очерк и как будто вернулся в Грузию, где побывал дважды. В 1968 году по маршруту Кабардино-Балкария, Сванетия, Колхида. В 1969 -Азердайджан, Дагестан, Тбилиси. Машины у нас тогда не было, путевки тоже. Втроем: жена, старший сын и я, пешком с рюкзаками, в кузове попутного грузовика. Минимум комфорта многократно перевешивался близкими контактами с перкрасными людьми. Закончу отрывком из еще неопубликованных воспоминаний:
    «Хемингуэй назвал Париж «Праздник, который всегда с тобой». А для нас, несмотря на еше сохранившийся культ вождя, таким праздником навсегда стала неделя, проведенная в грузинской столице, Тому, кто со мной не согласен, рекомендую познакомиться поближе с большой, дружной израильской общиной грузинских евреев. В отличие от многих репатриантов со всего света они сохранили свой язык и культуру, относятся к «доисторической» родине с трогательной любовью и охотно расскажут почему. В Израиле сотни тысяч выходцев из Украны и России, но трудно представить себе, например, ансамбль украинских народных танцев «Гопак» или израильский аналог «Березки». А вот в небольшой грузинской общине такие ансамбли есть. Желающих быть принятым в ансамбль множество. Конкурс очень высокий. На заре перестройки в Израиль прибыли первые гости из (тогда еще существующего) СССР: большая группа грузинских артистов. Община устроила им триумфальную, незабываемую встречу, засыпала гостей подарками и цветами. Их буквально носили на руках. Ни одна группа гастролеров из СССР (а потом из России) такого приема не удостоилась.
    И трудно забыть мудрые слова Шеварднадзе – последнего советского министра иностранных дел. «Пусть уедут не как враги, а как друзья!» – подумав, сказал он, узнав о стремлении евреев покинуть Грузию». Всего вам самого лучшего. Марк.

  3. 11.10.2016

    В Грузии на горной дороге упал в пропасть автомобиль Land Cruiser с израильскими туристами. В результате падения машины с 60-метровой высоты погибли дети 5 и 10 лет. Их родители, а также еще двое детей в возрасте 7 и 11 лет госпитализированы, сообщает «Грузия онлайн». Трагедия произошла на горной дороге в Тушети, регионе Кахетия.

    Поисково-спасательные работы продолжались всю ночь. Спасатели подняли раненых на поверхность. По словам представителя главы местной администрации Тушети Ладо Кахоидзе, причиной трагедии мог стать туман.

  4. Невозможно оставить без внимания травелог о Грузии. Там более, если написан он живо, с любовью и пониманием того, что если есть на Земле места, предусмотренные Всевышним для рая, то Картвело – одно из них.
    Признак доброго в смысле качества рассказа также и в том, что он будит воспоминания и ассоциации у читающего.
    Во время своего пребывания в Западной Грузии в середине восьмидесятых я ежедневно по утрам покупал в ближайшем к отелю киоске свежий грузинский хлеб.
    Однажды я опоздал с покупкой. Продавец уловивший мое настроение и угадавший желание предложил:
    — Сходи брат к пекарю, это недалеко, прямо по улице вдоль моря, люди подскажут.
    Те, кто бывал в Кобулети знают, что этот городок – полоска между горами и морем, растянувшаяся на десятки километров.
    — Все равно гуляю, времени навалом,- пойду, думаю, пройдусь.
    Через час с четвертью дошел.
    Пекарь вышел ко мне, хлебом наделил, поинтересовался в каком отеле я остановился.
    — А где машину поставил?
    — Пешком, — говорю, пришёл.
    — Тогда заходи сюда.
    Тост звучал примерно так:
    — Пусть будут здоровы выпекающие грузинский хлеб и с любовью потребляющие его.
    В отель довёз меня хозяин пекарни.
    Презент: местный бренди «Chacha» я унёс с собой вместе с лепешками.
    Спасибо за рассказ.
    М.Ф.

    1. Главное, чтобы ваш бездуховный мир не превращал глубину мыслей в их голубизну. А так, очень даже свежо, » Право же, пора брать! — я бы сказал — новаторски.
      Вообще, Артур, мне вовсе не хочется Вас подкалывать. У меня тут полный дом классических музыкантов, я знаю этот труд, знаю, как несущественно все остальное, и испытываю к Вам глубокое (тьфу ты, вот привязалось слово…) уважение.

  5. А вот на комментарий Янкелевича действительно стоит ответить.
    Конечно, Владимир, бывал я в грузинских домах, сидел за семейными столами. Не написал, поскольку взгляд-то у меня из окна автомобиля.
    Про хлебосольность и щедрость грузин на угощения у меня все равно лучше писателей сказать не получится. А вот об отношениях в семье стоит поговорить. Грузинская мама — это поэма! По неустанной заботе о доме, особенно детях, грузинская мама не уступает еврейской. Но есть и существенное различие: она никогда не стремится на передний план, всегда очень тактично держится в тени своего мужа. Много раз от взрослых, самостоятельных мужчин я слышал: «Пойдем, я тебя с мамой познакомлю!» Это наивысший знак уважения и к своей маме, и к тому, кого он приглашает.

  6. Мы просим вас, живите вечно,
    Всё ваше — реки и моря!
    И очень просим вас, конечно,
    Построить нам концлагеря
    Игорь Иртеньев
    Прекрасно! Одно ясно — пора брать! Как говорил король в одной из пьес Евгения Шварца: «Я не хочу чужих земель! я хочу только те, которые прилегают к моим!» Многие фото напоминают мне Израиль. Может быть я ошибвюсь. Такая прекрасная страна и лежит себе «бесхозная». Право же, пора брать! Хотя очерк и «без политики», но вывод напрашивается сам собой!

  7. Спасибо! Очень интересный рассказ! Был когда-то в Грузии. Спускался с гор и вежливо поздоровался со стариком. Тот заманил меня в дом, угостил вином и орехами и дал напоследок огромный «веник» лаврового листа. От этого «веника» мы потом отщипывали в суп несколько лет. Сейчас в Грузии, кажется, готовятся к местным выборам. Выборы местные, а утверждается, что выбирают «президента». Бурджанадзе сказала, что думать будем о Европе, а смотреть на Россию (не точно). Посмотрим, как получится.

    1. Ефим, спасибо! Тот редкий случай, когда и меня и вас не в чем упрекнуть в смысле политики. Сэм, правда, за что ему также благодарность, сказал «почти». Там, на выборах ожидают победы какого-то молодого парня, на которого возлагают большие надежды бизнесмены. Это так, в пол уха, специально я не интересовался. Слушай, какие выборы?! Такая страна, да… Зачэм мнэ знат этот выборы-шмыборы…

      1. Не могу разделить восторгов комментаторов. Если видовая часть путешествия описана очень хорошо, то собственно то, что делает Грузию дано как-то декларативно. Ты не посетил ни один грузинский дом? Не сидел с ними за одним столом? Не познакомился с потрясающими внутрисемейными отношениями? А озер и в Швейцарии полно.
        Зря! Поезжай еще раз.

  8. Хорошо написано, и без политики (почти). И фото хорошие. Жаль, что нет Тбилиси – ИМХО самого красивого города СССР.
    И что заинтересовало – это джипы с израильскими флагами. Увы, в мире израильские флаги над гостиницами встретишь не часто. Я помню только Чехию.

  9. Ещё хотел спросить — на каком языке Вы объяснялись с грузинами? Понимают ли там теперь русский язык?

  10. В самом начале приведены фотографии городка в Кахетии, сказано, что «городок очаровал», но названия городка не упомянуто.

  11. Мне тоже понравилось. Приятно, что Вы смотрите на страну добрыми глазами и видите хорошее. Так и надо стараться смотреть на окружающий мир… Ну а фотки прямо профессиональные. Неужели сами делали?

  12. «Я не знаю, сколько Мишико сжевал галстуков и к каким там одесско-губернаторским столам он притеснял бедную Машу. Это не мое дело. Грузины двояко относятся к Саакашвили: с одной стороны хвалят за победу над коррупцией в полиции и в ГАИ, с другой — ругают за прессование и обложение поборами бизнеса…»
    ———————
    В общем и целом, это действительно не туристское дело, какие и сколько чего и кого сжевал «Мишико». А сколько ещё сжуёт!

  13. Примерно так и представлял современную Грузию. Сочинские грузины, с которыми общался плотно, все же были бОльшими националистами, армян сильно не любили. А те — их. Но никогда за все годы работы в Сочи от «моих» грузин не было даже плохого взгляда в сторону евреев. С ними я был спокоен — эти меня в ОБХСС и прочие аббревиатуры не сдадут. В отличие от славян.
    Спасибо за интересный рассказ.

    1. Спасибо, Игорь. Интересно, что так, из мелочей может формироваться образ. Неужели были все-таки зацепки для ОБХСС? Понятно, для КГБ и зацепок не надо. А для борьбы с хищениями соцсобственности, ну хоть что-то, совсем мизерное — все-таки нужно? Это не подозрения, это шутка в стиле моих способностей (см. мой ответ Тененбауму)

  14. Спасибо, Григорий Александович, очень понравилось.

    P.S. Насчет «… управлять 300 миллионами американцев сложно, но еще сложнее убедить 6 миллионов президентов …» — мелкая придирка: «президентов» во времена Голды было вдвое меньше..

    1. Правда ваша, профессор. Брякнул, не подумав, цитировал по памяти… А тут склероз, IQ… Каюсь! Но есть и малюсенькое оправдание: в данном контексте количество не так важно. Иногда для головной боли хватает и двух евреев…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *