Элла Грайфер: Полный улёт

 244 total views (from 2022/01/01),  1 views today

«Вина» вымышленного майора Коха и реального сержанта Азарии — в том, что посмели взять на себя ответственность за тех, кого призваны защищать, поднять оружие и преградить дорогу врагу. Посмели сделать выбор, исходя из реальной ситуации, а не из мертвых конструктов и затверженных схем…

Полный улёт

Элла Грайфер

Террористы-смертники захватывают пассажирский самолет и направляют лайнер на переполненный людьми мюнхенский стадион, где идет футбольный матч. Казалось бы, катастрофы не миновать. Но подключившийся к операции военный летчик сбивает «машину смерти». Крупный теракт предотвращен, однако какой ценой! Ведь вместе с террористами погибли также и все остальные люди, находившиеся на борту угнанного самолета.

Европейские законы о безопасности полетов запрещают поражать самолеты с мирными гражданами на борту даже в исключительных ситуациях. И пилот, спасший 70 тысяч человек ценой жизни 164 заложников, предстает перед трибуналом. Такова фабула театральной пьесы «Террор» (»Terror«), премьера которой состоялась год назад во Франкфурте-на-Майне и в Берлине. <…> Вынесение окончательного приговора предлагается публике.

(Из сообщения на сайте «Немецкой волны»)

Настоятельно рекомендую ознакомиться с процитированным сообщением всем, кто еще не понял, что происходит с общественным сознанием Западной Европы, а также европеизированной элиты Израиля (большой привет любимому «Бецелему»). Повторим еще раз моделируемую ситуацию: Террористы-смертники захватили самолет с пассажирами и направляют его на стадион.

Скажите пожалуйста, если они осуществят свое намерение, смогут ли пассажиры остаться в живых? Кто тут спасает жизни 70 тысяч ценой жизни 164-х? 164 обречены при любом раскладе, речь идет о спасении/неспасении 70 тысяч, и их спасают единственно возможным способом.

Сцена из спектакля «Террор»

Трибунал может разве что проверить все обстоятельства, убедиться, что так оно и было, и подтвердить, что летчик действовал правильно. Возможно, в законе такая ситуация не прописана — ну так на то и суд, чтобы признать ее исключительность. Формальные проблемы возникнуть могут, но уж, во всяком случае, не моральные.

Однако автор пьесы, апеллируя к суду зрителей, явственно ставит вот именно моральную проблему. Какую же? А это очевидно:

Главному герою пьесы, майору бундесвера Ларсу Коху, всего 31 год. Он женат, у него растет сын. В тот роковой день, когда террористы направляли похищенный самолет в сторону мюнхенского стадиона, летчик как раз нес службу. Ларс получил приказ не предпринимать какие-либо действия, поскольку помимо преступников в пассажирском лайнере находились и ни в чем не повинные люди. Однако офицер не в силах следовать «абсурдному» приказу и пассивно наблюдать за происходящим, ведь и жизнь тех, кто пришел на футбольный матч, на волоске — тем более что их во сто крат больше.

Кох экстренно связывается с генералом. Генерал звонит министру обороны и предлагает обстрелять угнанный самолет. Министр, в свою очередь, ссылается на решение Конституционного суда ФРГ, постановившего, что спасение одних мирных граждан за счет гибели других недопустимо, — и приказывает ждать. «Но ведь если я не открою огонь, погибнут десятки тысяч!» — в отчаянии кричит майор и принимает решение действовать, несмотря на запрет.

Фердинанд фон Ширах, автор пьесы

…Скажите, это вам не напоминает аналогичный судебный процесс, что идет сейчас у нас в Израиле? «Вина» вымышленного майора Коха и реального сержанта Азарии — в том, что посмели взять на себя ответственность за тех, кого призваны защищать, поднять оружие и преградить дорогу врагу. Посмели сделать выбор, исходя из реальной ситуации, а не из мертвых конструктов и затверженных схем.

…И тем преступили главную моральную заповедь постмодерна, оная же гласит: Не верь своим глазам, верь моим словам! Слова важнее фактов, истина — не то, что происходит вокруг, а то, что показано в телевизоре, красивые идеологические принципы старше мастью, чем ничтожные человеческие жизни.

Разница только в том, что в Израиле общество в большинстве своем встало на защиту солдата, а в Германии среди зрителей, которым предложено было вынести приговор герою, мнения разделились практически пополам. Комментарии излишни.

Print Friendly, PDF & Email

10 комментариев к «Элла Грайфер: Полный улёт»

  1. Элла, вчера прочел в каком-то солидном новостном сайте, что ТЕЛЕФИЛЬМ по этой пьесе был показан в Германии, Австрии и немецкоязычной Швейцарии. Вопрос был вынесен на суд телезрителей. Во всех трех странах количество оправдавших пилота было около 80%. Это среди телезрителей.
    Может быть, еще не все потеряно?
    Кстати, тут есть желание поставить пьесу в «русском театре», но они не смогли найти перевод ни на английский, ни на русский. Вы не слышали о переводах?

  2. По-моему, статья была посвящена не вопросу тренировки пилотов, а вопросу: «красивые идеологические принципы старше мастью, чем ничтожные человеческие жизни».
    И тут Элла, как всегда, эффектно убедительна. Хотя не уверен, что это главная причина дела Азарии.

  3. Элиэзер! Вы не поняли: поставлен вопрос можно ли с моральной точки зрения жертвовать меньшим числом людей для спасения значительно б’0льшего их числа.

    Не понимаяю, чего я не понял. Я ответил, что «да» — в этой ситуации. Возможно, Вы неверно меня прочитали, поскольку знак «меньше» не прошел. Я писал:
    Даже не читая статью, а только эпиграф, применяю простую арифментику: 164 меньше 70 тысяч. Значит правильно.

    Это было иначе при решении вопоса о бомбежке Хиросимы.

  4. «… мнения разделились практически пополам. Комментарии излишни.»
    Не совсем так. 17 октября снятый по пьесе фильм показывали одновременно по первым программам телевидения Германии, Швейцарии и Австрии. Затем прошло голосование среди зрителей: соотношение 84-86 : 16-14 в пользу летчика во всех трех странах.

  5. И пилот, спасший 70 тысяч человек ценой жизни 164 заложников, предстает перед трибуналом.

    Даже не читая статью, а только эпиграф, применяю простую арифментику: 164<70 тысяч. Значит правильно.
    Ну, она не совсем простая: все 70 тысяч не погибли бы, а падающий на населенное место самолет погубит и других. Но, в основном, здесь только арифметика.

    Добавление после прочтения статьи: уважаемая автор не сообщила все детали. Почему 164 названы "заложниками" — разве террористы предложили переговоры, при которых есть шанс,что они могут освободить 164-х? Далее, переговоры могут идти только ограниченное время, пока самолет в воздухе — у него не может быть топлива надолго. А если им отказано властями, то у 164-х всё равно нет никаких шансов. Я не могу себе представить, что существующие приказы не предусматривают сбивания самолета в таких случаях. Если да, то, конечно, офицер должен не подчиниться приказу, даже если ему грозит расстрел.

    1. Элиэзер! Вы не поняли: поставлен вопрос можно ли с моральной точки зрения жертвовать меньшим числом людей для спасения значительно бóльшего их числа.

      1. Михаил : … поставлен вопрос можно ли с моральной точки зрения жертвовать меньшим числом людей для спасения значительно бóльшего их числа …
        ———-
        Недавно я смотрел клинт-иствудовский фильм «Sully» о уникальной аварийной посадке на воду пассажирского самолёта в Нью-Йорке в 2009 году, там как раз разбирали похожую этическую проблему: «соблюдение инструкций или сохранение жизней».

        Дамы и господа, если похожие вопросы не будут серьёзно обсуждаться как часть рутинной тренировки пилотов, то во время кризиса это будет НАСТОЯЩЕЕ ЧУДО, если у пилотов будет возможность и время что-то сделать. Промежуток времени для принятия решения очень и очень узкий — а потом уже всё предрешенно.

  6. У животных тоже так иногда бывает, например Конрад Лорен описал «жуткий эволюционный тупик» фазана-аргуса: его курочки очень-очень хотят жить в прекрасном мире, где у петушков есть очень-очень большие и очень-очень красивые крылья. В результате, к огромному удовольствию местных хищников и конкурирующих видов фазанов, у фазана-аргуса «… поддерживается предрасположенность к росту гигантских крыльев, совершенно вопреки интересам сохранения вида …»
    http://www.aquarun.ru/psih/agr/agr1.html

    1. Винни-Пух: А если ты не выстрелишь, тогда испорчусь я!
      Немцы просто обязанны посмотреть этот мультик 🙂

  7. Более чем злободневно. Спасибо за постановку вопроса. Израильское общество своей позицией по этому драматическому процессу трезвее и справедливее немецкого потому, что для нас ситуация не возможная, а вполне реальная. Известны случаи (не один), когда еврейская семья спрятавшаяся от эсэсовских ищеек в погребе, жертвует младенцем, чтоб спасти жизнь остальных. Мать своими руками смертельно заглушает громкий плач своего ребёнка. Готов кто-нибудь предаться этическим рассуждениям и осуждению? По-моему, решение нашего суда должно соблюсти международную юридическую политкорректность (с волками жить…) и амнистировать солдата, «виновного» в убийстве террориста. А общество, в благодарность за предотвращение потенциальной угрозы, должно публично признать правоту его действия. Многоходовка? А как иначе в нашей абсурдной реальности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *